И жили они долго и счастливо...

#1000_слов|| Сказка про год тигра

В далекой холодной и заснеженной Руси, у большого камина, в котором весело плясал огонь, в старом кресле качалке, сидела старушка с вязанием в руках. Спицы в ее маленьких суховатых ладошках так и мелькали.

Перед качалкой на полу собрались дети, разных возрастов, и самые маленькие и подростки.

- Бабушка, расскажи нам сказку! – уже видимо не в первый раз попросила девочка с двумя светлыми косичками.

- А все ли собрались, Юленька?

- Все, бабушка!

Скрип кресла прекратился, было отложено в сторону и вязание.

- Да я же вам уже все сказки рассказала, Юленька!

- А ты новую придумай! – категорично возразила девочка.

Остальные дети молчали и ждали, затаив дыхание. Юля была любимицей бабушки, а значит ей и уговаривать, чтобы бабушка рассказала новую сказку.

- И что все хотят послушать?

- Все! Все! – загомонила ребятня.

- А про что вам рассказывать?

- Про Новый год!

- Ну, слушайте.

Случилась эта история в далеких зеленых джунглях. Было у могущественного султана семь сыновей, да только одна дочка. Сыновья – умные, сильные, а дочка красавица редкостная! Вот выросла она отцу на радость, да пришла пора ее замуж отдавать.

Многие сватались к красавице, но никто сердцу ее не глянулся. Так один год прошел, за ним – второй, да и третий пошел. А к концу его привезли Лейле – красавице тигра. Хотел султан тигра в зверинце дворцовый отправить, да Лейла не дала. В ноги отцу бросилась, но вымолила тигра. Зверь дикий, да страшный, а рядом с красавицей ручной котенок, на спине ее катает, да оберегает от людей недобрых.

Но однажды, беда во дворец пришла, украли луноликую Лейлу, украли подло, посреди ночи – из спальни, того места, куда тигр никогда не допускался!

Искали принцессу всем султанатом, да не нашли. Тигр ее чах, стал худым, шкурка его потеряла свой блеск. И тогда султан в память о своей дочери приказал выпустить тигра на волю, вернуть его в родные джунгли.

Долго время прошло? А не мало… Тигр день и ночь бежал на север, все дальше и дальше удаляясь от дворца султана, все ближе и ближе приближаясь к пустыне. Вела его к драгоценной Лейле та сила, перед которой бессильны все…

Долго ли сказка сказывается, а дело к развязке не ближе. Похитил луноликую Лейлу разбойник – царь песчаных земель, пустынь жарких. Но чтобы он не делал, чахла Лейла, как цветок без воды. А ведь что только не делал разбойник! И фрукты, и сласти, и блюда диковинные, и напитки – все для нее. Певцов, акробатов, фокусников – все для нее… Наряды и золото – все для нее.

Все перепробовал разбойник, ничего не помогало!

Но постучался однажды в двери дворца разбойника бродячий певец, худой изможденный, с разбитыми руками и ногами. И сказал тот певец, что может вернуть он улыбке Лейле Дивной!

Смерил разбойник певца взглядом, хотел уже приказать выкинуть его… да передумал. Приказал он совсем другое – вымыть певца, подкормить, подлечить.

Скоро сказка сказывается, а дело не скоро делается. Устроил разбойник бал для своей прекрасной Лейлы, собрал певцов, музыкантов, акробатов и фокусников.

Выступают артисты, а Лейла все грустнеет и грустнеет. Вот вышел певец бродячий, поднес к губам дудочку, да заиграл на ней. Подскочила дева на месте, да на певца смотрит, словно глазам своим не веря. А на губах то – улыбка, неуверенная, дрожащая!

Доиграл певец на своей дудочке, поклонился Лейле. Поднялся разбойник с места.

- Проси, что хочешь за улыбку Лейлы Луноликой! – приказал он, сурово на остальных глядя.

Улыбнулся певец, опустил голову скромно.

- Дозволь мне возможность словечко тихое сказать прекрасной?

Нахмурился разбойник, но слово нарушать нельзя, кивнул он неохотно. Поднялась Лейла на ноги, подошла степенно к певцу. Обернулся тот тигром, подхватил принцессу свою, да был таков…

Не скоро весть радостная дошла до султана, но узнал он, что дочь его спасена от разбойников и теперь живет на небе, со своим тигром – мужем.

Повелел тогда султан, что каждый 12-й год будет годом Тигра. И с тех пор не оставляла удача воинов султана, а девушки себе любимого однажды выбрав, от него не отказывались.

- Вот и сказке конец, - добавила тихо бабушка.

Загомонили дети, вроде бы и требуя продолжения. Но тут треснуло в камине полено. Взметнулись языки огня, и показалось замершей ребятне, что внимательно смотрит на них черно-рыжий тигр.

#1000_слов|| Осенняя сказка

Первый лист упал с дерева. Белая береза пожала тонкими плечиками, расправила зеленый сарафан и посмотрела на соседку рябину.

- Скоро осень.

- Скоро, - согласилась рябина, поворачиваясь к солнцу то одним, то другим боком. – Но разве тебе она не нравится, березка?

- Нет. Желтый цвет моего убора нагоняет на меня тоску. Ах, как бы я хотела, как ели всегда-всегда быть зеленой!

Рябина улыбнулась, позвенела своими гроздьями, потом присмотрелась к своей соседке внимательнее и ахнула.

- Да ты серьезно, березка?

- Да. Ты только представь, снег вокруг, все белым-бело, и я стою такая красивая, зеленая…

- Никому нельзя нарушать ход времен года! – наставительно заметила рябина. – Нам положено осенью менять свои наряды, так мы их и меняем.

- АХ, если бы я только могла всегда-всегда быть зеленой, - не слыша своей соседки повторила березка, обнимая себя руками-ветками.

- Да что ты, сестра! – зашумела на молодую березку старая – росшая у дуба на другом конце сада. – Одумайся!

- Нет! Не одумаюсь! Хочу всегда! Всегда! Быть зеленой!

Пролетавшие мимо на двух ветрах сестры – времена года, улыбнулись друг другу, и Лето махнула рукой вниз.

… Шли дни. Солнце переставало греть, все чаще и чаще дули холодные пронизывающие ветра. Легкая поступь осени уже читалась даже в воздухе, который запах по другому.

Березкины соседки поменяли свои сарафаны и хвастались друг перед другом красотой и яркостью своих нарядов.

Одна березка стояла в зеленом сарафане и ни с кем не разговаривала. Ей было не чем похвалиться, да и зеленый наряд среди золотых да алых, как у подружек, уже не казался ей красивым.

Отзвенело бабье лето, нахмурилось небо и зачастили серые дожди.

В редкие солнечные часы с деревьев сыпался золотой листопад, и тогда парк наполнялся веселым детским смехом, тихим шепотом влюбленных и песнями веселых компаний.

Одна березка стояла в стороне от веселья, ей было одиноко, и поникли веточки с зелеными листочками.

Потом пришли метели, зашумели, налетели. Первый снег тонкими куртками укрыл ветви деревьев, хорошо им стало, тепло. А на березу снег падает – и ей от него холодно становится. Там колется, там кусается.

Береза уже и сама не рада своему желанию, а как все вернуть назад – не знала. Крикнуть на ветер свое желание? Голос сел от холода… Написать на снегу что-то? Так зеленые ветви поникли от тяжести морозной и не гнутся…

… Пришла зима, завьюжила, запела. Уснули деревья и кустарники, заснули травы спрятанные под пушистыми шубами из снега.

Заснула и береза. На ее зеленых листочкам застыли хрустальные слезинки. И во сне вздрагивала он от холодных зимних поцелуев…

Пришла весна. Пробудившись от зимнего сна деревья наряжались в новые сарафаны, примеряли украшения.

А березка так и не проснулась.

Стали ее будить, да не добудились. ЗА зиму замерзла березка настолько, что весеннее ласковое солнышко не смогло вызволить березку из ледяного плена.

А лето в новом году выдалось холодным да пасмурным, редко солнце проглядывало из-за туч, и березка все спала, спала, спала…

В конце сезона лето и осень облетали свои угодья с инспекцией. Побывали они и в парке березы.

Стали деревья просить разбудить березку, простить ей глупой слова неразумные.

- Она самые красивые песни пела! – сказала рябина Лету.

- Самые яркие шали примеряла, - прошелестела старая береза.

- А уж как любили ее дети, да влюбленные! Бывало спрячутся в ее ветвях, как в шатре, сидят – смеются… А она с ними смеется, заливается. Весь парк от ее смеха расцветал, к солнцу тянулся! – пропели другие березки.

- Она приют птицам перелетным давала, - уронил гулко дуб.

- Простите нашу березку! – попросил парк.

… Осеннее солнышко позолотило краешки листьев. С дерева упал первый листок. Проводив его взглядом, встрепенулась березка, зашумели-зашелестели испуганно зеленые листочки.

- Осень?

- Скоро, - кивнула рябина.

- Скорее бы наступила, - прошептала березка. – Хочу новый наряд примерить! Золотой да с алым!

Пролетающие мимо Осень и Лето улыбнулись друг другу и полетели дальше.

Маленький ветерок игриво щелкнул березку по носу и прошептал.

- Всему свое время…

#1000_слов|| Продавец сладостей

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был король. И были у короля две дочери. Старшая Ассина росла всем на загляденье – и красивая, и умная, поет, как соловушка, как лебедушка танцует. На кого ни посмотрит из рыцарей – те себе места не находят, любовь сердца их выжигает.

А вторая дочь – ни так, ни сяк. Танцевать выйдет – гости смеются, петь начнет али на музыкальных инструментах играть – случайные слушатели уши зажимают, да разбегаются.

Начнется какой турнир, Ассину хвалят да нахваливают, а младшую никто и словом добрым не вспомнит.

Да к тому же, Ассина красивая: яркая, косы черные длинные, глаза карие, жгучие, губки алые бантиком. А Соля, младшая принцесса, словно немочь бледная: волосы бледные, светло-льняные, глазки голубые, прозрачные, губы бледные.

У Ассины кожа смуглая, а у Соли – бледная, тонкая. Старшая принцесса девушка крупная, здоровая. А младшая - тронь и переломится.

Ассина с подружками на гулянку, да на танцульки, да на верховую езду, да к рыцарям в казармы, а Соля закроется в библиотеке и плачет.

Старшую всем премудростям королевской работы учат, а младшая только и слышит: «Поди прочь», да «Не мешайся».

Дни шли за днями, складываясь в тоскливую вереницу. Прошла звенящая весна с ее капелями и балами, пришло лето – пора бродячих торговцев, что из дальних стран необычные диковинки привозили, да менестрелей и бардов, что своими голосами и музыкой рассказывали о том, что лежит за пределами государства.

В большом тронном зале король гостей принимает, а по правую руку от него на подушечках мягких Ассина сидит. Младшую же принцессу никогда на эти встречи не приглашали. Впрочем, она иногда одним глазком смотрела на то, что внизу происходит…

И, однажды, вошел во дворец мужчина. Высокий, черноволосый, зеленоглазый, да странно одетый – в шаровары широкие, рубашку широкую прозрачную, кушаком подпоясанный, да в ботинках с острыми завернутыми вверх мысами.

- Кто таков будешь? Откель и куда идешь? – спросил король.

- Фейн я, ваше величество, - ответил бродячий торговец. – Я торговец сладостей.

- Сладости? – Ассина хлопнула в ладоши. – Я люблю сладости. Купим немного, папочка?

Король величаво кивнул:

- Ну, показывай свой товар.

Поставил торговец на стол огромный сундук, повел над ним рукой, открывая тяжелую крышку усыпанную драгоценными камнями.

- Хорошо товар мой, ваше величество и леди принцесса. Да только не всем нравятся, да и платят за него не золотыми монетами.

Ассина гордо вскинула голову.

- Наш род богат! И все в нем есть! Что за золотые конфетки хочешь?

Фейн улыбнулся.

- Хороший выбор, леди принцесса. Конфета души. И для вас я снижу цену, спойте мне песню и я вам отдам всю коробку с ними.

- Спеть? – удивилась принцесса.

- Да, Леди принцесса. Одна песня за все конфеты. Ибо голос ваш славится на все земли. И я, презренный ценитель талантов хочу услышать сам и сделать выводы! Вот только конфеты эти опасные, леди.

- Чем же опасны?

- Конфеты души – отражают сущность человека. Если вы человек добрейшей души покажутся они вам сладкими, как ангельская амброзия. А если душа ваша черна…

- Ты что же! – привстал с трона король. – Смеешь обвинять мою дочь в том, что душа ее черна?

- Что вы, ваше величество. Просто предупреждаю.

- Ну что же, - король резко повернулся. – Дочь. Спой.

- Как скажете, папенька, - кивнула Ассина, поднимаясь.

Встала, сложила руки на груди и запела:

На рассвете у реки

Видны стали две звезды

Одна в небе серебрится

Другая в воде все больше злится

Звезда в небе всем сияла

Водная надежды не теряла

Первую с небес убрать,

Самой место небесной занять.

- Красивая песня, леди принцесса, - сказал серьезно Фейн. – И голос ваш сладок. Возьмите то, за что заплатили.

Откусила Ассина от конфеты, во рту горечь разлилась, вспыхнула она, кулаки сжимая:

- Ах ты, продавец заезжий! Испорченные конфеты продал. В темницу его!

Бросили в темницу Фейна, а следом и сундук его со сладостями.

А ночью двери камеры тихо заскрипели и отворились. На пороге появилась Соля.

- Доброй ночи, продавец сладостей, - тихо сказала она. – Прошу вас, берите ваш сундук и идите за мной. Завтра вас на рассвете казнить хотят. Ассина принцесса не переносит, когда над ней смеются.

- Зачем вы меня спасаете, - спросил Фейн, поднимая свой огромный сундук.

Соля грустно улыбнулась:

- Хоть один человек назвал мою сестрицу недоброй.

- Вы тоже принцесса? – удивился мужчина.

- Какая же я принцесса? Так, не пойми что, во дворце забытое. Но поспешите же! Скоро стража будет меняться…

Пропажу продавца сладостей наутро заметили, да только догнать, найти, не смогли…

И опять побежали скучные денечки. Минуло лето, осень наступила. Благословенная пора свадеб.

В эту пору надо было и Ассину сватать… Да только предложений так много поступило, что решил король устроить большой турнир за руку своей дочери.

Три дня должен был турнир длиться. Три долгих дня и три долгих ночи сражались на ристалище рыцари, пока не остались двое сильнейших.

Уж они бились, бились, бились, бились, никак сильнейшего определить не получалось.

Тогда Ассина решила двух женихов на ум испытать, но три ее загадки разгадали оба.

Дала она им три задания – и оба их выполнили.

Совсем опечалилась принцесса, но повела всем разойтись, сказав что достойного определит утром.

А ночью напал на дворец огромный черный дракон: разрушил он башню, где спала принцесса, да с собой ее уволок.

Наутро же пришла королю депеша, что дракон де вернет принцессу Ассину, если Король отдаст другое сокровище взамен.

«Самое дорогое, самое золотое – из того, что есть».

Погоревал король, погоревал, да отправил к логову дракона первого рыцаря со статуэткой танцующей Ассины по колено ростом.

Поехал рыцарь на восток. Три дня и три ночи ехал, с коня не слезал, не ел, не пил, так хотел спасти невесту свою возлюбленную.

А на подъеме в гору, где логово дракона было, встретился рыцарю мужчина в странных одеждах.

- Куда спешишь, рыцарь? – спросил мужчина.

- Пропусти! – крикнул раздосадованный рыцарь. – Невесту свою спасать еду!

- Уж не из лап ли черного дракона?

- Да. А ты о нем что-то знаешь?

- Живу, недалеко от его логова и видел, как нес черный дракон добычу в лапах своих.

- Много говоришь, - буркнул рыцарь. – А кто ты такой?

- Фейн я, благородный рыцарь. Бродячий продавец сладостей. И могу тебе помочь с драконом справиться.

- Как же?

- Расскажу, где в этих горах три ключа бьют. В одном искупаешься – станешь сильным, как великан. Во втором – неуязвимым. В третьем – меч твой станет непобедимым.

- Это хорошо, - кивнул рыцарь. – Веди меня скорее к ключу третьему.

- Э, нет, благородный рыцарь. Ты вначале конфетку съешь.

Откусил рыцарь кусочек конфетки и скривился.

- Что ты мне подсунул? – вскинулся он на седле. Глядь – а вокруг и нет никого…

Ждал король возвращения три дня и три ночи, затем еще столько же и еще… но рыцарь так и не вернулся, а королю подкинули новую депешу:

«Самое дорогое, самое красивое хочу!»

И отправил король второго рыцаря со статуей танцующей Ассины с пояс взрослого человека ростом.

Четыре дня и четыре ночи скакал рыцарь, а у подножия встретил и он продавца сладостей.

Показалась конфета противной и второму рыцарю, и пропал продавец сладостей не сказав ни слова.

А на тринадцатый день пришла королю новая депеша: «Самое дорогое, самое ценное хочу! А не пришлешь – смерть твоей дочери!»

Погоревал король, погоревал, а деваться некуда. Отправил он дракону третью статую своей любимой принцессы – в рост человека величиной. Стояла Ассина в бальном платье с маленькой птичкой…

Отправил король со статуей свою младшую нелюбимую дочь, с добрым наказом напоследок. Да сел около окна ждать возвращения своей старшей любимой дочери…

Пять дней и пять ночей шла Соля по дороге. Там ягодку сорвет, там ягодку. Там яблочко дикое поспевшее. Там добрые люди подвезут, пирожком угостят. Так и добралась до подножия Горы Дракона.

А внизу уже стоит продавец сладостей, улыбается, третью посылку поджидает. Увидел он Солю, нахмурился.

- Что такой ты Фейн невесел? – спросила Соля, подходя ближе и узнавая торговца, которого из темницы вызволила.

- Вот думаю, зачем Король тебя послал в пасть дракона?

Девушка равнодушно пожала плечиками:

- Сказал, чтобы я пала в лапы дракона и молила его вернуть обратно принцессу любимую, Ассину пригожую.

- А если дракон не вернет принцессу?

- Тогда буду просить, чтобы меня на нее дракон обменял…

- Да знаешь ли ты, для чего дракон девиц крадет? И что с ними делает? – возмутился Фейн.

- Да хоть ест, - Соля руками развела. – Все равно мне теперь возвращаться некуда.

Вздохнул продавец сладостей, протянул девушке конфетку в золотой обертке.

- Скушай конфетку.

- Спасибо, - Соля развернула фантик, откусила. – Сладко, - прошептала она и заплакала. – Никогда раньше такой сладости не пробовала.

Подняла девушка голову. А Фейна и след простыл. И пошла Соля дальше в гору.

Шла три часа и увидела – стоит у дороги в ледяном панцире первый рыцарь, а рядом золотая статуэтка валяется. Покачала головой девушка, а сделать ничего нельзя, пожалела рыцаря, но пошла дальше. Еще четыре часа шла – и встретила второго рыцаря.

Постояла около него и дальше двинулась. А через пять часов впереди показалась огромная черная пещера, у входа которой лежал черный дракон.

- О! – прорычал тот, - золото идет сусальное золото везет.

Постояла Соля, дух переводя, а потом взмолилась:

- Дракон, драконушка. Ты большой, красивый, ничего тебе не страшно, все тебе видно, все тебе известно. Отпусти принцессу Ассину, сестрицу мою любимую. Я в пещере твоей останусь! Честью и правдой отслужу!

Дракон прикрыл глаза, лениво выдохнул из ноздрей дым.

- А что же ты мне золото не предлагаешь, красивая?

- Так не взял ты золото! Лежит оно на обочине!

- На обочине значит… Ну, иди в пещеру тогда. Заколдованная принцесса там твоя. Сможешь угадать, под каким панцирем она спрятана, отпущу и принцессу, и рыцарей. А не угадаешь – и тебе стоять рядом.

Поклонилась Соля, да вошла в пещеру, постояла на пороге, привыкая к тусклому освещению, сделал шаг в первый зал, и вспыхнул там свет. А в центре зала стоит стол богатый и каких там только нет яств.

Даже не взглянула принцесса в сторону стола, пошла дальше.

Шагнула во второй зал, зажегся и там свет. А вокруг – одежда, каких только платьев нет. И дорогие парчовые, и бархатные, и шитьем драгоценным расшитые.

Не взглянула на них Соля, спешила дальше.

Зашла в третий зал – а вокруг сокровища дракона лежат. Золотые украшения, золотая мебель, золото… золото… драгоценные камни.

Прошла мимо принцесса, словно пустота вокруг была.

Вошла в последний зал, полный ледяных фигур и остановилась. Стоит слева принцесса, сестра в ледяной глыбе. А справа – Фейн застывший. Забыла Соля обо всем на свете, бросилась к продавцу сладостей, коснулась его, да все вокруг исчезло, в темноту обратившись.

Закрыла глаза Соля, извинилась мысленно перед теми, кто ей доверился, и … замерзла.

Пять дней, пять ночей ждал король вестей. А на шестой день захлопали шумно крылья, и черный дракон опустился на широкую площадь, а из когтей его рухнули вниз два рыцаря, три золотых статуи и одна потрепанная принцесса.

А Соли – не было.

Не спросил про младшую дочь король ни слова, схватил в объятия Ассину.

Сплюнул дракон, да взлетел…

Открыла Соля глаза, а вокруг спальная незнакомая, да богатая. Опомниться девушка не успела, как вошли две прислужницы чернавки. Помогли принцессе и омыться, и одеться.

И непривычно Соле, никогда так за ней не ухаживали, и стыдливо, и боязно, что для нее Судьба злодейка уготовила.

Переодели принцессу в платье дорогое и повели за собой, а в коридоре чернавки путь показали, да исчезли.

Идет Соля пол коридорам богатым, и не знает, то ли смеяться, то ли плакать: немудрено что дракону золото обычное не надо было. С такой роскошью непонятно зачем он вообще Ассину крал.

Дошла Соля до дверей огромных, те сами перед ней открылись. Вошла девушка в зал и остановилась. Стоят около стола два добрых молодца: один Фейн, торговец бродячий, второй незнакомый, красивый, да богатый.

Присела Соля в реверансе, поклонились оба мужчины и сказали хором:

- Выбирай! Кого выберешь, такая и жизнь тебя ждет.

Опустила Соля голову, молчит.

- Выбирай, - повторили мужчины. – Кого выберешь, того и любить будешь.

По-прежнему молчит Соля, и в третий раз повторили молодцы:

- Выбирай. Кого выберешь, тот и любить будет.

Подняла голову принцесса, шагнула к Фейну, положила ладонь тому на грудь напротив сердца и сказала:

- Выбираю тебя! – и…

проснулась.

В холодную каменную спаленку заглядывал косой луч солнца. У края кровати на стуле лежало старое платье, а на платье сверху лежала розочка из золотого фантика.

Погоревала Соля о своем сне чудесном, а деваться некуда. Оделась да вышла из спаленки своей мрачной…

А потом в делах и заботах прошел целый год. Готовились к большой свадьбе принцессы Ассины, которую нежданно-негаданно просватал король соседнего государства.

Всплакнет иногда Соля, вспомнив зеленоглазого продавца, которого с первого взгляда полюбила, и дальше продолжает суетиться, свадьбу сестры готовя.

Денечки шли, летели. Все ближе и ближе свадьба принцессы Ассины. Все ближе и ближе осень, когда саму Солю увезут в степь, да отдадут замуж за старейшину кочевых племен, чтобы укрепить между двумя государствами мир.

Гуляла и смеялась на своей свадьбе Ассина, а Солю под покровом ночи уносила вдаль карета… со скромным приданым, да без богатого багажа, не принцесса, а нищенка без судьбы и без прошлого.

Долго ехали или коротко, а приехали…

Остановилась карета, дверь открылась, а кочевники вокруг смеются, ждут кого-то.

Вышла растерянная Соля из кареты и остановилась не зная, что ей делать, то ли идти куда, то ли в карету вернуться.

А потом кочевники разошлись в разные стороны, давая дорогу.

Пошла по живому коридору Соля, а понять ничего не может. Опускаются за ее спиной кочевники на колени…

А потом упал позади полог богатого шатра, и поднялся с подушек будущий муж принцессы.

Из-под белоснежной повязки, что черные волосы поддерживала, посмотрели на девушку ясные зеленые глаза бродячего торговца.

- Ну, здравствуй, желанная моя, - тихо сказал Фейн. – Здравствуй, моя самая главная драгоценность.

- Как же так, - шагнула к нему ближе Соля, своим глазам не веря. – Ты же…

- Я старейшина всех кочевых племен… и я же черный дракон. Искал я давным-давно свое самое главное сокровище. Не нужны мне были рядом заносчивые гордые принцессы и изнеженные девушки, не знающие, чем пахнет ветер свободы. И раз за разом я продолжал свои поиски.

- Но… как?

- Сотворил драконьей магией я конфеты, - улыбнулся Фейн ласково. – И притворяясь бродячим продавцом угощал принцесс всех соседних государств. Но ни одной конфета не показалась сладкой. Среди подделок я искал настоящее золото, а оно все это время было так от меня близко… Но нашел наконец, хотя скорее это золото само ко мне пришло. Останешься со мной моя принцесса? В моей степи? С моим народом?

Подумала Соля и кивнула.

- Останусь!

А через неделю шумела вся степь, отмечая свадьбу Черного дракона и Истинного золота.

Взлетали костры под небеса, в танце сходились и расходились пары. А у шатра Дракона расцветали золотые розы…

Сидел в главном стойбище у костра и Алый бард, мягко пела флейта в его руке, рассказывая истории о дальних странах и близких чудесах. Но это уже

совсем другая история…

 

#1000_слов|| Скала драконов

Темная громада скал возвышалась на горизонте. Коричневые, серые, местами почти черные скалы вырывались из-под земли и стремились вверх, словно в надежде достать небеса и свою небесную соседку, прячущуюся под покровом туч.

Там, в вышине, нежась в перине воздушных облаков или укрываясь покрывалом темных туч, была еще одна скала. Небесная скала драконов. Она никуда не двигалась, никогда не меняла свое положение, но тем, кто на ней жил, было отлично видно все, что происходило на земле.

Может быть, просто потому - что земля круглая... и когда день на земле сменялся с ночью, все земли проносились мимо взгляда обитателей скалы. Впрочем, на землю они смотрели редко. Нельзя сказать, что им было скучно или некогда. Просто они - спали. И открывали глаза только раз в человеческий год, когда внизу все загоралось яркими огнями.

- Мама, мама, - маленький малыш открыл желтые глаза с вертикальным зрачком. Неуверенно попробовал воздух маленькими черными крылышками, пошевелил слабыми еще пока лапками. - А что там внизу, происходит?

Темная громада, которую можно было принять со стороны за одну из скал, пошевелилась. Поднялись тяжелые веки, задрожали длинные пушистые ресницы. Фиолетовый взгляд обратился на сына.

- Новый год. Так они встречают наших друзей.

- А кто такие друзья? - задал вопрос любознательный малыш.

Из ноздрей дракона вырвался пар, сложился в небольшое сердечко.

- Кто знает, - ответила ласково мама-дракон, подтолкнув мордой сына. - Спи, малыш.

- Не хочу! Давай поговорим еще немного!

- О чем?

- А кто они? Кто встречает наших друзей?

- Те, кто живут внизу. Их называют люди.

- Лю-ди, - попробовал незнакомое слово дракончик. - Мама, а люди съедобные?

- Нет, малыш.

- И их даже нельзя будет съесть?

- Ну, если только надкусить и попробовать!

Веселый и чужой смех зазвучал над скалой драконов. А на ее краю, прыгая и крутясь в воздухе, звеня браслетами и бубенцами, кружилась лукавая обезьяна, которой пришлись слова мудрой драконы по нраву.

- Пррравильно, дррракона! Пррравильно! Надкусить их и попробовать.

- Пришел твой черед? - склонила морду дракона.

- Да, - кивнула обезьяна. - Затем протянула малышу банан.

- Что это?

- Попробуй надкусить и съесть, - опять засмеялась лукавая, а затем перекувыркнулась в воздухе и прыгнула вниз.

На скале драконов воцарилась тишина.

- Мама, мама, а кто это был?

- Это? Обезьяна. Ей вечно не сидится на месте, она легкая, подвижная, очень умная и язвительная. Она наш очень хороший друг.

- Друг?

- Да.

- Так все-таки, что значит друг?

- Это значит, - мама дракончика подтянула малыша к себе, укрыла его большим крылом. - Что рядом с ней хорошо и легко. Она - всегда заступится за нас, а мы - за нее. Вместе легче пережить любую неприятность.

- Обезьяна... - прошептал черный дракончик сквозь сон, закрывая глаза.

Пелена туч скрыла скалу драконов. Внизу горели яркие огни. Люди встречали новый год и его покровительницу - обезьяну. Год обещал быть смешным, легким и веселым...

***

- Мама, мама, - черный дракончик нетерпеливо теребил старшую дракону, требуя проснуться. Та, с тяжелым вздохом, оторвала морду от лап.

- Что сынок?

- А почему внизу огни? Да еще так много?

- Потому что внизу отмечают Новый год, - терпеливо ответила дракона.

- Опять? - удивился маленький дракончик, свешивая мордочку со скалы.

- Снова, - усмехнулась дракона, выдувая из ноздрей пар. Повисев в воздухе, пар сложился в маленькую елочку и растаял.

- А почему они его так часто отмечают?

- Не часто, для них проходит 365 дней и ночей.

- А как же мы? Мы же только уснули и вот смотрим… А они опять празднуют. Почему так?

- Просто мы редко просыпаемся, малыш. Поприветствуем небесного покровителя и спим дальше.

- А зачем?

Дракона вздохнула.

- Нам надо набраться сил.

- А для чего?

- Чтобы спуститься вниз.

- А мы тоже туда отправимся? - удивился дракончик.

- Конечно, - кивнула с улыбкой дракона. - Пора спать.

- А как же?

- Новый друг? Петух к нам обычно не заглядывает. Спи, маленький.

- Петух... да... - дракончик зевнул, закрывая глаза. - А какой он?

- Вспыльчивый. Прямолинейный. Удачливый. Наблюдательный и немного хвастливый, - подтолкнула дракона мордой сына к теплой скале.

- Хвастаться плохо?

- Иногда - да. Лучше пусть другие увидят твои хорошие качества и похвалят за них, чем ты сам будешь напрашиваться на похвалу.

- Как все сложно, - дракончик зевнул, подкатился под бок к маме. - Спокойных снов...

- Спокойной ночи, - согласилась дракона.

А когда сын уснул, долго смотрела вниз. На яркие огни, на красавца петуха, готовящего веселый голосистый год.

***

Дракончик открыл глаза, когда понял, что на него кто-то смотрит. Мама спала рядом, и во сне мерно вздымалась ее грудь.

Под ее крылом было так тепло и спокойно, что дракончику совершенно не хотелось выбираться. Но ощущение того, что на скале есть кто-то еще, было интереснее. Поэтому выбравшись из-под крыла, дракончик протопал к краю скалы. Еще неуверенно опираясь на слабые лапки, дракончик выглянул из-за спины мамы.

На краю черной скалы сидел огромный рыжий пес. На добродушной морде была довольная усмешка. Отряхнув шерсть от налипшего снега и капель влаги, пес усмехнулся.

- Привет тебе, о юный дракончик.

- Привет, - согласился малыш, неуверенно оглянувшись на маму. - А ты кто?

- Я пес. Те, внизу, называют меня собакой. Я следующий покровитель нового года. А ты?

- Я дракончик.

- Еще совсем юный, - согласился пес.

- А ты пришел...

- Познакомиться.

- Что такое "познакомиться"?

- Посмотреть на тебя, показать себя.

- А зачем это надо? - спросил дракончик.

Пес засмеялся. Гулкий лающий смех прозвучал на скале одновременно с первыми раскатами новогоднего салюта на земле.

- Мне уже пора, - пес вприпрыжку двинулся к краю, то и дело оглядываясь на малыша.

- Ты не ответил! - обиженно сказал дракончик, но его слова запоздали. Пес скрылся внизу.

- Он молчаливый, - сказала проснувшаяся дракона, щурясь. – Но ты ему понравился.

- Я? Понравился? - удивился дракончик. - А что это значит?

- То, что он придет к тебе еще раз. Поиграть.

- А когда?

- Скоро, - улыбнулась дракона, прикрывая глаза. - Чем быстрее ты ляжешь спать, тем быстрее увидишься с ним еще раз.

- Мама!

- Что?

- А мы тоже полетим туда, вниз?

- Да.

- А когда?

- Скоро.

- А скоро - это когда?

Дракона засмеялась.

- Это когда к нам придет в гости кот или кролик. После них мы ляжем спать, а когда проснемся, полетим вниз.

Дракончик кивнул, спустил мордочку вниз со скалы, глядя на далекий человеческий мир, в котором взрывались фейерверки, с хрустальным звоном сталкивались бокалы и сияли гирлянды.

***

- Мама, - тихий ломающийся шепот звучал над скалой драконов.

Дракончик за год во сне превратился в неуклюжего, но такого симпатичного подростка... Дракона открыла глаза, глядя на сына.

- Что?

- А можно я слетаю вниз и вернусь?

- Нет, сын.

- Да я по-быстрому!

Край крыла отвесил подзатыльник драконьему подростку.

- За что?! - взвыл дракончик.

- Потому что не слушаешь. Это не наш год. И скоро ты заснешь...

- Я не усну!

- Скоро, - продолжила наставительно дракона, - ты заснешь. Неужели ты хочешь заснуть в воздухе?

- И что будет, если так получится? - спросил дракончик, сев и глядя на маму.

Дракона выдохнула вверх. Огромное облако пара превратилось в маленького дракончика, который стремительно падая вниз, пытался махать крылышками, а потом разбился на осколки об твердую землю.

Дракончик охнул, закрывая крыльями мордочку.

- Страшно.

- А еще больно, - сурово сказала дракона.

- Ладно, ладно, - пошел подросток на попятную. - Я так не буду. Мама!

- Слушаю.

- А кто прилетит в этом году?

- Кабанчик. Но он может и сразу отправится вниз. Ему много чего предстоит сделать.

- Кабанчик... А он тоже не съедобный?

Дракона засмеялась.

- Спи, чадо. А кабанчики молочные вкусные. Я тебя на охоту отведу, когда мы полетим вниз.

- Обещаешь?

- А как же...

***

- Мама, мама, мама!

Дракону в этот раз разбудил испуг в голосе сына.

- Такой большой, а боится такую маленькую миленькую меня.

Нагнув морду к земле, дракона вздохнула.

- Крыса.

- Я, я, - подняв острую мордочку с усиками, засмеялась крыса. Белые усики смешно дергались, пока гостья принюхивалась к воздуху. - Вот в гости к тебе зашла.

- Рада тебя видеть, - согласилась дракона. - А где твой супруг?

Крыса засмеялась.

- Дома. Ты же знаешь, когда год закончится, у нас будет малыш.

- Да, - согласилась дракона. - До следующего вашего года.

Крыса покивала. Дракончик тем временем успел успокоиться. Забрался на уступ скалы и смотрел оттуда вниз.

- Пугливый, - хмыкнула крыса весело, - ой, какой же он у тебя пугливый.

- Осторожный, - возразила дракона.

- Тоже может быть, - покладисто согласилась крыска. - Ладно, побежала я.

- Удачного года.

- Спасибо!

Крыса давно уже скрылась за пеленой туч внизу. Новый год людей в этот раз был почти не виден, над всей землей шел густой снег. Спать пока не хотелось, и, устроившись рядом с мамой, но не у нее под боком, дракончик спросил.

- Мама, а крыса она кто?

- Хороший друг.

- А какая она?

- Добрая. Аккуратная. Серьезная. Очень надежная.

- А надежная - это как?

- Надежная, - дракона задумалась. - Это когда можно положиться.

- Положиться?

- Попросить о чем угодно и знать, что тот, кого ты попросил, это выполнит.

- Тогда я тоже надежный! - обрадовался дракончик.

Дракона засмеялась.

- И ты. Но надежность означает еще и то, что твоя просьба будет выполнена, даже если это очень тяжело для того, кого ты попросил.

- Но ведь это...

- Да. Это может быть очень неудобно и для тебя, и для твоего друга.

Дракончик задумался.

- Значит, пока нельзя сказать, что я надежный?

- Думаю, - тактично улыбнулась его мама. - Что ты таким постараешься быть.

- Обязательно!

Уже когда дракончик засыпал, он тихо спросил:

- Мама...

- Что?

- А у меня будут друзья?

- Обязательно, - прикрыв крылом малыша, дракона улыбнулась. - Обязательно.

***

Следующий новый год был опять снежным, внизу видно ничего не было, и перевернувшись на спинку, чтобы почесать чешущиеся крылышки, дракончик спросил.

- Мама.

- Что? - спросила дракона, открывая глаза.

- А какие они...

- Они?

- Люди!

Дракончик смотрел на маму требовательно и с интересом. А она молчала... Долго молчала.

- Посмотри вниз, - попросила она, наконец.

Дракончик послушно свесил мордочку со скалы. Следом за ним перевесилась через скалу дракона и подула, сильно-сильно. Пелена темных туч отошла в сторону, обнажая просвет и фейерверки. Где-то, в каком-то городе прекратилась снежная круговерть, и люди поспешили на улицу.

Дракона же тем временем подтолкнула сына.

- Смотри, видишь какие фейерверки. Опиши мне их всех.

- Как же я опишу? - обиделся дракончик. - Они же все разные. Вон тот тусклый. А тот яркий-яркий, но зато мгновенно потух. А вон тот очень красивый и рассыпается такими звездочками. Вон там, правее, холодный. А левый наоборот теплый.

- Вот, - кивнула дракона. - Точно так же и люди. Есть яркие, есть тусклые. Есть смешные и веселые, есть забитые. Есть те, которые горят долго, обогревая всех, кто находится рядом. А есть те, кто смотрят на всех сверху вниз.

- Значит, люди... разные.

- Да.

- А... - дракончик снова посмотрел вниз. - Мама! Мама! Смотри! Вон тот изменил свой цвет! А люди так могут?

- Да, - тихо шепнула дракона. - Люди могут меняться.

- А мы?

- И мы тоже. Спи, маленький.

- Я уже не маленький! - возмутился дракончик, пока его глаза закрывались.

Дракона засмеялась.

- Уже почти совсем взрослый... Спи.

- Сплю я, сплю, что ты со мной как с маленьким...

Прикрыв крылом дракончика, дракона уснула. А он просыпался еще дважды за короткую снежную ночь и смотрел вниз.

На людей.

Твердых. Сильных. Волевых. Упертых. Опасных в гневе. Таких же, как и неведомый бык, который так и не пришел познакомиться.

***

Дракончик проснулся от того, что ему было холодно. На краю скалы, там, откуда он всегда смотрел вниз, мама шипела на кого-то огромного и пушистого.

Сказав гневное:

- Рррмяу! - незнакомый гость спрыгнул вниз и растаял в темноте.

- Мама? - позвал тихо дракончик.

Дракона, раскрыв огромные крылья, на миг взлетела, зависла в воздухе и опустилась уже рядом с сыном.

- Кто это был? - требовательно спросил дракончик. - Он что тебя обидел?

- Нет, маленький. Просто с тигром...

- Значит, это был тигр! Я... я...

- Тс-с-с, - прижавшись лбом ко лбу дракончика, дракона улыбнулась. - Тихо маленький. Никто меня не обидел. Все хорошо.

- Ну, я же вижу! Ты расстроена! Значит, это был кто-то плохой!

- Нет, не плохой. Тигр - тоже мой друг.

- Но он!

- Дослушай, - сказала дракона, и подросток успокоился, глядя на маму и поводя широкими крыльями.

- Совсем вырос, - немного невпопад сказала дракона, затем вздохнул. - Тигр - мой друг. Но есть такие друзья, без которых невозможно и с которыми очень сложно. Он совсем не хотел меня обидеть. Просто...

- Просто что?

- Просто есть вещи, которые ранят.

- Всегда?

- Да. Но они - обоюдоострые. Он обидел меня... И будет из-за этого мучиться сам.

- Почему?

- Когда ты делаешь больно своему другу, ненароком или специально, больно становится и тебе.

- Не понимаю, - дракончик прижался к теплеющей скале. Празднование нового года внизу подходило к концу, и подросток засыпал на глазах. - Не понимаю!

- Вот вырастешь и поймешь.

- Точно-точно?

Дракона только фыркнула. Теплое облако пара превратилось в белого голубя и растаяло внизу.

Обнимая сына, дракона спала. А подросток думал о том, что он больше никому-никому не даст обижать свою маму. Ведь она у него единственная, самая для него важная и главная. А потом сон сморил и самого дракончика.

***

Пушистый комочек с длинными ушами сидел напротив дракончика, ожидая, когда он проснется.

- Ты кто? - спросил удивленно дракон, открывая глаза и не веря, что на скале есть кто-то еще, да и в неурочное время.

- Семейное счастье, - отозвался появившийся гость.

- Как это?

- Это когда есть ты, мама и папа, бабушки и дедушки, сестры и братья, много-много друзей.

- Это хорошо?

- Очень!

Дракончик помолчал, изучая гостя. Тот шевелил длинными ушками, глядя на дракончика с лукавством.

- Я кролик, - наконец, представился гость, поняв, что узнавать его не спешат. – И я рад с тобой познакомиться.

- Почему?

- В следующем году, когда ты проснешься, я передам тебе ключ.

- Ключ? Какой ключ?

- Ключ от небесного круга. Ключ, благодаря которому, ты откроешь двери следующего покровителя, также, как я открою твои двери.

- Мои? - удивился дракончик.

Кролик насмешливо фыркнул и перевел тему.

- У тебя морковочки не найдется?

- А что это такое? - спросил подросток.

Кролик засмеялся.

- Это вкусно! Хрустит! И сладко!

- Хрустит... Как камень, когда на него нажимаешь лапой?

- Не так, - кролик отпрыгнул к краю скалы. - Ладно, я пошел.

- Эй?! А ...

Дракончик не успел договорить. Кролик исчез внизу. Дракона открыла глаза, посмотрела на растерянного, сбитого с толку сына и закрыла глаза обратно. Иногда лучше самому понять, о чем шла речь. А о самом важном она обязательно расскажет сыну в следующем году.

Когда проснется... сама...

***

- Зодиакальный круг - двенадцать знаков восточного гороскопа. Небесные покровители, которых люди встречают, ценят, любят, но не верят. Люди вообще странные создания. И ты в этом убедишься сам, - взглянула дракона на сына.

Тот расправлял широкие крылья и с удивлением вглядывался в черную ночь внизу.

- Новый год еще не наступил? - в который раз спросил он.

Дракона засмеялась.

- Нет, мой маленький. Новый год наступит тогда, когда мы с тобой пройдем во врата небесного круга, открытые для нас маленьким пушистым кроликом.

- А как же... Мы же... Мы тоже полетим в гости к нашим друзьям?

- Конечно.

- Но... Это же новый год!

- Верно.

- А в новый год должны быть подарки.

- Тоже верно, - согласилась с улыбкой дракона.

- А разве мы можем что-то подарить?

- Да. Во-первых, мы можем сделать подарок своими лапами, своим дыханием и своей волей. Во-вторых, дорого внимание. Ну и, наконец, мы же друзья. И зачастую наш визит - лучший подарок.

Дракончик немного подумал, потом кивнул, снова взглянул вниз.

Под скалой открывались золотые ворота, медленно-медленно. Полыхали золотые знаки по краям круга, знаки звали друзей в гости.

И когда дракона распахнула крылья и взлетела, дракончик еще пока не очень уверенно, но с каждым взмахом крыльев все четче и ровнее, слетел вслед за ней.

… А на земле с тихим шипением и раскатистым громом взрывались фейерверки, в домах украшенные елки подмигивали разноцветными огоньками гирлянд. На столе своего часа дожидалось игристое шампанское.

Люди ждали черного дракона, лукавого, смешного, сильного и честного.

И черный дракончик, с каждым взмахом крыла, обретая в себе уверенность, спешил вниз. К новому году, новым чудесам, друзьям, неожиданным находкам и новым чувствам!

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018