И жили они долго и счастливо...

#1000_слов|| Отряд зачистки. I.

Ночь выдалась мерзкой. Небо было затянуто тяжелыми тучами, не пропускающими ни одного, даже самого маленького лучика. Впрочем, от небесного ночного светила вряд ли был бы толк. Узкий серый серп нарастающего месяца мог осветить разве что дорогу кошке.

После недавнего очередного урагана восстановить линии электроснабжения не успели, и фонари не горели, не было огней в витринах магазинов, не было огней в домах. Только кое-где были видны редкие отсветы, мелькающие за стеклами в окнах, где хозяева заблаговременно запаслись свечами. Таких было немного, но всё же они были.

Идеальная ночь для убийств, маньяков и упырей.

Последние появились несколько лет назад. Официально. В том смысле, что раньше службе зачистки удавалось справляться с тварями вовремя, а в последние два десятилетия их количество начало расти в просто пугающей пропорциональности, и пришлось существование тварей признавать, чтобы не плодить их. Люди учились не выходить на улицу по вечерам, не ходить по подворотням в одиночестве, держаться подальше от кладбищ и хоронить своих мертвых. А еще не поминать всуе службу зачистки. Считалось, что люди там работают поголовно психанутые.

Людская молва была недалека от истины.

Ну, кто в здравом уме подпишется на ТАКОЕ? Добровольно лезть в пасть к этим тварям, в самые мрачные и гиблые места, туда, где сгинули уже многие другие?

И еще больше сгинет. Долго в отделе зачистки не жили. Выживали... единицы: самоубийцы, психопаты, люди асоциальные настолько, что в мирные минуты от них окружающие старались держаться подальше. А еще там были убийцы, насильники, воры... Отделу зачистки требовалось пополнение - и его набирали не только из сиротских приют и регулярной армии, по контракту, но ещё и из тюрем. Зачем подписывать смертный приговор и давать людям шанс быстро и безболезненно умереть? Надо бросить их на упырей. Все равно сдохнут, а свой грех может смоют. Парой-тройкой убитых тварей.

Вот только не хватало даже их. Многие предпочитали петлю соорудить, чем рисковать стать кормом. Никто их не спрашивал, безусловно, да и так легко избежать работы не давал. Даже если отбросы сразу же схарчат, то они побудут отвлекающим фактором, пока остальные охотники забьют тварь.

Каждый новый вызов ставил вопрос ребром "доживешь до утра или сдохнешь". Первые три вызова считались критичными. Первые три - новичкам везет. Свою жизнь сохраняли те, кто пришел в структуру, не зная, с чем придется столкнуться. На первых же трёх маститая человеческая мразь выживала за счет желания "жить" любой ценой. Четвертый заказ был переломным. Либо выживешь - и потом будешь работать, рискуя своей шкурой, но все же у тебя появятся шансы. Либо сдохнешь, и никакой работы, и никакого посмертия.

В этот раз лидером группы поставили тридцатилетнего мужчину со сложным механическим протезом от локтя левой руки, бывшего вояку-наемника.

Карл, так его звали, глубоко затянулся сигаретой, хмуро обозревая группу на сегодня. Пожалуй, из них пятерых, трое - мясо. Четвертую он знал, пару раз работали вместе, от нее толк бы был.

Люди, которые разово встречались в таких задачах, Карла давно перестали удивлять. Он не задавался вопросом, почему в машину отдела зачистки за пару кварталов отсюда сел юнец, у которого еще молоко на губах не обсохло. Зачем зачистка огромному бугаю, который следовал за машиной на своем мотоцикле. Весь в черной коже, с грубым ошейником на шее, с серебряными бляхами... и ручным пулеметом.

Не задумывался он о том, что здесь забыла гламурная дива, которая отправилась на дело на туфлях с высокими шпильками, в короткой алой миниюбке и куртке. Убьют первой ее - не страшно. Выиграет время.

К жизни Карл давно относился совершенно равнодушно. Равнодушно отметил, как потерял когда-то руку, просто отметил походя, что теперь от нее будет больше проку, если сделать правильный протез. Никогда не волновался по поводу потерь - он мог совершенно спокойно смотреть, как жрут его товарища, и сетовать, что тот подыхает неправильно - не развернув тварь поудобнее.

Сентиментальные, оптимисты, романтики - все те, что ценят жизнь, в отделе зачистки не выживали. Сдыхали в первый же день. Редкие исключения только подтверждали правило.

Например, как раз таким исключением была вторая женщина в машине. Двадцать восемь лет по паспорту, по виду ей можно было дать все сорок. В растянутом свитере, в старых джинсах, военных ботинках, совершенно огромных наушниках, откуда до окружающих доносился поп-рок начала двадцать первого века. Морщинистая, с короткой стрижкой на чисто пепельных волосах и шальной улыбкой.

Такие не выживают - а она выжила.

Такие не убивают упырей - а у этой было на счету не меньше нескольких десятков, о которых точно знал Карл, поскольку сам видел, как она убивает.

В схватку с упырями в ближний бой лезут только идиоты - а она лезла. Не с бензопилой, как некоторые малолетки из низкобюджетных фильмов-ужасов. С тонкими лезвиями-катаров, крепящимися на локти, она была машиной убийства.

Карл даже не знал ее имени, и не стремился. Зачем? Если она сдохнет - он сожжет тело. Выживет - вероятность еще увидеться невелика. К чему отвлекаться? Назовет - на время он его запомнит, не назовет - сам не спросит. А если такое случится, что они выживут оба и захотят спустить пар - имена и тут не нужны.

Минуты текли медленно.

Помимо отдела зачистки, в деле был еще и информационный отдел. Они должны были указать, куда именно ехать отделу в эту ночь.

Страшный отдел никогда не ездил вслепую.

Рация на бардачке машины ожила, прохрипела что-то, а потом чистым высоким голосом произнесла:

- Церковь святого Георгия. Подозревается гнездо. Не забудьте прихватить огнемет, ребята. Ночка будет жаркая. К вам на помощь туда уже выдвинулись два отряда. Не суйтесь раньше времени в пекло. Гражданских быть рядом не должно.

- То есть, их уже жрут, - равнодушно перевел лидер новичкам. - Тем лучше.

- Жрут? - воскликнула с ужасом гламурная.

- Жрут, - пожал плечами Карл. - Может нажрутся, будут сонными, и ночка окажется легкой прогулкой. А может и не нажрутся.

- Я... я... я на это не подписывалась!

- Перечитай контракт. Ты даже орать в определенном диапазоне, если тебя жрать будут, подписалась.

- Я ничего не подписывала! Выпустите меня отсюда!

- Да вали, не вопрос, - мужчина совершенно равнодушно... отпер двери. Не сбавив и без того немаленькую скорость.

Блондинка взвизгнула и вцепилась в шею юнца, что-то пища.

Женщина с пепельными волосами, вздохнув, покопалась в карманах, нашла чупа-чупс в обертке, развернула его и профессиональным жестом няни, работающей с детьми, засунула в открытый рот. Чем заслужила поднятый большой палец Карла. Вот и вся реакция на происходящее.

- Значит так, объясняю один раз - слушать, что вам говорят, не тупить, не истерить. Сдохнете - поверните тварь, которая вас жрет, так, чтобы товарищам было удобнее ее пришить. Приказы выполнять без вопросов и истерик. Ни одного лишнего звука и даже вздоха. Гадить, блевать, рыдать - после дела, в сторонке, чтобы не демаскировать остальных. Все понятно? Вот и отлично.

Юнец, бледнеющий с каждым словам командора, остался недвижим.

Пепельная бросила в его сторону косой взгляд и хмыкнула. Тоже кандидат в трупы. Второй, скорее всего.

Байкеру же все было до звезды. Возможно выживет... да если и нет - мяса много, займет уродов надолго.

Машина остановилась около старой покосившейся церквушки минут через сорок.

- Жаль не дерево, - констатировала пепельная. - Можно было бы поджечь и дело с концом. Карл, где еще два отряда?

Карл осмотрелся, прислушался.

- Один вон в тех кустах. Судя по чавканию - уже не весь. Второго не наблюдаю.

- Ну, что ж, - пепельная натянула на руки обрезные перчатки, посмотрела на юнцов, потом на байкера. - Ты, у тебя шикарное оружие, пойдешь впереди.

Байкер хмыкнул, поправляя "игрушку".

- Окей, Цыпа.

- Хорошо. Карл, мы с тобой его прикроем, пока не дойдем до центра?

- Угу. А там посмотрим, - Карл проверил ремни крепления своего снаряжения, выкинул сигарету. - Мясо, постарайтесь не обделаться и не сдохнуть хотя бы полчаса. Один вопль - сам пристрелю.

- Кстати, огнемет в багажнике я видела, - пепельная взглянула на юнца. - Ты его и потащишь, чтобы нам временно не занимать руки. Сможешь донести до гнезда, молодец, выдам сосульку.

Юнец кивнул.

Женщина усмехнулась, потом посмотрела на гламурную кисуньку.

- Ты пойдешь впереди всех. Будешь нашим манком.

Карл молча вручил парню огнемет, взглядом заставив промолчать гламурку.

- Смотри сам себя не спали.

Пепельная, прихватив из багажника короткий пистолет-автомат, отступила в сторону к байкеру, передавая Карлу дальнейшее управление.

- Пошли, - скомандовал он, кивнув группе.

До церкви группа дошла без особых приключений, лишь раз гулко хлопнул тяжелый арбалет в руках Карла. Болт с особой кислотой вошел в затылок упыря, увлеченно доедавшего внутренности молодой девчонки из погибшей группы.

В церкви было гнездо. Ожидаемо. Но не малое, как передали по рации, на пять-семь особей, а на двенадцать. Если учитывать того, что уже прибили – тринадцать. Либо один недавно прибился к гнезду, либо будут еще двое.

Около алтаря за низенькой дверцей доносились тоненькие крики агонии и боли, кого-то из гражданских не съели, насиловали. Упырям же тоже надо размножаться.

Пепельная огляделась по сторонам и рывком дернулась в сторону, пропуская над собой огромного упыря, которого за ее спиной встретила пулеметная очередь байкера. О тихом проникновении можно было забыть…

Раздались сухие щелчки автоматического арбалета Карла - он предпочитал прибивать тварей к различным поверхностям болтами с сюрпризами - если и не сдохнут, так хоть не напрыгнут со спины. Впрочем, теперь было уже не до организованной зачистки, упырей было слишком много для одной команды.

Первой не стало той самой гламурной кисо, блондинка завизжала и ломанулась зачем-то через всю церковь. Приятно пахнущее, громкое, двигающееся и что приятнее всего - молодое мясо, сманило на себя сразу четырех упырей.

- Порвут в приступе страсти, - пробормотала Пепельная, падая на пол, проскакивая между широко расставленных ног ближайшего упыря. Острое лезвие катара вошло в живот снизу вверх, распарывая аппендикс. На пол уже упала груда гниющего мяса.

В отделе зачистки долго бились в истерике аналитики, когда выяснилось, что даже если развалить упыря пополам, он будет продолжать жить. А вот если попасть в этот маленький отросток - труп гарантирован.

Откуда-то со стороны раздался треск пулеметной очереди и визг разозленного упыря. Впрочем, визг тут же оборвался с неприятным треском.

- Бей наверняка, а не беси их, - хмуро буркнул пулеметчику Карл, выдергивая нож из трупа. - Злые, они еще опаснее.

- Сноси череп, - посоветовала Пепельная, добивая второго упыря, которому пулеметная очередь оторвала обе ноги. - У них мозжечок очень уязвим.

Душераздирающий вопль прервал поучения, но не вызвал у опытных охотников никакой реакции.

- И еще, будешь подыхать - ори потише, - Карл поймал лапу упыря протезом и разрядил арбалет в смертельный отросток. - Да сколько ж вас тут, твари...

- Я насчитала тринадцать, - сообщила Пепельная. - Минус шесть уже есть. Эй, пацан, - взглянула она через плечо на трясущегося парня. - За мной. Мы пойдем до их колыбели, где упыри перерождаются или просто рождаются.

Трясущийся пацан дернул головой, что, наверное, значило кивок.

- Топайте, я прикрою, - Командир забрался на какие-то леса, видимо для реставрации внутренней части церкви.

Байкер, оставшийся у двери, огляделся по сторонам. Но было на удивление тихо. Упыри были опасны еще и потому, что сохранили зачатки разума. И при наличии угрозы торопливо попрятались по щелям. Но, что еще хуже, они могли устроить засаду. И очень неплохо действовать стаей. Упыри были крайне опасны толпой и довольно легко убивались по одному.

Повезло еще, что это было все-таки не особо крупное гнездо, да и недавно сожравшие одну группу спецов, упыри были крайне неповоротливы. Кстати, это была еще одна причина, по которой с удовольствием использовали пушечное мясо любого типа.

Лишь благодаря нежеланию сытых тварей драться почти все охотники еще были живы. Вот только надолго ли?

Как выяснилось спустя мгновение - не на очень. От двери раздался дикий, захлебывающийся крик. Пулеметная очередь прочертила несколько дорожек на потолке, осыпая на головы охотникам штукатурку и деревянную пыль. Байкер захлебнулся собственной кровью и опустился на грязный пол, зажимая выпадающие кишки, ну, а на Пепельную и мальчишку с огнеметом напали сразу шесть тварей, до этого отсиживающихся по углам.

Тут и пригодился Карл, начавший отстрел. До него добраться было куда как сложнее, а потому он мог отстреливать тварей, прикрывая товарищей.

Пепельная, чувствовавшая себя спокойно даже при такой угрозе, нырнула на пол. Малец не успел, за что и поплатился. Один упырь вцепился в руку мальчишке, второй в ногу. И пока Карл сверху уничтожил трех тварей, Пепельная уложила своего одного противника и, подхватив выроненный огнемет, помчалась к колыбели, около которой не осталось сейчас стражей. Уничтожить эту дрянь было куда как важнее, чем жизнь необстреленного юнца.

Впрочем, парнишке повезло. Его спас Карл, сам того не желая, убив одну тварь, а вторую ранив так, что упырь отвлекся на стрелка.

Пепельная тем временем добралась до колыбели.

Яма, заполненная зелено-коричневой жижей с неаппетитными на взгляд комочками, гадостно воняла, а еще булькала, когда на поверхности лопались крупные пузырьки. Рядом никого не было.

- Карл, прикроешь? - поинтересовалась она в гарнитуру.

- Уже. Жарь мясо.

- Благодарствую, - усмехнулась женщина, натягивая дыхательную маску и включая установку на максимум. На то, что рядом валялись два женских трупа, разорванных пополам, она даже не глянула.

Дикая вонь, которая донеслась от загоревшейся колыбели, могла сбить птицу в полете, а еще выманила сразу двух упырей. Но атаковать они не успели - каждый получил по арбалетному болту... а потом оба взорвались.

Тишина, воцарившаяся под сводом старой церкви, прерывалась только всхлипыванием оставшегося в живых юнца, баюкающего руку.

- Ну, - спросила Пепельная. - Сожжем это место к чертовой бабушке?

- Давно пора. - Карл спрыгнул на пол... и тут же на него накинулся притаившийся упырь. Мужчина только и успел, что подставить протез под клыки и лапы. За спиной что-то орал юнец, вдоль лица промчался порыв раскаленного воздуха и следом раздался сухая трескотня выстрелов. Пепельная, повернувшись, выпустила в упыра полрожка автомата, подбив ему вначале ноги, а потом - разнеся мозжечок.

- Твари умнеют, - как ни в чём не бывало констатировала она.

- К сожалению, - Карл осмотрел руку. - Помял, урод...

- Ничего, дойдешь до механика - поправит. Закинем юнца в больницу или пристрелим?

- Закинем. Раз живой - заслужил.

- Тогда, поджигаем этот вертеп, в больницу и по домам.

- Поджигай, установка-то у тебя, - командир подхватил протезом парня за шкирку, поднимая его.

- Ага, тащи этого скунтежа в машину, а я пока тут займусь.

- Осторожно, - кивнув, мужчина потащил раненного в машину. - Да зажми рану, дурень.

Пепельная усмехнулась, проводив удаляющегося напарника со страдальцем взглядом, забросила огнемет на плечо. Обыскала пару трупов и, прихватив их документы, вышла из церкви.

Через пятнадцать минут, облитая со всех сторон горючим, подожженная огнеметом, церковь превратилась в жаркий костер... А Пепельная двинулась к машине.

Карл ожидал ее, сидя на капоте автомобиля.

- Долго ты...

Пепельная развела руками.

- Не хотело гореть. Ну, что, по домам?

- Залезай, забросим подранка и подвезу.

- Забери просто игрушку. Я пройду еще до ментов, надо скинуть им документы, чтобы знали, кого еще можно не ждать домой.

- Хорошо, - встав с капота, Карл взял огнемет у женщины и потащил его к багажнику.

Пепельная махнула ему рукой, поправила пистолет-автомат и двинулась по обочине в направление города. Короткие волосы трепал ветер.

В машине скулил юнец.

Карл равнодушно сел в машину и повез раненного в больницу. Всего лишь еще одно рутинное задание.

2013 г.

И раскроются тайны старых-пыльных антресолей со спрятанными там шкатулками, полными тёмных историй

Связанные произведения

Обновления следуют...




Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2017