И жили они долго и счастливо...

Фэндом Детектив Конан || Главное сокровище Серебряной пули

Персонажи: Кудо Шиничи/Мори Ран, Акай Шуичи (мельком)

Рейтинг: PG-13

Жанры: Романтика

Размер: мини

Предупреждения: ООС, AU, POV (Ран)

Права: У Аоямы-сенсея! Все ему, все его.

Описание: Я ощущаю чужой взгляд, он очень разный, заставляет меня задумываться, о том, кто же это на меня смотрит. Но это редкость, взгляд не угрожает, поэтому обычно я просто отмечаю, что рядом со мной кто-то есть, и мчусь по своим делам. И снова жду, когда Шиничи вернётся ко мне, но ожидание растянулось вот уже на полтора года.

Он где-то далеко, он пропадает на своей работе, а я даже не догадываюсь о том, что эта работа - я, что это надо мной навис Дамоклов меч опасности, потому что я - главное сокровище Серебряной пули... 


***


В последнее время это происходит все чаще и чаще. Я остаюсь одна и... ощущаю это - чужой взгляд. Он разный: холодный, заинтересованный, теплый, смеющийся, пугающий. В этом взгляде так много оттенков, что он меня не пугает, я просто никак не могу понять, кто это?

Шиничи?... Нет. Это не он, у взгляда моего любимого человека нет пугающего спектра. Кого-то другого он, возможно, может испугать, но меня? Нет. Дело в другом, в чем-то еще, в ком-то еще.

События вокруг меня происходят очень разные, и это немного... страшно. Ощущение такое, словно я стала свидетельницей чего-то, какого-то преступления? Какой-то преступной сделки, а теперь за мной ходит по пятам надзиратель, готовый устранить меня в любой момент.

В голову лезет разная глупость и я замираю посреди пустынного переулка, прислоняюсь к стене, недоумевая, что лезет мне в голову.

Чушь?

Но нет, я не могу твердо назвать это чушью, потому что я не успеваю двинуться с места, как взгляд снова возвращается. Заботливый. Бережный.

С таким взглядом я могу вернуться домой из любого места, если что-то случится - мне помогут. Хотя вот что-то, а помогать мне не надо...

Пожалуй, мне только немного, совсем чуть-чуть интересно о том, какой обладатель этого взгляда.

В какой-то момент я даже решаю позвонить Шиничи, чтобы рассказать ему об этом взгляде, но рука падает. Шиничи на работе. И любой мой звонок может раздаться не вовремя и подвергнуть его жизнь опасности! Этого допустить я не могу. Даже из-за взгляда, который преследует меня. Даже из-за того, что происходит со мной. Взгляд дружеский, да и страха я не испытываю от него. Поэтому… подождёт. По таким пустякам я не могу дёргать любимого человека.

Ведь он…

Не передать словами, все изумление, весь тот шок, который я испытала, когда к моему восемнадцатилетию этот любитель загадок всё-таки вернулся домой. Уставший, немного замученный, спокойный... И агент ФБР.

Мой Шиничи! ... международный агент ФБР. Что? Как? Почему?!

Я готова была задать тысячу вопросов, но радость от того, что он рядом, затмила их все. Не сутки, не двое - он был рядом почти три месяца. Не всегда, утром он сдавал экзамены, общался о чём-то с преподавателями, подтверждал какие-то корочки, но вечером он был только моим!

Мы встречались каждый день. Шиничи, который не появлялся в школе, помогал мне готовиться уже к экзаменам.

Только тогда и выяснилось, что этот хитроумный тенгу просто сдавал всё дистанционно, договорившись с нашими учителями. А поскольку он находился на задании ФБР и на это были свои бумаги, ему это позволили.

Как он туда вляпался?! Как? Мне понадобилось почти месяц, чтобы по оговоркам, почти по урывкам не фраз, отдельных слов выяснить, что всё произошло случайно. Случайно!!! Оказавшись в центре страшного дела, мой Шиничи был наживкой, на которую ловили... акулу.

Новый приступ головокружения накатил, обрушился на виски неостановимым цунами, и я снова замираю. Во взгляде я ощущаю встревоженность, и меня даже хватает на то, чтобы растянуть губы в улыбке. Ничего страшного. Это просто нервы. Это просто мне очень страшно каждый раз, когда Шиничи снова пропадает.

Он появится, вернется и... Все, больше никакого страха не будет, но до его возвращения еще дни. Ещё надо ждать. Нет, я совсем не плачусь, я уже его ждала. Несколько лет. И дождалась. И знаю, что дождусь в этот раз, но…

Отстраненный взгляд становится подбадривающим. Да-да, я сама все понимаю. Сейчас сделаю глубокий вдох, напомню себе, что обещала не плакать, когда Шиничи вернется и пойду домой.

Мои планы прерываются трелью звонка.

«На ваш телефон пришло сообщение. До его автоматического удаления…»

Это было из одной любимых игр Конана. Голос электронного кого-то там, я не вдумывалась, у него стояла такая на телефоне, а мне понравилась. И теперь подобное стоят у нас троих. У меня, у Конана и у Шиничи.

Кстати, мальчишка, который не давал сойти мне с ума всё это время – вернулся домой. В Америку. Разница во временных часах не даёт нам часто общаться, обычно мы переписываемся по электронной почте, а иногда – разговариваем голосом. Но всё чаще я ощущаю, что мы отдаляемся друг от друга. У него новые друзья, новые заботы и он, наконец-то!, забросил свои детективные интересы. И я рада. Потому что одного детектива в моей жизни достаточно, и увы, этот детектив не папа.

После возвращения Конана домой случилось… я даже не знаю, как это назвать, нас посетила удача? Или нас покинул шинигами? Одним словом, папа перестал постоянно встречаться с преступлениями, а потом подумал и поменял профиль деятельности. С детективного – на частную охранную деятельность. Теперь он занимается охраной и постоянно спорит с мамой. Нет, она так и не вернулась. Но теперь, когда папа не работает детективом, на это есть все шансы. Ведь его больше не окружает сонм сомнительных поклонниц.

Да, я жестока. У Шиничи научилась.

Открывая смс-ку, я не могу удержаться от улыбки.

Конечно, она может быть сейчас только от одного человека на свете. Самого любимого. Встревоженного.

«Всё хорошо, Ран?»

Действительно. Откуда он всё это знает? Детектив-шинигами.

«Всё хорошо».

«Точно?»

«Да. Почему ты спрашиваешь?»

«У вас в Токио плохая погода и обещают дождь. Время – позднее. Ты забыла зонт. Сегодняшние занятия в университете заканчиваются поздно. Но ты до сих пор не дома. Если бы у тебя была назначена встреча с Соноко или с подругами, ты бы сказала об этом раньше. Вывод – ты где-то на дороге».

«Детектив! Всё-то ты знаешь».

«Мне можно».

«Тебе можно всё!» - хотелось написать мне. Хотелось крикнуть это отчаянно… Но… Мне тоже можно было всё. Мне можно было попросить его вернуться. Попросить его бросить всё и прилететь ко мне. Побыть со мной немного. Поговорить со мной немного! Но…

«Иду домой. Увидимся в чате?»

«Я позвоню».

Всего два коротких слова, а на душе становится легче. За спиной, кажется, вырастают крылья, на которых я лечу домой.

Домашняя одежда, приготовить ужин, забраться в кровать, включить ноутбук и...

- Я тебя прошу, - у него немного недовольный голос, - не задерживайся допоздна! Темно, по Токио шастают идиоты, а если…

- Шиничи, - я его перебиваю и смеюсь. – Я так рада тебя слышать!

С той стороны доносится тяжёлый вздох. А кто говорил, что будет просто?

А потом мы говорим, говорим, говорим!

Я засыпаю, так и не выключив ноутбука и связи, а наутро лечу на занятия. Я смогу! Я сильная. Я выдержу. Я дождусь, и он снова будет только моим. И ничьим больше!

А потом взгляд пропадает. Меня хватает только на то, чтобы это отметить, больше ни на что – занятия становятся тяжелее, семинары более сложными, а в клубе всё более и более выматывающие соперники. Куда-то исчезает Шиничи, а вместе с этим Конан отправляется в лагерь бойскаутов. Интересно, сколько времени этому чудному мальчишке понадобится, чтобы перевернуть там всё с ног на голову?

Дни бегут. Летят. Осенние порывы ветра качают мои пряди, и я снова стою в тёмном переулке, начиная понимать, что идея сократить путь – была плохой. Я могла справиться с одним человеком. С двумя. С натяжкой – с четырьмя и то, если они мешались друг другу, как уже было во время того дела, с «алым платком» Соноко, когда нас понесло на место съёмок слезливого фильма…

Там была толпа людей, но кидались они нерасчетливо, скорее мешались под ногами и с Макото-куном мы их раскидали… Здесь такой возможности мне давать никто не собирался. Семеро с одной стороны, двое заходили с другой. Все – хорошие бойцы.

- Чем обязана? – спросила я, надеясь, что голос меня не подведёт и не задрожит, выдавая степень моего испуга. Я уже отвыкла! Я уже забыла, что такое ситуации, когда я на острие атаки! Что мне?! Что мне делать?! Шиничи!

Первым появился взгляд. За моей спиной был тот, кого я ощущала на протяжении последних полутора лет. А потом возникло ещё одно ощущение, и я поняла, что всё – я снова могу дышать, и мне больше ничего не страшно. Рядом был Шиничи.

- Мори Ран, - один из боевиков в чёрном показал, что меня не просто знали, именно меня здесь ждали.

- Да, это я.

- Чудесно. Простите, нам нашу вынужденную грубость, но попрошу вас не сопротивляться, - у мужчины с длинными белыми волосами пустые глаза цвета ледяного болота. А в руке пистолет с длинной трубкой, которую я видела в кино, поэтому опознаю легко. Глушитель. – Есть дело, которое мы хотели бы выполнить, при этом не хотелось, чтобы кто-то пострадал. Пройдите за нами.

- А если я откажусь?

- Мы будем вынуждены применить силу.

- Какая хорошая фраза, Джин, - у обладателя этого голоса холодный голос. Он наждачкой прокатывается по моему телу, снимая наваждение. Теперь я знаю, кто на меня смотрел.

Этот человек! И… я его уже видела. Я его знаю! Накатывает острое чувство дежа-вю. В Нью-Йорке он также стоял со своим напарником. В куртках ФБР. Только в этот раз – в их руках оружие. Только в этот раз вокруг вспыхивают мощные прожекторы и звучит голос:

- Вы окружены! Положите оружие на землю! И медленно повернитесь!

А ещё в этот раз в качестве напарника этого человека знакомый мне парень. Шиничи поворачивается, подмигивает мне, и я ощущаю, что с плеч падает гора. Всё. Всё закончено. Совсем всё.

Я ещё не знаю, насколько я права.

Но через пару дней после того вечера, где все произошло очень быстро, немного страшно, но меня не затронуло вообще никаким образом, мы сидим с Шиничи у него дома. Мои озябшие руки греет чашка с чаем, на плечах его рубашка. Я немного промокла – и сейчас, кутаясь в плед, жду когда моя одежда высохнет.

Шиничи немного недоволен моим появлением, хотя недовольство относится к тому, что я промокла, и я опомниться даже не успела, как он загнал меня вначале в ванную, а потом на диван под очень тёплый плед.

И сейчас сидит рядом.

Рядом.

Он.

И мы наедине.

Моё лицо вспыхивает румянцем, и мой парень одобрительно кивает:

- Ты, наконец, согрелась.

Я не просто согрелась! Мне жарко, мне…

- Что это было?

- Ловушка. Для меня, - Шиничи пожимает плечами. – Мы слишком долго были завязаны на этого человека, на эту организацию. Они смогли в итоге выяснить, кто я такой. Но что куда более страшно, они смогли выяснить, что у Кудо Шиничи – серебряной пули, по их названию, есть слабость. Есть одна живая слабость, которая после своих занятий в клубе возвращается домой очень поздно. И если постараться и собрать достаточное количество сторонников из тех, что не удалось выловить спецслужбам, можно повлиять на Кудо Шиничи. Можно сделать так, что он сделает абсолютно всё, что ему прикажут, лишь бы похищенная девушка была в полном порядке.

Жар уходит, я смотрю на Шиничи и не верю своим ушам.

- Я?!

- Ты, - соглашается он устало. А потом неожиданно резко добавляет. - Мы вели расследование с разных точек, подкидывали дезинформацию и пытались добраться до Джина. Акай... Ты его видела, мой напарник, постоянно был рядом с тобой, если ты входила в зону риска. С тобой в университете был человек, тебя защищающий, а мы могли только ждать и сужать свои круги. Надеясь на то, что мы успеем раньше, надеясь на то, что успеем вовремя, и до тебя они не доберутся. Но всё равно мы могли опоздать!

Единственный вопрос, который у меня есть и который я не могу не задать, срывается с моих губ испуганным:

- Почему?

Пояснять ничего не надо. Мой парень - детектив, он понимает все сам.

Так же, как я понимаю, почему ничего о происходящем не сказали мне. Я жила под Дамокловым мечом полтора года и благодаря заботам человека, которого ждала, даже не догадывалась об этом!

Но сейчас меня интересовало совсем другое, почему этот опасный человек с застывшим болотом во взгляде, которого Акай-сан назвал Джином, так ненавидит Шиничи.

Мой детектив молчит. Я думаю уже, что он не ответит, но он все же решает, что это я знать могу. Должна, по-крайней мере?

- Они называют меня серебряной пулей. В западной культуре, созданные человеческим воображением монстры: вампиры и оборотни - умирают от воздействия серебра. Выстрел в сердце серебряной пулей навсегда уничтожает монстра.

- Монстра?

- Да. Джин был частью преступной организации, разветвленной, чудовищной, имеющей власть, деньги, влияние. У них было все и не было слабых мест. А потом пришел я.

- И что случилось?!

- Я стал серебряной пулей, которая пронзила сердце их организации - я вычислил их Большого босса.

- Этого недостаточно, - замечаю я.

И Шиничи смеется.

Действительно, он великий детектив, но у меня есть страшное женское оружие - интуиция, перед которой он пасует, а потому соглашается.

- Недостаточно, поэтому я сделал куда больше. Я его разговорил.

И все. Больше он ничего не говорит, но мне и не надо. Я знаю, что должно было последовать каскадной реакцией за этим "разговорил".

Мы молчим.

В глазах Шиничи я вижу лукавство.

- Что теперь? – наконец, спрашиваю я.

- Контракт с ФБР разорван. Последние члены Чёрной организации пойманы. Я свободен. Так что, возвращаюсь в Токио, завожу своё детективное агентство. Правда, не знаю, как его назвать.

- Детектив-шинигами, - предлагаю я и смеюсь.

Всё равно, пройдёт год-два, четыре, а из известного детектива-школьника он станет известен как детектив-шинигами, великий, опасный, но всё равно…

Шиничи смотрит на меня неотрывно.

И я ощущаю, что щеки снова загораются пунцовым цветом.

- Что? – немного нервно спрашиваю я.

- Завтра. В восемь вечера. Я буду ждать тебя в ресторане на крыше центральной башни… Я закончу то, что не договорил в тот раз.

- В тот раз? – не совсем понимаю я.

Шиничи смеётся.

- В этот раз никаких убийств и никаких расследований.

Я смеюсь вместе с ним. Невозможно! Но когда я с ним – это меня не волнует, потому что он вернётся. Как он тогда сказал?

Он вернётся, даже если ему придётся заплатить за это своей жизнью?

Я не успеваю сдвинуться. Неожиданно всё смешивается воедино. Одно воспоминание тянет другое, за ним второе, третье. Случившееся сегодня, всё, что было в прошлом, я не могу опомниться, не могу вырваться из водоворота той боли, меня тянет в прошлое, а потом снова возвращает в настоящее.

На моих плечах ладони Шиничи, за его руки я цепляюсь, как за спасательный круг. Он держит меня в этом мире, но кажется в этот раз мне хочется чего-то большего. Чего-то…

В синих глазах Шиничи я вижу понимание.

Он наклоняется ко мне, и за мгновение до того, как его губы накрывают мои, я слышу:

- Никому тебя не отдам. Никогда. Ни за что. Ты – моё самое главное сокровище в этом мире…

28-29.05.2014

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018