И жили они долго и счастливо...

Короткие фэнтези рассказы|| Неправильная Алиса

К двадцати двум годам она выработала собственную технику безопасности.

1. Не ходить одной по тёмным улицам.

2. Не выключать свет в квартире. А потому всегда наготове держать фонарик. Лучше два. И комплект батареек.

3. Не носить солнечные очки.

4. Не приближаться к чужим котам, никогда. Даже если очень милые и пушистые.

5. Никому. Никогда. Не говорить.

Тени стали для неё самым худшим кошмаром, когда ей было пятнадцать.

Тогда она была ребёнком, даже не догадывающимся, что из теней может появиться что-то. Или нечто.

Первый раз, когда она увидела этот феномен, на стене была улыбка. И ничего больше. Огромная улыбка плавала сама по себе в сумерках зимнего вечера. За окном весело подмигивали новогодние огоньки, снег давно уже окутал землю пушистым покрывалом, а на её стене была улыбка.

И больше ничего...

Естественно, она знала эту сказку «Алиса в Стране чудес», невероятную сказку, которой зачитывалась в детстве, мечтая оказаться на месте Алисы.

Вот только её звали не Алиса, а Алика. И волосы у неё были не длинные и светлые, а короткие и чёрные, непослушные, совсем не гладкие.

И глаза были - зелёные, зелёные. Совсем неправильные, если подумать, глаза.

Она и не думала, просто решила, что перед новым годом заснула ненароком, вот и приснилось.

На следующий год улыбка появилась снова. На её день рождение. А потом снова. И снова. И снова.

И с каждым разом эта улыбка без кота становилась всё отчётливее, всё яснее, всё виднее.

Пока под конец не стало возможным пересчитать все клыки, один за другим, один за другим. Да ещё и порезаться ненароком!

Алике было очень страшно. Очень.

Но помощи найти она ни у кого не могла.

А потом она увидела татуировку.

У неправильного кота, который являл из теней частички своего тела, была татуировка.

Она подумала, что сошла с ума.

Она подумала, что таких котов не бывает.

И решила, что это ей мнится.

Что это просто бесконечный кошмар, который никак не закончится.

Пройдёт время, и это тоже, пройдёт. Исчезнет, растает в мареве хмурых дней и всё станет, как было.

Тени не знали, что Алика решила, что они - лишь химера, порождённая её сознанием, тени тянули лапы, покрытые татуировками, тени опасно топорщили когти.

Тянулись к выбранной жертве и никак не могли достать.

Алика об этом не думала. Жила, училась, влюблялась...

Познавала мир, а вместе с ним - взрослела.

Тени становились объёмнее, но она научилась не смотреть на стены и не оставаться в темноте.

Тени становились гуще, плотнее, но она включала фонарик, ночник, зажигала свечи, шла с учебы в большой компании, звонко смеясь и не видела того шлейфа, что двигался следом за ней, оставляя на грязном снегу следы кошачьих лап.

Она просто ненавидела котов, а потому не брала их на руки. К тому же, тот единственный пушистый кроха, что ей понравился, остался однажды у порога её подъезда пушистым не дышащим комочком.

Ей хватило.


Алика не думала, Алика боялась, когда на стене зажглись глаза. Яростный взгляд жёлтых глаз, преследующий её всюду, куда бы она ни пошла.

Кухня. Ванная. Спальня.

Коридор.

Улица.

Работа.

Глаза были везде: в отражениях витрин, в грязных лужах и в отблесках очков проходящих мимо людей.

Голодный янтарь облизывался с глянцевых отблесков проносящихся мимо машин, с экранов выключенных телевизоров.

Кот был везде.

Голодный кот с пугающим оскалом, длинными когтями, тощий, как скелет, с пугающим пирсингом и татуировками.

Неправильный Чеширский кот.

Она не боялась, но стала держать нож под подушкой.

Она уговаривала себя, что ей не страшно, но вздрагивала на каждый резкий звук и перестала спать ночами.

Она закрывала окна и двери, с трудом сдерживаясь от желания куда-нибудь спрятаться или попросить о помощи, понимая, что её случай официальная медицина не вылечит, а других, настоящих, ещё попробуй найди...

А потом сдалась.

И пришла ко врачу.

Алика была не опасна для общества, поэтому это были просто таблетки и простые правила, для того, чтобы жить спокойно.

Никаких горячих напитков и общественных выездов на шашлыки - дым складывался в самую страшную фигуру. Никаких серых и полосатых предметов в гардеробе. Никаких фигурок, магнитиков, никаких разговоров, ничего - начинающегося на «к» и заканчивающегося на «т».

Она пыталась научиться жить заново, правильно и пила нейролептики, с каждым днём становясь все больше и больше похожа на зомби.

Мир красился в серый цвет с каждым днем, с каждой новой таблеткой.

Она не видела, не обращала внимания, она просто переставала видеть тени.

И нож из-под подушки вернулся в ящик.

И из сумочки пропал фонарик. Вначале один, потом второй.

Потом она потеряла запасные батарейки.

А потом решила, что излечилась.

Тени больше не пугали её, в них - простым производным из оптики, не было ничего реального.


Это была пятница или суббота? Тот день, который Алика отметила насмешкой над собственными страхами.

Она купила платье, точную копию платья Алисы из Страны чудес, выбросила последний фонарик, который ещё сохранился в доме, убрала от кровати ночник. Насладилась собственным видом в зеркале и улыбнулась.

Тени потянулись из угла.

Она не увидела.

Тени распустили длинный хвост по полу.

Она прошла мимо, переступив, даже не обратив внимания.

Тени скользнули по её ноге, но даже этого оказалось недостаточно, чтобы она испугалась.

Всё было так просто! Это были просто страхи, просто кошмары!

Алика торжествующе улыбалась, когда во всём доме выбили пробки.

Она даже не успела отойти от зеркала, когда ощутила ЭТО.

Вибрацию огромного зверя, урчащего от удовольствия.

Позвоночник превратился в ледяной столб УЖАСА. Она не могла сдвинуться с места. Горло пережало ледяной удавкой, и она, даже если бы захотела, не смогла бы вымолвить ни слова.

Губы затряслись, кулаки рефлекторно сжались.

Она обхватила себя за плечи, но руки легли на пушистую шерсть, которой нет и не могло быть в её комнате!

Длинные когти сжались на её плече, ещё не раня, не причиняя боли, лишь показывая, что она - всего лишь пленница.

Вспыхнувший свет подсветил зеркало, в нём - хрупкую черноволосую девушку с кошачье-зелёными глазами, обнимал огромный страшный кот.

- Никогда не любил Алису, - сообщил этот - кот. И голос звучал там, а когти сжимались здесь, в реальности. - Ты мне нравишься куда больше, муррррр!

Страх пронзил тело Алики до самого основания, проник в самые потаенные клеточки, заставил трястись в ознобе ужаса даже самую маленькую жилочку.

Та, кошачья незнакомка в зеркале, насмешливо скользнула пальцами по своим губам, и зеркало разлетелось на осколки.

- Я ждал, - мурлыкнул кот на ухо, сжимая когти всё сильнее и сильнее, - но больше ждать не буду.

Горло сжало спазмом и неожиданно отпустило.

Она закричала отчаянно, во всю мощь лёгких, но крик захлебнулся, даже не набрав полной силы.


... В дверь пустой квартиры застучали, кто-то спрашивал, нужна ли помощь, кто-то просил вызвать спасателей. По комнате были разбросаны стеклянные осколки, словно всё стекло в комнате разом взорвалось каскадом сверкающих жалящих искр.

На единственном осколке зеркала, непонятно как держащемся в опустевшей раме, словно ощерившийся оскал, остался отпечаток - кровавый кошачий след...

Июнь 2015

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018