И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Невеста дракона

Пролог


Всё началось с браслета. Потом пришли сны, но браслет всё-таки был первым.

Он появился на моей руке из ниоткуда. Я его не покупала, мне его никто не дарил, я не находила ничего такого. Да и, честно сказать, я была далека от игрушек-побрякушек, украшений, аксессуаров. Не любила и не носила. Ни часов, ни браслетов, ни колец, ни-че-го, за исключением подвески с небольшим дракончиком на шее. Даже уши не проколола.

Мама, насмотревшись и начитавшись, не знаю, чего уж там в определённый раз, сделать мне этого не дала. Кажется, тогда это был период увлечения славянским язычеством. Она у меня повёрнутая на всей этой чепухе, вроде мистики, магии... В чём разница, хоть объяснила бы безголовой дочурке.

Ударялась она то в эзотерику, то в ... эту, с духами практику, да нет, не шаманизм, медиумство? Нет, ещё как-то. Всего этого было так много, что я, если честно, даже и запоминать перестала. И уж тем более во всё это не ввязывалась. Спасибо, насмотрелась со стороны, мне хватило.

Дома у нас торчали то разные торчки, то просто очень экзальтированные личности. Не то чтобы неприятные люди, просто специфические очень. Папа в итоге и не выдержал. Ушёл в «туман» и не вернулся. Туман – по словам мамы. Как по мне, туманом оказалась квартира через два подъезда и крепкая бабёнка Женя, старше его на семь лет. Жили они хорошо, без всей этой заморочки с невидимым миром, у меня даже брат появился сводный, я любила его, он обожал меня. И когда я понимала, что ещё немного и взвою, я просто убегала к ним и наслаждалась простой мирной жизнью.

Что же касается мамы… Нет, маму я любила. Просто благоразумно предпочитала держаться подальше от той... толпы, которая то и дело всплывала в нашей гостиной.

Среди них, конечно, были хорошие люди. Например, тот несостоявшийся монах-буддист, или совершенно потрясающая тётка-цыганка, или доморощенный философ, или кузнец - благодаря которому я и обрела дракончика на подвеске. Или даже священник, у нас и такой был! Десятки представителей самых разных религиозных конфессий – можно сравнивать и выбирать от души.

Найдя свободные уши, все эти люди любили приседать на них. И начиналось, их несло по кочкам и ухабам! Я сострадально смотрела на них и… выключалась. Ну, не могла я слышать всё это.

Одним словом, люди были совершенно чудные, да на всю голову. Я такой... с одной стороны, стала, а с другой, считала, что нет. Были и хорошие последствия от подобных знакомств. Во-первых, я научилась выключать своё внимание. Изображать полную углублённость в предмет, когда меня и близко рядом нет. Во-вторых, терпение. Терпение у меня поистине гигантское. Там, где другие начинали визжать, сходить с ума и прочее – я спокойно взирала, кивала и… даже не выходила из себя. Правда, и моему терпению приходил в какой-то момент конец. И… Но нет, это уж пусть останется моей маленькой тайной.

В-третьих, я обрела миролюбие. Нет, не совсем так. Мир я любила, порой нежной любовью, мечтая о скалке, чтобы настучать в бубен тому, кто ответственен за происходящий в нашем доме бедлам. Скорее, то, качество, которое я обрела в годы детства и юности – толерантность. Истинная, когда тебе всё равно, какой у человека цвет кожи, раса, какого он вероисповедания – ты видишь самого человека, с его достоинствами и недостатками. Легче жить особо не становилось, но опять же, возражать было бессмысленно.

Наконец, в моей многострадальной голове была большая куча бесценной информации. В том смысле, что никому она не была нужна. Мне – в первую очередь.

Но я отвлеклась. Так вот, всё началось с браслета.

Он появился на моей левой руке в ночь с понедельника на вторник. Не тонкий, но и не тяжёлый. Ободок в два сантиметра точно, но при этом воздушный и не ажурный.

А вот дальше…

Нет, я не сошла с ума. Нет, у меня не поехала крыша.

И нет! Не было это проявлением этого… «тонкого мира».

Я не знаю, как это объяснить, но браслет не был виден.

Он попросту пропал! Эта безделушка не была видна! Она ощущалась под пальцами, то холодила запястье, то нагревалась так, что причиняла боль. И не была видна. Нигде, никак. Ни в чем.

Никому.

Мама вела себя странно. С того момента, как появился этот браслет, она ко мне почти не подходила. Смотрела со стороны и… такое ощущение было, что прощалась! А объяснить, что происходит – не объясняла.

Говорила, что это просто переутомление, что мне надо меньше работать. Какое меньше работать?! Мне надо было как можно быстрее получить повышение, чтобы съехать! Съехать, сняв маленькую однокомнатную квартирку… Одним словом, я опять сбилась с мысли.

Так вот – первым появился браслет.

Буднично.

Он провисел на моем запястье пару недель, и я не могла о нем забыть. Он то холодил, то обжигал, то царапался, хотя нечем же было, нечем! То стягивал моё запястье до боли. Я всё время его крутила, пыталась его снять, пыталась сделать хоть что-то! Очевидно, не помогало.

Но я ещё пока терпела. Правда-правда.

Но моё терпение было близко к тому, чтобы в один прекрасный день закончиться… Есть же такие большие пилы по металлу? Я не вижу, но ощущаю, спилить! Спилить, и вся недолга.

Но дня Икс не наступило.

Потому что вслед за браслетом пришли сны. Такие яркие, что могли поспорить с реальностью.

Мне снился лес. Вековые огромные деревья приветливо качали ветвями, шумели листвой кустарники, покачивались травы. Под моими ногами никогда не было тропинки, и я куда-то шла, поглаживая огромные стволы. Мои лёгкие следы приминали траву, но стоило оглянуться, и я не видела ни следа.

Здесь не было берёз, не было дубов и клёнов, не было лиственниц и осин, не было хвойных. Я не знала, что это за деревья растут в этом лесу. Но они были прекрасны. Высокие-высокие, стройные-стройные. И во сне я никак не могла разглядеть цвет.

Над головой шумели ветви, ствол был голый, а лиственное обрамление начиналось куда выше, чем, например, можно было бы дотянуться рукой.

Кустарники на ярусе ниже водили хороводы. И вот среди них знакомых было много. Я узнала черёмуху и колючие заросли ежевики, боярышник, бузину, облепиху и ракитник, рябину, снежноягодник и шиповник. Среди разноцветья и разнотравья было и то, что я знала, и то, что не знала. Странно было другое, в сочных изумрудно-тёмных зарослях травы я порой видела одновременно и трогательные подснежники, и хрустальные ландыши, и звонкие колокольчики, и васильки. Проще говоря, цветы, которые не должны были существовать в одно время на одной полянке! Никак.

Я не могла этого объяснить, просто видела. Запоминала. Впитывала.

И каждый раз, каждый новый сон, приводил меня в другое место: то на поляну, то к лесному озеру, то вдоль грибного подлеска, то снова на поляну, только теперь земляничную, то в глухую сизо-серую чащобу.

Но это был один и тот же лес.

Каждый раз, когда я попадала во сне в него, я куда-то шла. Я заходила с севера и юга, запада и востока, с углов между ними. Но никак не могла подобраться туда, куда меня тянуло, куда мне хотелось! Хотелось же?

Нет. Желание было не моё.

Я отдавала себе отчёт в том, что по этому лесу я хожу не потому, что мне так хочется, а что-то меня тянет, туда – в его центр.

Заповедная поляна мне приснилась снова в ночь с понедельника на вторник. Смешно, правда? Понедельник у кого-то день тяжёлый, а у меня становился тяжёлым днём вторник. Ощущая себя выжатым лимоном, я клевала носом. Не столько работала, сколько думала о том, нельзя ли где-нибудь притулиться и поспать…

Хотя бы часик! Хотя бы два!

До обеда я держалась на кофе. В обед заходила в комнату отдыха, садилась в кресло, откидывала голову и засыпала. Просыпалась через час и уже до конца рабочего дня могла функционировать нормально. Но только функционировать, не работать.

Коллеги поглядывали с изумлением и немыми вопросами в глазах. За моей спиной пошли шепотки, что я ударилась в разгул и загул, что всё-таки меня втянули в какую-то секту. В общем-то, я должна была бы тут обидеться, но смирение – это такая неприятная черта характера. Я почти не обращала на это внимания.

Никому ничего не объясняла.

Доходила до дома. Ела. Падала… и засыпала мгновенно.

Сон затягивал меня с каждым днём всё сильнее и сильнее.

Из стандартных шести часов, которые были для меня привычны и комфортны, мне стало нужно спать восемь часов, потом десять, потом двенадцать! И это число росло.

А потом я увидела заповедную поляну.

Лес расступился, когда я вышла в центр.

Огромный диск луны, сквозь прорехи в облаках, осветил поляну.

Трава на ней была так мягка и так чудесна, что я шагнула вперёд, не оглядываясь. Босые ноги чуть щекотало. Травка была упругая и ровная-ровная, будто подстриженная триммером под линейку. Не было цветов и кустарников, не было ни единого цветного пятна. Только зелёное-зелёное поле, и… неожиданно – круг!

Огромнейший круг из золотых-золотых грибов. Кажется, это были Цезарские грибы. Ну, или мухомор Цезаря, если говорить проще.

Я не пересекла в ту ночь ведьминого круга.

Походила вокруг, посмеялась своим мыслям и открыла глаза в своей кровати.

Впервые чувствуя себя достаточно отдохнувшей.

То, что это мнимое ощущение, я узнала уже дома. Когда очнулась на следующий день. Мама мне не рассказала. Пробегая мимо моей комнаты, чумовая тётка-цыганка заглянула и сказала, что я потеряла сознание на работе незадолго до конца рабочего дня. Скорую вызывать не стали, коллеги просто привезли меня домой.

Я ещё попыталась подняться. Но тело было тяжёлым-тяжёлым, ватным.

Я не хотела есть, не хотела пить или в туалет, я хотела только спать.

К векам, казалось, привязали тяжёлые гири.

Сон был везде – во мне и вокруг, сон тяжёлыми волнами омывал меня, стирая комнату. Пропали из поля зрения вначале плакаты, потом книжные полки, шкаф, стол, стул с аккуратно сложенной одеждой, осталась только кровать.

А потом я снова уснула.

И снова оказалась на той поляне, у ведьминого круга.

Качались за моей спиной деревья, и в шуме их ветвей мне показалось вдруг сожаление.

Я была боса, на мне было белое платье, больше похожее на погребальный саван. Непослушные тонкие светлые волосы перепутанной волной лежали на плечах. Короткие ногти, зато с настоящим французским маникюром, выдержали поход по лесу. Но…

Я не поняла, когда она появилась.

Луна скрылась за облаком, а я нос к носу оказалась с девушкой. Высокой, стройной, гибкой, белокожей. С дивными зелёными глазами, как трава у нас под ногами. И золотыми волосами, в точности как шляпки грибов.

- Ты пришла, - её голос шумел как ветви леса за моей спиной. – И браслета не сняла. Мы ждали. Иди к нам. Танцуй с нами.

Я не хотела этого делать.

Я не хотела шагать в этот ведьмин круг, боясь того, что может случиться, боясь того, что я могу… уже не вернуться?

Лесная дева.

В голове всплыла строчка из энциклопедии.

Олицетворение дубравы, хозяйка заповедных полян. Заманивает в круг неосторожного человека, вовлекает в танец. Человека после этого никто никогда не видел.

Я отшатнулась, качая головой, но…

Что это?!

Как это?!

Почему…

Почему?!

Я испуганно крутанулась на месте.

Я была в круге. Больше не было леса, не видела я его! И травы зелёной не видела!

Было только золотое сияние, подобное северному, ставшее стеной вокруг ведьминого круга.

Лесная дева была не одна.

Рядом с ней появились такие же. Не одна, не две, несколько десятков.

Я ничего не могла сделать, хотя и отчаянно отбивалась. Мои руки держали, в расчёсанные волосы вплели цветы, поменяли мой саван на яркое цветное платье, завязали на предплечьях, на правом запястье, на щиколотках разноцветные ленты и вовлекли в танец.

Разноцветные ленты вились вокруг, качались, сливались с золотым сиянием. Я больше не слышала ничего. Только музыку.

Я больше не хотела домой. Не хотела ничего. Исчезли все мои мечты, желания, устремления. Исчезла мечта благополучно выйти замуж и жить в маленьком домике. Чтобы муж, двое детей, большая собака и толстый ленивый кот.

Пропали мои цели, которые я себе ставила и выполняла, ставя в тайном дневнике галочку за галочкой.

Больше не было ничего.

В моей голове осталась пустота. Полная, бесконечная.

Я танцевала.

Золотое сияние обнимало меня за плечи, гладило по голове, запуталось в волосах, слилось с лентами. Я танцевала.

Вокруг вились хороводы лесных дев, звучала дивная музыка флейт и скрипки. Трава под босыми ногами кололась, доставляя массу неприятных ощущений.

Усилившийся ветер стегал по плечам, животу, спине, бокам, подталкивая меня то в одну, то в другую сторону.

Танец прекратился, я остановилась на одном месте, охватив себя за плечи. Вокруг что-то происходило! Что-то, что я… с чем я ничего не могла сделать.

- Приходи ещё, - лесная дева, одна из хоровода, оказалась рядом со мной. И я не могла сказать – та же это, что была, или не та. – Нам с тобой понравилось танцевать. Придёшь – мы тебя щедро наградим, хотя, может быть, и не отпустим. Но ты приходи! Ты весёлая.

- Я? – собственный голос показался мне чужим, ломким.

Дева кивнула, улыбнулась.

Губы у неё, я только сейчас обратила внимание – были с едва уловимым синеватым оттенком.

- Вам нужна помада, - пробормотала я, толком не думая.

Дева засмеялась:

- Какая смешная девочка! На наших губах не держится помада. Ведь мы – лесницы. А теперь иди.

- Идти? Куда?

- Туда, откуда тебя звали, - лесница повернула меня спиной к себе, прижала, обхватив за пояс одной рукой, вторую вытянула, показывая на что-то сияющее впереди. – Иди туда.

- Но… Я хочу домой!

- А вот этому уже не бывать. Тебе теперь придётся отыскать свой дом там. Кто танцевал с лесными девами, никогда не возвращается обратно. И ты не вернёшься. Иди же. Не тяни. Скоро рассвет, если ты не дойдёшь вовремя, тогда снова вернёшься к нам, снова будешь танцевать до утра. Снова будешь кружиться с нами. Мы даём второй шанс, но тебе лучше использовать его, когда ты придёшь к нам сама. Иди. И не оборачивайся. Тем, кто обернулся к лесным девам, никогда не встретить рассвета.

«Орфей и Эвридика на новый лад?»

Мысли в моей голове запрыгали зайцами. И остро ненавидя себя за то, что делаю, я шагнула вперёд. В густой и вязкий туман.

Ленты волочились по земле, ленты то и дело путались во что-то в тумане, ветви дёргали за волосы, будто лес не хотел меня отпускать, а потом все закончилось. Я споткнулась, на ровном то месте! Покатилась куда-то, обо что-то задела плечом. Звякнул сердито браслет на левой руке и всё закончилось.

Я стояла посреди небольшой очаровательной деревушки. Такой… славянско-русского типа. Избушки-пятистенки, золотистые срубы, светящиеся будто сами по себе. Чуть покрытые разноцветной дымкой стёкла. Резные двери, наличники. Палисадники с цветами и кустарниками.

И я. Посреди деревни.

Вся такая красивая, в царапинах, волосы всклокоченные. Ленты эти дурацкие.

И ощущение было такое, что туман с меня смывается, отступает подобно волне отлива.

Тёплый луч солнца лёг на макушку, погладил.

Я села прямо на землю и разревелась.

А вокруг меня бегали местные аборигены, на разные голоса повторяя:

- Таба, таба! Таба! Хай! Хайте! Таба! Кору! Кору га !

Я не знала, что хотят эти люди, я не знала, что меня ждёт, я понимала только одно – я была не дома, и путь домой отныне мне был заказан.


Глава 1. Прибытие.


Успокоилась я быстро. Хотя, нет, наверное, нельзя назвать это словом «успокоилась». Я перестала реветь, больше смотрела по сторонам, пытаясь понять, в чём неправильность происходящего. Я не буянила, и на окружающих меня женщин смотрела со зверской тоской в глазах.

Я была не дома.

Мой дом – моя прекрасная Земля – это голубое небо и белоснежные облака, это серо-серебряная Луна и яркое жёлтое Солнце. Мой мир – это машины, дома, магазины, самолёты, это… техника. Если уж одним словом, то техногенность, с её плюсами и минусами. Мой мир – это машины во всём: в быту, в производстве, в науке. Везде.

А сейчас вокруг меня была уютная деревушка: очаровательная и маленькая, такая восхитительно аутентичная и совершенно не современная. Здесь на заборах сушились горшки, а не стеклянные банки, а в окнах вместо прозрачных стёкол я рассмотрела куски слюды.

Ещё вокруг меня были глюки. Разные глюки: большие и маленькие, симпатичные на вид и такие, от которых очень хотелось спрятаться подальше. Желательно в шкаф. И дверцы за собой закрыть. И всем открывающим говорить, что меня нет.

Как там мама говорила? Дом ведёт – домовой, на дворе заведует дворовой, есть свои духи, малые народцы, отвечающие за конюшни, за бани, есть кикиморы, лешие, водяные, пикси, банши, личи… Нет, это я уже, наверное, совсем всё в одну кучу смешала.

Короче, вокруг меня, помимо людей – были те, кто к людям точно не относился. И нет, я вот от слова «совсем» не хотела знакомиться с ними поближе. Мало ли какую заповедь ненароком нарушу.

А! Кстати, да. Вот оно, почему окружение мне казалось однобоким и неправильным. Мужчин не было. Не война унесла, ведь я их видела не далее, как несколько минут… ладно, пару часов назад. Но сейчас вокруг меня были только женщины. Не девушки, не дети, не старушки. Именно женщины, которых можно было однозначно причислить к замужним. Такие дородные, такие… уютные что ли. Только вот конкретно с этими мне общаться не хотелось совсем. Да кто бы меня ещё спрашивал! Они точно этого делать не собирались.

Далее началось всё самое интересное. Меня раздели – сопротивляться я и не подумала. После такой пробежки то, во что я была одета, даже на тряпки не годилось. Видимо, думали местные также, потому что на моих глазах разноцветное тряпьё отправилось в печку. В качестве топлива.

Затем последовало продолжение. В огромную деревянную бочку налили воды, хорошо хоть не холодной, и в эту воду запихнули меня. Опять же, я не сопротивлялась. Скорее даже обрадовалась. После леса, после того, как я очень феерично по склону прокатилась, выглядела я… ну, наверное, близко к чучелу. Ванная не помешает. Пусть даже такая.

Я не сопротивлялась, пока меня мыли.

Не сопротивлялась, пока меня намазывали какой-то гадостью. Реально гадостью.

Мне не пришло в голову возмущаться, пока меня обмеряли.

Я даже не стала дёргаться, когда в мои волосы, в мои волосы!!!, начали втирать соль. Мелкую, противную, бррррр… Дальше было хуже. На смену соли пришла какая-то зелёно-бурая грязь. И мало того, на волосы! Эту мерзость нанесли на всю меня. Пахла она соответствующим образом. А ведь меня только вымыли! И… зачем это оно такое оригинальное нужно было?

Фу, ну, и вонь же!

Решив воспринимать происходящее, как одну из форм SPA-процедур, я предпочла закрыть глаза и подумать о чём-нибудь приятном. Нервничать? Ну, нет. Зачем?!

О том, что меня ждёт (ну, раз так готовят – значит, ждёт что-то?!) я узнаю в своё время и не раньше. А нервные клетки не восстанавливаются. В любом случае, хуже, чем было – быть уже не может.

…Если бы я только знала, как ошибаюсь!...

Впрочем, сначала с меня смысли грязь, потом снова закинули в бочку. Помыли. Раз, второй, третий. Облили из семи вёдер!!! Причём вода была только в трёх последних. В одном ведре было молоко, зачем?! В трёх других – судя по запаху, какие-то травы на меду. И спирту…

Пахло от меня после этого… Вот это было самым интересным. После всех этих процедур, пахло от меня лесом. С кожи пропали синяки, царапины, куда только делись?! Не то что бы я к ним душой прикипела или там они мне более чем нравились, просто как-то это… сплошное безобразие, я хочу сказать! Что-то сделали, а что – непонятно. Мне же любопытно и интересно!

Смотреть на себя, кстати, тоже было интересно.

Кожа сияла. Неяркое сияние перламутра окутывало меня, вот только красоты не добавило. Я сама себе напоминала правильное аккуратное привидение! И каждый раз, когда видела себя, мне казалось, что руки, ноги, тело – всё принадлежит не мне. А так и до родимчика недалеко!

После мытья меня облачили в тоненькую рубашку из какого-то полупрозрачного, но мягкого материала. Причём на окружающих меня женщинах я ничего подобного не видела. Что сарафаны на них, что нательные рубахи из материала были куда более простого. Поверх же моей рубашки на меня накинули что-то такое… Не халатное… и халатное одновременно. Две длинные тёплые полы, но рукавов не было вообще. Никаких завязок или пуговиц, а удерживалось все это «чудо» в повиновении сразу тремя поясами. Под грудью, на талии и на бёдрах.

С ногами у моих банщиц возникла заминка. На мою ногу… нет, не сорок первого размера – всё куда хуже, тридцать шестого!, найти что-то толковое не просто «сложно», невозможно! А тут у них ноги нормальные, под соответствующий рост и вес. Не то, что у меня…

Нет. В общем, я нормальная. Метр семьдесят рост. Вес очень даже нормальный, пятьдесят семь килограмм. И при этом такая маленькая ножка… Ещё и кости хрупкие, и общее впечатление, несмотря ни на что, такое воздушное, эфемерное, нереальное… В университете в театральном кружке успешно играла утопленниц и привидений. Других ролей мне не доверяли. Считали, что я не справлюсь.

А я бы и не справилась. С театром у меня отношения не сложились. Как и с рисованием, пением, музицированием, журналистикой, языками… Мама много куда меня записывала, когда я была маленькой, правда, увы… Толку от этого практически не было. Не давалось мне ничего.

Я была такой очаровательной девочкой-хорошисткой, которой иногда ставили четвёрки даже там, где нужно было поставить «три». Я была упорной, работоспособной, быстро схватывала, не очень быстро училась применять что-либо в деле. И была как все…

Не считая мамы и её увлечений…

И вот теперь я там, не знаю где. В мале-е-еньком флигельке на отшибе. Сижу на кровати и ем. Холодную круглую картошку с огромным ломтём хлеба и хрусткими свежими огурчиками. А на закуску – огромная груша и кружка с квасом. Вкуснятина. А теперь сидеть не буду. Чему быть – того не миновать, а я просто хочу спать.

Хочу же?

Нет. Не хочу. Боюсь снова увидеть лесниц, хозяек лесных дубрав и заповедных чащ. Я боюсь, что они снова увлекут меня за собой, снова в танец, и всё повторится снова.

Сон подкрался незамеченным. Я скрутилась клубочком на кровати, закрыла глаза… а открыла их рано утром, когда петухи за окном устроили грандиозную побудку. Спала плохо. Что снилось – не помнила в упор.

Но там точно было что-то очень огромное, массивное, тяжёлое и живое…

А вокруг меня было после пробуждения холодное… и пустое. Короче, путано немного, да? Заснула я на кровати, а проснулась на горочке. То есть, как… в общем, горочка была не очень высокая, это просто на ней из хвороста была сложена огромнейшая гора. И всё это было вокруг какого-то древесного столба, некогда явно бывшим деревом. И вот к этому самому дереву я была от души прикручена.

Даже не верёвкой. Цепями. Такие цепи удержали бы и огромного быка, не то что девчонку. Это я про себя если что.

Дёргаться некуда. Спать перехотелось мгновенно. В туалет как-то не хочется. Есть тем более не хочется. От жары, если она здесь бывает, или это чтобы мне макушку не напекло, в общем не знаю, но над головой у меня был зонтик, такой из еловых лап. Тенёк обеспечивал более чем достойный.

Вот только я что-то не пойму… правда. Меня убивать собрались? Или нет?! Зачем тогда мыли?! Кормили?!

Стою.

Вишу.

Сплю…

Стою. Вишу. Сплю.

Стою. Вишу. Сплю…

Что-то ничего не меняется.

Уже и день пошёл на спад, и вот-вот сумеречный цвет окрасит эту несчастную горочку в цвета топлёного молока. И глаза снова слипаются. И живот уже немного подводит от голода. Не так, чтобы совсем-совсем сильно. Но поесть я бы не отказалась.

Местных видно не было. Сомневаюсь, что за мной присматривали. А может и присматривали. Орать я не стала. Горло ещё бить не хватало.

Попахивает пофигизмом высшей степени запущенности, да?

Вот-вот, мне вечно друзья про это говорили.

Что я полная пофигистка и фаталистка. Фаталити это у меня от мамы. Она очень любила повторять: «Детка, чему быть – тому не миновать. Вот суждено тебе на костре сгореть, так и не бойся, утонуть не утонешь, и, даже если с высоты упадёшь, не разобьёшься».

Спасибо, мама, я помню. Было очень вдохновляюще, прям, настолько, что вот словами не передать, цензурными!

И долго мне тут ещё висеть? Уже совсем темнеет, туч нет, а… Нет. Вон одна туча летит. По диагонали.

Как-то странно она летит, ветер то в другую сторону.

И формы у неё… не кучерявые.

А…

А?!

ДРАКОН?!

Это была последняя моя разумная мысль, которая в моей голове появилась и застряла. Дракон летел юзом. То есть… ну, как… его шатало. По небу… Как будто пьяного. Пару раз это огромнейшее… мама, какие у него размеры?!, чудо выдыхало дым, пару раз плевалось огнём, поджигая такие как подо мной кучи хвороста.

И летела эта чешуйчатая торпеда прямо на меня…

Интересно, он сейчас плюнет на этот костёр, и всё, всё закончится, да? В точности, как мама и предсказывала… Это было предсказание, получается? В огне костра сгореть, да?

…Нет.

Хуже.

Много хуже!!!

Дракон спикировал вниз! Промахнулся, пошёл на новую попытку… Огромные когти сжались на столбе повыше меня и… дёрнули. Размером это летающее НЛО оказалось с… ну, двухэтажный дом точно, хотя скорее особняк нового русского, страдающего манией гигантизма.

Не знаю, чем страдает это летающее драконоподобное… но оно страшное… реально страшное и пугающее. Только мне деваться некуда. Сверху небо, вокруг небо. И холодно, блин! А внизу, можно согреться, если мозги ветром уже выдуло – полыхает костёр. Тот валежник, где ещё несколько минут назад я стояла.

И я куда-то лечу….

Куда лечу, зачем лечу? Поорать что ли от души?

Интересно, у драконов слух хороший?

Хотя нет, плохая идея. Вот заору я так от души, а он ка-а-ак возьмёт, как уронит меня! И что получится? Я и так больше всего себе шашлык напоминаю. В том смысле, что меня подготовили… накормили даже… Хотя нет, если бы меня решили ему на съедение отдать, то должны были откормить достаточно. Или для другого тут девчонок таскают?

Интересно, зачем дракону девушки? Или он мужчинам тоже не брезгует? Или…

Сделав глубокий вдох, я заставила себя успокоиться. Сумасшествие какое-то, мысли, как дрессированные тараканы, всё прыгают, бегают, и всё вокруг тематики этого дракона.

В сумеречном свете я не могла рассмотреть толком ни цвет его шкуры, ни изгибы его тела. Просто чешуйчатая громада… Просто создание, которое ещё недавно я считала выдумкой и сказкой. Правда, в моей версии сказки принцесса не дождалась своего принца. Она у меня получилась какой-то слишком воинственной. Прибила дракона (а что?!), забрала себе его сокровища, отгрохала замок, такой, что все соседние короли ахнули. Устроила между ними маленькую междоусобную войну, проредила их количество и в итоге вышла замуж за победителя. И… убила и его самого. «Чёрная вдова» моя сказка называлась.

Интересно, а здесь какие драконы? Разумные? Или не очень?

А этот, чего он летит юзом? Пьяный? А драконы могут пить?!

Да что ж такое то! Так, тараканы, цыть по местам! Разберёмся со всем по порядку движения и дальнейшего происходящего. Пока я хочу есть, пить, спать… Разве что в туалет не хочется. А! Ещё безумно хочется избавиться от этих цепей.

Внизу толком рассмотреть уже ничего не получалось. Что-то тёмное сменялось не менее тёмным, полосы чего-то посветлее перемежались чем-то снова тёмным. Короче, что-то там внизу было. Земля, ага!

Нервы. Я нервничала. Я слишком нервничала, и отлично отдавала себе в этом отчёт.

Но как бы я не казалась сама себе бесстрашной, у меня тоже был предел выносливости. И веры в счастливое будущее.

Я была не дома. Я была даже не на родной планете. В другом мире, который непонятно чем отличался от нашей Земли. И пусть я не специалист в области физики, но даже так у меня было ощущение, что с гравитацией здесь нелады. Не разбираюсь я в том, в какую сторону нужно уменьшить гравитационную постоянную, чтобы прыжки было чуть легче делать, а они сами получались выше.

Зонтик из еловых лап закрыл от меня солнце, так что и его восход, и его закат прошёл мимо меня. Я просто видела зарево, да и общий уровень освещения доказывал, что солнце здесь есть. Но ночь уже начиналась, вступала в свои права неспешно и грациозно, но никаких ночных спутников я не видела.

Небо было чистым, я видела звёзды. Совершенно непохожие на те, что привыкла видеть по вечерам я. Не было на небосклоне моих любимых созвездий, да и эти далёкие сверкающие пятнышки, как ни крутила я их в голове, не желали складываться линиями и изломами.

Яркий след сорвавшегося метеорита оставил в душе сладкую горечь.

Я загадала желание. Чтобы всё было хорошо. Больше – мне ничего не нужно.

Когда-то моё «хорошо», моё самое-самое отчаянное желание заключалось в том, чтобы удачно выйти замуж. Я хотела надёжный тыл, мужчину… человека, за которым можно ощутить себя как за каменной стеной. Насмотревшись на маму, на её увлечения, да вообще на всю эту ситуацию, я понимала, что больше всего хочу… обычного женского счастья. Без этих заморочек, примочек, заговоров, наговоров… А получилось, что… получилось.

Прохладный ветер забирался мне под подол, неприятно холодил тело, дёргал за кулончик на шее, но сдёрнуть его не мог, как ни старался. Я не замёрзла, всё же и не в таких условиях бывала… Но хотелось в тепло. И…

Резкий удар, как будто дракон влетел во что-то стеклянное и упругое одновременно, я ощутила не телом, а чем-то ещё. Не шестым чувством, нет. Это было абсолютно реальное ощущение, довольно болезненное к тому же. Ветер ударил своими огромными ладонями по ушам, и я на мгновение оглохла. Яркий свет после перехода от темноты окончательно завершил мою дезориентацию.

Прежде чем я успела прийти в себя, осмотреться, ну, хотя бы сообразить, что происходит, свет выключился. А дракон спикировал на посадку. Быстро, беспощадно и очень стремительно.

Словно бы забыл, что в его огромных лапах не просто столб, а «шашлык» - в смысле на этом «прутике» - есть живой довесок, и этот довесок я! Что за хамство?! Сам похитил, теперь решил сам же и прибить немного. Больно!

Приземление вышло далёким от мягкости. Дракон совершенно нахальным образом скинул меня… в воду… Уже без столба. В огромный не то пруд, не то бассейн. Водная линза, окружённая кувшинками и какими-то деревьями, была подсвечена парой декоративных фонарей. Тёмное зеркало воды отражало небо, кустарники вокруг, и как раз в него я и угодила с размаху. Вода выступила в качестве подушки безопасности, я ничего не сломала, не разбила и даже не наглоталась воды. А с этим идиотским: «таба!» ко мне кинулся… кинулась… фигура в длинной парандже.

Жутчайший диссонанс настиг меня мгновенно. Совершенно определённо голос был мужской. Но разве паранджу носили у нас не арабские женщины?

- Таба! Таба… - мужская ладонь провела вдоль цепей, и эти железки, отравляющие мне весь день одним своим существованием, расползлись, будто устыдившись. Я была свободна…

- Таба?

- Заладили «таба, таба»… У меня имя есть, вообще-то… Хотя оно кого-то здесь интересует? Где я? Вы можете мне сказать? И что значит вообще это ваше таба? Да и … убивать меня тут не будут? Я бы хотела немного привести себя в порядок, это можно? Простите? Вы говорите по-русски?

Мои слова уходили в пустоту. Мужчина, спасший меня от цепей, явно смотрел на меня и не понимал. Прелесть. И? Что дальше делать будем?

Протянутая мужская рука в перчатке не оставляла возможностей для двухзначной трактовки. Как маленькой девочке мне предстояло за неё взяться. И отправиться куда-то… Опять? Дальше? А если я не хочу никуда идти? Нет… Идти надо, не буду же я торчать посреди пруда, не царевна-лягушка всё-таки. Скорее, тут сказку можно переиначивать смело на… Хм, нет. Принц-дракон… А что будет если скрестить дракона и лягушку, и придать этому сказочный антураж?

В некотором царстве, в некотором государстве посреди болота жил дракон…

Господи, бедный дракон. Нет, плохая сказка.

- Таба?

Приняв руку своего спасителя, я попробовала улыбнуться. Но уставшие мышцы отказались складываться в положенную случаю гримасу. Я пошатнулась, но устояла. Ой, какая же я умница!

А ещё девочка гордая. Так что, никаких поводов для того, чтобы меня на руки брали. И всё-таки… какого цвета дракон, который меня приволок сюда, не знаю куда, затем, не знаю зачем?

- Таба, иру…

Это я так понимаю по недвусмысленному движению «идём»? А «таба» это обращение ко мне, ещё те аборигены заладили: «таба-таба». Ладно, пойти – пойдём, по дороге разберёмся.

Но по дороге мы не разобрались.

Вокруг было темно. Фонари, которые я видела кое-где, погасли окончательно. На дворе ночь, не видно ни зги! Мы шли в полной темноте… И нет, я приличная девушка, я не скажу, какое было ощущение.

Под ногами была гладкая дорожка, несмотря на босоногость, я не скользила. Было немного страшновато, мало ли куда налечу?!, но с другой стороны – глаза должны были перестроиться, и я хоть что-нибудь увижу же, да?

Наивная… Что-нибудь увижу? Ха! Я что считала? Что уже темно, и темнее быть не может в принципе. Но не прошло и нескольких минут, как только глаза начали подстраиваться к недостатку освещения – стало ещё темнее! И я опять перестала что-либо видеть. Вот мне интересно, что тут такого скрывают? Хотя, нет. Не интересно.

Я уже хочу куда-нибудь дойти!

Сколько можно?!

Полагаю, сколько нужно. Но я уже устала…

Минута, две, пять, десять…

Мы что, пешком пойдём на другой конец света?

Зевнув, я споткнулась, дёрнулась, поняла, что куда-то падаю… и упала. Ловить меня почему-то не стали. Вот это «галантность». Тут явно не джентльмены живут.

- Таба?! Таба!

Голос моего провожатого звучал встревоженно и растерянно. Я сидела на холодном камне и понимала, что всё, зарядка закончилась, дальнейшее продвижение откладывается в виду недостатка питательных калорий.

- Таба…

Вот заладил же. Бедный, у него язык не отвалится? А… темно же. Он ещё кажется меня найти не может. Интересно, если я сейчас тут лягу и свернусь клубочком, и вообще, сделаю вид, что меня не было тут никогда, меня оставят в покое? Хоть на чуть-чуть? Немного же вроде прошу. Или это только мне так кажется? Ладненько…

- Я здесь, - подала я голос.

И тут же тёмное на тёмном опустилось рядом со мной.

Мне была предложена рука.

Снова, ага.

И после того, как я за неё уцепившись, утвердилась на ногах, меня повели дальше. Собственно, довели только до ступенек, но о них не предупредили. Так что на этой огроменной лестнице я снова клюнула носом и снова рухнула. И снова ловить меня никто не стал. Не, что за мужик, я не поняла?!

Куда меня занесло, что девушке не могут просто элементарно помочь?!

Вставать я уже не стала, на заду, осторожненько, по лестнице начала подниматься, а когда лестница закончилась, снова тихо позвала:

- Я здесь.

Опять рука, меня подняли на ноги, куда-то завели, свет включился…

Я потеряла дар речи.

Это был… внутренний зал, наверное, дворца или замка. Не знаю… Но в обычных домах такого не увидеть, это точно. Сочетание мрамора и золота, лепнины и шелка, изящных ваз и самых настоящих рыцарских доспехов было абсолютно снобистским, пафосным и пошлым.

Поэтому, кивнув, я повернулась и двинулась обратно к выходу. Там по крайней мере, просто хотелось спать. А тут попросить: «Дайте мне это безобразие развидеть». Чего вдруг безобразие? Так, на дизайнера же училась. И производил этот зал впечатляющие чувства на непосвященных, а я писала курсовую после третьего года обучения, посвящённую королевским дворцам. Так что насмотрелась на то, что куда красивее, элегантнее и аристократичнее.

А не эта… вырвиглазная показуха.

- Таба? – растерянно позвал меня провожатый.

Я взглянула на него тоскливо:

- Ну, и место же тут у вас.

- Не… нравится? – неожиданно вполне по-русски заговорил этот тип. А когда я, открыв рот, уставилась на него вопросительно-возмущённо, пояснил: - Не могу… пока… говорить. Не хватать. Слов. Ты думаешь ярко. Но непонятно.

Ещё бы, попробуй русского человека понять, особенно когда он общается исключительно цензурными мыслями! Так. Стоп, стоп-стоп! Мысли?!

- Ты читаешь мои мысли?!

- Нет… - провожатый замялся. – Не могу сказать.

А… Опять нехватка слов? Не понимаю, как это работает, ну, да ладно. Главное, я сейчас спрошу, что вообще происходит, где я… и что происходит.

- Таба.

- Что это значит? – спросила я, держась из последних сил. Безумно хотелось взять с дальней стены какую-нибудь острую алебардочку… Ну, или хотя бы у ближайших доспехов отобрать дрынчик. И показать этому типу, как он ошибается, повторяя это дурацкое слово раз за разом.

- Невеста. Невеста дракона.

Ага. Так. Ладно. Поня…

- ЧТО?!

- Невеста дракона, - повторил мой провожатый, потом поклонился, низко, глубоко, отчего в груди что-то болезненно ёкнуло, предвкушая полнейшие неприятности. – Добро пожаловать в воздушный дворец, невеста дракона, пока ты не выберешь себе мужа, это место станет твоим домом. Я и мои люди – мы сделаем всё, чтобы тебе здесь было комфортно, уютно и понравилось, а пока… прошу. Идём за мной…

В висках стукнулось потрясённое: «не выберешь себе мужа». Бойтесь своих желаний! Они действительно сбываются… И иногда лучше бы они оставались не услышанными вселенной и неисполненными!

Я тупо сделала шаг, второй, третий… А потом потеряла сознание. Ну его, этот мир, это желание и вообще всю эту ситуацию с невестой. Можно я проснусь дома, в своей кровати и… всё это окажется просто сном?

Ну, пожалуйста!!!


Глава 2. Правила игры.


Лежу в своей комнате на кровати. Тело мало-помалу начинает двигаться, голова соображать. Нервная горячка, которая свалила меня на долгих две недели, предпочла отступить, решив не продолжать испытания на моей шкуре очередных безумных эликсиров местного придворного алхимика.

Местного и придворного – потому что вокруг меня огромнейший остров, здоровенный до такой степени, что при его описании хочется перейти на русский матерный. Остров искусственный, летает комфортно себе в небе. Называется Воздушный дворец.

Найти во всем происходящем логику я отчаялась сразу же после того, как встретивший меня человек рассказал, куда меня занесло, какая буча творится вокруг, и, самое главное, какое место в происходящем занимаю я.

После рассказа, честно, у меня было острое желание пойти и... прыгнуть с края острова вниз. Только чтобы оказаться подальше отсюда много, много дальше.

Итак… Даже теряюсь с чего лучше начать. Думаю, лучше всё же с окружения. Вокруг был Воздушный дворец. Дворец при этом здесь был один – тот самый, куда поселили меня. Все остальное было целым городом, который обеспечивал всем необходимым университет телохранителей и гильдию их же...

Откуда взялось вот это всё? Оно было создано в Воздушном дворце. С какой целью? Я тоже задала этот вопрос.

Собственно… Наверное, начну по порядку. После того, как я пришла в себя, я доползла до ванны, она здесь была совершенно сибаритская и роскошная. Мне предоставили несколько комплектов одежды, причём помимо шикарных платьев и платьев простых был нормальный комплект удобной одежды – мягкие брюки, рубашка, жилет. Именно их я и выбрала.

После того как я оделась, мне принесли еду. В комнату. Тогда я снова увидела человека, закутанного полностью в паранджу. Они здесь вообще нормально ходят?

Это было самым первым, что я спросила, когда ко мне вернулся снова человек, с которым можно было разговаривать.

Причём, самое интересное во всём этом было то, что чем больше времени со мной проводил этот человек, тем лучше он разговаривал.

- Простите, за всё, что случилось, невеста. То, что случилось, когда вы только появились на Реханте, не должно было произойти.

- Извините, если вы думаете, что я что-то сейчас поняла, вы ошибаетесь. Могу я узнать, как вас зовут? Мне очень неудобно общаться с человеком… чьего имени я не знаю.

- Я не человек, - засмеялся тот, кто со мной общался. – Но, впрочем, я понял, о чём вы говорите, прекрасная лэри. Меня зовут Квилл. Именно так вы можете ко мне обращаться.

- Меня зовут…

- Нет-нет-нет!!! – Квилл даже подскочил. – Пожалуйста, не надо!

- Почему?

- Потому что вы – невеста дракона. Вы можете назвать своё имя только человеку, который станет вашим мужем. Ваше истинное имя – это ваше главное сокровище здесь. На Реханте.

- Ничего не понимаю! – призналась я.

- Хорошо. Давайте я сейчас попробую вам что-то объяснить… Хотя не уверен, Таба, что у меня это получится.

- Таба?

- Так на нашем языке звучит «невеста».

- Мне не нравится, как звучит, - честно сказала я.

- Хорошо, ещё какие варианты? Например, одно имя нам дают при рождении, знают его только несколько человек… или наших близких. Близкие выбирают нам второе имя, которым мы представляемся, когда маленькие. В четырнадцать лет мы выбираем себе «внешнее» имя, самое общественное, которое мы называем всем подряд.

- Квилл – это и есть «общественное» имя?

Мой собеседник кивнул, словно обрадованный моей догадливостью.

- Значит, я тоже могу назвать что-то вроде «общественного» имени?

- Оно есть?

- Да. У нас есть имя, которое дают родители. А ещё у нас есть имя, которое дают… друзья. За качество характера, за какие-то поступки, за оплошности, за созвучие фамилии, за что-то ещё. Одним словом, у меня тоже такое есть.

- Какое?

- Ласточка, - улыбнулась я. – Ола.

- Ола? – Квилл кивнул. – Да, вам подходит.

- Как говорят в таких случаях в моем мире, «двоится в глазах?» Я тут одна, не выкайте мне, пожалуйста.

- Хорошо. Ола, тебе подходит. Но почему Ласточка?

- Летала. На дельтапланах и аэропланах. Поднималась на высокие утёсы, разгонялась и прыгала. А потом летела. Первые мои самодельные поделки были такие, что я чаще пикировала и взлетала только у самой земли. Вот за это пикирование меня назвали Ласточкой, а от неё появилась Ола.

- Хорошо, Ола. С чего начать?

- Почему ты называешь меня «невестой»?!

- Потому что это то, ради чего ты призвана в этот мир – выйти замуж.

Если бы я не сидела – я бы упала, а так у меня просто низко-низко отвалилась челюсть. Очень весело и очень смешно.

- Ты … пошутил?

- Я совершенно серьёзен. Нет, не подумай, - спохватился Квилл. – Твоим мужем станет умный, богатый, красивый молодой человек, который сможет тебя защитить, чтобы ни случилось! Он сможет тебя обеспечить, ты будешь счастлива.

Когда первый шок прошёл, и я снова смогла соображать, я спросила:

- Отвечай, пожалуйста, пока только «да» или «нет». Хорошо?

- Да.

- Меня призвали из другого мира, чтобы я стала чьей-то женой?!

- Да.

- Из-за этого мне грозит опасность?

- … Да.

- Я не первая невеста на Реханте.

- Да.

- Я ценна сама по себе?

- Нет.

Совсем хорошо. Раз ценна не я, что там у нас наука на этот счёт говорит? Человек – это набор генов. Как сказал Квилл – умный, богатый, красивый и дальше по списку? Очень напоминает аристократию на местный лад. Делаем допущение, что так дело и обстоит. Вспоминаем родную историю, а там у нас значится, что аристократия вырождалась из-за смешения крови и близкородственных браков. Раз не я сама, значит…

- Моя кровь и мои дети?

- Да.

Заминка, которая была перед ответом, была едва-едва уловима, но я её ощутила.

- Что-то ещё?

- Да.

Поскольку на этом моя фантазия себя исчерпала, я вздохнула и сдалась.

- Хорошо. Теперь, Квилл, пожалуйста, ответь, что ещё во мне ценно, если я сама не ценна.

- Твоё приданое.

- Я пришла из другого мира, откуда может быть приданое?!

- Именно потому, что ты пришла из другого мира, в этом мире ты получишь совершенно особенное приданое от богини нашего мира. Она всемогуща, она… считает, что те, кто появился здесь… вырванный из своего собственного мира, должны получить взамен хоть какую-то компенсацию.

- Ага, - кивнула я.

Квилл молча на меня смотрел.

Я молча смотрела на него.

Ждёт, что я закачу истерику? А… ну, раз я не первая невеста, а он так легко учится другим языкам, могу предположить, что даже если это не магия (а она явно здесь есть), то это некие способности. Соответственно, уже даже на его памяти я не первая невеста.

- И как часто? Призывают невест?

- Раз в три года.

- Значит, это должно было стать уже определённым образом рутиной? – пробормотала я, потом нахмурилась. Нет. Минуточку… Что-то здесь не складывается при таком раскладе воедино. Призывают. Полагаю, в контексте «пробуют».

- И сколько удач среди них?

Мужчина молчал долго, так долго, что я начала уже беспокоиться.

- Ола, - наконец, мягко заговорил он. О, узнаю тон заправского психиатра или священника, что есть одна сущность двух разных древних профессий. – Это…

- Пожалуйста, не надо решать за меня, что я должна знать, а что нет. Как удачно проходит призыв?

- Примерно в пяти случаях из десяти невест доставляют к венчальному озеру. Они могут прожить год, поддерживаемые лучшими магами жизни, чтобы забеременеть и родить… Во время родов, несмотря на усилия лучших магов, они не выживают.

- Их дети? Какая судьба ждёт детей этих женщин?

- Первое поколение не доживает и до двадцати пяти лет. Второе – живёт до пятидесяти, но только четвёртое достигает самого минимума средней продолжительности в нашем мире – ста лет.

- Грязно, - пробормотала я.

Мужчина смотрел куда угодно, но точно не на меня. Что он мог мне сказать?! Возразить? Так я была права. Это действительно другим словом, кроме как «грязно» - описать было невозможно. Это была грязь в самом худшем её проявлении.

- И, конечно, детей такой пары с самого рождения воспитывают в духе «плодитесь и размножайтесь»? Или к тому моменту, как они входят в детородный возраст, они уже давным-давно замужем или женаты? – я даже не осуждала. Со своим уставом в чужой монастырь не ходят.

- Да.

После некоторого молчания, я вернулась к более шкурному вопросу.

- Хорошо. Оставим пока эту тему. Я – невеста.

- Невеста дракона, - подтвердил Квилл.

И я снова потеряла нить беседы и логики.

- Дракона почему?!

- Потому что изначально таким образом невесту пытались призвать дракону.

- А теперь не пытаются?

Мужчина пожал плечами:

- Да какая разница? Люди должны быть с людьми, это закон, заповедь. А дракон… дракон хорош на своём месте.

Звучало, как по мне, не слишком красиво, но смотреть выше – чужой монастырь, свои уставы.

- Ладно, - протянула я. – Давай дальше. Значит, пятеро гибнут?

- Да. Одна невеста на сотню сохраняет свой разум после горячки…

- Той самой, которая меня корёжила две недели? – уточнила я дотошно.

- Да.

- Соответственно, что происходит дальше?

- Она выбирает себе сама жениха. Живёт с ним счастливо… И в зависимости от того, насколько мир принимает её, потомки… легче вживаются в жизнь Реханта.

- Так… А я?

- Одна на тысячу. Точнее, такой, как ты, ещё не было ни разу. Чего таить, ты первая, кто после горячки не просто остался в своём уме, но идёт на поправку стремительными темпами. Я бы сказал, что ты такая… уникальная.

И себе под нос, чтобы я не слышала, Квилл добавил:

- И первая, кто не закатывает истерики на ровном месте по поводу и без повода.

- Истерики – это, конечно, хорошо, - равнодушно отозвалась я, всё равно расслышав. – Только бессмысленно. Моё мнение здесь никого не интересует.

- К сожалению, да.

- Так зачем дёргаться и пытаться что-то изменить, тратить свои нервы? Будем вживаться в окружающую действительность и разбираться с ней. Думаю, Квилл, правила игры… в «выбери жениха» здесь далеки от честных.

- Скорее это игра краплёными картами.

- Так расскажи мне о ней? И… почему все вокруг ходят в парандже?!

- Мужчины, которые не выбраны невестой дракона или вообще не могут участвовать в турнире, должны скрывать своё лицо, чтобы не ввести девушку в заблуждение.

- А могут?

- Ещё как… Да ты не переживай, Ола. До конкурса красоты обычно доходят только десять самых лучших…

Каким титаническим усилием я сдержалась от хохота – лучше не упоминать. Моё лицо покраснело, я опустила голову, понимая, что ещё немного и моя маска спокойствия и хладнокровия разломается на куски.

Конкурс красоты. Мужской конкурс красоты ради меня!

Ну, не сойти мне с этого места, большего бреда я не слышала.

- А… ага, - немного сдавленным голосом. – А можно по порядку?

- Ты… - вот теперь Квилла я удивила ещё больше, судя по тому неверию, которое в его голосе зазвучало. – Не спросишь, какая опасность тебе грозит и почему?!

Вот что за наивный человек? Или те, кто сюда прибывал… А. Ну, конечно, кому тут включать было голову, если пятеро не выживали, а пятеро просто становились заложницами собственного возможного генофонда…

- Я думаю, помимо официального турнира есть те, кто хотят получить невесту дракона, потомство от неё… и приданое себе в обход официоза.

- Верно. Ты всё поняла правильно.

- Я за себя рада. Но возвращаемся к теме. Вначале будет… что-то ещё, а не конкурс красоты?

- Да. Вначале все, кто пожелает принять участие, пройдут отбор по весу, росту, положению в обществе, капиталу, то есть всему тому, что они могут предложить. В прошлый раз, например, в отборе участвовал даже принц!

- Только принцев мне не хватало!

- Не хватит, - подтвердил Квилл, даже не уловив, что это была ирония, даже далеко не тонкая. – Двое принцев уже женаты, вдовец с ребёнком принять участие в отборе не может.

- Даже так.

- Да.

- Хорошо. Значит, вначале формируется некий список женихов?

- Точно. Обычно в него входят от пятидесяти до ста человек. Бывает больше, меньше – уже нет.

- И что является первым официальным этапом?

- Турнир. Воинский турнир, - мой собеседник замялся, подбирая слова. Хотя, скорее, ситуация больше на допрос походила, чем на разговор. – Мы… комиссия из Воздушного дворца, будем судьями. На ристалище возможные кандидаты в женихи будут показывать свои умения в искусстве боя на ножах, клинках, без оружия. Как они стреляют, бегают. И всё такое подобное. Обычно остаётся половина.

- Доблесть, - охарактеризовала я. – Я могу за этим наблюдать?

- Да, конечно. Из специальной ложи, откуда будет видно только ристалище.

- Что будет после проверки на воинские качества?

- Проверяем ум. Твой будущий муж должен быть неплохим тактиком и стратегом, уметь быстро принимать решения, разбираться в ситуации, и какой бы плохой она ни была, находить из неё выходы.

- Хорошая проверка.

- И жёсткая, Ола. Отсеивается обычно каждый второй. После этого идёт турнир красоты.

- Ага… - пробормотала я.

- Да. Они все предстанут перед тобой без паранджи. Обычно, к этому моменту остаётся десять самых достойных молодых людей.

Ну, тут уже у меня даже слов не нашлось.

- Из них ты выбираешь троих.

Всё. Даже те слова, что в извилинах заблудились, благополучно в них где-то потерялись и скончались. Очень весело. Значит, мало мне того, что меня саму как личность не рассматривают, так ещё и выбирать в общем итоге я потенциального мужа должна по лицу.

Таланты! Грац!

- Ола?

- Именно по красоте? – процедила я.

- Да. Ну, там… блондин, брюнет, цвет глаз, размах плеч.

- Я буду выбирать себе в мужья картинку?!

- Ну… Да.

Страшного ничего не произошло. За мгновение до катастрофы я взяла себя в руки и снова успокоилась.

Картинку, значит, картинку.

- И? Как живут здесь муж и жена?

- Поскольку невесты дракона особый случай… муж остаётся во дворце или особняке своей жены, пока она не понесёт, после этого – уезжает в свой особняк.

- А жена остаётся одна?

- Да, - Квилл смотрел на меня, кажется, настороженно. Глаза у него были хорошие, только вот злые очень. И злился он не на меня.

- Ладно. Хорошо… Это пока не критично, невесомо, да и вообще, мало ли… Итак. У меня остались… Подожди. Я выбираю трёх, а дальше что?!

- Вы спускаетесь из Воздушного дворца и своим ходом отправляетесь к Венчальному озеру. По легенде оно появилось из радостных слёз нашей богини, к которой вернулся её возлюбленный.

- Пешком?

- Нет. Верхом. С положенными случаю остановками. Выбранные трое женихов всячески оказывают знаки внимания и стараются добиться твоего расположения. У озера же ты назовёшь только одно имя. И там же на озере вас и повенчают.

- А большим отрядом пойдём?

- Нет. Ты… Трое женихов. Твой личный телохранитель. Повар, потому что в походе нужно будет готовить. Опытный егерь. И личные телохранители трёх женихов. Получается, всего десять человек.

- А как же… если невесту хотят получить все, кому не лень, разве не опасно такое продвижение?

- Опасно. Но… не настолько, чтобы от него отказаться. Это единственный способ для невесты найти своё счастье. А безопасность будет обеспечивать дракон.

- А он с нами?!

- Конечно. Он же один из женихов. Это дань традиции.

- С ума сойти! – отреагировала я непосредственно. – Это что же… Он принимать участие во всех мероприятиях будет?!

- Конечно же, нет. Он в финале. По умолчанию.

- Ага, краплёная карта.

- И не последняя. Воздушный дворец и его гильдия, этот университет – лучшие на всем Реханте, так что… среди тех, кто сейчас здесь учится, будут и те, кто примет участие в последующих турнирах.

- Чем это грозит лично мне?

- Случайностями. Они будут происходить повсеместно. Ты будешь проходить куда-то, а они устроят на этом месте свой турнир. Конечно, в положенной накидке, но…

- Это не единственный возможный вариант.

- Верно. Чтение стихов, поэм, игра на музыкальных инструментах, исполнение сонат. Они знают, как очаровать девушку. И пустят в ход всё своё очарование, даже с тем учётом, что не смогут пользоваться своей красотой как оружием.

- И пусть победит сильнейший?...

Квилл давно уже ушёл, а я всё сидела в спальне, задумчиво пытаясь понять, что же мне делать. Замуж… вот так, с бухты-барахты, да за незнакомого человека?! Как-то это даже не смешно. Пошло.

Но вот что делать, чтобы этого избежать, я пока не могла понять.

Значит, какая-то богиня…

Изначально искали невесту дракону…

Теперь все подряд желают получить девушку из другого мира, чтобы… кстати, а вот зачем? Я у Квилла так и не спросила, что же там такое даётся в приданое богине, чтобы все поголовно сходили с ума?

За окном пел негромко ветер. Дойти до него я смогла только с третьей попытки. Устроилась на подоконнике, закутавшись в плед, закрыла глаза, а когда открыла – в стороне, на холме, уже был дракон…

При свете дня он показался мне куда огромнее, чем ночью.

Он был близко. Так близко, что я могла рассмотреть чешуйки на его теле, не круглые, как я думала, а немного вытянутые, и немного... приплюснутые по краям. Немного сумасшедшее описание, понимаю, но по-другому сказать не могу. Я ждала почему-то округлые очертания, а они были совсем другими. И чешуйки были чёткие, каждую-каждую можно было рассмотреть.

А ещё дракон был прекрасен. Толкнув створку окна, я устроилась ещё удобнее и начала изучать дракона, словно статую. Немного отстранённо, немного восхищённо.

Серо-золотой. Золотая голова, золотая шкура, серый живот и серые основания крыльев, серый хребет и снова золотой хвост. Гибкий всплеск золота и сумрака.

Длинная гибкая шея, крепкая голова. Вокруг - что-то среднее между костяным воротником и просто набором шипов, что-то типа такой «звёздочки», где складки между лучами звезды не дорисованы до конца. А! Ещё напоминает перепонки! Хотя услышь кто мои мысли, особенно сам дракон - он бы меня прибил на месте. Не все такие толерантные к глупым мыслям и словам окружающих, как, например, я сама. Но, что я могу поделать, если напоминает?

Дракон был огромный и прекрасный. На него хотелось смотреть, но с ним не хотелось связываться. Как бы так объяснить. Он был великолепен, восхитителен. Но в первую очередь, это была боевая машина смерти. И забыть об этом ни у кого не получилось бы. Такими мощными трёхпалыми лапами можно без труда перебить хребет человеку, а такими впечатляющими когтями порвать на куски! Длинный хвост оканчивался чем-то вроде шипастой булавы. Она подрагивала, и то раскрывалась, то закрывалась снова.

Если так подумать, то и на самой шкуре были видны некоторые утолщения. Кстати, когда кошка злится - она раздувается и шипит. А когда злится дракон - он ощетинивается? Что-то мне подсказывает, что эти утолщения тоже могут быть «приятным» дополнением шипастого покрова. Для врагов.

Хотя... какие враги у дракона? Один раз расправит свои крылья, плюнет огнём... и нет никого. Совсем никого и нигде...

Солнце бросало на серо-золотую шкуру тёплые отблески, гладило дракона по крыльям, по лапам. А лукавая морда снова напомнила мне кота. Каким-то таким... непостижимым образом.

Лукавая, тёплая, золотая. Ненастоящая и настоящая одновременно.

Всё вокруг было таким же. Плыло в тёплом мареве, окутывалось солнечным светом и тёплым. В воздухе танцевали пылинки, дурманно пахло чем-то из сада. Сказка...

Я просто попала в сказку, и ничего больше.

Правда, что-то подсказывает мне, что не стоит думать «Здесь нет ничего сложного, здесь нет ничего страшного, я просто открою глаза и проснусь дома». С тех пор, как пришли те сны, я подсознательно знала, что дома я уже не проснусь. Я видела это в глазах мамы...

Жаль, больше я её не увижу. Да, вокруг были маги, и магам были под силу заклинания, чтобы связать одно место с другим, пусть даже оно находилось на другом конце планеты. Но никто не мог соединить коридор между мирами из местных магов.

Призванные из другого мира же вообще никогда не становятся магами. Никакими. У них этой силы нет и быть не может. Квилл же сказал - я ничего не стою сама по себе. Я просто... товар, за который кто-то купит процветание своему роду и благословение богини заодно.

Мне не взять в руки оружие. Ни меч, ни лук, ни арбалет. Квилл поднял меня на смех, сказав, что учить женщину здесь не будет ни один толковый мастер, а от бестолкового мастера, который решится пойти против вековых традиций, много ли проку?

Мне не стать учёным... Кто согласится терпеть женщину над собой?

Одним словом, я не могла распоряжаться своей судьбой. Вокруг меня был дворец, чудесные комнаты, великолепный сад, а на деле - клетка и тюрьма, в которой я благополучно заперта.

Что может сделать человек против воли бога? Да ничего! Не могу же я начать, например, крестовый ход. Да и вряд ли богиня желала зла тем девчонкам, которые сюда попадали. Скорее, это была своеобразная защита для них. Другое дело, что некоторые сами бы хотели решать свою судьбу, сами планировать, что делать и как. Но такой возможности, судя по всему, мне уже не дадут.

Почему мне так от этого грустно и больно, я никак не могла понять. Я не смирилась с происходящим, не осознала его и не приняла. Просто ощущала, что во всём происходящем была такая жуткая неправильность. Как будто я заняла чужое место.

Но это уж вряд ли. Лесницы говорили, что звали меня.

А ещё, что однажды я сама к ним приду. Добровольно. Зачем? Лесницы могут мне помочь сбежать? Точно нет. Они ведь сами сказали, что мне предстоит искать свой новый дом именно здесь. Тогда почему?

И интересно, если дойти до этого Венчального озера, можно ли попросить богиню дать возможность жить самой? Своими силами? Самостоятельно? Тогда что-то получится? Хотя... Какая из меня «самостоятельная»?

Я ничего не могла в этом мире, в Реханте. Ничего не знала. Ничего не умела. Вряд ли мои знания и умения из прошлого мира могут иметь какую-то ценность для этого мира. Но это не значило, что я ничего не могу вообще. Это значило только то, что сейчас я могла только выиграть время и учиться. Мне нужно было научиться разговаривать на языке местных, потому что если со мной будет разговаривать только один человек, я никогда не узнаю нужного.

Мне нельзя вызывать подозрений. Вряд ли кому-то нужна своевольничающая невеста. Сломают, выдадут замуж, я и моргнуть не успею. Они это определённо могут, а неприкосновенности мне никто не обещал. Обещали мужа: умного, красивого, богатого.

Хотя, если уж выбирать добровольно, я бы выбрала дракона.

Огромный хозяин острова, с которого я не сводила всё это время взгляда, дёрнулся и открыл глаза. Поднял ко мне морду, и я поняла, что куда-то падаю, падаю, падаю, затерявшись в алой бездне его глаз...


Глава 3. Герой не моего романа.


Итак, что мы имеем?

Дракон. Это такая огромная огнедышащая и жутко красивая динозавроящерица, если кто не знает. Одна штука.

Меня, висящую у его носа - одна штука.

И отчаянное выражение обречённости у этого самого дракона на морде – одна штука.

Я вишу, жду развития событий. Дракон на живого мало похож. На воскового куда больше. И чего он ждёт? Что я орать буду? Так я не умею. Ну, я никуда не спешу, повишу, на него посмотрю. Красивый же.

Алая бездна взгляда снова поглотила меня, когда дракон открыл глаза, и первым, о чем он меня спросил, было:

- А ты вообще живая?

- Судя по тому, что я думаю - я существую точно, а поскольку ко всему этому прилагается кровь в венах, дыхание и бьющееся сердце - то да, я ещё и живая. А с чего такой вопрос?

- Спокойная ты больно.

- Ага, как крокодил, - согласилась я. - Тот тоже лежит себе на солнышке гребенчатым бревном, ни до чего ему дела нет.

Дракон пыхнул сквозь ноздри дымом, пытаясь... Ну, вроде что-то он пытался, да. Ага, засмеялся. Не такой уж он хмурый бука, он, в общем-то, даже если и бук, то довольно обаятельный.

- Как тебя зовут? - спросил он, когда успокоился.

- Ола.

- У нас есть похожие имена, - дракон опустил веки, скрывая алую бездну, и меня мягко опустило вниз - на землю. Ух ты, значит, это была его сила? А чего он тогда таким удивлённым был, когда меня к нему дёрнуло? Или не он сам дёрнул?

- А что они значат? - любознательно спросила я и тут же уточнила: - Как зовут тебя?

Дракон тяжело вздохнул:

- Ты всегда такая любопытная?

- Только с теми, кто не воспользуется моей слабостью и кому не интересно воспользоваться собственными знаниями к собственной же выгоде.

Как он на меня посмотрел! Просто вау!

Но говорила я сейчас правду. Любопытство своё я держала под семью замками большую часть времени. Частично, чтобы не подставиться, частично чтобы не быть никому обязанной.

Дракону же, в этом я была абсолютно уверена, власть надо мной была абсолютно до фонаря. Во-первых, даже если не брать в расчёт, что это всё фарс, он уже в финале глупого турнира на руку «невесты» из другого мира. Во-вторых, он полноценный хозяин этого острова, на Реханте такого единственного. Наконец, он дракон, и как меня просветил всё тот же Квилл - в этом мире дракон был абсолютно в единичном экземпляре. Штучная работа просто, не в обиду будет сказано.

- Ты неправильная.

- Это потому что не кричу и не бьюсь в истерике?

- Нет.

А вот теперь я уже удивилась. Как это нет? Меня за это моё ненормальное спокойствие в своё время и бревном, и снулой рыбой назвать успели. А тут вдруг нет?!

- Ну, хоть какое-то человеческое чувство тебе не чуждо. Я уж начал думать, что с тобой что-то не так. Я, конечно, понимаю, шок, чуждая обстановка, потом лихорадка. Мало приятного. Но мне не показалось, что это для тебя состояние необычное.

- Что-то вроде. Не вижу смысла дёргаться и тратить силы, с тем учётом, что они могут понадобиться потом. В более подходящее время.

- Странный подход к жизни.

- Скорее, к попыткам её закончить, - пробормотала я и ойкнула, когда огромная морда опустилась ко мне низко-низко. Это насколько у драконов слух чувствительный?!

- Что значит покончить?

- Это не мои слова. Это знакомые так называли. Или так считали? В общем, я занималась парапланеризмом и дельтапланеризмом.

- Что это значит? - поинтересовался дракон.

Возможно, кого-то другого подобный вопрос поставил бы в тупик, а я… Я хорошо знала, что именно делала.

- Попытка научиться летать на неподвижных искусственных крыльях.

- Это невозможно, - совершенно по-кошачьи зафыркал дракон.

Я и спорить с ним не стала. Ему с настоящими крыльями виднее точно.

- И какая связь? Того, что ты училась летать?

- В моём родном мире люди не летают, им это не дано. Искусственные крылья - это лишь суррогат того, что мы не можем получить.

- Пока не вижу связи.

- Чтобы взлететь, - терпеливо продолжила я пояснения, - нужно подняться повыше и прыгнуть. Но там, где другие могли поймать воздух и взлететь, я камнем пикировала вниз. Уже в самом низу получалось выправиться, приземлиться. И все повторялось заново. Высота - пикирование - приземление. Один знакомый, узнав о моих милых развлечениях, назвал меня латентной залётной самоубийцей. С тех пор и повелось.

Дракон кивнул и замолчал, потом вдруг сказал:

- Руж. Это моё общественное имя. Можешь смело так ко мне обращаться. А теперь я верну тебя в комнату. Квилл идёт, а я не хочу, чтобы он придумал себе что-то лишнее.

Возражать я, естественно не стала. Алчно покосилась на одну из понравившихся мне чешуек - я же хочу доказательство того, что мне это не снится, и я разговаривала с самым настоящим драконом?! И послушно расслабилась, ощущая, как тёплые потоки воздуха поднимают меня вверх...

Возвращение Квилла я уже встретила, как подобает, сидя на краешке кровати, сложив на коленях руки с длинными ногтями. Собственно, ногти я и изучала пристально-задумчиво.

Из-за моих попыток взлететь и не разбиться, ногти у меня были вечно… в плачевном состоянии. На работе никому до этого дела не было, дома тем более. Так что, до наращивания ногтей или накладных, я так ни разу и не добралась. И сейчас, вот эти длинные ногтевые аккуратные пластинки вызывали у меня слабое чувство удивления.

Это моё? Это часть меня?

- Ола? – голос Квилла застал меня врасплох. Не то что удивиться – я подпрыгнула от души и воззрилась на него сердито:

- Кто так делает?! Неужели постучать нельзя было? Хотя бы в комнате, там по притолоке! По стенке! Я же могла испугаться.

- Ты испугалась, - насмешливо заметил мне мой надзиратель.

- Ещё бы я не испугалась! Сижу, никого нет, быть не должно, а тут – хлоп, и ты!

Квилл хмыкнул, подошёл ко мне и легко поднял на ноги, оглядел, качая головой:

- Тебя нужно будет откармливать. До бала.

- А ещё и бал будет?

- Конечно. После конкурса красоты обязательно будет бал. Это что-то вроде утешающего приза для остальных. Возможность покрасоваться перед красивой девушкой в своём нормальном виде, без этого балахона.

- Неужели не было такого, что девушка влюбляется с первого взгляда в кого-то на балу?

- Бывало. Даже дважды они бежали. Один раз всё закончилось удачей, на озере их обвенчала богиня. Второй раз всё закончилось неудачно для девушки. Тот, в кого она влюбилась, просто не смог её защитить. Она была похищена, прожила после этого два года, родила двоих детей и скончалась.

- Впечатляющие знания, - заметила я, теряя налёт задора.

Квилл пожал плечами:

- Мы старались помочь. Жаль, не получилось. Так…

- Ты шёл только затем, чтобы осмотреть меня, как товар на рынке? – поинтересовалась я.

- Нет. Пригласить. Сегодня будет турнир.

- И на турнире все будут в балахонах?

- В доспехах. С опущенным забралом, - дотошно сообщил мой надзиратель. – Не сказать, что это помогает. Порой всё равно случается … разное. Но тем не менее, формально правила не нарушаются.

- А все знают, что «невеста» за ними наблюдает?

- Конечно, - кивнул Квилл. – Для них – это повод стараться активнее. Кое-что ещё. У тебя будет с собой лента. И венок. Венок ты наденешь на голову самому лучшему воину из всех. Ну, а ленту повяжешь на руку тому, кого захочешь помиловать.

- Помиловать? – переспросила я. – От чего?!

- От смерти. Тут иногда наши ребята заигрываются. Более чем заигрываются. Или, например, выносят на поле боя свои личные обиды. Доходит и до боя на смерть. Вот если идёт бой на смерть, а ты захочешь помиловать того, кого будут убивать – у тебя есть такое право. Один раз.

- Прецеденты были?

- Да. И не раз. У нас всё-таки… не заведение для благородных девиц.

- Я думала, это гильдия телохранителей.

- В первую очередь, да. Но телохранителей для других учат во втором корпусе. Да они все отличные воины и рыцари из числа простолюдинов. В первом корпусе учатся аристократы, и они здесь, чтобы уметь защищать себя. Ну, и соответственно тех, кто станет им дорог по той или иной причине. Или кого они будут обязаны защищать согласно долгу.

- Невесту дракона.

- Верно.

- А как к этому относится сам дракон? – уточнила я.

Квилл, двинувшись к дверям, остановился, повернулся, удивлённо на меня глядя. Я ощущала его удивление кожей и не могла понять, что его так задело.

- Почему ты спрашиваешь?

- Ну, как бы невеста его, - пояснила я негромко. – И по сути в каждый удачный призыв вы просто воруете у него девушек.

- Ола, подумай сама. Зачем дракону невеста?!

Если своим вопросом Квилл собирался поставить в тупик меня, увы, попытка провалилась.

- Кто знает. Может, чтобы съесть? Хотя вряд ли хозяин этого места людьми питается. Может быть, ему скучно, а невеста – гарантия того, что рядом с ним кто-то будет. Всегда. В любой ситуации.

- Маловероятно.

- Но всё же.

- Дракон ещё после первого призыва махнул лапой и сказал: «Делайте, что хотите».

На этом я предпочла замолчать.

Не то, чтобы меня действительно это очень-очень-очень волновало. Но было обидно. За дракона. Стараются, подгоняют невест… и их у него уводят. Безобразие!

- К тому же, - Квилл уже стоял ко мне спиной, почти выйдя из спальни. – Люди боятся дракона. Они не могут смотреть ему в глаза. Они не могут долго находиться с ним рядом. Животный ужас охватывает их. Колени становятся ватными. Мысли исчезают. В голове остаётся звенящая пустота. Всё, что ощущает несчастный – это как по его спине катится ледяной пот. Именно поэтому телохранители нашей гильдии ценятся так высоко. Потому что после обучения у дракона они более бесстрашные. Там, где другие перестают соображать, они ничего не ощущают. Женщины же ещё больше подвержены страху перед драконом. И если мужчины рано или поздно могут научиться жить с таким страхом, женщины – сходят с ума. Мы делали подобную попытку, Ола. Чтобы невеста принадлежала только дракону. Она сошла с ума у нас на глазах. И… увидеть подобное ещё раз – никто не хочет. Это слишком страшно.

Дверь за моим надзирателем закрылась. В комнате я осталась одна.

Да тут где-то не собака, а целый дракон зарыт!

То есть все вокруг дракона боятся? А я почему не боюсь? И вот не надо мне сейчас про то, что поскольку я из другого мира, это всё на меня не распространяется. Те девушки тоже были из другого мира.

Все они. Но ведь, судя по оговоркам Квилла – они все боялись?

Боятся люди. Но я тоже человек. На Земле других рас отродясь не водилось.

Минуточку. Ещё пару недель назад я твёрдо была уверена, что других миров не существует! А может и не существует? А я сошла с ума? Крыша уехала, помахав черепицей на прощание, и я сейчас в комнате с мягкими стенами, в белой смирительной рубашке.

Не складывается. Если бы я была в смирительной рубашке… разве бы я ощущала своё тело так отчётливо? То, как оно болит? Хотя, кто его знает, о чём там сумасшедшие думают и как чувствуют. Нет. К сожалению, лёгкого пути нет и не будет. Это реальность…

Махнув мысленно рукой, я взглянула на закрывшуюся дверь. И чего Квилл хотел, спрашивается? Ну, будет турнир, и дальше что?

Дёрнув головой, я рухнула на кровать, закрыв глаза. Как-то всё это не по-настоящему. Дворец в воздухе. Огромный дракон. Я чья-то невеста, и этой участи не избежать и никуда от неё не деться. Бессмысленность действий.

Как можно сбежать с летающего острова?

Ну, я знаю, как. Берётся совершенно неадекватный человек и… было бы желание, отсюда сбежать тоже можно. Параплан своими руками, и прощай дракон. Только зачем? Чтобы внизу стать жертвой интриг и игр? Глупости.

Зачем сюда затягивают невест? И называют «невестой дракона»? Как будто это его любой ценой хотят женить. Женить. Дракона…

Угу. Самой смешно. Хотя нет, не смешно. Вру! Я не понимаю. Тут обязательно должно быть что-то! Но у кого получить информацию?

Кто-то же должен что-то знать? Но отложу-ка я этот вопрос в сторону. Что за странный царапающий звук за окном?! Там только ветка дерева, которая меня, к сожалению, не удержит. А я бы пошаталась по территории с удовольствием! Скучно сидеть на одном месте, без возможности выйти и принять участие в каком-нибудь безобразии. И да, я этого не говорила! Ибо это не в моём стиле и не в моём духе.

А скреб-скреб это не глюки, это кот.

Кот был совершенно потрясающим. Поджарый рыжий меховой комок сидел на ветке дерева и возмущённо на меня смотрел. Можно подумать, это я его комнату заняла.

Хотя, если так, то нужно извиниться…

Поправив на плечах тонкую тёплую шаль, меня ещё знобило после болезни, я подошла к окну и толкнула створки, впуская в комнату прохладный ветер и кота.

Совершенно по-хозяйски кошачья наглая морда прошла под моей рукой в комнату, забралась на шкаф, в полосу тёплого света и улеглась там как ни в чём не бывало. Просто вау!

И скучно… Как же мне скучно!

Полежать? Поспать? Я больше уже не хочу спать. Сколько можно?!

Почитать у меня не получится. Местный язык я, естественно, не понимаю. Вязать – шить сроду не любила. Рисовать… Ну-ну. Если только чтобы обеспечить кому-то стабильные кошмары. Петь – лучше не позориться.

Вопрос! И делать мне что?!

Села. Встала. Посидела. Полежала. Походила по комнате. Полежала. Походила. Посидела. Когда ко мне снова вошёл Квилл, я сидела посреди комнаты и смотрела в пол.

- Ола! Ола, с тобой всё хорошо?!

Подняв голову, я кивнула.

- И чего так пугаться? Ну, сижу я. На полу. Другим заняться мне нечем.

- Можно было сидеть на кровати, - заметил мне мужчина.

- Там мягко, - согласилась я. – В сон тянет. Но я уже спать не могу. Мне чем-нибудь заняться хочется.

- Я подумаю, что с этим можно сделать, - пообещал мне Квилл. – Послушай меня внимательно. Сейчас сюда придут четыре женщины. Все они – тем или иным образом, заинтересованы в невесте дракона.

- Не во мне, как в человеке.

- К сожалению, да.

- И ты хотел предупредить, чтобы я не принимала их дружелюбие – за настоящее.

- Верно, - Квилл смотрел на меня выжидательно.

Ага, сейчас. Ка-а-ак впаду в истерику… Нет. Не впаду. Не хочу. Пообещать ему что ли, что как только я впаду в эту самую истерику, он обязательно-обязательно станет её первым свидетелем? Не, не буду мужика пугать. Он и так вряд ли доволен тем, что его при каждой невесте нянькой держат.

И, кстати, судя по его оговоркам, он уже с драконом давненько. Интересно, что его держит рядом с Ружем и почему? И… Кстати, кстати, Квилл же тоже не человек? Особого пространства для манёвра это не открывает, но запомнить и принять к сведению стоит. Мало ли когда что пригодится.

Да-да. Это ещё одна моя слабость. Полезную информацию я придерживаю до поры до времени. До шантажа ни за что и никогда, но вот воспользоваться ей для себя… я могла. Если мне не оставляли другого выбора.

Здесь пока я даже информацию собирать не могла.

И, говоря о женщинах…

- Квилл, как они будут со мной общаться?! Я же не понимаю вашего языка!

- Они твоего тоже. Я останусь и буду переводить. Не самое благодарное занятие, быть посредником в женских разговорах. Но оставлять тебя наедине с ними, если честно, ещё большая глупость.

- Кто они?

…Согласно рассказу Квилла, вот я умница, что поинтересовалась заранее!, среди заявленных дам присутствовали:

Дородная леди лет сорока-сорока пяти на вид (недавно с размахом отпраздновала собственное столетие, ага). Пышная брюнетка с томным взглядом ореховых глаз. Вся такая плавная, грациозная, просто «ух», а не женщина. Замужем за местным воеводой – не человек, обеспечивает безопасность летающего острова (как будто кто-то решится на него напасть!), и заодно – преподаёт «деткам» искусство войны. Именно в таком выражении, потому что воевать тоже надо уметь.

Звали леди – Римианна. Естественно, публичное имя. Они все представлялись публичными именами.

Вторую леди (леди – потому что аристократия, а вот титул на летающем острове уже значения не имел) звали Геранна. Жена преподавателя магических искусств. Эльфа. Этим всё сказано. Тонкая, как былиночка-тростиночка. Волосы цвета лунного серебра, но коротенькие, едва ушки прикрывают. Ушки остроконечные, но выдаются максимум на два сантиметра. Вся окутанная серо-голубым материалом, статуэтка хрустальных дел мастера.

Третья (не леди) – Астаннета. У них тут на две «н» прям какой-то бзик, честное слово! Астаннета у нас была не замужем, на летающем острове работала домоправительницей. То есть, говоря языком русским, эта девушка с весьма интересной внешностью, чем-то мне напомнившей лесниц, держала в ежовых рукавицах весь дом. Высокая, плечистая, коса древесно-зелёного цвета через плечо, глаза зелёные, с искрой золотой. А лицо какое-то безликое. Только нос выделяется – курносый, задорный и в веснушках. Полукровки здесь водятся? Если да, то, кажется, с одной из них я только что познакомилась!

Четвёртой была – барабанная дробь – жена самого Квилла! И вот на ней взглядом я застряла сразу и надолго. Невысокая. Идеально-ладная, разве что бёдра могли бы быть чуть-чуть пошире. Звали её – Джейранна. На этой двойной «н» я уже даже и не удивилась. Удивилась немного я другому. Квилл сказал, что все они могут захотеть воспользоваться знакомством с невестой дракона. Но вот последняя – Джейранна, почему?! Что он, собственную жену в чём-то подозревает? Хотя… если вспомнить, как они тут живут… Может и подозревать.

Это, конечно, не по-людски, но людей здесь как раз мало.

Собственно, вопросы мне задавали строго касательно одежды. Меня обмерили. С ног до головы. Прикинули, что мне подойдёт, при этом трижды, наверное, дамы переходили на спор (моё мнение не учитывалось). И придя к компромиссу, все меня покинули.

Квилл пообещал, что занесёт мне несколько игр и торопливо сбежал. Бедный, женская болтовня для мужчин порой хуже любой пытки. Это мне просвещённый монах говорил. Его мама как-то на шопинг с собой взяла, погулять. Вот после той прогулки ещё на одного кандидата в папы у меня стало меньше, а на мои бедные уши присели с монологом «как тяжело мужчине слушать женские разговоры».

Ну, тяжело и тяжело, я сочувствую. И сама молчу, много молчу. От души. Только вот чего мужчины не очень понимают, так это того, что, когда женщина молчит – это ещё хуже. Но тсс. Я снова слышу звуки, неужели мне сейчас дадут развлечение?!

Я ошибалась. Не дали.

Шаги не принадлежали Квиллу.

Мужские, но лёгкие.

Звук стих за моей дверью.

Мне уже определённо интересно.

Надо было догадаться, что произойдёт. В конце концов, Квилл же говорил, что это игра краплёными картами. А очаровать девушку всегда можно. Романтичный подход к жизни, нежные слова признания, возвышенные письма, немного баллад – и вот она твоя.

Гость запел под мягкий перебор струн, безумно похожих на гитару. Но всё же, спасибо начальному музыкальному образованию – это была не она.

И голос у парня был неплохой. И в ноты он попадал, по крайней мере, я не слышала фальши. Но вот такая сладкая навязчивость была не в моём вкусе. Герой не моего романа и всё тут. Я даже воспринимать это как развлечение не могла.

Скорее, как раздражающий фактор.

После знакомства с лесницами не думаю, что я быстро смогу слушать музыку без содрогания. Да и у лесниц музыка была другая. Там пели свирели и флейты, задорно подтягивали мотив губные гармошки, мягким переливом звучали скрипка и альт. Они меня манили этой музыкой. Танцевали мы под звук барабанов, под тяжёлые басы контрабаса…

А сладкая мелодия за дверью звучала и звучала.

Сладкая, нежная, сладкоречивая даже, пожалуй. Такой и сманить можно, девицу неосторожную. Неразумную. Заслушается, решит поближе… И так далее.

От души зевнув, я поправила платье и под внимательным взглядом кота забралась на кровать, обняв подушку.

- И вот чего ты на меня смотришь? Хотя… что я с тобой разговариваю. Меня тут только дракон и Квилл понимают. Нужно учить язык, нужно делать умные вещи. Только спать не нужно. Вот скажи мне, рыжий, почему у вас тут мир такой странный?

Очевидно, что кот мне ничего не ответил. Хотя определённое действие мой спич вызвал. Наглая кошачья морда спрыгнула со шкафа, перебралась ко мне на кровать. Кот улёгся своим немалым весом на моё плечо и мурлыкнул снисходительно мне в ухо.

По-другому и не сказать.

Хмыкнув, я погладила кота за ухом, получила возмущённый взгляд в ответ и закрыла глаза.

Что я делаю? Где я нахожусь? Зачем я здесь нужна?

У кого искать ответы и нужно ли это делать?

Как много вопросов.

Как тяжело…

В груди так тяжело, что я почти не могу дышать. И музыка эта за дверью всё не унимается. Не моё это. И место не моё, и мир… Хочу домой. Да только где ж дом тот?

Тяжесть на моем плече стала чуть легче, кот положил морду так, чтобы холодным носом касаться моей шеи, и тихо замурчал.

Муррр, муррр.

От мягких звуков повеяло домом. У нас никогда не было ни собак, ни котов. Во второй семье у папы была кошка. Она тоже так мурчала, спокойно, мягко…

Тяжесть из груди ушла.

Мы ещё повоюем, мы ещё посмотрим, кто кого.

Ну, а дом… что я, дом что ли не построю? И дом построю, и дерево посажу, и сына выращу. И дочку тоже…


Глава 4. Истинное имя.


Как выяснилось, присутствие моё на турнире было для галочки. В том смысле, что обо мне объявили: «прибыла специальная гостья» и под охраной дракона поместили в огромный шатёр (чтобы он тоже поместился). А уже в шатре дракон изменил свои размеры. То есть, я понимаю, что это мир магии, здесь многое возможно. Но чтобы огромнейшее создание размером с дом, на глазах становилось размером с огромного быка – это как бы… две большие разницы.

Не то, чтобы меня это очень сильно задевало, ну, магия и магия. Подумаешь. Я поймала себя на недостойных мыслях на тему этого самого дракона.

И чтобы отвлечься, я собиралась попытать Ружа. Но дракон, на меня сердито шикнув, уставился на поле, где объявили первый бой.

Ну, и ладно. За мысли никаких наказаний не полагается, в этих огромных тряпках, в которых меня обрядили, ничего не видно. Поэтому я уселась по-турецки, скрестив ноги, устроила руки поудобнее, а-ля медитация, и уставилась на поле.

Первый бой я перенесла… относительно спокойно.

Второй тоже.

К третьему я начала задумываться.

К тому моменту, как отсев закончился, в том смысле, что выступили все, кто хотел получить право доступа в следующий тур, я сделала свой собственный вывод.

Хотите знать, что такое турнир? Так вот, это брачные танцы груд металлолома.

Нет, может быть, это просто я такая не азартная или вообще не впечатлительная, но получается, что полтурнира я прозевала! И куда больше, чем происходящее на поле, меня интересовало не вывихну ли я себе челюсть!

Руж, поглядывая на меня время от времени, сердился всё больше и больше. Я видела, как кончик его хвоста то поднимается, то опускается.

«Что тебе не нравится, Ола?!» – наконец, не выдержал он.

А кто не стал со мной сразу разговаривать? Кто предпочёл пристально-пристально смотреть на турнир? Не я же! Так что, ничего не знаю, ничего никому не скажу.

И ему тоже. И вообще… я откинулась на подушках. Дракон нависал надо мной сверху. Вот сейчас он был не страшный, а просто пррррелесть!

Интересно, а желание потискать дракона - это из какой области? Просто он такой весь гладкий, такой спокойный, такой тёплый. И большой, и... Никоим образом не металлический! И...

Взгляд Ружа стал совершенно ошеломлённым.

- Ну, вот чего ты так на меня смотришь? – рассердилась я.

Дракон тяжело вздохнул, опуская морду ниже, почти на уровень досягаемости моих рук. Не, он понимает, что ещё немного и я реально буду его обнимать?! Он здесь хоть самый нечеловеческий, но зато самый адекватный!

- Ола.

- Да?

- Ты должна меня бояться.

Ага. Конечно-конечно. Снег белый, солнце красное, вода синяя, драконы – страшные. Да-да.

- Конечно, - кивнула я. – Как сильно?

- Ты должна от меня держаться подальше! А ты?

- А что я? А! Ты мои мысли читаешь?!

Дракон закрыл глаза и опустил морду ещё ниже. Нет! Нет, нет, нет! Я же сейчас… Руки протянулись вперёд сами собой, с трудом сдерживая радостный писк, я погладила этого самого дракона. Он был тёплый. Он действительно был такой тёплый, что я никак не могла удержаться. И его обняла за шею. Длинную, гибкую, тоже тёплую.

Вокруг меня были люди, очень много людей. Но они… я даже не знаю, как это объяснить. Они были очень холодными. Может быть, они и были то не совсем людьми, я же не знала, кто именно прячется под всеми этими накидками. Точно так же, как бедные женихи понятия не имели, какое чудо в моём лице прячется под шёлковой тряпкой. Но дракон, из всех, был единственно тёплым. Даже Квилл, который проводил со мной массу времени, был больше холодным. А, ещё тёплым, исключительно тёплым, был кот.

Руж вздохнул.

Нет, если он читает мои мысли, я ему сочувствую. Это у меня сверху спокойная маска, а внутри любопытство почище кошачьего и масса вопросов. Меня интересовало, как ребёнка, всё об устройстве Реханта. День, ночь, сутки, часы, времена года, сам год. Физика, химия, математика, литература, науки, магия. Меня интересовало всё, но спрашивать об этом я никого не могла.

И в результате внутри меня был гигантский котёл.

А ещё мне было скучно.

Я … привыкла к тому, что в том месте, который я называла своим домом, никогда не было тишины и спокойствия. Мама и её компания… они не умели молчать. Они обязательно что-то обсуждали, спорили, ругались, ссорились. Они разговаривали на десятки, сотни, тысячи тем. Философия, политика, экономика, история, литература.

Только у себя дома я могла неожиданно стать частью спора о том, какое место занимает дьявол в литературе, а потом на следующий день оказаться подопытной в эксперименте кузнеца, какой вес был у женских доспехов, например, XVI века. И уже через пару часов после этого обнаружить себя в самолёте, поезде или автомобиле с небольшим рюкзачком «самых необходимых» вещей…

Я могла летом оказаться в Турции, на рафтинге, на бурной горной реке. Через пару недель после этого в Антарктиде, а в конце месяца в джунглях и лично выдалбливать под присмотром очередной духовного «наставника» мамы деревянную лодку.

И при этом я ещё умудрялась как-то делать вид, что я нормальная.

Правда, делать вид. И это ключевое.

Сейчас мне действительно было скучно, я задыхалась в этом дворце. Мне в нём было и одиноко, и тускло, и пустынно, и холодно.

Этот холод пропадал только рядом с драконом.

Поэтому я, мысленно ужасаясь тому, что творю, сейчас его обнимала. Согреться, хоть чуть-чуть, хоть немного.

- Так, - голос Ружа грохотнул у меня над головой. – Посиди-ка ты спокойно в уголочке. Сейчас позову Квилла.

- Зачем его звать?

- За ответами, - отозвался дракон, сердито.

А когда я его с огромной неохотой опустила, высунул голову на улицу и свистнул.

Дракон. Свистнул.

- Не свисти, денег не будет, - по инерции заметила я, а потом рассмеялась.

Руж, вернувшись обратно в шатёр, смотрел на меня тревожно, потом протянул лапу. Если бы это была человеческая рука, он бы определённо попробовал потрогать мой лоб. Но так… его лапа зависла немного в стороне от меня, позволив мне рассмотреть всё в мельчайших подробностях. Какая у него интересная передняя лапа!

Чем-то напоминает человеческую кисть, правда, только четыре пальца. Три длинных – и один короткий, большой. А какие когти! И ещё вот эти тоненькие перепонки…

- Кстати, Руж, а ты умеешь плавать?

Дракон тяжело вздохнул.

- Умею.

- Но, наверное, плавать тебе приходится в океане?

- В том числе, - коротко ответил мне дракон.

Явившийся Квилл отвлёк меня от мысли о том, к какому роду стоит причислять моего дракона. И этот хвост! Хвост же! В общем, пока эти двое о чём-то тихо шептались, я аккуратно добралась до хвоста и в него уцепилась.

Самое главное, не надо спрашивать, чего я накурилась. В виду того, что моя адекватность вылетела в трубу пока я шла к шатру, следует иметь в виду, что ответ на этот вопрос я не знаю.

Зато собственную неадекватность более чем замечаю.

Ибо я себя так не веду! В конце концов, какое моё дело, умеет ли плавать дракон?! И вот чего я полезла к нему обниматься? Замерзла, большое дело! И… хвост…

Нет. Отпустить хвост – это выше моих сил.

А дальше… дальше случилось кое-что особо интересное.

Разговор Ружа и Квилла шёл на местном языке, поэтому я даже не прислушивалась. Ну её, эту тарабарщину.

А прислушиваться стоило, потому что тарабарщина таковой быть перестала и стала простой и понятной. Правда, построение языка было каким-то немного искусственным что ли, зато смысл я наконец понимала.

- Не объяснишь, что с ней?

- Что с ней? – Квилл перевёл на меня вопросительный взгляд в тот самый момент, как я прикидывала съедобен или нет кончик драконьего хвоста.

Оба – и мужчина, и дракон воззрились на меня абсолютно ошалело. На что я им радостно улыбнулась.

- Пыльца белого лотоса! – пальцы Квилла оказались рядом с моими, мужчина попытался отцепить мои пальцы от хвоста дракона. Но, шать! Когда это я отдавала такую прелесть?! Моя прелесть! Не дам! Не отцепится – орать буду.

Квилл дрогнул, отступил.

- Когда успели? – осведомился Руж, увеличиваясь в размерах немного и изгибаясь.

Хвост в моих руках стал длиннее, толще, и пришлось перехватываться ещё чуть ближе к кончику.

Что успели?!

- Не знаю. Если только по дороге к турниру. На людей она всегда действует наркотически. Но… смысл?! Обычно эту пыльцу подмешивают магам, чтобы лишить их возможности колдовать. Люди теряют адекватное восприятие действительности, но и только.

- Привести её в себя можешь? – уточнил дракон.

- Хвоста жалко? – съехидничал Квилл, потом хмыкнул и кивнул: - Сейчас сделаю. Кстати, Руж…

- Да?

- Покушения уже начались.

- Уже?!

- Да. Её пытались сманить. У дверей стоял кто-то, пытался её выманить в коридор. Хорошо ещё рыжий Талисман был рядом.

- Кот зашёл в её комнату?

- Да. Там и остался. Выгнать его, сам знаешь, невозможно.

- Что-то вокруг неё слишком много странностей, - подытожил Руж, опуская голову и пыхнув на меня тёплым воздухом. – Ола, ты меня слышишь?

А это он на каком языке сейчас говорит? Правильном или не очень? И вообще, чего вот он меня Олой называет?! У меня своё имя есть, нормальное!

- И хватит меня так называть! У меня имя есть! Я…

Я подавилась словами в тот самый момент, как опомнившийся Квилл зажал мне рот.

- Ничего себе, - пробормотал дракон. – Приводи её в чувство. Это же она таким образом могла своё имя сболтнуть кому угодно! И тогда… её пришлось бы отдавать за этого «кого угодно». Вопреки всем традициям.

- А зачем они нужны? – поинтересовалась я вслух, пока ругающийся Квилл тряс укушенной рукой. А нечего ко мне лезть немытыми руками! Откуда я знаю, что он успел потрогать, пока был в этих манерных перчаточках! И вообще, я мужиков в перчатках не люблю. Они мне кого-то очень неприятного напоминают.

Дракон и Квилл переглянулись.

- Так. Я сам, - решил Руж.

- Может, лучше не надо?

- Тут ты не справишься.

Какой странный разговор. Что он сам? Кто он сам?

Взгляд поплыл, тело тоже.

Ощущение было такое, словно на мгновение меня снова подхватила музыка. Словно я опять на той самой поляне, и вокруг суетятся Лесницы, меня переодевая.

- Какие глупые, - смеётся одна из них. – Позвать – позвали, а кого именно не знают, и не узнают…

- Ола!

Тихий вскрик над ухом, кажется, я куда-то падаю… падаю… падаю…

Когда я открыла глаза, вокруг меня было очень темно, а ещё – тепло. И почему-то… чешуйчато? Не поняла, это что ещё за выкрутасы не то сознания, не то окружающего мира? И голова… тяжёлая.

И на губах соль.

Лизнув запёкшуюся корочку, я сделала сразу два разумных вывода. Во-первых, это не соль – это кровь. А, во-вторых, это моя кровь. Давненько не было такого, чтобы у меня кровь носом шла. В детстве бывало. По-моему, это у всех такое было.

Краешек света показался над моей головой, а потом свет залил то место, где я была, заставив меня заморгать.

Тепло пропало, а меня аккуратно снял Квилл. На мгновение повернувшись, я увидела лапы. Две огромные драконьи лапы, возвращающиеся на землю для упора.

Ага. Угу.

То есть это вот сейчас – я была в лапах дракона.

Бедный Руж. Думаю, такой головоломной и проблемной невесты у него до этого просто не было.

Дракон фыркнул насмешливо и взглянул на меня:

- Пришла в себя, Ола?

- Относительно. Голова… болит.

В последний момент заменила я нейтральным словом более точное «раскалывается». Голова болела просто изуверски, ощущение было такое, словно я перепила чего-то очень крепкого, смешав с неподходящим для этого алкоголем. Да, да, не святая. Дело было, на студенческой вечеринке я один раз хватила лишнего. Мне хватило.

Никаких больниц и прочего, но весь букет «чудесных» ощущений запомнился мне надолго. Так что бокал вина со знакомыми, бокал пива во время посиделок у костра – и больше не надо.

А сейчас ощущение было, что я надралась до зелёных ящериц, а потом их стая просто раздраконила мою голову.

- Ола…

Квилл в бессилии обернулся на дракона. Что-то спросил. Эффект понимания снова куда-то пропал, так что я лишь похлопала глазами. Хотя что-что, а вот о чём они там говорят, меня сейчас мало волновало. Гораздо серьёзнее был вопрос, почему же так болит голова? И что что за концерт я устроила, тоже неплохо было бы выяснить.

- Ола… - Квилл протянул ко мне руку, пока я долей интереса наблюдала за происходящим. – Мне нужно тебя коснуться.

- Касайся, - не поняла я проблемы. – Кто тебе мешает то?

- Это не принято делать… Но без касания я не пойму, что с тобой.

Не, ну, реально, как эти ребята тут живут, когда у них тут такие жуткие ограничения? Или это касается только невест? Или вообще ни одну аристократическую даму трогать нельзя?

Честное слово, бред. Я на Реханте только и могу, что удивляться и пытаться собрать свою собственную голову воедино. Ну, точнее, не голову, мысли. А то они от каждого такого закоса разбегаются шустрее, чем тараканы. Не понимаю я, ни мира этого, ни его жителей, даже дракона. Или тут правильнее будет «особенно»?

- Касайся, - повторила я, - разрешаю.

И только после этого, Квилл самыми-самыми кончиками пальцев дотронулся до моего лба.

Как интересно. Когда я чуть не произнесла своё имя, он зажал мне рот. А когда я в рассудке – еле-еле касается. Что-то у них тут пунктик с именами.

- Руж.

- Да? – дракон, дав отмашку, чтобы на поле меняли декорации, наклонил ко мне морду. Видимо, понял, что мне больно на него смотреть.

- Почему вы так зациклились на этом имени?

- Власть. Знание истинного имени человека – даёт над ним полную и неограниченную власть. Она не всегда бывает топорной, - дракон немного помолчал. – Иногда эта власть базируется на чём-то. Кому-то достаточно названного имени, кому-то потребуется ещё и чтобы его коснулись, или дали вдохнуть какой-то запах.

Что-то мне это напоминает… Типы людей по самому главному каналу получения информации. Аудиал – по слуху, визуал – по взгляду, кинестетику нужно обязательно коснуться. Кажется, так. Но не ручаюсь за точность. А здесь, значит, именно на этот канал должно пойти воздействие. Ладно, допустим, так.

- Что собой представляет истинное имя?

Вот теперь дракона и своего надсмотрщика я ввела в ступор, оба переглянулись и снова воззрились на меня.

- Что собой представляет?

- Да. Там откуда я пришла, никаких истинных имён нет. Есть обычное имя, есть имя-прозвище, которое дают друзья, знакомые или недруги. Но нет ничего такого вот особенного и ярого.

Снова непонятное мне переглядывание, снова непонятный разговор.

- Хорошо, - кивнул Руж. – Что ты предлагаешь?

- Ну, для начала, объясните мне, чем меня … и каким образом меня опоили? Или как это правильно сказать?

- Окурили, - подсказал Квилл.

- Окей, оставим эти технические детали. Чем на меня воздействовали и зачем?

- Пыльцой белого лотоса. Это отравляющее вещество, имеющее наркотическое… воздействие на организм человека.

Сказать, что я потеряла дар речи – не сказать ничего. Я просто выпала в осадок. Простите что? Как по энциклопедии прочитал, честное слово.

Или на Реханте тоже есть наркотики, или Квилл сказал что-то другое, но магия, отвечающая за наше взаимопонимание, перевела мне именно таким образом.

Ладно, проясню данный вопрос немного позднее, он в любом случае сейчас не к спеху. Зато, куда интереснее, подоплёка случившегося со мной.

- То есть меня хотели отравить?

- Нет. Пыльца воздействует на сознание человека, побуждая его говорить правду и ничего кроме правды. Если бы кто-то спросил тебя твоё истинное имя, ты бы его сказала.

- Соответственно, что это дало бы вопрошающему?

- Или возможность где-то пройти нечестно или воздействовать на тебя напрямую, чтобы именно его ты выбрала у озера.

- Пыльца – редкость?

Очередное переглядывание.

Ещё немного и я взвою, и сообщу этим двоим, что «девушка» далеко не значит «тупица». Или сама задумаюсь над вопросом, как умудрились местные девушки и женщины опустить мнение о собственных умственных способностях ниже плинтуса!

- Да, - ответил мне всё же Руж. – Использовать её может только тот, кто добыл. А чтобы её добыть, надо обладать очень специфическими качествами. Не говоря о том, что нужно быть воином и магом одновременно. И очень хорошим воином, и очень хорошим магом.

- И где этот цветок растёт?

- В чаще лесниц, - на этот раз почему-то ответить было легче Квиллу. – Обычно те, кто туда уходит… не возвращаются.

- Кто такие лесницы?

- Лесные девы, - продолжил мой надзиратель. – Они хранят покой лесов и долин, деревьев и кустарников. С их прихода начинается весна. Они творят магию в танце. Говорят, что могут выполнить любое желание. Там, где танцуют лесницы, вырастают лотосы. Правда, обычно они всё-таки танцуют в долинах, а не на воде. А белые лотосы – это след их танца на прудах, в реках. Лотосы живут несколько часов после танца. То есть, тот, кто найдёт их или счастливчик, или смертник. Лесницы не любят, когда кто-то за ними подсматривает. А любой оказавшийся поблизости от них – по умолчанию преступник. Мужчин они убивают сразу же, а потом тела отдают утопленницам. Их по Реханту много.

- Но это?

- Нет. Не народ. У них практически не сохраняется интеллект после смерти, - дракон воззрился на меня задумчиво. – Это скорее неупокоенные девы. Те, кто не смог жить и решил…

- Самоубийцы.

- Да.

- То есть, от меня кто-то, скорее всего, - начала я, осторожно подбирая слова, - хотел получить истинное имя?

- Да, - уже понял Квилл, как надо со мной разговаривать.

- И это возвращает нас к началу и к моему первому вопросу: что значит истинное имя?

Очередное переглядывание. И я с тяжёлым вздохом махнула рукой и оперлась на хвост дракона. Так сидеть было удобнее. Не поддувает и спину закрывает. Погладила задумчиво кончик и уставилась на поле.

Первая половина турнира – та самая, которая была общая рубка и столкновения, к счастью, закончилась. Не знаю уж, что там собирались оценивать, но сейчас весь этот металлолом снимался, а участники должны были выйти на поле со своим личным оружием.

Говоря проще – должны были пойти дуэли. К общим столкновениям дошло сто человек, как в принципе, Квилл и предупреждал, а теперь из всей этой массы должны были остаться самые-самые достойные. Грубо говоря – ровно половина. Всех участников поделили на две группы.

Участники были ограничены по времени. Дуэли должны были быть очень краткими, кровопролитными и достаточно жестокими.

По словам одевавших, хотя куда точнее «обряжавших», меня сегодня девушек, и Квилл это перевёл, жертвы среди учеников никому не нужны, поэтому на стадионе лежало заклинание Ружа. Да-да, это был заодно ещё такой тонкий восхваляющий дракона момент.

Короче, магия-магия. На стадионе было заклинание «копирования сущности». Так это я поняла. Любой, входящий под действие купола, был скопирован. А потом, при выходе из купола, эта калька накладывалась сверху и в случае отклонений восстанавливала пострадавшего до эталонного образца.

Звучит, как по мне, не очень понятно, да?

Так вот, смысл был очень интересным. Любые полученные повреждения при нахождении под куполом – исчезали, после того, как пострадавший покидал его границы. Можно было смело ломать кости, резать противника, почти что на куски. Единственное, что не восстанавливалась – это жизнь. Тот, кто умирал под куполом, умирал окончательно.

Заглядевшись, к своему стыду, на красивую белую лошадку, гарцующую по внешней стороне поля, я совершенно пропустила тот момент, когда разговор дракона и Квилла стал мне понятен.

- Значит, попытались сманить, следом вызнать истинное имя. И её саму очень интересует это имя и его значение, - Квилл, устроившись на подушках у входа, смотрел туда же, на стадион, а не на меня. – Руж, тебе не кажется, что что-то здесь не так? С ней – не так.

- Может быть, может быть… Где она была?

- Что? – растерялся мой надсмотрщик.

- Квилл, магический слепок.

Магический слепок? Э… это он о чём?!

- Не было.

Ну, естественно, в конце концов, я же не маг. Или они сейчас о чём-то другом?!

- Слепок исчезает только за три недели, - нахмурился Руж. И всё-таки какая у дракона богатая мимика. И кошачья морда. А!!! Выключите мне это сравнение! - Мы её нашли на второй день, - продолжил он тем временем. – Слепок не мог исчезнуть.

- Я думал, ты заметил, когда её забирал. Слепка не было.

Слепка? Забирал? Какая-то метка, получается, которая держится три недели? Но что за метка и зачем она нужна?

Дракон бесконечно устало вздохнул, потом снова вернулся ко мне.

- Ола.

- Да?

- Истинное имя – это магия. Магия, заключённая в коротком слове. Истинное имя описывает человека. Это не плоское слово, оно объёмное, в нём одном – множество значений, знаков, образов, цвета.

- Сущность и суть?

- Верно.

Я задумалась. Разве у меня есть такое имя? Что «Ола», что моё полное имя, которое мне никогда особо не нравилось – они все плоские, обычные. Это просто слова.

- А можно ли проверить?

- Что?

- Ну, есть ли оно у меня в действительности, я могу… - на мгновение я задумалась, выбирая, потом решительно кивнула, - тебе, Руж, назвать своё имя. Полное. Если оно истинное, то … ты получишь власть, которая тебе и не нужна. Зато я буду точно знать, грозит ли мне что-то, если подобная история с пыльцой лотоса повторится.

- Это опасно! – возмутился Квилл. – Ты человек, он дракон! То, что ты его не боишься, как положено бояться, ещё ничего не значит.

- Не значит, - согласилась я. – Но проверить это – обязательно нужно. Чтобы обезопасить меня от других… желающих.

- Но почему дракону то?!

- А кому ещё?! – опешила я. – Руж?

Дракон молчал. Ой, кажется, он понял, что со мной спорить бесполезно! Какой милый и галантный. Ну, наклоняйся!

- Руууж…

- Да, да, я понял, тебе до всего есть дело, - вздохнул дракон, подставив мне свою морду, - шепчи уж, досужая невеста.

Я не удержалась, я снова его погладила. Как кота, осторожно почёсывая чешуйки, потом наклонилась к уху и шепнула:

- Меня зовут Волкова Полина Аркадьевна.

Когда я выпрямилась, Руж смотрел на меня с вопросом, потом отрицательно помотал головой. Ничего не случилось. Имя было «плоским», как я и думала, а значит… истинного имени у меня на Реханте не было.

И судя по тому, как на моих глазах бледнел Квилл, ничего хорошего в этом не было.


Глава 5. Воинственная невеста


За стенками шатра слышны были голоса, звяканье доспехов, но внутри словно время остановилось.

Квилл, схватившись за голову, смотрел на меня с такой тоской, что мне реально его жалко стало. Дракон, обкрутив вокруг меня хвост, смотрел на нервничающего Квилла снисходительно. Потом вздохнул:

- Разберёмся с этим потом. Сейчас куда важнее то, что турнир не закончился, а всё самое интересное только начинается. Ола.

- Да?

- Мне нужно наблюдать за происходящем не из шатра, а быть непосредственно на поле. Ты останешься здесь с Квиллом.

- Нет! – голова, моя голова, ты думать вообще будешь?! Прежде чем выдавать на-гора такие вот вещи, сначала было бы хорошо подумать. Хотя бы немного! Хотя бы ради разнообразия… Но раз уж язык опередил конкретное осознание, надо продолжать. – Пожалуйста, можно я с тобой? Меня всё равно никто не увидит во всех этих тряпках.

- Тебе не нравится то, во что ты одета? – изумился Квилл.

Я взглянула на него сердито:

- Вот это?! Я похожа на … Я даже не знаю, кого привести в пример! Но это однозначно очень далеко от моих интересов. Они неудобные, они мешаются, в них даже двигаться по-человечески нельзя. Короче, сплошные жалобы на полчаса-час, остальное сам подставь, пожалуйста, - вежливо попросила она, потом снова взглянула на дракона. – Можно-можно-можно?! Под твоей защитой меня никто не тронет.

- Да на тебя никто и не посмотрит! – вышел из себя Квилл. – Ола, ты невеста дракона.

- С драконом потому и буду, - мирно улыбнулась я ему. – Кому какое дело? Сам подумай, всё и без того в курсе, что дракон в любом случае в финале. И то, что я под его защитой, никого не удивит.

- Всех удивит! – рявкнул мужчина и затих.

Запрокинув голову, я взглянула на мрачного Ружа. Ух, ты! А чего это он такой злой? Будто бы… Опять какой-то второй слой, который я не знаю и не понимаю?

- Руж? Ну, пожалуйста, - состроила я совершенно невинный взгляд. – Я буду тихо сидеть, никому не буду мешать, буду внимательно смотреть и выбирать самого сильного рыцаря. Ему же я должна вручить венок?

- Верно, - согласился дракон.

- Ну, как я разгляжу, что там происходит, из этого шатра? – поинтересовалась я лукаво. – У меня, конечно, зрение хорошее. Но вот во всех этих магических и военных игрушек взрослых мальчиков я ничего не понимаю. А ты мне и подскажешь, может быть, что-то!

- Никаких подсказок! – громыхнул Руж и замолчал.

Я радостно засмеялась, прижавшись щекой к его тёплому боку.

- Ты согласен, да, да, да?

- Ола!

- Да? – уточнила я, хлопая ресницами, благо только глаза из-под всех этих шёлков были хорошо видны.

- Да.

- Правда?

- Только молча.

- Конечно-конечно! – пообещала от души, продолжая цепляться за хвост Ружа. Дракон этим фактом доволен не был, но тем не менее, мешать мне не стал.

На поле мы так и появились. Он, увеличиваясь в размерах, и я, в кольце его хвоста. Хвостом же Руж меня поднял на собственную спину, где я с удобством и устроилась.

Какой он тёплый, какой он диванный!

Так, Ола! Голову, включи немедленно голову! На тебя тут целая толпа пялится сейчас, а ты тут сейчас будешь палиться, как шпион на проявленной явке. Так, устроиться поцарственнее, благо если сидеть в медитативной позе, со стороны так смотрится. И осанка ровная, и голова гордо запрокинута. Короче, идеальный пример, соответствующий тому, чему они, явно, успели здесь уже нафантазировать.

А вообще, жаль, что магии нет, я бы сотворила тут иллюзионную копию, а сама спустилась вот туда, пониже. Меж лап дракона. Там явно уютнее и спокойнее.

«Ола».

Ой. Я и забыла, что он мои мысли слышит! И вообще, когда я научусь вначале… Нет. Стоп. Ну, я же как раз вначале думала, а говорить так вообще ничего не сказала. Так что нехорошо винить девушку в том, чего она даже не сказала.

Дракон вздохнул ещё тяжелее. Вся огромная масса мышц (и ни капельки жира, вот разве так можно?!) пришла в движение, стряхивая меня вниз!

Чешуйчатые лапы поймали меня быстрее, чем я успела перепугано вскрикнуть. А там, где была я сама мгновение назад, появилась моя копия.

Ой, можно я просто признаюсь в любви этому чешуйчатому красавчику?

Руж вздрогнул. От души. Дрожь по его мощному телу прошла такая, что даже меня затронуло.

«Руж?» - испугалась я, положив ладонь на тёплое-тёплое тело.

«Ола. Ты…»

«Я?»

«Определённо, самая ненормальная девушка из всех, кто здесь уже был!» - укорил дракон, а потом поставил лапы так, чтобы мне было тепло и удобно, и уставился на поле.

А я… нет, туда я тоже посматривала, в конце концов, в мою честь бедные стараются (даже не подозревая, какую «гадость» им уготовила богиня в этот раз в моём лице), ну, неважно. Больше чем на поле, я пялилась на дракона. Да. Именно что пялилась. Потому что любоваться это всё-таки другое, а я прикипела взглядом к чешуйкам, изгибам, глазам…

Можно смотреть на эту ожившую красоту бесконечно!

«Руж».

«Ты обещала молчать».

«Так я молчу», - ничуть не смутилась я. – «Я только спросить».

«Спрашивай», - разрешил дракон, мудро решив, что проще и быстрее мне ответить, чем заставить меня замолчать.

«Как из всех разделили? Случайным образом?»

«К сожалению, да. Поэтому сильные могут биться против сильных, а могут биться против слабых. В этом случае, к нашей удаче, слабый не пройдёт».

«Руж».

«Да?»

«Я так и не спросила Квилла, что даёт богиня этим самым твоим невестам, что такой сыр-бор разгорается?»

Руж промолчал. Неохотно посмотрел на поле, где сражались сейчас два явных слабака, потом снова посмотрел на меня. Снова на поле.

И сказал немного не то, что я ждала услышать.

«Самые сильные, те, на кого тебе действительно нужно смотреть, появятся позже. Ближе к концу».

«Да? Спасибо».

«А твой вопрос… Ола. Это сложно».

«Ты можешь подумать, как и что мне сказать», - снисходительно сообщила я, и пока дракон, на удивление, воспользовался моим великодушным предложением, взглянула на поле. А что это у нас там такое происходит, что трибуны надрываются криком?

Любимчик на поле вышел?

О, судя по тому, что один больше выставляется, чем дерётся, так оно и есть. Проблема для его соперника в том, что даже в десятую часть собственной силы, дерётся этот пижон так, что того и гляди на поле свершится убийство.

Хм. А что это вдруг меня так беспокоит это?

Пижон был в очень тонких доспехах, чёрного цвета. Гибкий. Воинственный. Явно опасный, не менее явно, что осторожный. И он играл со вторым парнем так, что его «игрушку» можно было только пожалеть.

Каскады атак, следующих одна за другой, выматывали противника. Я была далеко не экспертом в военных действиях, но этого второго парня сейчас будут убивать.

Осознала это не только я сама, но ещё и «жертва». Он успел, в самый последний момент, буквально на краешке от смерти, он успел дёрнуться в сторону! Шлем снесло начисто, меч с очень тонким лезвием (и да, я девочка, а потому даже отдалённо не знаю, как называется такая железка) распахал парню щеку, висок, чиркнул по горлу, но не убил.

Махнув рукой, требуя остановить бой, я увидела, как Квилл кивнул и двинулся к распорядителю. Но увидела это не только я одна!

Второй, атакующий парень, мужчина, кто его разберёт в этих доспехах, увидел тоже! И его меч снова устремился к сопернику, уже лежащему на земле.

Добивать лежачего?!

Я смотрела на светлые-светлые локоны, совершенно шальные зелёные глаза, как у лесниц!, на синеватые губы, на заострённые уши, и понимала, что этому вот упавшему умирать никак нельзя. Не здесь, не от руки этого самого парня. И вообще, что за мания принимать какие-то решения за меня?

Я велела остановить бой!

А вообще, хорошо быть невестой…

Не знаю, почему я оказалась за мгновение до удара прямо на поле боя. Я не знаю, почему трибуны вдохнули, а выдохнуть забыли. Зато я знала, что прежде чем опустится меч и прижмётся к моей шее, я успею сделать встречное движение. Всего одно.

Как меня учил тот монах.

«Девочка, ты такая хрупкая, ты такая тоненькая. И ножка у тебя маленькая, и в твоих кулаках никогда не будет силы, чтобы бить так, чтобы напавший или посягнувший на тебя больше не поднялся. А потому тебе нужно запомнить, куда нужно бить, чтобы больше удара не последовало».

«Слишком сложно!» - возмущалась я сердито, - «зачем мне это знать?»

«Кто знает, когда пригодится?!» - смеялся надо мной монах.

Ну, и ладно. Оп.

Больно? Извини, воин, но тебе не следовало нападать в тот самый момент, когда над полем уже начал звучать рожок распорядителя. Только заглох.

Подумаешь! Появилась на поле практически из ниоткуда невеста дракона, и явно же один из лучших воинов академии просто сполз в хлябь под ногами, зажимая запястье. К моему уважению, свою железку при этом не выпустил…

В любом случае, я ничего не знаю, ничего не знаю, никому ничего не скажу.

И, Руж, сделай уже что-нибудь со своим гневом! Ещё немного, и те белые тряпки, которые вокруг меня, от твоего гнева загорятся!

Так, теперь ты, парень. Я взглянула с интересом на лежащего в грязи парнишку. Как он вообще оказался на этом поле?! И действительно, безумно, просто невероятно, напоминает лесниц. Ну, спишем всё на глюки. Где там моя ленточка? На правой руке. На левой руке до сих пор был тот самый дурацкий браслет! Он и теперь ощущался, правда, большую часть времени я про него вообще в упор не помнила.

Так.

Сняв с правой руки ленту, я под полное молчание трибун, повязала её на правом же предплечье того парня, которому спасла невольно жизнь. Да-да, легко свалить на обстоятельства, и двинулась обратно к Ружу, не удостоив победителя этой дуэли даже взглядом. Кто, кто, а этот Черныш был мне определённо не интересен.

Устроившись снова меж лап дракона, я запрокинула к нему голову.

«А можно как-нибудь снять с них оцепенение?» - мило уточнила я.

Дракон выдохнул сам. Ух ты, а Руж чего так переживал? В конце концов, свалилась ниоткуда девчонка, достанется непонятно кому, а нянчиться и защищать в первую очередь ему приходится!

Или тут это, престиж и всё такое?

Дракон снова вдохнул. Выдохнул на следующий раз он уже поток огня.

Реакцию окружающих я не услышала. «Заботливый» Квилл возвёл вокруг меня стену полнейшей тишины. Но это ещё было не самое прикольное. Пока я сидела меж лап дракона, закрытая ото всего и вся его хвостом, Квилл ярился над моей головой, трибуны никак не могли отойти от шока.

Несмотря ни на что, я слышала, что там происходит! Всё чаще и громче там, в рядах, звучало, что невеста в этот раз определённо бракованная! Интересно, если я сейчас самым активным, мысленно стукну чем-нибудь очень тяжёлым, это очень плохо повлияет на мою карму?

«Ола!»

А что сразу Ола? Ола тихо-мирно сидит меж лап огромного дракона и не отсвечивает. А всё остальное всем показалось. Да-да. Именно так.

Просто терпеть не могу вот таких подлых, пафосных. И вообще, раз я сказала остановить бой – его надо было сразу останавливать. Мгновенно.

«Кто-то вошёл во вкус?» - наклонил Руж ко мне морду.

Ох, кто-то рискует. Ох, кто-то рискует! Сейчас вцеплюсь и затискаю! А он потом сам пускай объясняет окружающим, что всё это значит!

Голова мгновенно вознеслась от меня на недосягаемую высоту. Я, зловредно улыбнувшись, воззрилась на Квилла, а когда и он отступил от меня (ага, они тоже общаются телепатически), запрокинула голову к Ружу.

«Нет. Просто этот парень не должен был здесь умереть».

«Ола. Это жизнь…»

«Я отлично знаю, что такое жизнь, почему люди гибнут. Но не ради того, чтобы потешить публику. И уж тем более, не ради того, чтобы потешить собственное самолюбие. А. Ещё этот парень в чёрном мне определённо не нравится!»

Руж и Квилл вздохнули о-о-о-очень тяжело. Как будто бы я им не говорила, что не подарок! Нет?! Неужели такую важную информацию я утаила? Ой. Точно. Не сказала. Я очень толерантная, очень спокойная и хладнокровная, маленькая гадость, с чётко устоявшимся мировоззрением и мироощущением.

Точка.

И да, турнир можно продолжать, должна же я выбрать, кто тут самый сильный воин?

Если он, конечно же, здесь есть.

Для турнира моё совершенно наглое вмешательство не прошло бесследно. Спасённый прошёл во второй тур (где логика?!), а «чернышу» предстояло провести ещё один бой. Проблема была только одна. Последнему участнику из турнира, самому сильному, не досталось соперника. И вызвать он мог, в свою очередь, совершенно любого, кто присутствовал на турнире. В том числе и тех, кто уже прошёл дальше.

В меру заинтересованно, в меру безучастно наблюдая за турниром, я предпочла даже на напоминать Ружу о своём вопросе, что именно же дарует богиня. К сожалению, ещё двоим смертникам помочь я не смогла. Одна «пара» дуэлянтов вынесла на круг свои личные проблемы. Не знаю уж, что они не поделили за пределами круга, но внутри него они не поделили жизнь.

Вторая дуэль со смертельным исходом была действительно зрелищная.

Я не только восхитилась мастерством, увы, убийцы, но ещё и подумала, что ему смело можно вручать венок сильнейшего в этом турнире. Но это я ещё не знала, какой сюрприз мне готовит последний бой.

Окружающие не знали тоже. Хотя будь я в родном мире, а это всё каким-нибудь гигантским рейтинговым топ-шоу, такой ход, несомненно, поднял бы рейтинги до небес и выше. Всё дело было в последнем участнике.

Он был… невероятно красив! Честное-пречестное слово. Правда, красота эта была не человеческой, как человеком не был он сам.

Мне никто не говорил, кто именно населяет Рехант, но путём собирания оговорок и прочих окольностей, я сделала вывод: а) люди, б) эльфы, в) русалки. Если точнее, видела я в какой-то книге упоминание русалки-мужика, как урсаила, вот пусть так и будет. Урсаилы.

Вышедший молодой мужчина относился как раз к последней категории.

У него была очень светлая кожа, очень-очень. И волосы! Длинные-длинные, цвета тёмного океана. Глаза были такими же, бездна, без конца и края, в которой плескался мирно океан. Узкий острый нос, узкий острый подбородок, узкое лицо. Мужчина был высоким, но вместе с тем очень худощавым. Излишне даже, пожалуй.

Гибкий. Узкий. Он напомнил мне плеть. А ещё, почему-то, акулу. Не дельфина, что можно было бы, ну, хоть как-то объяснить себе самой. А именно акулу. Подвижную, опасную, голодную.

Этот урсаил был в костюме. Такого, стального цвета. Среди всех груд металлолома на прочих участниках, он выделялся невероятного! И, естественно, я присмотрелась, интересно же? Увидела не сразу, Руж подсказал куда и как смотреть. Немного под углом. На ткани были нашиты в несколько слоёв серебристые чешуйки. Их было очень много, и, видимо, броней это было ничуть не хуже пластин и металла.

На голове у последнего участника был не шлем, а тонкая диадема.

Квилл, оставшийся рядом с нами, тяжело вздохнул.

Я взглянула на него с интересом:

«Один из лучших?»

«Вне всяких сомнений, один из десяти самых лучших и самых опасных учеников академии».

«А ещё головная боль?» - предположила я.

Квилл кивнул.

«Лорд Шейд. Тень океана. Высокопоставленный урсаил. Говорят, что его отец мог бы стать новым королём подводного королевства, если бы выразил такое желание. Князи Океана, это род Шейда, имеют на это достаточно влияния».

Я благодарно кивнула, снова взглянула на урсаила. Хорошенький. Вот действительно. Уж на что я равнодушно к мужской красоте, но на этого типа стоило посмотреть.

Взглянув на меня, этот самый Шейд высокомерно хмыкнул и… проигнорировал. Вау! Да тут я не главная ценность и сокровище. Куда больше сейчас этот мужчина заинтересован в моём драконе!

Руж наклонил морду вниз:

«Ола?»

«Он к тебе».

«С чего ты взяла?»

«С того, что… что…» - я опешила. Минуточку, а с чего это вдруг я взяла, что направляется этот самый «лорд Шейд» здесь и сейчас именно к моему дракону? И… ещё одно удивление и недоумение, откуда вдруг выбралось вот это «мой дракон»?! Какой же он мой, когда от такого счастья всеми лапами отбрыкивается?

Ладненько.

Послушаем, чего сейчас этот урсаил скажет.

Я не ошиблась! Не буду пока думать о том, почему вдруг я начала так удачно разбираться в мотивации окружающих, но губа у лорда Шейда оказалась не дура.

- Я хочу сразиться с учителем! – торжественно сообщил он, останавливаясь перед нами.

Руж вздохнул.

Ха! Да, кажется, этот молоденький урсаил уже не в первый раз с подобным желанием к нему пристаёт.

«Верно понимаешь, Ола. Просто раньше у меня всегда получалось ему отказывать, а здесь – не получится».

- Лорд Шейд, - громыхнул Руж уже вслух. – Осознаете ли вы, с кем именно вознамерились сразиться?

- Да, учитель!

Ой, какой голос! Ой, какие знакомые интонации! Да в полку радостных самоубийц прибавление никак!

- Хорошо, лорд Шейд. Тогда таковы условия. Сможете хотя бы меня коснуться, получите право продолжить участие в борьбу за руку моей невесты.

Как звучит…

Я даже зажмурилась от удовольствия.

Потом сделала себе строгое внушение. Ещё немного, и Руж точно забеспокоится о том, насколько я в рассудке. А я в рассудке. Правда, правда. В своём собственном, а потому не ною, не истерю, по потолку не бегаю. Дурацких вопросов почти не задаю, а уж какая спокойная, любо-дорого посмотреть!

Пока я занималась поглаживанием себя по шёрстке, Руж уже с Шейдом договорились до чего-то куда более конкретного. И дракон, осторожно меня пересадив в сторону, двинулся на поле, уменьшаясь в размерах.

Чего это он, не поняла?!

- Квилл, - шепнула я, сделав страшные глаза. – Ооой! Квилл!

- Ола… - страдальчески взглянул на меня мужчина. – Ну, от меня то тебе что нужно?!

- Тоже, что и от Ружа – знаний, знаний и побольше!

- Ему, значит, ты вопросы задаёшь, потому что он не воспользуется ими в личных целях.

Я кивнула.

- А мне тогда почему?

- Так ты женат. А здесь и сейчас я интересна только как «невеста дракона», такой манок и переходящий приз, который всем нужен, но никто до сих пор не удосужился объяснить почему.

- Ола.

- Да?

- Ты любопытная, как кошка.

- О, да, - согласилась я. – Так чего Руж уменьшается то?

- Чтобы о себе не мнил Шейд, с драконом в полном боевом обличье ему никогда не справиться. Вот такое малое боевое обличье даёт ему какие-никакие, а шансы.

Как по мне, шансов у каких-то воинов против дракона не было и быть не могло. Да-да, вот такая я вот … легкомысленная. А может и не легкомысленная.

Я хорошо помню своё ощущение от дракона, когда смотрела на него в первый раз. То самое ощущение, тот самый образ-ощущение, «машина смерти», от которого холодом продирает по всему телу. Мне было страшно, когда я смотрела на него и видела совершенное орудие убийства.

Глядя на то, как двигается этот лорд Шейд, как он атакует, я не видела ничего, что могло бы ему помочь, что могло бы вывести его в победители этой «дуэли». Да, какая уж дуэль, скорее на ристалище сейчас шла игра в кошки-мышки. И не мне одной было очевидно, кто именно здесь мышка.

Квилл, бросив на меня задумчивый взгляд, где-то в середине дуэли ушёл. Я видела его позже на трибунах вместе с женой.

В голове мелькнул немой вопрос «Неужели что-то случилось?» и всё. Дальше я заворожено смотрела на то, что происходило на поле, и не могла отвести взгляда.

Бойцы перешли на магию.

Думаете, знаете, что такое магия? В конце концов, в нашем мире, в моём родном мире, про магию чего только не придумывали: и картины, и фильмы, и мультфильмы, и даже все эти комиксы: манга, манхва. Ни одна из них не передавала того, что магия, даже когда её применяют не на тебя, а рядом с тобой, вызывает такую вибрацию в душе. Ни одна картина не передаёт того, что магия имеет не только цвет, но ещё и объём. И когда огромное, страшное цунами, катится пусть не на тебя, а на дракона – тебе от этого страшно не меньше.

И когда с неба падают осколки размером с добрых полдома – тоже не менее страшно…

Нисколечко не сомневаюсь, что этот самый Шейд (дракона он сумел коснуться) – действительно был сильным воином. Но не против дракона.

И когда Руж легко придавил хвостом упавшего противника, чтобы не рыпался, а трибуны радостно ревели, я смогла справиться с трясущимися коленками и уговорить собственные ноги, что нам положено идти прямо. И я шла с абсолютно идеальной осанкой, пока глашатай кричал во всё горло, что в дуэли победил лорд Руж, а лорд Шейд хоть и проиграл, но выполнил условие, поставленное лордом. Дальнейшие словесные упражнения в словоблудии этого типа я опущу.

Куда больше меня волновало то, как затихали трибуны, глядя на меня.

Правильно. Я же ещё должна была вручить венок самому сильному воину!

Что можно подумать после такого зрелищного, красивого боя? Что самый сильный воин, вне всяких сомнений, Шейд. Урсаил, даже не подумавший подняться с земли, смотрел на меня шалым взглядом.

Из-под чадры, в которую я была укутана, видны были только мои смеющиеся глаза.

И он понял. И даже не стал подниматься.

Зато Руж, повернувшийся ко мне, вот точно такие невесты ему не попадались и не мучали его, понять не успел.

Оттолкнувшись от земли, я снова поймала бездну его взгляда и взлетела.

И пока дракон хлопал на меня глазами, водрузила ему на голову венок, как самому сильному воину. Что?! И пусть кто-то со мной попробует поспорить! В бубен настучу и скажу, что так оно и было!


Глава 6. Домашний арест


Конечно, то, что случилось дальше, было совершенно оправданно, да и Ружа, наверное, вместе с Квиллом понять было можно. Но я оказалась под домашним арестом. Конечно, назвать всё это, как есть, они не могли, поэтому пошли окольными путями. Якобы они решили, что после такого демарша кто-нибудь захочет не менее демонстративно невесту украсть. Короче, я сидела в этих жутких палатах, под охраной воинов и магических заклинаний.

И играла.

А что мне ещё оставалось делать?

Квилл, к счастью, выполнил своё обещание и натащил мне гору игрушек на самые разные возрасты. Умничка даже догадался принести мне алфавит детский. Так что одновременно с игрой я ещё учила буквы общего языка. На Реханте языков было несколько.

Языковых групп, кстати, тоже. Чисто «человеческого» языка не было. В нескольких империях языки отличались, некоторые не очень сильно, некоторые – разнились кардинально. Схоже дела обстояли и у эльфов. Причём если у людей ещё как-то можно было языки сгруппировать по группам, то эльфийские снобы пожелали, чтобы «их» языки отличались. И это им устроили те самые мудрецы, которым они это задание выдали.

Самыми простыми в этом плане были урсаилы. Языковая группа у них была единая, немного отличались диалекты и языковые формы, обусловленные географическим положением. Но урсаил с крайнего севера легко бы понял урсаила с крайнего юга. А вот эльфы из соседних княжеств друг друга бы не поняли, не изучая дополнительно язык соседа.

Я сейчас в игре учила алфавит всеобщий, то есть второй язык, который каждое государство ставило обязательным для своих граждан. Уточню, каждое государство образованное. Были ещё и «дикари», которые считали, что это остальной мир должен учить их язык, а они и без всеобщего замечательно обойдутся.

В любом случае, если я хочу с кем-то общаться самостоятельно, без знания языка мне не обойтись.

Кстати, Квилл меня понимал именно благодаря магии. Он попытался мне объяснить, но… его запасов знаний моего языка на это не хватило.

Магия на Реханте была отдельной огромной отраслью науки. У неё были свои спецификации, свои исключения, правила, теоремы и так далее. Иногда это было интересно, иногда просто, иногда не очень. А иногда страшно и даже опасно.

В общем, в виду этого «опасного», я и была закрыта в комнате. Рыжего кота со мной сегодня не было. Я особо никому не мешала, окружающие особо не доставали меня.

Пару раз я слышала подозрительные звуки, но не было ничего, что указывало бы на то, что Руж и Квилл говорили мне правду, на тему того, что безголовую невесту дракона кто-то решит похитить.

Вот только чего я точно не ожидала, так это того, что случится на третий день моего заключения, как раз накануне второго мероприятия. Того самого этапа турнира, который должен был выступить проверкой на ум, тактику, стратегию и так далее.

В общем-то, я совершенно напрасно думала, что турнир – бесполезен. Во всём была своя логика, пусть мне со стороны и непонятная.

Так на первом этапе проверяли сможет ли выбранный «жених» защитить невесту в прямом столкновении. Второй этап показывал, сможет ли выбранный претендент защитить невесту вообще. То есть создать такую обстановку, в ходе которой никому и в голову не придёт на невесту покушаться.

Что именно собирался организовать дракон, что вообще на этом этапе происходило, я пока не знала. И… не горела желанием узнавать. В конце концов, я уже поняла, что выбирать будут лучших из лучших. От моего мнения вряд ли даже цвет бантика поменяется (в смысле, происходит чёрт-те что и сбоку бантик), так зачем тратить нервные клетки? Я их лучше приберегу, мало ли стучится что-то более важное и конкретное.

Кстати. Говоря о важном и конкретном, а это кто?! И откуда она взялась???

Сложно передавать словами всё моё возмущение и изумление, когда, перевернув очередную страницу азбуки, я подняла голову и увидела постороннюю незнакомую женщину в своей комнате.

Незнакомка однозначно не входила ни через окно, ни через дверь, а просто появилась в кресле, как ни в чём не бывало.

И более того, я не могла увидеть её облика, он плыл, искажался подобно ряби на воде. Словно она была отражением, которое я никак не могла собрать.

Комната была защищена магией Ружа, единственного дракона на Реханте. Кто мог перебить его магию?!

А. Знаю. Для того, чтобы перебить магию единственного на планете дракона, надо быть… единственной богиней.

Вау!

Женщина засмеялась, приятным грудным смехом. Рябь пропала, она устроилась удобнее и непринуждённее, закинула ногу на ногу, разглядывая меня.

- Итак, ты?

- Ола.

- А полное имя могу я услышать?

- Поскольку мы уже обнаружили, что истинным оно не является, всегда пожалуйста – Волкова Полина Аркадьевна.

- А с кем выясняли?

- С Ружем, - сообщила я, откладывая в сторону книгу.

Богиня снова хохотнула.

А я наконец-то смогла её рассмотреть. Она была невысокой, куда ниже, например, меня. Не тоненькая… Я бы даже сказала, что она была не нормального веса, она была пышкой. Такой… Более, чем просто «пышкой». Пышные бёдра и грудь, толстые руки и ноги, и при всём при этом тончайшая талия. Совершенно потрясающая фигура песочных часов с лишним весом в добрых сорок килограмм. И при этом ничто не мешало ей выглядеть так чудесно и так уютно, что про все стандарты красоты и прочую муть я забыла уже после второго взгляда.

Она была очень-очень уютная.

И её лицо сердечком, и губы пухлые, то и дело расползающиеся в улыбке. И огромные серые глаза. И волосы густые, волнистые каштаново-медные. Не то, что моя светлая паутинка.

- А… в обратную сторону можно? Узнать? А то, богиня-богиня, а что за богиня даже отдалённо не представляю.

- Реханта. Я единственная богиня на Реханте, и моё имя звучит так же, как и сама планета.

- Ого!

- Это можно назвать правилами божественного распорядка или уклада. Так положено, не нами заведено. Зато нами выполняется. Итак, как тебе удобнее? Ола или Полина?

- Ола. Больше похоже на меня настоящую.

- Но всё же тебя настоящую не описывает, - метко подметила Реханта. – Всё же, какая умница. Догадаться с первого взгляда, кто появился. Это не всегда получается даже у местных жителей и могущественных магов.

- Хорошая интуиция? – предложила я.

- У тебя то? – не поверила мне богиня, потом махнула рукой. – А, какая разница. Увидела и увидела. Можешь считать, что ты этим самым заслужила право задать мне любой вопрос, который тебе только придёт в голову.

О! Это она зря. Почему-то здесь и сейчас перед богиней я не испытывала пиетета. Понимала, что она может меня уничтожить, достаточно ей пожелать. Ощущала её бескрайнее могущество, но в то же время – не боялась.

- Редкий случай.

- То, что я тебя не боюсь?

- Нет. Да. Тут сложная совокупность. То, что ты не боишься, то, что ты осознаешь, что не боишься. То, что ты отдаёшь себе отчёт, насколько я могущественна. Это сочетание того, что в одном человеке я практически не вижу. Если осознают могущество, боятся так, что рядом находиться неприятно. Если не боятся, то не понимают, кто рядом и насколько этот «кто» опасен. Ты – редкость. Так, твой вопрос, Ола?

- Что ты даёшь … мужу призванной невесты, что такой ажиотаж?

- Это просто. Три желания. Я выполню три их любых желания за то, что они будут защищать невесту, за то, что невеста будет счастлива и не будет ни одного дня грустить, волноваться, бояться за свою жизнь. Я оплачиваю тремя желаниями счастье невесты, её безопасность и её уверенность в дне завтрашнем для неё и её детей.

Любые желания, да? Если кто-то захочет стать властелином мира, то богиня может это обеспечить. Главное… Как меня учили? Правильно сформулировать желание. А то скажешь «хочу стать властелином мира», и окажешься в маленьком замке с названием «мир». И желание будет выполнено, и ты ничего не получишь.

- Ола? Ты больше ничего не хочешь спросить?

- Мне был гарантирован ответ только на один-единственный вопрос. Никто не обещал больше.

Реханта улыбнулась, взглянула на меня немного свысока.

- Великолепно. Ты действительно понимаешь правила. Хорошо. Ты – невеста дракона. Изначально. С самого начала, это призыв направлен на то, чтобы выбрать жену дракону. Не кому-то ещё. Только ему одному. Но ни разу не встретилось девушки, которая бы взглянула на дракона. Они его боялись, боялись до такой степени, что не помогала магия. Даже моя.

Я молчала.

Реханта кивнула, посерьёзнела. Больше не смотрела свысока.

- Мы с ним из одного рода И одним молоком выкормлены. Я полукровка. Мой отец был богом, а мать – драконессой. Его родители были чистокровными драконами. Мои родители погибли одновременно. Его родители воспитывали меня. Его мать – вскормила меня своим молоком. Когда мои силы проснулись, я прошла… соответствующее обучение. Богов тоже учат быть богами. И так получилось, что когда меня направили по распределению на Рехант, мне нужен был кто-то, кто смог бы меня защитить. Руж стал моим защитником. А потом, когда всё закончилось, когда ушли в прошлое неспокойные времена, он оказался привязан к Реханту. Он больше не может вернуться домой. Даже если очень захочет. Но… Даже бессмертному дракону нужен кто-то, кто разделит с ним бессмертие, кто разделит с ним его личную вечность. Я создала ритуал, который призывает невесту. Невесту для дракона. Невесту дракона.

Прикусив губу, я задумалась. Значит, три желания появились позднее? Когда стало понятно, что каждый новый призыв приводит к неудаче по основному профилю. Когда стало понятно, что невестам нужна помощь. Уже просто для того, чтобы вжиться, чтобы стать частью Реханта.

- Почему? – тихо спросила я. – Почему все эти девушки жили так мало?

- Они не хотели… - богиня поникла. – Они просто не хотели жить. Когда понимали, что они в другом мире, что они больше не там, где были, лишены своего дома, своей семьи, своих друзей. Они не подумали о том, что могут быть счастливы здесь. Сдавались сразу же. Ты не такая. И это… удивительно.

- Почему?

- Впервые вижу такого человека. Ты – не маг. Это понятно всем, но тебя саму это совершенно не заботит. Ты в другом мире, вырвана из привычной для себя обстановки. Но тем не менее, ты спокойна, играешь по правилам Реханта, не пытаешься сбежать, не пытаешься подговорить кого-то. Ты любопытна и любознательна, но при этом задаёшь вопросы только тем, чьи ответы не приведут к тому, что ответивший обретёт над тобой власть. Но ещё в тебе есть что-то не очень понятное. Надо сказать, когда я сюда перемещалась, я хотела извиниться. За то, что так вырвала тебя из привычной жизни. Но глядя сейчас на тебя… извиняться не вижу смысла. Ты приняла Рехант. Не знаю, почему. Не знаю, как так получилось, что он уже вживается в тебя, вплетается в твою плоть, становится частью твоей крови. Не могу понять, что нужно, чтобы ты стала такой, какой становишься. Не могу понять, почему ни одна девушка… из тех, кого мы уже видели, не стала такой, как ты. Но ты, именно ты – уникальный шанс. Уникальный шанс для дракона.

- Вы хотите, чтобы я… стала действительно его невестой?

- У тебя не получится, Ола. Руж упёрся, что ему никто не нужен. Что однажды он сам найдёт ту единственную. Ну, или, его судьба свалится ему сама на голову. Она обязательно найдётся, когда придёт время. Но все эти призывы невест Руж считает блажью. Но, я верю в то, что у тебя получится кое-что ещё. Показать ему, что бывают ещё и такие, как ты. Кто его не боится. Кто мог бы стать ему другом. Большего я не прошу. Ты отправишься к Венчальному озеру. Ты назовёшь там того, кто станет твоим мужем. Будешь счастлива. Почему-то в это мне верится. И, кое-что ещё, Ола.

- Да?

- Они тебе никогда этого не скажут. Эти мальчишки. Все эти их взрослые игры, умные истории. Ничего страшного. Самое главное скажу тебе я. На озере важно только твоё желание. Зная Ружа, я тебе сразу скажу, что из тех мужчин, что будут тебя сопровождать, будут только самые достойные: самые лучшие воины, самые лучшие маги, лучшие из всех. И если вдруг, мало ли что и как случится… Если вдруг ты решишь, что ни один из женихов тебя не достоин… Если вдруг тебе понравится кто-то из сопровождающих телохранителей, ты вольна выбирать любого. Важно только твоё желание, только твоя воля. А, Руж! Шшш! Сохраним моё пребывание здесь в секрете, - Реханта подмигнула и пропала, а мне на память остался тонкий запах сирени, шорох белоснежных одежд и её смешок: - Я присмотрю за тобой, невеста. Мне интересно.

Огромный алый глаз показался в окне моей комнаты.

Зевнув, я выбралась из-под подушки и воззрилась на Ружа.

- Тебе чего не спится?

- Ола. Обед.

- Да? А мне казалось уже ночь, - зевнув ещё раз, я устроилась удобнее на подушках, глядя преданно на дракона. Что? Что сейчас он мне скажет? Он же не просто так сюда заглянул? Он же чем-нибудь меня порадует?

- С твоим любопытством и твоей любознательностью можно что-нибудь сделать? – спросил дракон сердито.

- Можно выдать мне много-много-много книг, чтобы я не мешалась под ногами, - сообщила я самый простой вариант. – Обычно, со мной… меня общали. Звучит по-дурацки. Но со мной обычно разговаривали, рассказывали мне обо всём на свете, спрашивали моё мнение, делились своим.

- Твои родные?

- Нет. Друзья мамы, наверное, это лучше сказать так. Они всегда менялись… - я смущённо улыбнулась. – Это не очень просто объяснить со стороны. Это очень запутанная история.

- Ты не жалеешь?

- О чём? – уточнила я, перебираясь к окну и протягивая руки.

Руж, сердито помотав головой, вытянул меня из комнаты, посадил к себе на шею и взлетел. Тёплые потоки воздуха ласкали лицо, плечи, я раскинула руки, зная, что не упаду и засмеялась.

Мне было мало воздуха. В этой широкой душной комнате, даже с окнами нараспашку, мне никогда его не хватало. Я хотела больше, больше воздуха. Ещё больше! Ещё.

Широкие крылья дракона поднимали нас выше и выше, а потом он спикировал вниз.

Да! Да! Ещё быстрее, ещё!

Через полчаса, лёжа в чаше огромного водопада, мокрая как мышь, я счастливо смеялась, пока дракон сердито на меня смотрел.

- На какие глупости в следующий раз ты подобьёшь меня, Ола?

- Ни на что я тебя не подбивала! – открестилась я торопливо. – Ты сам.

- Сам, сам, - вздохнул дракон, устраиваясь рядом с чашей живым кольцом защиты. Опустил кончик крыла в воду, рыкнул недовольно и как следует дохнул. Залп огня пролетел над моей головой, и в водопад рухнула волна горячей воды, подогревая воду до удивительно комфортной температуры.

Опершись на бортик руками, я устроилась лицом на скрещённых ладонях и улыбнулась:

- Руж…

Дракон, прикрыв меня крылом на мгновение, вскинул голову к небу, потом снова взглянул на меня:

- Да, Ола?

- Почему Руж – это Руж?

Дракон опешил, потом зарычал басовито – засмеялся, уложив голову рядом с моей.

- Я думал, ты спросишь что-нибудь куда более важное. Например, какой второй тур будет у твоих женихов.

- Мне вот обязательно-обязательно нужно это спросить?

- А тебе не интересно?

Я задумалась. Кажется, Руж хотел честного ответа? Но мне действительно не очень интересно. Всё, чего я хотела, это вот так вот лежать в тёплом водопаде, смеяться рядом с Ружем и ни о чём не думать.

Почему дракон такой дракон?

- Ола? – в голосе огромного Ружа прозвучало что-то очень похожее на лёгкий испуг.

Подняв голову, я смахнула несколько невольных подлых слезинок.

- Извини. Всё в порядке. Просто… просто. Это не страшно.

Дракон, взглянув снова выше моей головы, неожиданно убрал в сторону лапу и протянул мне на когте маленький-маленький цветочек:

- Не грусти. У тебя будет хороший муж.

- Но я никогда не смогу больше принимать решения сама.

- Почему? – удивился Руж. – Сможешь. Всё зависит от мужа. Не все такие зашоренные, как, например, Квилл. Среди моих учеников есть нормальные ребята. Тот же лорд Шейд не раз говорил, что он устал от «льняных цветочков», что растут вокруг. Ему нормальную, боевую подавай. Как ты. Если станешь, например, его женой, то он не только даст тебе возможность узнать то, что ты хочешь, но ещё и сам поможет.

- Разве этого достаточно? Я буду уже привязана к нему, понимаешь, Руж? Я больше не смогу… быть свободной. В родном мире я могла летать, пусть для этого и нужны были неподвижные искусственные крылья. А здесь я даже не смогу спокойно ходить!

Руж вздохнул:

- С другими было легче.

- Другими?

- Другие невесты. Они были… сломленными, что ли. Переход их делал такими или уже на Реханте они ломались, я не знаю. С тобой сложно, - не то пожаловался он, не то восхитился. – Ну, хорошо. Не мне менять традиции и устои, но что-то для тебя я определённо сделать могу. Чего ты хочешь?

- Можно присутствовать на твоих уроках?! – выпалила я, не задумываясь.

Ой! Он чуть же головой не стукнулся! Ну, знаете, как у нас в киношках любят показывать, когда герои зазевавшись или от неожиданности хлоп головой обо что-нибудь!

И вообще я не умею делать такие глаза, чтобы он поверил в мою фиалковость. Не «льняной» я цветочек, точно не льняной!

- Невеста на уроках?!

- Да вот сейчас! – опешила уже я. – Зачем это?! Ученики же постоянно перемещаются в этих хламидах? И под ними совершенно непонятно, кто есть кто. Вот и я так же поступлю.

- Ола. Плохая идея.

- Почему это? – повесила я нос.

- Потому что новичка заметят сразу. Если представить тебя как… особого гостя или переведённого ученика, то тебя тут же попробуют на зуб. Не со зла. Просто чтобы посмотреть, из какого теста ты сделана.

- Скажи, что я не из боевого учебного заведения. Ты же преподаёшь не боевые искусства.

- Тактику и стратегию. Что-то вроде этого.

- Тогда тем более не проблема!

- Вот вызовут тебя на игровую дуэль, - хмыкнул Руж, - и что ты будешь делать?

- Ну, в зависимости от правил. Могу победить, могу победить.

- И ни тени сомнений! – восхитился Руж, потом мотнул головой, создавая перед нами обычную доску. Потом по доске прокатилась волна огня, и появились разноцветные ячейки. За ними – фигурки, около сорока, пожалуй. Несколько карточных колод перетасовались в воздухе под моим по-детски восторженным взглядом и легли по игровым правилам, ведомым дракону. Кости, фишки, ещё фигурки.

И это всё одна игра?!

Как интересно!

Руж, уловивший мою последнюю мысль, дёрнул головой в досаде и снова воззрился на меня:

- Интересно?!

- Очень! – закивала я, с воодушевлением наблюдая, как цветовые пятна на доске начинают обретать очертания. Вот там болото, а вот там лес! И сверху можно даже рассмотреть маленьких оленей. Ой! Какая прелесть! - Очень-очень-очень! Что это за игра?!

Тактически-стратегическая игра называлась «Воздушный замок». Познакомившись с Рехантой, теперь я не сомневалась и в том, что не замок назван в честь игры, а игра названа в честь замка, а может быть, даже и в честь её создателя.

Правила, с одной стороны, были исключительно простыми.

Одна фигурка на поле – это герой. У каждого героя может быть своя армия – это колода. Каждый цвет на поле – это определённый ареал, названия им подбирать не надо, видно сразу. Ареал может давать бонус, а может вешать дебаф, что-то вроде ограничения, ослабления, замедления.

Значение каждого поля меняется с каждой игрой. Точно так же, как случайность – кости, определяет, с какого героя начинается игра и с какого именно поля.

Цель игры – захватить все замки. Количество замков меняется. Самый простой уровень – это у каждого игрока три возможных героя и на всю карту два замка.

На старте у игрока замок, герой и поле для манёвра. Можно, например, с одним героем открыть двух других, оставить одного защищать свой замок, одного защищать подходы к замку, ещё одного отправить штурмовать замок противника. А можно устроить засаду. Например, просчитать поле, убедиться, что есть ячейки, которые противнику не миновать никак, и поставить там героев.

На первом уровне сложности, назовём это так, Руж, объясняющий мне правила, был несколько снисходителен. За что и поплатился. Поставив своих героев в зоне дебафа для себя, я выбила обоих его героев. И пока мой самый сильный герой защищал мой замок, двумя оставшимися я радостно вынесла замок Ружа.

- Моя победа!

Дракон молчал.

- Руж?

- С первого раза? – немного недоумённо уточнил Руж, опустив морду ко мне ниже. – Первый раз увидев игру?!

- Но здесь же нет ничего сложного. Тактика, стратегия и немного удачи! Хотя, неудача для противника тоже может быть стратегическим преимуществом.

- Ну-ка. Ну-ка!

На втором уровне сложности при пяти героях и четырёх замках я к радости дракона тоже победила. Когда количество замков на том же поле добавилось – всё равно оставила победу за собой, хотя на партию ушло не пятнадцать-двадцать минут, как вначале, а почти час.

- Не может быть! – в глазах Ружа я читала искренний восторг. – Как у тебя получается?!

- Руж, ты слишком радуешься! – изумилась я.

- Я понимаю, когда меня начинают обыгрывать на таких досках ученики. Я их ради этого учу. Но ты! Ты то!

- А что я? – никак не могла я понять в чём проблема.

- Отлично, отлично! – Руж, вытащив меня из водопада, обсушил своей магией и поволок обратно в комнату.

- Куда?! Зачем?!

- Есть. Пока не поешь, дальше играть не будем.

- Что ты со мной как с маленькой?!

- Не как с маленькой, - сделал мне Руж строгое внушение, - как со слишком увлекающейся.

Ну, был за мной такой грех. Но это же не повод?!

Уплетая за обе щеки горячий ужин, я кипятилась, злилась, но послушно ела, потому что дракон чуть ли не пританцовывал от нетерпения под окнами моей комнаты. Неужели ему редко встречаются достойные игроки? Или… А, кажется, я поняла, в чём дело. Если он их учит сам, то и стратегия, выигрышная тактика, которую они используют в таких играх, должны быть ему знакомы. Скорее, разница в том, как успешно его ученики применяют эту стратегию, насколько они обогащают её своими идеями.

Но то, как победы добивалась я – было абсолютно разным, более того, оно было неожиданным. В первом раунде поставив на дебаф и на засаду, во второй раунд я спокойно пропустила его героев на клетку дальше, не напав, а потом напала неожиданно со спины, шагнув через клетки критического дебафа, на которые он обратил внимания, но посчитал, что через них я точно не пойду.

Ещё Руж допустил стратегическую ошибку. Вытаскивая меня из комнаты под негодующий вопль Квилла: «Куда!!!» он от души пообещал:

- Сможешь меня победить на следующем уровне карты, будешь присутствовать на уроках.

Надо ли говорить, что я приложила все усилия? И после полуторачасовой партии с маленьким перевесом всё-таки выдрала у дракона победу?!

Дракон был счастлив, возвращая меня в комнату. Такая игра, такая победа, такая неожиданная тактика!

Счастлива была и я, больше никакой душной комнаты, интересные уроки! И да, теперь я знаю, как именно будут проверять моих женихов! И да, я хочу на это посмотреть!

Талисман запрыгнул ко мне в комнату, устроился в ногах, мурча, и я уснула со счастливой улыбкой на лице…


Глава 7. Неудачная тактика


Уже на следующий день я получила желаемое. В мужской накидке, абсолютно никого не стесняясь и не боясь, я передвигалась по территории летающего острова. Облазила всё, что можно, и всё, что нельзя – тоже. Рыжий кот, которого мне велели взять с собой (не знаю, кто при этом был удивлён больше), спокойно путешествовал у меня на плече, удивительно лёгкий. Только посмотрев на Талисмана, да, я официально узнала кличку котика, все почему-то удивительно быстро отводили глаза. От нас обоих сразу.

Интересно, чем это им такой замечательный котик не угодил? Как по мне, так чудесный. Особенно глаза цвета тёмного янтаря, аж мурашки по коже продирают с непривычки. Главное ещё, что я вовремя поняла, что цвет глаз меняется, как у заправского семафора. Красный цвет – лучше не идти в выбранное место, лучше быть умненькой девочкой и поменять направление движения. Жёлтый цвет – мне, конечно, никто не запрещает, но за последствия тоже никто не отвечает. Зелёный свет – самый идеальный путь, самое идеальное направление.

Знакомиться с ни с кем я не собиралась, общаться тоже. Да и возможности у меня не было. Понимала я во всём Воздушном дворце только двоих: Ружа и Квилла. А, как же я могла забыть, ещё богиню! Но вот уж не думаю, что Реханта захочет ещё разочек заглянуть на остров.

Погуляв, в точности как кошка по территории, разведав пути… разные пути, я вернулась ко дворцу. Благо заблудиться здесь было невозможно, даже не будь у меня с собой Талисмана, на обратном пути ведущем меня подобно рыжему клубку-проводнику. Высокая башня часовой башни возвышалась над всем островом.

И, говоря о кошачьих повадках, было за мной замечено и ещё одно жутко противное свойство. Называть его можно смело тихоходностью. По лесу то меня таскали, когда за грибами, когда за рогами. Нет, не оговорилась. Совершенно серьёзно, говорю то, что имею в виду. Таскали меня на охоту. На лосей. Громадных лесных красавцев. Потому что… не помню, какой по счету это был знакомый мамы, но ему хотелось испытать радость охоты.

Радость испытал мишка, в малиннике которого этому идиоту пришло в голову остановиться на пять минуточек. Ну-ну. Драпал он потом ой как красиво. А мама вознамерилась, что будет неплохо научить меня охотиться. Нет, я понятия не имею, кто учил её саму. Но после двухнедельного палаточного выезда где-то в классе десятом я научилась стрелять, разжигать костёр без спичек и отлично ходить по лесу. Главное, бесшумно.

Собственно, эта бесшумность мне и помогла услышать крайне интересный разговор!

Квилл злился. Руж дремал на солнце. Я подошла с подветренной стороны, а Талисман меня бросил примерно на границе с тем огромным полем, где дракон обычно проводил свои пары.

Квилл был в ярости, а Руж, как обычно, совершенно спокоен:

- Ты не понимаешь! Никто. Даже лучшие эльфийские маги не смогли мне сказать, где она была! Когда же я описал ситуацию, которая возникла, все, что они смогли предположить – было «проход через мир мёртвых».

- Мы не на Альтане, чтобы такое работало, - сообщил Руж сонно. – Квилл, что ты так дёргаешься? Ну, пришла, ну, не знаем, где была. Сами виноваты, сами подставились. Все, точка. Разговор – закончен.

- Руж.

- Да?

- Происходит кое-что более страшное, чем то, что мы чего-то не знаем. Она начинает тебе нравиться! И это – паршиво.

Я закусила губу, прижала к мгновенно запылавшим щекам ладони. Что это он такое говорит? Сейчас, да-да, вот сейчас дракон вздохнёт, проникновенно, как это он умеет и сообщит Квиллу, что он ошибается.

Руж? Почему ты молчишь?!

- Вот, видишь, - мой главный надзиратель укоризненно махнул рукой в сторону дворца, где по идее я должна была сейчас находиться. – Ты даже возразить ничего не можешь.

- Зачем?

- Что значит «зачем»? Нет, вы посмотрите на него, он ещё спрашивает «зачем». Руж! Она человек. Ты – дракон.

- Она невеста дракона.

- Которая будет отдана человеку, эльфу или урсаилу всего лишь через пару недель. Оставь её в покое! Возьми и оставь! Пока всё не стало слишком плохо. Пока эта история не превратилась в трагедию.

- Квилл. Как-нибудь без тебя разберусь, что мне делать.

- Послушай, Руж. Я понимаю, я понимаю, что она первая, кто не боится тебя до кровавых звёзд в глазах. Я понимаю, что она необычная девушка, сильная, умная, интересная.

Вау! Это все про меня? Я сейчас покраснею, Квилл, уже от твоих слов! Так что, ты бы поосторожнее. Потому что в твоих словах я слышу не твои эмоции, не твоё мнение. Сам ты так не думаешь. Определённо.

Руж молчал. Дракону было что возразить, но здесь и сейчас он не видел смысла разговаривать со своим давним другом? Кстати, как давно знакомы эти двое?

И… кстати, уже вот-вот начнётся урок, и я хочу на него. Мне безумно интересно, что собой представляют уроки у Ружа. А значит Квиллу пора куда-нибудь идти. Да-да, вот прямо сейчас.

- И, кстати, - словно услышал дракон мои мысли. – Тебе пора.

- Что значит «мне пора»?

- У меня сейчас начнётся урок.

- Ты же не проводишь уроки, пока невеста не отправится в свой новый дом.

- В этот раз я решил сделать исключение. Поприсутствуешь?

- Нет уж! – Квилл подорвался с места. – Пойду-ка проверю, что происходит в замке. Есть у меня недоброе подозрение…

Мужчина торопливо кинулся на выход, я высунулась из-за хвоста дракона и хихикнула.

«Руж!»

«Я так и знал. Любопытная Ола».

«Ага. Как кошка. Такая вся из себя любопы-ы-ытная!»

Отпустив с неохотой хвост дракона (ну, вот нравится мне он, нравится!), я устроилась у его лап, запрокинула голову, откинув с лица повязку.

«Руж».

«Ола».

Это он так намекает, чтобы я прекращала действовать ему на нервы своим обращением и сразу задавала вопросы? Это мы могём, это мы запросто!

«Ру-у-уж, а почему ты решил провести урок? Ведь ты, как я слышала, их не проводишь обычно».

«У Квилла слишком длинный язык».

«Скорее это просто у меня неприятное свойство оказываться в местах, где мне быть не стоит», - честно сообщила я, потом невольно улыбнулась.

Мой дракон. Вот только мой. Чтобы с ним такое сделать?

«Ола?» - от души забеспокоился Руж. – «Что ты опять задумала?»

«Ничего», - честно сказала я. – «Я пока только на стадии обдумывания планов. Надо решить, что я хочу сделать, а потом уже претворять эти планы в действительность. И вообще, ты слишком боишься».

«Ты слишком необычная».

«Да, я такая», - гордо кивнула я, потом взглянула на приближающихся учеников, пересчитывая их. Один, два… Десять. Двадцать шесть?

«Они?»

«Два старших курса первого потока, аристократического и самый старший курс второго потока – простолюдинов».

«Это имеет значение?»

«Здесь – нет. Разве что после окончания обучения первый поток будет защищать своими силами себя и близких, а второй поток будет защищать тех, кто им будет платить».

«Хорошо».

«Ола. Я буду рассказывать им о твоей игре. Не слишком много, но достаточно, чтобы они научились, возможно, чему-то ещё. Ты – слушай внимательно, смотри, как они реагируют. Учись тому, как на твоей доске, внутри твоей игры – они будут менять ситуацию».

«Тут есть те, у кого стоит поучиться? Ведь они – твои ученики».

«Среди них», - наставительно заметил Руж, - «есть ученики очень хорошие».

Ну, есть и есть, что я, возмущаться что ли буду? Не буду. Я как умная девочка кивну раз так десять, может, двадцать. А после этого подумаю и озвучу свои выводы. О! А среди безликой толпы есть уже два мне знакомых. Тот самый, смертник, которого я не дала убить. И лорд Шейд. И за что можно так ненавидеть этого светленького?

Так, не отвлекаемся, сейчас мой дракон будет рассказывать тактическую сказку!

Руж, взглянув на меня недоуменно, помотал головой и тихо заговорил. А я присматривалась к тем, кто продолжит сражение за то, чтобы назваться моими женихами. Ну-ну, велика честь.

- Итак, как вы знаете, - от низкого драконьего рокота дрожало моё тело, буквально пронизываясь мощными потоками силы. Это должно пугать, да? Я бы не сказала, что среди учеников старших курсов есть запуганные. Уже привыкли? Или Руж контролирует ещё и свой голос?

«И то, и то».

- Турнир за руку невесты в самом разгаре, и уже совсем скоро – будет новое испытание, которое покажет, способны ли вы защитить невесту, умеете ли вы думать стратегически и тактически, планировать свои действия и просчитывать возможные результаты. Можете ли вы посмотреть на ситуацию под другим углом. Сегодня я не буду читать вам лекции, рассказывать о тонкостях и хитростях. Сегодня я расскажу вам об одной чудесной партии, в которой мне довелось принять участие. Итак. Карта четыре на пять. То есть четыре замка, по пять героев с каждой стороны, всего двадцать полей. Три колоды, - дракон качнул когтём, воссоздавая карту. Я, подтянув удобнее ноги, уставилась на карту с интересом. – Не стесняемся. Первый ход был за игроком со стороны «воздуха».

А, да. Это я в прошлый раз не упомянула. Интересная особенность «Воздушного» замка, стороны именуются не по цифрам и не по цветам, а по стихиям. Стандартная партия на четыре игрока – это четыре базовых стихии. Расширенная стандартная добавляет ещё жизнь и смерть.

- Кто-нибудь желает предположить самый выгодный ход для воздушного игрока?

Сейчас, глядя со стороны на доску, я хорошо видела, насколько неудачным в этой партии оказалось моё расположение. Тогда, в вечер игры, этого я особо не видела.

Кто-то из «учеников» сделал предположение и понеслось. К концу разбора игры в «живых» не осталось никого. Никто из старших курсов, никто из претендентов на мою руку, а точнее на предлагающееся благословение богини, не смог добраться даже до середины игры. Они просто один за другим сходили с дистанции.

Особого веселья на эту тему я не испытывала, но и поводов для грусти не видела. Ну, не повезло парням, ну, плохо они себе представляют, что такое иная стратегия. Но ведь так даже интереснее! Есть куда тянуться, есть на что равняться. Есть, по меньшей мере, ещё один путь, по которому можно пройти.

Из игроков проигрыш такой никто не оценил. Руж усмехнулся:

- Нет? Вы так и не поняли, что сделал воздушный игрок? Тогда я вам расскажу.

Это будет долго. Поднявшись с места и неожиданно оказавшись в центре внимания, я легко поклонилась дракону – как и положено было кланяться перед учителями и двинулась в сторону учебного корпуса. Мне не нужно далеко уходить, достаточно скрыться из поля зрения и можно будет идти во дворец.

Урок Ружа мне понравился, особенно то, как ненавязчиво он учил меня саму. Показывая примеры того, где я сделала ошибки, какие именно. Чем они мне грозили при должном старании противника. Абсолютно ненавязчиво, очень тонко и совсем-совсем не обидно, зато поучительно.

Остановившись, всего на мгновение около выхода с поля, я обернулась. Дракон, раскрыв добрый десяток проекций, что-то вдалбливал ученикам. Интересно, эти будущие защитники, возможно ведь, среди них будут и те, кому придётся защищать меня, понимают ли они, какое оружие Руж даёт им? Что-то мне подсказывает, что вряд ли.

Ой, а ещё что-то мне подсказывает, что где-то я прокололась, потому что эти двое типов, которые ждут меня с одной стороны… и двое с другой?!, совсем не настроены на то, чтобы играть со мной в детские игры.

А как же моё мнение? Так. Что делать? Что делать?

Я могу закричать. Громко-громко. Но не факт, что мой крик дотянется до Ружа. И судя по тому, что он ещё не здесь, эти товарищи что-то сделали, чтобы и мои мысли до него не дошли. Круто.

Бежать? Куда? Как долго? В этой «парандже» я не убегу дальше следующего поворота. Догонят, значит бежать нет смысла. Это только разозлит прибывших, а злить тех, кто прибыл по твою душу, опасно.

- И это она-то воинственная? – осведомился один из мужчин, подходящих ко мне с разных сторон. Все были закованы в броню. Это они что? Посчитали даже, что будут отбивать меня у дракона? Вау. У людей совсем крыша плохо-плохо? - Как тебя зовут деточка?

- Ола, - сообщила я спокойно. – А вы?

- Райан. Вот уж не думал, что все пройдёт так легко. Попасть на Воздушный остров – целая история, а тут с твоим появлением все носятся, бегают, стоят на ушах, а заодно немного ослабили бдительность.

- Какой впечатляющий шанс пограбить, - ляпнула я, не подумав.

- Вот. Видите! – Райан оглянулся на своих спутников. – Девчонка, свалившаяся из ниоткуда, явно законопослушная, а с первого же слова поняла, что нужно делать в подобных местах. Собственно, Ола, - это уже мне, - мы пришли немного пограбить. Украсть мы решили тебя. Ты тут самый ценный для многих приз.

- То есть вы даже не для себя?

- На продажу.

- Ага, - пробормотала я. – Неожиданно. Я думала, все хотят невесту дракона в своё единоличное использование.

- Нет. Я тебя не удержу. Я могу тебя украсть, но потом тебя долго и упорно защищать ото всего и вся? Да зачем бы мне такая головная боль. Ола.

- Да?

- Как насчёт того, чтобы не сопротивляться? Не хотелось бы тебя ранить. Да и… как бы жалко тебе вредить. Так что, ты мирно идёшь с нами. Мы продаём тебя максимально выгодно максимально адекватному покупателю.

- А если я хочу с вами? – заинтересовалась я. – Ну, знаете, девочки порой мечтают о странных вещах. Меня вот тянуло к разбойникам. Всегда хотелось немного пограбить, кого-нибудь отправить в нокаут!

- Тянуть время у тебя получается отлично, - согласился со мной Райан. – Только, Ола, никто не придёт.

- Почему?

- Твоему надзирателю, видишь, как много мы узнали, мы устроили проблемы с женой. Она и без того у него очень проблемная. А Руж. Что ж, дракон талантлив, могущественен. Но нельзя быть везде. А у него сейчас урок. Собственно, больше здесь ты никого сама не интересуешь. Никто не поймёт, что тебя нагло крадут посреди белого дня.

- Это точно, что нагло, - донёсся тихий голос.

Ух… Аж мурашки по коже. Интересно, Квиллу никто не говорил, что так злиться нельзя? От такой ярости весь Воздушный остров замёрзнуть может.

- Квилл…

- Здравствуй, Райан, - грустно вздохнул мой надзиратель. – Попытка номер двенадцать? Это уже становится доброй традицией.

- Ну, не совсем доброй, - разбойник пожал мощными плечами. – Но мне нравится. Собственно, жаль, что ты пришёл. Мы сегодня не сами по себе. И… Не стоило тебе так быстро понимать, что всё не случайно.

Не стоило? Как интересно звучит. Какой хороший эвфемизм для выражений «Не суй нос не в свои дела».

О! Мимо!

Два меча столкнулись в воздухе. Райан улыбнулся (какая приятная улыбка), Квилл нахмурился. Рукоять меча, который он держал, начала раскаляться. Не прошло и десятка секунд, как мой надзиратель выронил свой меч, а следом избавился от какой-то металлической бляхи, ещё одной и ещё.

- Вот этого вам видеть не стоит, невеста. Пройдёмте.

Мне указали на путь и окружили с мечами, правда, не оголёнными. Мечи покоились в ножнах и будет лучше, если они там так и останутся. Взглянув на Квилла, которому явно предстояло сегодня до дна испить чашу поражения, я пожала плечами и пошла, куда мне было указано.

А что, были другие варианты?

Разговаривать со мной эти разбойники не пожелали. По сторонам смотрели настороженно, к разговору склонны не были. А я так вообще пыталась понять, куда мы идём, в какую сторону. Определённо, не очень в ту, что нужно, но мало ли!

Много тоже пойдёт.

Итак. Ола, чего делаем?

Бежать тут бессмысленно. Мало того, что догонят, так теперь и другие могут захотеть воспользоваться ситуацией. Значит, бежать нужно тогда, когда никто ничего не успеет изменить. Где?

Это уже вопрос. Мы здесь не проходили с Талисманом, в грузовые доки он меня не пустил. А кораблик у разбойников шикарный, отжать что ли?

Хотя… Самой смешно. Никогда в руках меча не держала, никогда никого не убивала, не била. Из людей. По уточкам стреляла успешно. Ну, как успешно, не промахивалась.

Двадцать метров до причала.

Как заинтересованно народ вокруг смотрит. Что можно подумать со стороны? Что толпа вооружённых мужиков, так и просится на язык другое слово, угоняет в плен одного из студентов академии. Ой-ой. Это же какой жуткий удар я нанесу сейчас академии дракона. Может, исправить ситуацию? Аккуратно избавиться от капюшона? И… ещё больше подставить Ружа на тему того, что невеста дракона разгуливает под мужским нарядом где-то там. Ну-ну.

Нет уж.

Пятнадцать метров. Квилла нет. Зато я вижу, как нас догоняет Райан. Хорошо летает этот тип. Нет, на самом деле хорошо.

- Ты учился здесь? – поинтересовалась я, как ни в чем не бывало, когда предводитель разбойников опустился рядом со мной на деревянные мостки, ведущие к его красавцу-кораблю.

- Да. Так заметно?

- Квилл не удивился. Более того, ты его победил. Хотя и явно нечестным путём.

- Честно с ним не справиться, - отмахнулся мужчина. – Он же зверь.

- Зверь?

- Ага. Это студенты его так называют. Он всегда принимает полугодовые зачёты и выпускные экзамены. Хотя занимаются со студентами другие преподаватели.

- Как интересно.

Внутри всё дрожало, мелкой заходящейся дрожью. По спине стекал липкий пот. Спокойно. Ола. Спокойно. Не нужно делать глупостей.

Десять метров.

- Ты всегда такая? – поинтересовался Райан.

Я взглянула на него с искренним непониманием:

- Прости, «какая»?

- Не кричишь, не истеришь, не плачешь, не дёргаешься, никуда не рвёшься. Вообще, такое ощущение, что это мы тут на прогулку вышли, своим кораблём похвастаться. А корабль сейчас обернётся драконом.

- Не, не обернётся, - помотала я головой и чуть не споткнулась на месте, наконец, осознав сразу две интересных вещи. Во-первых, каким это таким макаром я начала понимать абсолютно всех вокруг?! А во-вторых, дракон был рядом!

Злой дракон. Очень злой.

«Руж, нельзя так злиться!»

«Они покусились на мою невесту!»

«Ну, и что? Они постоянно я так поняла на неё покушаются. Как там Квилл сказал, двенадцатая попытка? Вот чего ты злишься?»

«Ола, ты слишком спокойная».

«Я должна плакать? Кричать? Звать на помощь?» - уточнила я дотошно. – «Знаешь, меня как-то не похищали до этого, я обычно никому была не интересна, а уж такая популярность как на Реханте мне даже в самых страшных кошмарах не снилась».

«Кошмарах?»

«А ты думаешь нормальным людям такое по душе?!»

«Где ты нормального человека увидела?» - резонно возразил мне дракон.

Я изумилась настолько, что споткнулась, Райан, встревоженно на меня глянув, поддержал меня под локоть, отпустил и двинулся к кораблю первым.

Пять метров.

- Райан.

- Да? – разбойник повернулся ко мне.

- А, правда, возьмёте меня к себе? Разбойничать?

- Нет, Ола. Об этом не может идти и речи.

Три метра.

Я кивнула:

- Ну, и ладно. Будет о чём потом рассказать детям…

Метр.

- Кстати…

- Да?

- Было приятно познакомиться.

Лица мужчины в этот момент я уже не видела.

План был продуман. А уж приведён в исполнение за считанные секунды.

Раз. Резко присесть.

Два. Подбить под ноги рядом стоящего.

Три. Как в эффекте домино направить его в правильную сторону.

Четыре. Прыгнуть туда, где охранников не было, потому что какому идиоту придёт в голову сигать в открытое небо?

Только Оле.

Ветер ударил в лицо, поддержал под руки, и я камнем рухнула вниз. Над головой что-то вопили, пущай вопят, разрешаю, я все равно ничего не знаю

А далеко пролететь мне все равно не дали. Громада злого дракона показалась откуда-то снизу, бережно приняла меня в объятия и забросила на шею.

«Ола!»

«Да?» - уточнила я, расползаясь амёбой по его шее и обнимая крепко-крепко. Какая прелесть. Какая все-таки мой дракон прелесть. – «А когда ты пришёл?»

«Сразу. Как только понял, что ты не дошла до своей комнаты», - буркнул Руж, взлетая повыше.

«Ой, оставь кораблик, пожалуйста. Он мне нравится. Очень», - попросила я скромно, верно сообразив, что ещё мгновение, и очень красивый воздушный корабль станет лишь набором пепла и щепок.

Руж подавился уже набранным воздухом.

«Ола», - страдальчески сказал он. – «Ты понимаешь, что они тебя хотели похитить и продать?!»

«Ага».

«Что «ага», ну, вот что»? – передразнил он меня сердито. – «Как будто… Стоп».

Дракон завис на одном месте, разве что крылом придал горизонтальное ускорение кораблю. Услышав новую загадку, Руж даже интерес к разбойникам потерял:

«Что значит «понимаешь», как это?»

«А что я понимать не должна? А, ну, точно, я же не успела рассказать про это! Я понимаю абсолютно всех. Кто говорит, что говорит. О чём. Ну, естественно, если говорят на всеобщем языке».

«Так не бывает, это невозможно!»

Руж злился, кипятился, ходил под окнами моей комнаты. Жена Квилла кипятилась точно так же, пока пыталась отчистить от кошачьей шерсти мою накидку. Квилл ругался на меня, пытаясь вдолбить, что вся сегодняшняя история могла закончиться очень, очень плохо! Я мерно кивала и делала вид, что раскаиваюсь и вот-вот впаду в отчаяние.

За происходящим бедламом со шкафа наблюдал рыжий кот. В тёмном янтаре глаз которого плавала искренняя, незамутнённая насмешка.

Подняв голову, я подмигнула Талисману.

Хороший же день был!

И чуть не упала, когда, смерив меня снисходительным взглядом, кот подмигнул в ответ…


Глава 8. Воздушный замок


В общем, когда ругать меня им надоело, хотя, скорее, просто устали кричать, Квилл и Руж ушли. Я же, рухнув в кровать, устало закрыла глаза. Какой-то совершенно ненормальный день получился! Я не имею ничего против насыщенных событий и полётов с драконом, но вот похищение всё же немного чересчур.

Талисман остался меня охранять, я валялась на кровати и перебирала мысленно события сегодняшнего дня. Откуда-то возник феномен понимания местной речи, а потом так же, как появился, пропал. Записочки не оставил, объяснительной тоже не написал.

Когда жена Квилла ругалась (не на меня), её слова были для меня уже набором бессмысленных звуков. Собственно, когда я озвучила данный факт, то ситуация запуталась ещё больше. Что дракон, что мой надзиратель совершенно запутались, что такое происходит. Со мной и вокруг меня – тоже.

Собственно, что сказать? Мой ... Нет, всё же не домашний арест, а пребывание под повышенной охраной было отменено. Руж чего-то наворотил, и, судя по тому, какая у него была зубастая усмешка, во избежание неприятностей лезть ко мне никому не рекомендовалось. А вот Квилл снова злился. Из-за того, что заклинание это было каким-то уж очень особенным. Я вначале не вникала, а потом стало поздно, я перестала их обоих понимать. Что, впрочем, ничуть меня не расстроило.

Правда, я никак не могла разобраться, что же так сильно расстраивает Квилла во мне? Я хорошо помнила, что он сказал дракону, в том нахально подслушанном разговоре. Но почему он так настроен против меня? Что я ему сделала? Или не я, а он вообще весь женский род ненавидит скопом?

И ещё эта попытка похищения… Райан работал не один, это было понятно из его слов. Пусть сейчас он и его команда сидят в темнице Воздушного города, в любом случае это была не последняя попытка. Кому-то очень, очень нужно заполучить невесту дракона.

В общем, полночи я проворочалась не в силах заснуть, пока это не надоело дракону.

- Прекрати! - потребовал он рычащим раскатом, возникая в моём окне. Ну, как возникая, я видела только возмущённый алый глаз.

- Руж?

- По ночам положено спать, Ола. Спать и никак иначе, а, глядя на тебя, такое ощущение, что тебя завтра казнить будут.

- А на Реханте есть казни? - опешила я.

- Конечно. В магических королевствах людей, у урсаилов опять же, чтобы неповадно семь заповедей нарушать было. Дикари не казнят, просто убивают всех, кто не подходит под определение их правильного образа жизни. Единственные, кто не увлекается смертной казнью, это эльфы. Но эта братия особая. Куда лучше было бы, если бы они казнили своих преступников.

- Почему?

- Смерть милосерднее, чем то, что они творят.

- Не хочу больше ничего знать! – вскинулась я. Только красочных кошмаров мне на ночь не хватало!

- Хорошо-хорошо, - дракон на мгновение пропал, потом вернулся. - Ола…

- Да?

- Я не дам тебя в обиду, никому не дам, поэтому – спи.

Тёплое чувство, появившееся в груди, было благодарностью, нежностью и чем-то ещё, чему я не смогла сходу подобрать определение, но я послушала дракона, и через пару минут, спокойно спала.


...Утро началось громко, очень громко. Кому-то не спалось, у кого-то были проблемы с собственными мыслями, а кому-то не пришло в голову ничего лучше кроме как попробовать вломиться ко мне в комнату. С улицы. С букетом роз. В зубах.

Нет, это был не человек, не эльф и даже не урсаил. Это было что-то типа летающей собаки, очень крупной и несколько нематериальной. Это чудо провисело в ловушке несколько часов, а под утро закончился вложенный магический заряд (это Квилл мне потом рассказал) и заклинание начало разваливаться.

С треском, искрами и вонью.

При этом букет был реально красивым, не имел при себе карточки и на нём не было никаких заклинаний или чар. За исключением маленького вложенного артефакта на то, чтобы цветочная феерия не пострадала, случись что.

После досмотра и извлечения этого артефакта букет был допущен в мою комнату. Я перебирала в памяти образы тех, с кем столкнулась, и прикидывала, кто именно решил подарить мне букет. И за какие такие заслуги, да! Особенно, если учесть, что лепестки были нежно-розовые, а на языке цветов розовые розы – это симпатия, но никакой любви. Да, на Реханте в отношении роз действовали схожие правила. А ещё, как подсказал Руж, в некотором роде розовые розы – это ещё и благодарность. Но от кого я бы умудрилась её получить?! Я терялась в догадках.

И не одна я! Те четыре дамы, которые суетились вокруг меня (мне предстояло присутствовать на игре Воздушный замок) обсуждали это с не меньшим интересом. Правда, я их не понимала, а то, что не относится к делу, Квилл переводить отказался. Ну, оставим это на его совести.

Да, и по правде сказать, до их разговоров мне дела не было. Мне поменяли дизайн выходной одежды! Наверное, сказать «спасибо» за это я должна была Ружу?

Новый наряд чем-то напоминал костюмы восточных принцесс. Никаких шелков и непонятных кусков ткани. Всё очень удобно и функционально, ну, почти всё. Шаровары, рубашка, ленты, бусинки, даже лицо закрывала такая же хитрая система, которую я лично видела десятки раз в провосточных произведениях. И обувь была правильной - мягкие бабуши с загнутыми мысиками. Цвет всего этого богатства был небесно-голубой, чистый-чистый. А вот плащ с капюшоном, который прилагался, был тёмного цвета, океанского.

Квилл, когда уже я была готова к выходу, смерил меня подозрительным взглядом и кивнул:

- Да, так выглядит намного лучше. Я запомнил, что тебе не понравилась твоя обычная одежда, поэтому выбрал это.

Сказать, что я удивилась, значит ничего не сказать:

- Ты?

- Да. Тебе же в том было некомфортно? А это наряд урсаилских принцесс. Удобный. Они в нём даже драться умудряются.

- А... Ага. Спасибо... - промямлила я, совершенно растерявшись. Почему он? Как он? Это же...

- Что-то не так, Ола?

- Н... Нет. Всё хорошо, правда, спасибо. В этом и комфортно, и уютно, и оно красивое!

Квилл кивнул и спокойно пошёл прочь, оставив меня в полном непонимании, что это такое было! Неужели, он может быть и таким?!

А уже через час после этого, после лёгкого завтрака и с жутким мандражом, я была на поле. Всего из первого турнирного этапа в следующий тур прошёл пятьдесят один участник. Остаться из них должны были только двадцать пять. По правилам воздушного замка все поделились на пары, одному, мне незнакомому парню (точно незнакомому, из-под капюшона торчали алые пряди) выпало играть с драконом.

Мне вменялось в обязанности проходить мимо, поддерживая дух игроков, а заодно изучать их доски. Руж, как судья, умудрялся ещё и выполнять роль наставника, бесцеремонно делая замечания и поучая игроков даже во время игры. Что самое интересное, слышали замечания только те, для кого они говорились – и я! На чужом примере он продолжал учить и меня. И это было очень, очень интересно. Потому что дракон обещал, что сегодня мы обязательно сыграем на большем поле.

На таком, как играли сегодня участники. Пять на пять. По пять замков. По пять героев. Поэтому я с таким интересом наблюдала за происходящим. Ну, и не было ничего удивительного в том, что мы с драконом спелись, вовсю рассуждая над досками, за кем именно будет победа!

И это вызывало неподдельное возмущение Квилла. Посоветовать ему что ли относиться спокойнее к жизни в общем и к происходящему в частности? Нет. Не буду. Хороший мужчина, чего я ему буду настроение портить. Кстати, вот ни разу не приходило в голову – а какой он расы?

Я задумалась настолько, что в очередной раз споткнулась между столами с игровыми досками, хорошо ещё Квилл был рядом. Успел поддержать под локоть. Страдальческий взгляд моего надзирателя сказал всё, что он обо мне думает.

«Извини-извини», - состроила я невинную мордочку.

«Ола».

«Да?»

«Ещё немного, и игроки начнут намеренно проигрывать, только чтобы не получить такое чудо, как ты!»

«Ну, и что? Я тогда останусь с драконом!» - радостно выдала я, и… бинго! Споткнулся Квилл! Поддержав его, для галочки, я с трудом сдержалась от того, чтобы не показать ему язык и двинулась между столов дальше.

Подняла голову, пытаясь сообразить, куда мне идти теперь, и снова споткнулась взглядом на драконе. Он уже играл свою партию, при этом явно сделав все выводы.

Мне ещё это предстояло, поэтому я двинулась дальше. Тогда это и произошло. Руж то смотрел сверху, окидывая взглядом целиком все доски, я, что естественно, была куда ниже и ближе. Поэтому и заметила то, что он упустил из вида.

В первый момент, каюсь, я обратила внимание на этого парня потому, что узнала его. Тот самый, возмутительно похожий на лесниц. С тонкими одухотворёнными чертами лица, с шальными зелёными глазами, с мягкими светлыми волосами – чудо, картинка! И вот это чудо смотрело на своего противника с выражением тоскливой обречённости, крепко замешанной на собственном превосходстве.

Взглянув на доску, я убедилась, что этот парень (не тянул он на мужчину) может выиграть шестью разными способами, но при этом привёл в действие ту комбинацию, которая была самой-самой медленной. Однозначно выигрышной, но при этом ему сидеть за этим столом предстояло ещё минут сорок или пятьдесят. Хотя, как минимум, я видела две комбинации, которые могли принести ему победу за ближайшие пять-десять минут.

Это что же получается, он настолько не хочет выделяться?

Как странно.

Ноги не пошли дальше, невольно я остановилась около этого стола.

«Ола?» - встревоженный Квилл появился рядом почти мгновенно. - «Что такое?»

«Он… Смотри сюда».

«Смотрю».

«Видишь, он намеренно не выигрывает. Тянет время!»

«Так-так», - мой надзиратель взглянул на Ружа. Кончик хвоста дракона интенсивно подрагивал, партия, судя по всему, выдалась одна из интереснейших. – «Хорошо, разберёмся сами. Это у нас Глайс. Парень из простых. Второй корпус. Многого добился сам. Но если бы не твоё заступничество, во второй уровень не вышел бы. Способности – средние, по сравнению с остальными. Но, я вижу, о чём ты говорила. Он всячески водит противника за нос. Впечатляющий расклад. Ола».

«Да?» - кивнула я послушно.

«Ты видишь партию?»

«Это в каком смысле?» - не поняла я о чём речь.

«Как он может выиграть?»

«Да, конечно».

«А у него выиграть можно?»

«Нет», - даже не задумалась я с ответом. – «Не на этой доске и не на этом уровне. Если бы играть с начала, то возможно. Но надо сказать, что он очень силён».

Квилл задумчиво кивнул, снова смерил взглядом насторожившегося Глайса, его соперника, меня, остановился взглядом на моих чуть подрагивающих пальцах.

«Сыграешь с ним?»

«Я?»

«Да. Ты же хочешь?»

Вот теперь он меня реально пугает! Что это с моим надзирателем?! Так можно и лишнее подумать! Как будто… он испытывает вину за то, что не уберёг? Да ладно! Это же «Зверь», как мне намекнули на истинную сущность этого мужчины.

«Да, сыграю! С удовольствием!»

«Сейчас».

Спустя мгновение соперник Глайса, заработав технический фол, выбыл из соревнования, а я с улыбкой приземлилась напротив парнишки.

Квилл, подтянув ближе стул, устроился рядом, как переводчик. Он же и представил нас обоих друг другу.

- Лэр Глайс, лэри Ола. Лэри Ола, лэр Глайс – наш ученик.

- Приятно познакомиться, - голос у парнишки был чуть-чуть хрипловатым. Не мелодичным, как я полагала, а некоторые скрипящие древесные нотки. Удивительное дело.

- Приятно познакомиться, - эхом откликнулась я, простирая руку к полю и забирая над ним контроль. – Я увидела вашу партию, лэр Глайс. Подумала, что будет интересно сыграть с вами.

- Со мной? Не могу даже представить себе, чем привлёк внимание «невесты дракона».

К этому моменту мы с Квиллом одновременно осознали одну очень интересную вещь. Садился то он рядом, чтобы переводить. Но сейчас я не только понимала Глайса, но ещё и с лёгкостью говорила на всеобщем языке.

«Ола?!»

«Ничего не знаю», - честно сказала я. – «Но с Райаном было точно так же. Точнее, даже раньше, я понимала Ружа, когда он вёл урок и понимала, что именно ему отвечали великовозрастные студиозусы».

«Будем разбираться».

«Удачи», - вежливо пожелала я, потом повернулась снова к Глайсу, ещё ждущему от меня ответа.

- Ваша партия, лэр. Вы могли выиграть уже несколько раз, но при этом предпочли разыгрывать самую медленную комбинацию. Мне стало интересно сыграть с вами.

Глайс помолчал, прищурился:

- Лэр Руж играл с вами, лэри? Нестандартные комбинации, уловки. Никто из нас так и не смог выиграть там, где вы – выиграли у дракона.

- Это редкость?

- Почему же? При удачнейшем расположении, при выигрышных зонах, при сильных колодах, можно выиграть и у него. Но у вас было всё наоборот. Ни колоды, зоны только дебафа, да и расположение оставляло желать лучшего. Но тем не менее, вы победили. Примите моё искреннее восхищение.

Он врал.

Смотрел мне в глаза и спокойно врал. Он не делал мне комплимента. Он не верил в сказку дракона. И вообще, курица – не птица, женщина не человек. «Потрясающее» отношение к представительницам прекрасного пола.

Моральная травма? В детстве девочка соседская обидела?

Не знаю. Сочувствовать не буду.

Обижаться не буду тоже. Ну, придумал парень себе что-то, так это его проблемы. Не хватало ещё расстраиваться из-за кого-то, особенно, когда этот кто-то ничего подобного не заслуживает. Ладно. Гораздо интереснее сейчас другое.

Он расслабился. Он не посчитал меня за достойного противника. Значит, что нужно сделать в этом случае? Правильно. Не дать ему воспользоваться самыми выигрышными комбинациями, и свести партию вничью. Выиграть, увы, не получится. Я пришла в середине игры, когда партия стала совершенно провальной. Если бы хотя бы минутой раньше. До того, как игрок со стороны «земли» сольёт самого сильного воина.

Квилл откинулся на стуле, скрестил на груди руки, всячески демонстрируя, что он здесь вообще случайно. Вот не понимаю я его, честное слово. С одной стороны, он вроде бы меня не любит. Вот просто за то, что я «невеста дракона», за то, что ему приходится со мной нянчиться, за то, что я смею претендовать на внимание Ружа.

А я смею. И буду. Из всех, кто здесь есть, дракон – самый-самый-самый.

Улыбнувшись, всё равно под повязкой этого не видно, я оглядела поле, и сдвинула одного из оставшихся героев в зону дебафа. Взгляд Глайса полыхнул усмешкой. Да-да. Белый и пушистый. Всё обстоит именно так. Слишком разрекламировали. Задирай нос повыше. Тогда у меня появится шанс ещё и выиграть даже.

Ещё пару ходов…

Увы. К моему сожалению, Глайс действительно был очень хорошим игроком. Он сообразил, что происходит примерно на шестом ходу. На десятом уже сообразил, как меня отсечь от последовательно проводимой декларируемой стратегии. На пятнадцатом ходу со свистом угодил в мою ловушку и потерял сразу два замка.

К этому моменту Квиллу стало интересно. Он перестал изображать из себя ледяную статую.

Глайс уже не злился. Смотрел исподлобья, настороженно. Ходить стал куда осторожнее и вполне логично начал предполагать, что дракон не обманул ни единым словом. Что действительно непонятно откуда взявшаяся «невеста» могла его обыграть.

К двадцать шестому ходу Глайс отыграл один замок и начал планомерно продавливать выигрышную стратегию. Я посопротивлялась (для вида, честно признаюсь) и затаилась, подводя его к мысли, что тот самый последний замок пора бы и захватить, поставив точку в партии.

Квилл смотрел уже больше не на доску, а на меня.

Я недоумевала. Что с ним такое, кто бы сказал… Я не собираюсь никуда сбегать, никуда пропадать. Что за пристальное внимание? Как будто я преступница.

«Извини».

«Что?» - растерялась я, поднимая на него взгляд.

«Извини, Ола. Был неправ».

«В чём?!»

«В своём мнении о тебе», - пояснил мужчина. Вот только ясности мне это не добавило.

Взглянув на него укоризненно, я покачала головой и повернулась к Глайсу. Парень смотрел на меня очень пристально. И не сказать, чтобы добро. А этому я где успела на хвост наступить?!

- Лэри. Сколько лет у вас ушло, чтобы научиться играть в Воздушный замок?

Парень, ты вообще понимаешь, о чём меня спрашиваешь?! Ничего, что в моём мире этой игры вообще в принципе не было?

Повернувшись вопросительно к Квиллу, я наткнулась на его тёмный-тёмный недобрый взгляд. Под ложечкой неприятно засосало.

Ещё немного и я помчусь к Ружу, просить убежище!

- Я никогда не играла в Воздушный замок, - вежливо сообщила я Глайсу. – У нас была распространена другая игра, по схожим правилам в отношении тактики и стратегии, но при этом строго дуальная. Только белые и чёрные клетки, только белые и чёрные фигурки. В неё, признаться, играть было сложнее. Здесь всё проще. Там любая ошибка приводила к проигрышу, здесь – даже проигрывая, остаётся всегда шанс на победу. Особенно, когда противник допускает оплошность или попадается на крючок.

Глайс дёрнулся, распознав намёк, перевёл взгляд на доску, но было слишком поздно! Все его герои стояли у моего центрального замка. Молодцы, хорошие детки, а я тем временем вывела своих героев из других замков (центральный был пуст) и обрушилась на замки противника, разнося их в хлам.

- Ничья, - провозгласил спустя несколько минут Руж, нависший над доской сверху. – Лэр Глайс. Удивлён тому, как вы противостояли «невесте» с учётом её необычных стратегий.

- Это был… познавательный опыт.

- Рад за вас, вы проходите в следующий тур.

И уже мне, мысленно:

«Ола, с тобой всё хорошо?»

Испытывая жуткое желание пожаловаться, я покачала головой:

«Всё хорошо. Как твой противник?»

«Победил. Он усвоил сегодняшний урок и отлично им воспользовался. Осталось ещё шесть столов, пройдёмся?»

«С удовольствием!»

И дёрнула же меня нелёгкая снова глянуть на Квилла!

В его холодных глазах мелькало что-то очень похожее на… ревность?! Нет! Я решительно ничего не понимаю и отказываюсь это делать!

Взглянув на Ружа, я расплылась в улыбке.

«Ола?»

«Мне нравится на тебя смотреть».

«На меня?»

«Ты красивый. Очень-очень. Большой. Грациозный. Элегантный. Опасный. Крылатый».

«Тебя так послушать», - Руж подхватил меня хвостом, устраивая у себя на спине, пока моя иллюзия спокойно двигалась рядом, - «так я настоящее совершенство».

«Так оно и есть», - не смутилась я. – «Смотри: умный, много знаешь, много умеешь. Самый талантливый здесь и ещё тёплый! И такие чешуйки, и… и...» - я замолчала. Так. Что это со мной такое происходит? Я себе такого потока эмоций даже в младшей школе не позволяла. Ещё немного и признаюсь нечаянно, что влюблена по уши! Вот что я тогда делать буду? Нет, я знаю, что делать буду, и это точно не «страдать». Но Ружа так лучше не подводить.

«Ола».

«Да?»

«В этот раз перед конкурсом красоты придётся проводить дополнительный, чтобы из двадцати пяти участников осталось только десять. Хочешь какой-нибудь конкретный?»

Я задумалась, потом пожала плечами. А есть разница? У меня эти женихи ничего кроме раздражения пока не вызывают, нравится мне дракон! Потому пусть решают другие. Есть же какой-то распорядок? Вот пускай ему и следуют.

«Ола?»

«Мне всё равно. Это же не первый случай, когда много желающих?»

«Не первый. Было и больше».

«Ну, вот. Значит есть проверенный список заданий, который можно использовать».

«Есть», - мысленный голос дракона звучал недовольно.

Теперь почему он сердится? Я должна была проявить больше интереса? Не хочу. Мне это неинтересно. Я хочу поиграть с ним, полетать с ним, побыть с ним рядом. Другие пока не сделали ничего, чтобы стать мне интересными.

«Хорошо. Тогда будешь судьёй».

«Я? В чём?»

«В следующем турнире. Они будут готовить во славу тебя!» - пафосно заявил дракон и усмехнулся. От клыкастой усмешки кто-то из игроков посерел, я же засмеялась.

Готовить? Мужчины? Ради меня?

А они умеют?!

«Кто-то умеет», - кивнул Руж, для которого эти мои мысли тайной не стали. – «А кому-то придётся на ходу учиться».

«А ты умеешь?» - спросила я и пожалела.

«Да», - согласился со мной дракон, ничуть не обидевшись. – «Магией, конечно. Хочешь, чтобы я участвовал?»

«Хочу! Потом буду хвастаться, что настоящий дракон для меня готовил!»

«Что тебе приготовить?» - поинтересовался Руж, наклоняясь над столами игроков.

Я задумалась, и пока я искала ответ, Руж умудрился дисквалифицировать разом двух игроков! Даже не дав довести им партии до конца. Потом терпеливо повторил вопрос:

«Так что?»

«Торт! Большой! Шоколадный! С кофейной глазурью! И… и… орешками!» - выдала я единым запалом.

«Будет», - пообещал Руж, спуская меня к освободившейся доске. – «Сыграем? Пока идут те партии?»

«Да! Да-да-да-да-да!»

«Достаточно было одного «да»«, - воззрился дракон на меня, только взгляд был смеющимся, тёплым.

А потом мой дракон начал уменьшаться в размерах. От огромного, стремительного, великолепного – к маленькому домашнему дракончику, которого в который раз мне захотелось беззастенчиво затискать.

Ну, разве можно быть таким милым?! Это надо запретить на законодательном уровне! Никакого терпения не хватает!

Ой, а почему доска на троих?

«Я присоединюсь», - Квилл, появившись откуда-то сбоку, устроился на стороне «огня». Руж – на «земле». Я, в который раз, была на «воздухе».

Погипнотизировав недоуменно Квилла, я воззрилась на Ружа:

«А как играют, когда в партии не двое? Все против всех?»

«Не обязательно. Можно заключать пакты, договора, соглашения, можно помочь противникам разобраться друг с другом и уничтожить того, кто останется», - Руж смотрел только на меня. – «Я верю, что ты найдёшь, как именно воспользоваться ситуацией».

«Постараюсь тебя не подвести, о мой учитель! Проиграть я согласна только тебе».

«Совершенно напрасно», - Квилл, подхватив косточки, бросил их на доску, определяя общую раскладку полей. А его следующие слова почему-то больно меня ранили, ибо мой надзиратель спокойно закончил начатое: - «Выиграть у меня у Ружа получается один раз из десяти. Тебе этого не удастся в любом случае».

Не удастся, да? Один из десяти? Ну, нет уж!

В этот раз выиграть у тебя не получится!

Взглянув на Ружа, ничего не говоря мысленно (Квилл же тоже слышит) я улыбнулась. И Руж кивнул в ответ только глазами.

Пакт был заключён. Вдвоём уж этого нахального типа мы точно порвём на мелкие кусочки! Так, что пух и перья во все стороны полетят. Главное, чтобы не от нас, а то уж слишком обидно будет.

Но всё-таки, что с Квиллом такое происходит?


Глава 9. Любовь в каждой капле


Поварской конкурс, поварской конкурс, что я могу сказать цензурного?

Пункт первый, это больно! Скулы и живот сводит так, что под конец – невозможно даже смотреть на окружающих. Пункт второй – это ещё и очень болезненно, особенно, когда в качестве судьи одна такая безголовая пришелица из другого мира, как я.

Но обо всём по порядку.

Кашеварить двадцати пяти моим потенциальным женихам… Кстати! Вот только сейчас в голову пришло, а чего это я должна выбирать кого-то одного? Раз не дают дракона, пусть будет гарем! Гарем – это куда интереснее, и вообще это так продвинуто! По-современному.

Руж, возвышающийся над моей головой, дёрнулся, опустил морду и накрыл её лапами. Сегодня дракон был в своём милом и домашнем обличье. Интересно, а он ещё меньше становиться может? Я бы тогда его с собой спать утащила, как плюшевую игрушку и никак иначе! И ничего более, и…

- Ола.

- Да? – взглянула я вопросительно на Квилла.

- Не отвлекайся.

- Ну, и не буду.

С трудом удержавшись от детского порыва показать этому холодному и доставучему типу язык, я воззрилась на поле.

На этот раз всё организовали правильно. Это было всё то же ристалище, для меня оборудовали что-то вроде небольшой башенки.

Поводов выходить на поле у меня не было и не будет, а сверху хорошо было видно двадцать пять оборудованных для готовки мест, где и кашеварили претенденты. Уже приступили, если честно.

А я хорошо сижу, далеко гляжу! Ой, отвлеклась. Так вот, видно было всех этих гавриков хорошо. Кто-то готовил быстро, кто-то над каждым ингредиентом медитировал, кто-то то замирал, то отчаянно начинал что-то делать. Наблюдать за этим было умилительно и уморительно, особенно когда Квилл своим непередаваемо холодным голосом комментировал происходящее. Бока болели в общем итоге.

Вот, стоит парень, растерянно смотрит на пучок лука, а этот хладнокровный прохиндей так спокойно:

- Это лук, его едят. Для особо одарённых спешу добавить, что это не тот лук из которого стреляют. Даже если названия и похожи, так что можно даже не пытаться. А то были тут… претенденты и прецеденты.

Как выяснялось, у моего надсмотрщика были и хорошие стороны. Количество плохих пополнилось после вчерашней игры.

Мы его вынесли. На последнем издыхании, совместив и мою стратегию, и стратегию Ружа, но вынесли!

Под конец вокруг нашей доски собрались все, кто ещё не покинул игровой плацдарм. Собравшиеся активно болели за Квилла, списав меня вообще со счетов.

Но мы напряглись, и сделали это!

В общем итоге, рассердился Квилл… так, что присел потом на наши с Ружем уши часа на три, и всё ругался, ругался, ругался.

Я так и не поняла на что именно. То ли на то, что мы его обыграли, то ли на то, что мы играли в паре (что подумают остальные женихи?!), то ли на то, что непозволительно себя вели (подумаешь, я опиралась на тёплый бок дракона). Ещё вариант был, что я посмела (женщина!) вообще играть… Но ни один из них не был похож на правду.

Руж прятал морду под лапами и только довольно ухмылялся.

Квилл в итоге махнул рукой и ушёл куда-то в ночь.

А сегодня вот сидит и бурчит.

Так бы и погладила.

Но возвращаясь к кулинарному конкурсу и иже с ним.

Условия были просты – всем конкурсантам был выдан один и тот же набор продуктов, позволяющий (каюсь, я бросила быстрый взгляд на корзину) приготовить и первое, и второе, и даже третье. Кто во что горазд.

Горазды они были на много чего хорошего и интересного. Например, торт приготовить не смог никто. Зато, вот фруктовое «желе» и «салаты», да, принесли.

К сожалению, мне некогда было присматриваться к тем, кто готовил. Я занималась тем, что дегустировала.

При этом, только краем глаза один раз заметив, что именно происходит, точнее, что перед тем, как подать еду мне, с ней что-то делают. Проверяли что ли? В общем и целом, среди «проверяющих» я углядела и знакомое лицо женского пола – жену Квилла, Джейрранну.

Увидела и забыла.

Потому что мне уже поднесли первое блюдо. Красиво оформленное. Салат из какой-то зелени (кажется, жених – эльф), был оформлен в виде миленького зелёного зайца. Такого чудесного, что мне было жутко жаль отламывать ему ножку. А в голове вертелся детский древний стишок: «Оторвали мишке лапку». Вот уж точно, только тут не оторвали, а что куда хуже – сразу отъели.

Ой! А ещё не выплюнули только чудом.

Красная карточка, красная карточка!

Вылет.

Ибо есть это невозможно аж до слёз!

Жених был немного шокирован, я ответила непонимающим взглядом из-под ресниц, откидывая красную карточку в приготовленную корзину. Уф. Один выбыл.

Собственно, система отбора была проста, как всё гениальное. Перед началом кулинарного конкурса (не хохотать, не хохотать!), мне была вручена корзина, в которой лежали десять белых карточек и пятнадцать красных.

Каждый подходящий получал свой вердикт с помощью этой карточки. Правила были просты, если первые десять все получали белые карточки, неважно, кто шёл дальше и какое вкусное блюдо было у него – автоматически всем засчитывалось техническое поражение.

Наоборот всё было точно так же, если все пятнадцать первых претендентов получали красные карточки – оставшиеся десять проходили в финал, на конкурс красоты.

Нет, не смеяться! Держись, Ола! Ты должна. Ты можешь!

Можно было бы сказать, что нечестно. Но порядок, в котором мне предоставляли блюда, определялся общим количеством некоторых «баллов», которые женихи успели получить к этому моменту. Кулинарный тур должен был закрепить их право на успех. Ну, или скинуть их с пьедестала.

О! Следующий.

Ути-пути, моя ты знакомая лапочка! Нет, не спотыкайся и не заворачивай, ко мне идёшь и иди! Ко мне шёл тот самый парнишка, который на первом этапе прошёл благодаря моему заскоку на боевое поле, а потом вмешательством в игру в «Волшебный замок». Похожий на лесниц лэр Глайс.

Имя парня звучало для моего уха слегка знакомо. Было что-то похожее в моём родном мире. И на английском, но куда более интересное значение было на французском языке! Glace – лёд или мороз, зеркальное стекло…

Это парнишка похож именно на последнее. Отразил, когда нужно, подстраиваясь под окружающих, мимикрируя под их ожидания, пожалуй. Когда не надо – абсолютно прозрачный, смотри, кто хочешь, ничего не увидишь всё равно. Очень опасное и потрясающее качество.

Так, а в готовке… мясо?! Жареное?! Со специями?!!!

Наколов на вилку кусочек мяса, от нежности буквально распавшееся на волокна, я осторожно прихватила его губами и зажмурилась от удовольствия. Я не знаю, сколько он туда специй засыпал, но это безумно вкусно. И да, я никогда не говорила, что я люблю поострее и погорячее, но люблю, очень. После полугода на тайской то кухне!

Облизнувшись, я приподнялась с места, осторожно вытащила из рук опешившего парнишки блюдо, не приведи Реханта уронит, мне же тогда не достанется! И переставила его к себе поближе. И тут же подняла белую карточку.

Ой! Он сейчас упадёт он сам! Нет, устоял! Увидимся в последнем туре, парень!

«Следующий!» – махнула я табличкой, алчно взирая на блюдо.

Квилл, проследив за моим взглядом, повторил мои манипуляции и… Ух ты! Ещё немного и он задышит огнём, как я, впервые отведав тайских острых куриных крылышек. Нет, сдержался! Первый стакан пошёл, второй стакан пошёл, третий стакан… успокоился! Отдышался…

- Как? - не прошептал, прошипел бедолага, бледнея. – Как, Ола?

- Вкусно! – ответила я, воззрившись на нечто размазанное, что поставил перед мной следующий претендент.

Э… Оно … Голубое… Розовое?! Оранжевое… И шевелится. Мамочки… а как-нибудь промяукать, что это очень страшно выглядит, можно?

Бросив взгляд на Ружа, я увидела отрицательное мотание головой, грустно вздохнула и отправила ложку принесённого «лакомства» в рот. Позыва выплюнуть не было, как и съесть ещё ложку. Ну… судя по тому, с каким пафосом этот тип стоит, на меня взирая, он искренне ожидает, что я сейчас завизжу от счастья и кинусь ему на шею, умоляя взять меня в жёны, не сходя с места.

Как же. Красная карточка!

И снова удивление со стороны претендента.

Я же, не обращая на него внимание, ждала следующего. Красная карточка. Красная. Красная. Красная. Красная. Тут вообще кто-нибудь готовить умеет?!

Так, следующий! И этого типа я тоже знаю. И тоже по самому первому дню. Красавчик лорд Шейд, мужчина – урсаил. Сейчас закутан в паранджу, как и полагается, но глаза узнаваемые, да и гибкий облик выделяет его даже из толпы. А толпы и не осталось, так, горстка претендентов.

Что приготовил лорд Шейд. Лепёшки? Больше всего напоминают неопознанный летающий объект круглой формы. Там толсто, там тонко, там явно будет хрустеть, а в самой пышной серединке будет мягко и пушисто. А на вкус?

Аккуратно взяв лепёшку, я откусила кусочек и расплылась в счастливой улыбке. Во рту осталась прохладная вязкость, спустя мгновение заменившаяся нежностью каких-то кисленьких и сладких фруктов. Ммм, не хватает только мороженого. А тут вообще оно есть?!

«Руж!», - повернулась я и застыла. Дракона в комнате не было. Зато был хладнокровный Квилл. Показав урсаилу белую карточку и вежливо поклонившись, это было что-то потрясающее, я воззрилась на своего надсмотрщика и тюремщика.

- О, нет…

- О, да! – улыбнулась я. – Квилл.

- Да, Ола?

- Скажи, пожалуйста, а у вас есть такое блюдо, как «мороженое»?

- Из чего делается?

- Молоко. Фрукты. Смешать, заморозить. Вкуснотень!

- Есть такое, - согласился мужчина со мной, чуть откинувшись на стуле и устало вытягивая ноги. – Урсаилы придумали. Если хочешь, я скажу, чтобы тебе приготовили.

- Спасибо!

Квилл не стал дожидаться, когда я рассыплюсь в потоке благодарности, он резко кивнул вперёд, и я повернулась к следующему претенденту.

Снова красная карточка, потом опять красная. Ещё немного, и у меня закончатся красные карточки! Так нечестно. Кажется. Наверное…

Возможно…

- Ола?

Я повернулась к Квиллу, потом снова повернулась к лагерю вынужденных кулинаров, чутко к чему-то прислушиваясь. Как странно. Почему мне кажется, что меня кто-то оттуда зовёт?!

- Ола!

Поднявшись с места, я шагнула вперёд и не успела.

Дёрнулась отчаянно и застыла.

Квилл стоял передо мной.

Без своей вечной паранджи.

Я ощутила, как расширяются мои глаза… ощутила, как слабеют колени, ощутила десятки чувств разом.

Он был…

Был…

…Сознание меня покинуло. А когда я в следующий раз открыла глаза, всё уже успело измениться.

Я лежала на небольшой кушетке. Вход в дегустационную комнату был закрыт плотными шторами. И, в кои-то веки, роли поменялись. Теперь Квилл что-то ожесточённо втолковывал Ружу, а мой дракон не менее ожесточённо ругался и не соглашался идти на компромисс.

О чём шёл разговор – я не поняла. В голове шумело. Опять?! Да сколько же можно! Теперь что?!

Ой… Как странно. Вот опять ощущение, что кто-то меня зовёт!

- Ола!

Квилл. Навис над душой. Чего так орать, спрашивается? Я ещё пока в себе. Но, кажется, очень даже относительно.

- Ола… Ты меня слышишь?

Повторять не надо. Слышу. А чего молчу, как воды в рот набрав?

- Ты меня понимаешь? Моргни два раза.

О, это легко. Тело меня ещё немного слушается. Раз… Два! Сделано.

- Отлично. Слушай меня внимательно…

Слушаю. Очень. Внимательно. Вот только не «отлично» воспринимаю происходящее. Что же я увидела, когда Квилл снял свою верхнюю тряпку?! Не помню. Совсем…

Да и обморок этот из-за чего? Не верить же, что я упала в обморок, испугавшись того, что прячется под паранджой Квилла?

- Ола! Не отвлекайся. Не позволяй себе ни о чём другом думать. Сосредоточься на мне. На Руже. На вчерашней игре. На чём угодно. Только на чём-то одном. А! Нет, не думай о Руже!

Ой, какой наивный… Сказать мне «не думать» о ком-то, тоже самое, что сказать «думай только о нём». Руж… А что Руж?! Ну, дракон… потрясающий дракон, надо заметить. Но ведь дракон же… и … и…

- Ола!

Что со мной? Почему…

- Это приворотное зелье, - Квилл, досадливо стянув перчатки, взял мои ладони в свои. – Ола, в тебя влили приворотное зелье. И не одно, два… три… Судя по всему, все красные карточки, которые ты отправила в корзину, были с приворотным. Если бы оно было одно, ты бы уже здесь не стояла. Ты бы уже убегала с тем, кто тебя опоил. Но после первого зелья, ты выпила сразу же один за другим ещё несколько. Не вторую-третью порцию одного и того же, а разные рецепты.

- Это… плохо? – губы было практически невозможно разлепить, язык пересох и почти не ворочался, ощущение было такое, словно язык просто во рту не помещается. Но я смогла заговорить, порядком удивив этим Квилла.

- Да. Это очень плохо, если бы было два зелья, они бы «передрались». В общем итоге, одно бы нейтрализовало другое, и позволило бы выиграть достаточно времени, чтобы подобрать противоядие к оставшемуся. Но ты – другой случай. Сейчас в твоём организме коктейль, который нейтрализовать готовым существующим противоядием попросту невозможно.

- Мне… нельзя… помочь? – я на мгновение закрыла глаза. Тошнота подкатила к горлу и ненадолго отступила.

- Можно.

Тихий голос Квилла вырвал меня из задумчивости. Заставил встряхнуться, вглядевшись в него.

- Как?

- По-разному. Средств много. Некоторые действуют сразу. Некоторые не действуют вообще. Не на всех, по крайней мере, - руки Квилла были ледяными-ледяными. – Можно воззвать к богине и принести ей жертву. Но ты не жительница этого мира, и тебе этот способ не поможет. Можно было бы собрать особые ингредиенты в особых местах, но на это нет времени. Когда зелий больше двух, они действуют быстрее, разрушают всё куда стремительнее.

- Ты бы не говорил… всего этого, если бы не было… способа… мне помочь.

- Он есть. Ты должна выпить крови дракона.

- Что? – опешила я.

- Нет! – яростно громыхнул Руж над моей головой.

- Замолчи! – прикрикнул на него Квилл.

По моему телу прошла сильнейшая дрожь. Дрогнув, я невольно вцепилась в пальцы Квилла, но он убрал свои руки, осторожно переложив мои ладони на колени.

- Руж. Людям – людское, драконье – драконам. Ты дракон, она человек, хрупкая, человеческая девушка. Вам никогда не быть вместе, в принципе. Это невозможно!

- Ты не понимаешь! – дракон попятился, начиная увеличиваться в размерах.

- Я всё понимаю. Всё. Но ты не можешь принять облик человека. А из человека никакой магией, даже божественной, не сделать дракона. Между вами гигантская стена, которую невозможно преодолеть. Никогда. Поэтому отпусти Олу! Видишь, до чего дошло? По твоей вине, в том числе.

Никогда не думала, что Квилл может так ругаться, да ещё и из-за меня…

Голова стала тяжёлой, затылок заныл. Как больно… Как тяжело. И хочется спать.

- Ола!

Завалиться мне не дал Квилл. У него были холодные, очень холодные руки, но он помог мне удержаться в сидячем положении.

Только всё же кричать так не нужно.

- Я хорошо тебя слышу. И даже почти могу говорить. Только не быстро. И не много. Почему Руж так недоволен?

- Тот, кто выпьет кровь дракона, навсегда забудет свои чувства к нему. Чтобы ты к нему ни испытывала сейчас: симпатию, интерес, заботу, дружбу – в тебе не останется ничего.

- Навсегда?

- Да… И этого не избежать.

Я сжала зубы, так сильно, что показалось они вот-вот треснут. Как на горках. Вверх. Вниз. Вверх. Вниз.

Только я поверила, что всё может быть хорошо…

Хотя, как будто я могла на что-то надеяться.

Я цеплялась за призрачный шанс. Я цеплялась за облако в виде дракона.

А оно всё же растаяло в моих руках, не дав мне даже … объясниться?

Нет, я лучше промолчу. Даже не подумаю…

- Что будет… если не снять всё это?

- Умрёшь.

Вот так просто. Одно слово. И всё, всё, что я выстроила внутри, развалилось как карточный домик. Я могла бы закричать, заплакать, разрыдаться в голос. Я могла бы бить кулаками об пол, у меня хватило бы сил. Я могла бы… и не могла одновременно.

- После того, как выпьешь кровь дракона, - продолжил Квилл спокойно, и каждое его следующее слово забивало следующий гвоздь в крышку моего гроба. – На тебя перестанут действовать любые привороты. В каких количествах ты бы их не пила. Даже можешь питаться только ими. Яды будут значительно ослаблены. Любые воздействия на твой разум, вроде тех… с пыльцой, они тоже перестанут работать. Всё то, что раньше могло бы … привести к неприятным последствиям, после крови дракона тебе никак не навредит. Руж, ты это сделаешь.

- Ты не посссссмеешшшш…

Я впервые слышала, как звучит шипение разъярённого дракона. Он уменьшился обратно, до размеров быка, но от его ярости всё вокруг вибрировало. Даже воздух, превратившись в марево, какое бывает в пустыне при жаре, колебался. Я невооружённым взглядом могла рассмотреть вот это… движение частиц.

Почему он так сердится?!

- Руж. Успокойся.

- Это моё.

«Моё»? Не «моя». Не «она»? Это?! Он назвал меня это?!

Кулаки сжались сами собой. Причастность меня перестала радовать мгновенно. Кровь раскалилась и вскипела прямо в жилах. Глаза, не знаю, могли стать и красными. Почему-то так получалось, что, если я достаточно серьёзно выходила из себя, у меня лопались в глазах мелкие сосудики.

Вот сейчас чешуйчатая ящерица назвала меня «это»?!

- Ола! – Квилл кинулся наперерез, схватил меня за плечи, дёрнул назад. А потом, видя, что эффекта нет, круто повернул, заставив уткнуться лицом ему в плечо, погладил меня по голове, как маленькую-маленькую девочку. – Ола, тебе нельзя выходить. Если ты выйдешь из шатра, выбор сделают за тебя!

Выбор? За меня? Он считает, что меня снова позвал кто-то с улицы?

Моя собственная злость стихла так же мгновенно, как и появилась. Нет, я могу держать себя в руках.

Да, кто там меня зовёт?! Надоел! Заткнись, собака! Подавись чем-нибудь, что ли!

- Руж. Если она сойдёт с ума, если она будет несчастлива – ты себе этого не простишь, - Квилл продолжал прижимать меня к себе. – Ты не сможешь сам себя отпустить. Будешь винить. Мы помним, чем закончилась прошлая история. Мы помним оба. Ты тогда девчонку видел от силы пару минут. А Ола для тебя стала уже другом.

- И ты хочешшшш у меня отобрать…

- Нет, нет, - Квилл покачал головой. – Я хочу спасти вас обоих. Я не представляю, что будет, если ты будешь её хоронить. Не упрямься, Руж. Не надо. Не стоит. К тому же, это будет честно. До этого всё делала, Ола. Твоя очередь.

- Она будет меня боятьсссся.

- Да.

Я вскинула глаза на Квилла. Кровь горела, билась набатом в груди. Душно. Жарко. Ощущение было такое, что внутри что-то ломается, что-то… что-то…

- Руж!

- Я понял… Ола… Просссссти…. Прощай…

Последнее слово звучало так болезненно, так горько и так отчаянно, что я потянулась к дракону, изо всех сил желая, чтобы не случилось того, о чём говорил он и Квилл, чтобы… чтобы…

Выпить крови дракона?!

Выпить крови?!

Эти идиоты не понимают слов?! Их значений?!

Этот идиот! Чешуйчатый! Крылатый птах! Он меня облил своей кровью с ног до головы!

И всё изменилось. Всё сломалось, разрушилось и собралось заново.

Я в дичайшем испуге металась по комнате, пытаясь сообразить, что происходит, откуда что льётся, что вот это вообще за чешуйчатое огромное страшное (кровь попала и в рот), это самое страшное куда-то смоталось.

Мой надсмотрщик стоял у выхода, не поворачиваясь ко мне, потом махнул рукой. И на этот раз вода пришла снизу. Не накрыла меня, просто поглотила, окружила, заперла в высоком водном столбе, поболталась вокруг, отмывая, и пропала, оставив меня сухой, злой и раздражённой.

Квилла я с дороги отстранила, сама. И пока этот чудик попытался что-то сказать, заткнула его рот рукой. Что-то меня заморочки их на «не прикасайся», начали крайне доставать. Кто там следующий? Пошли, женишки! У «невесты» закончилось терпение. Невеста ещё сможет помолчать немного, а потом пойдёт в разнос и в развал, и следующий, кто попадётся мне на глаза… в общем, не гарантирую, что он после этого уйдёт в живых.

Так что продолжаем кулинарный конкурс. Ола, держись. Зубы сцепить, кулаки сжать. Ты хорошая девочка. Ты хорррошая девочка!

Не сбивайся на шипение, как страшное чешуйчатое, или того хуже на рычание.

- Следующий, - пропела я, медово улыбаясь.

Ой, кажется, лучше не улыбаться. Квиллу почему-то плохо стало!

Красная карточка. Свободен! Красная карточка. Свободен!

Белая карточка.

Белая.

Красная!

Белая…

Красная!

Белая… Белая?! Белая!

Неужели, почти всё?! Остались ещё двое, и всё это жуткое действо закончится.

- Столь прекрасные глаза и почему-то в них такая отчаянная боль…

У этого претендента был очень тихий голос.

- Я не претендую на вашу руку, лэри Ола, - передо мной на стол опустилось горячее мясное блюдо, чем-то посыпанное, дивно пахнущее. На мгновение даже проснулся интерес, и к блюду, и к прибывшему. – Признаться, я очень честолюбив. И куда больше меня интересует ваше сердце.

- Вообще-то, - хрипло пробормотала я, - путь к сердцу мужчины лежит через желудок.

- От моей еды, - мужчина качнулся ко мне, опираясь на край стола. – Ещё никто, никогда не отказывался. Поэтому, лэри, пробуйте. Пробуйте.

- Это…

- Знаете, лэри, даже если я не пройду сейчас в другой тур – не страшно. Главное, что вы сейчас сможете спокойно поесть.

Честно, я ему не верила, этому спокойному типу. Но стоило мне попробовать… Ооо!!! Это было просто великолепно и восхитительно. Не остро, но пряно и душисто.

- Имя? – дожевав кусочек, я подняла глаза на претендента, вручая ему белую карточку. – Могу я узнать заодно ваше имя?

- Нет, лэри. Если завтра вдруг вы меня выберете, я представлюсь вам, как полагается. А сегодня я просто сделал пару шагов в сторону вашего сердца. Моё почтение…

И невозможный мужчина, чуть склонившись, просто вышел. А я смотрела ему вслед, заворожённая грацией и достоинством, с которым он себя вёл.

Последняя белая карточка ушла предпоследнему жениху, я, напоминая себе объевшуюся пиявку, валялась на мягком ковре и мучительно раздумывала, насколько правомочно будет попрошайничать взять меня на ручки. Словно кошка я нежилась в потоке яркого света и идти собственным ходом мне жутко не хотелось. Было лениво, было сонно, было так хорошо…

- Ола?

Открыв один глаз, я его тут же закрыла. Квилл – это не интересно, и это, я бы даже сказала, безопасно. Можно спокойно спать дальше.

- Ола, проснись. Я знаю, что тебя клонит в сон, но тебе нужно перебраться в замок. Эту башенку сейчас будут разбирать. Пойдём.

Открыв глаза, я кивнула и глаза снова закрыла. Я совсем не капризничаю, просто, просто… почему-то так в сон клонит!

- Ола! Ну, Ола, же.

- Кви-и-илл! А можешь для меня немного нарушить правила?

- Никаких нарушений! – рассердился мужчина, поднимая меня на ноги за шиворот. – Поспать ты можешь и в своей комнате. Пойдём.

- Иду, я, иду! Не обязательно так варварски меня переносить! Я же…

- Что ты же?

- Не знаю… - зевнула я, послушно двигаясь вслед за надсмотрщиком.

Башенка прекратит своё существование до следующего мероприятия на городском ристалище.

И эти лестницы, и эти комнаты. И эти столы, на которых ещё минуты назад готовили претенденты…

Я споткнулась в тот самый момент, когда мы вышли из башни на полянку. Споткнулась и застыла, ошеломлённо глядя на шоколадный торт с орешками, покрытый кофейной глазурью. Большой, размером с пару столов, поставленных друг на друга. Выглядящий изумительно вкусно. Вот только… почему я плачу?!

Горькие слёзы катились по щекам, не останавливаясь ни на миг.

Я не смогла успокоиться ни сразу, ни потом, я не смогла уснуть, после того, как увидела этот торт.

Я так и проплакала до утра, не зная почему, не зная отчего, понимая только, что мне больно настолько, что слёзы остановить невозможно… Словно сердце разбито в мелкое крошево, и каждая крупинка ранит сейчас вместе и по отдельности.


Глава 10. Неудачная попытка


Чешуйчатая пакость – слова не мои, дословно цитирую Квилла, изволил сбежать на вольные хлеба. Куда-то в неизвестном направлении.

Я осталась с Квиллом и остальными не товарищами женихами на ближайшую пару дней, пока шла подготовка к финальному этапу, после которого должны были остаться ровно три чело… претендента.

Никак не привыкну к тому, что с людьми здесь как-раз очень туго. Не внизу, а именно вот – в летающем замке, Воздушном городе. Собственно, на мой невинный вопрос, почему бы не поискать летающего хозяина, на меня мой надсмотрщик воззрился… Ну, не знаю, даже с чем сравнить. Но ощущение было такое, что я ему только что оттоптала разом пару-тройку любимых мозолей и всё дружным сплошняком в неназываемых местах.

Собственно, кстати, потом Квилл соизволил прояснить ситуацию. Оказывается, «чешуйчатая пакость» - опять-таки дословно, ещё и крылатая, а летает как наскипидаренная или как будто её кто-то от души в темечко клюнул. По крайней мере, безо всякого труда, дракон (как его зовут, кстати?!) может пересечь на своих крылья весь Рехант за несколько дней. Прецеденты были.

Спрашивать, кто мог обидеть такого… большого и опасного хозяина я не стала. Почему-то побоялась услышать ответ. Зато услышала другой, а заодно увидела Квилла поистине расстроенным.

Кто бы мог подумать, кто в общем итоге окажется ответственен за то, что меня накормили до отвала приворотными зельями? Жена Квилла!

Ко мне сия мамзеля, по-другому то и назвать не получается, не имела никаких претензий. Это она изволила сказать лично. И настроение у неё было совсем не плохое, по крайней мере, дело было не в этом. Она просто… на минуточку!, решила, что я слишком неправильная, и будет интереснее, если я начну хоть на кого-то смотреть влюблённо.

Ну-ну.

Она не подумала, что таким образом влюблённо я могу начать смотреть на самого Квилла? Или на дракона? В конце концов, приворотные зелья могли подействовать совсем не так, как того пожелали их создатели! В общем, вынеся заочно диагноз этой дамочке, я успокоилась. И даже не стала спрашивать Квилла, как так получилось, что его жена вообще на голову контуженная. Как-то успела обнаружить, что здесь адекватно-разумных человеков, раз-два и закончились. Хоть в Красную книгу их заноси!

Правда, надолго меня не хватило. В какой-то момент я поймала себя на том, что мне скучно. Очень скучно. Возмутительно скучно!

Стены давили на грудь, стены прижимали меня к земле, мне хотелось на свободу, на волю, раскрыть крылья, хоть ненадолго. Я не была певчей птичкой, я была простой ласточкой, но того факта, что вокруг меня клетка, это не меняло.

- Ола.

- О! – я повернулась к Квиллу, радостно улыбаясь. – Ты вовремя!

- Мне уже страшно, - мгновенно отреагировал мой надзиратель. – Что ты задумала на этот раз?

- Ничего особенного! Зачем сразу меня в чём-то обвинять или подозревать? Я просто… мне просто… ну вот… вот так надо, до зарезу! Отпусти погулять?

- По острову…

- Нет, - отмахнулась я стремительно. – По острову это не «погулять», это только пройти, как животному в зоопарке. Смотрят даже деревья. Погулять меня отпусти? Вниз. Всё равно этот фарс с выдачей невесты замуж скоро закончится, а я даже не знаю, в каком мире мне предстоит жить. Какие здесь наряды, какие здесь люди, какие здесь голоса. Воздух какой!

- Ола. Это плохая идея.

- Сопроводи меня? Тебя, думаю, внизу каждая собака знает.

- В том вассальном городке, который находится под присмотром нашей академии, в большей своей степени – да, так оно и есть. Но…

- Есть ещё какие-то проблемы?

- Я бы не назвал это именно так, но… - мужчина почему-то замялся.

Ух ты. Я столько уже успела… перенести, в том смысле, что уже в такое количество гадостей успела встрять, а он до сих пор что-то скрывает? Неужели, я ещё не всё познала на Реханте?!

- Ола.

О, сейчас значит будут ещё и нравоучения какие-то.

- Девушка не должна спускаться вниз без сопровождения. Это опасно!

- Ну, так в чём проблема? Выдай мне сопровождающих.

- Где я тебе их возьму в количестве полагающимся невесте дракона?!

- А женихи на что? – резонно возразила я, потом задумалась. – Слушай, Квилл, а что за безобразие? Почему это в общем итоге муж должен быть только один? Может, я гарем хочу!

- Гарем?! – растерялся мужчина.

- Конечно, такой… впечатляющий. Ну, не обязательно на четыреста мест…

Ой. Он кажется ушёл в себя и возвращаться не планирует! Я же ничего такого не сказала. Это просто песня… из моего мира…

Зачем мне гарем на четыреста мест? В нём заблудиться можно. И ни разу в жизни со своими мужьями и не встретиться!

Хотя… А ведь это дельная мысль!

Гарем построить, выбрать парочку-троечку «любимых мужей», промыть им мозги и вуаля, можно жить спокойно, никому не мешая.

Да, я меркантильная и вообще эгоистичная, и вообще!

- Это невозможно! – выдал Квилл, отмерев.

- Что именно? – сочла необходимым уточнить я, за своими размышлениями потеряв нить разговора.

- Гарем! Никак невозможно!

- Раз ты знаешь, что это такое, значит, женские гаремы здесь распространены?

- Нет. Мужские. Один-единственный. У Реханты.

А вот теперь дар речи потеряла уже я.

- А зачем богине гарем?!

- Вот только ответы на подобные вопросы мне знать не хватало! Захотелось ей видимо. Или коллекционирует их. Такая милая живая коллекция. Или…

- Не надо! – замахала я руками. – Не надо. Я тоже не хочу знать подобных предположений. Лучше уж у самой богини спросить. Ну, Квилл, ну скажи, почему мне нельзя вниз?

- Похитят.

- Да кому бы нужно?! Правда, отправь со мной женихов. Им выгодно меня защищать, особенно друг от друга.

- Ола. Ну, как я выберу из них кого-то?

- Не надо никого выбирать. Отправляй сразу всех!

- Хороводики водить будете? – съязвил Квилл.

- Можно и так. Если будет что-то опасное, поставлю их всех вокруг себя, а сама скроюсь в середине. Никто не достанет! Даже если захочется.

- Сумасшествие какое-то… Ну, что тебя так тянет вниз?!

- Душно мне здесь. И холодно. Я развеюсь немного и дальше буду изображать из себя двуногое прямоходящее, максимум что себе позволяющее – это спокойный взгляд по сторонам и внимательное выслушивание того, что захотят сказать. И не более того.

Квилл смотрел на меня долго, я грустно смотрела в пол. Сколько можно тут меня держать?! Мне правда тут очень скучно. И грустно. И плохо, и…

- Я понял, понял, - перебил меня Квилл. – Хорошо. Если ты хочешь вниз, будет тебе вниз. Но отпущу тебя я не раньше, чем все твои женихи принесут клятву, что сохранят твою жизнь и твоё здоровье и вернут тебя обратно.

Реальность подобного исхода вызвала у меня нешуточные сомнения, но всё-таки вниз хотелось. Очень.

Что-то меня угнетало здесь наверху, что-то заставляло меня нервничать, не находить себе места, сомневаться, переживать, грустить. Что-то определённо было не так. Но вот что именно я не знала.

Квилл, так и не дождавшись от меня вразумительного ответа, только несчастного-несчастного взгляда, махнул рукой и вышел, велев ждать на улице. Накинув сверху тонкий плащ, такой весь из себя прозрачно-великолепный, я устроилась на крылечке своей клетки, глядя в далёкое небо.

Откуда это, что это за мерзкое ощущение потери?...

- Лэри.

О! Знакомый голос. Вскинув голову, я улыбнулась тому мужчине, с кулинарного этапа, который сообщил, что хочет моё сердце. Поскольку не представился, будет мистер сердцеед. Или раз уж мы отправился меня выгуливать, они мне сегодня все и представятся? Главное, какая впечатляющая возможность для всех проявить свои самые лучшие качества!

- Лэр. Доброго вам дня!

- Вы сегодня выглядите уже куда спокойнее, чем вчера, но милы не меньше.

Сомнительный комплимент, особенно если учесть, что ночь я проплакала. Слёзы, конечно, не смех без причины, но приятного тоже мало. Особенно, когда причины слезоразлива потерялись где-то в тумане и отказались возвращаться обратно.

- Спасибо, конечно, но думаю, вы мне просто льстите. Итак, раз уж мы отправляемся вниз вместе, могу я теперь узнать ваше общественное имя?

- Для вас, прекрасная, хоть истинное!

- От этого воздержусь! – тут же отреагировала я и засмеялась.

Засмеялся и мой собеседник:

- Необычный живой ум, обаятельность и спокойствие. Лэри, скажите, разве можно быть столь прекрасной?

- А разве это что-то необычное?

- О, ещё как, - раздался позади мрачный голос, и я чуть повернула голову.

О! Знакомые все лю… лица. Лэр Глайс.

- Добрый день, лэри, - поприветствовал он меня мрачно, потом прислонился к плечу моего доброго знакомого и закрыл глаза, явно не собираясь дальше развивать тему.

- Вы знакомы? – не удержалась я от вопроса.

- Друзья детства. Потом делили долгое время одну комнату в общежитии, пока по делам дома мне не пришлось покинуть Воздушный остров и не вернуться в родовой замок, чтобы ночевать там.

- А обычно?

- Здесь, - кивнул лэр. – Обучение продолжается двадцать пять лет.

- Так долго?! – не поверила я.

- Да, дети отправляются на учёбу сюда ещё совсем маленькими. С шести, иногда с пяти лет. Конечно, сюда поступают и в куда более старшем возрасте, но обычно аристократия, первый корпус, отдаёт своих детей на обучение именно в таком возрасте.

- Мальчиков?

- Нет, - удивил меня лэр. – У нас и девушки есть. Они проживают в отдельном корпусе, у них другая система обучения, расписание другое. Вы на балу всё увидите сами.

- И какое сочетание? – не заметив понимания в глазах окружающих (а это было по-прежнему единственное, на что я могла ориентироваться), я пояснила: - насколько девушек меньше?

- Примерно один к четырём, - сообщили мне, и снова сзади! Я сегодня так и буду вертеться, изображая недоспавшую сову?! Не сказать, чтобы мне был знаком этот голос хорошо, слышала то я его всего один … нет, два раза! Но определённо, я в курсе, кто это такой. Уж больно ощущение от этого типа специфические. И глаза… урсаила.

- Лэр Шейд.

- Доброго вам дня, лэри. Позволите и мне присоединиться к вашему разговору?

Поскольку ответ здесь ожидался только от меня, какая галантность, я кивнула:

- Конечно. Или же вы не в ладу с лэром Глайсом и лэром, чьего имени я до сих пор не знаю?

- Позвольте представить, на правах … его одногруппника. Это у нас лэр Найтмер. Мог бы быть отличным человеком, не будь на деле такой занозой.

Найтмер? … Как интересно. И для него тоже у меня есть в памяти определение, созвучное из другого языка. Кошмар…

- Лэр Шейд, не стоит заводить прекрасную лэри в заблуждение, а то она чего доброго подумает, что действительно так дела и обстоят. Что человек я нехороший, доверия не стоящий.

- К собственному ужасу, лэр, должен возразить, - ага, это уже лэр Шейд ко мне обращается.

- Чему?

- Из всех людей, а у нас их здесь… достаточно, пожалуй, именно лэра Найтмера можно назвать самым достойным. Впрочем, его личных качеств это нисколько не меняет. Не умаляет его достоинства, и увы, никоим образом, не перечёркивает внушительный список его недостатков.

- Ага, - кивнула я, а потом спросила, повернувшись к Квиллу, чем напугала подошедшего ко мне тюремщика до подпрыгивания на ровном месте. – Квилл! А кто из них двоих лучше? Лэр Найтмер или лэр Шейд?

- Они до сих пор этого выяснить не могут, - даже не стал скрывать Квилл. – Последние пять лет так вообще, из-за пустяков начинают ссориться. Остальные сейчас подойдут. Лэр Шейд, я вас очень прошу побыть в качестве воспитателя для того детского сада, который представляют из себя ваши же одногруппники. Лэр Найтмер, вас, как немногим более деликатного и терпеливого, я попрошу присмотреть за претендентами из второго корпуса. Лэри…

Это уже мне.

- Вас будут сопровождать лучшие из лучших. Если они не начнут выяснять отношения, то ваша прогулка будет безопасной. Если вдруг начнут ссориться, я вам дам амулет, просто нажмите на его середину, и вас вернёт сюда телепортацией. Немного неприятных ощущений гарантировано будет, но всё же – это куда безопаснее для вас, если вдруг… - Квилл проглотил порцию сердитых эпитетов и продолжил как ни в чём не бывало: - что-то случится, а вы окажетесь без поддержки. Дальше. Равняйся!

Ой! От командного рыка, теперь понятно, чего его «Зверем» величают, в строй не только десять претендентов собрались, невольно даже я сама подтянулась. Потом спохватилась и расслабилась. Ну, Квилл! Ну, голосище!

- Смирно. А теперь слушайте мою команду. Вот эту девушку – вернуть сюда. Отвечаете за неё головой. Не передо мной, скажу сразу. Перед Ружем. Не знаю, присматривает ли за ней богиня Реханта или нет, но хозяин этого воздушного острова… вы в курсе, как он реагирует, когда что-то смеет идти не так, как ему того угодно. Захотите воспользоваться ситуацией – пользуйтесь. Вас будет десять человек рядом с невестой, будете друг за другом смотреть, это безопасно. Но чтобы вы ни творили, с её светлой головы не должен упасть ни один волосок. Ясно? Понимание в ваших глазах я вижу, поэтому попрошу вас поклясться, и я отпущу вас на сегодня гулять и развлекаться. А, кое-что ещё, внизу можете спокойно снимать свои верхние покровы. Считайте, что это бонус.

Я взглянула на Квилла с недоумением, что это с ним такое? Вроде бы он наоборот всегда ведёт себя так, что даже мысли о нарушении правил не заходит. А тут… Чудные дела происходят. Как есть чудные.

Так, а вообще, товарищи отбывающие! Не тормозите! Так отсюда сбежать хочется, что вот хоть к краю и прыгай, вас не дожидаясь!

Товарищи тормозили. Жутко, возмутительно. Так тормозили, что мне пришлось взять себя в руки, изобразить холодную отстранённость и устроиться в сторонке на пенёчке.

Кстати, а внизу пирожки продаются? Местные повара готовят пальчики оближешь, но вот что-то мне хочется пирожков! Вот только … меня, конечно, можно посчитать параноиком, но что-то у меня жутко нехорошее подозрение, на тему того, насколько удастся этот «поход».

И не идти нельзя. Нужно мне вниз. Нужно!

А эти – читают клятвы, и ни один того, о чём говорит, не думает. Мда… Замуж за льстеца, лжеца, дурака, слабака… труса… Оооой… А можно мне дракона?!

Квилл дёрнулся, запнувшись на середине слова, я взглянула на него вопросительно:

- А как мы будем спускаться вниз?

- Можно на дирижабле или воздушном шаре, можно телепортацией. Сильные маги спускаются с помощью своих собственных сил на платформе из воздуха.

И не меняя ни ритма дыхания, ни темпа голоса, продолжил, обращаясь к претендентам.

- Собственно, это хороший способ взглянуть, что вы вообще помните из магии воздуха. Я спущусь с вами. Сейчас разобью вас по парам и будете держать платформу.

Судя по синхронному воплю ужаса – идея ни у кого понимания не вызвала. А мне… мне хотелось прыгать или хотя бы обнять Квилла. Расцеловать – тоже можно! Потому что платформа – это почти что полёт!

А я так давно уже не летала…

Вот почему мне так хочется вырваться с этого острова, где мне больно. Туда, где свежий ветер, туда, где вокруг гомон и шум, где я смогу ненадолго отвлечься. Сбежать от себя самой.

- Хорошо, - Квилл, подняв меня под локоть, показал всем вперёд. – Двигаемся к причалу, студенты. Давненько я у вас полевых экзаменов не проводил!

О, судя по бледнолицым окружающим, они были бы счастливы, если бы таковой ситуация оставалась ещё так… лет триста! Ну, можно немного побольше.

На меня товарищи претенденты дружно смотрели с сочувствием и даже с долей сожаления. Чего это они?

А… Ну, конечно, адекватные девушки тут видимо высоты боятся! А о моих увлечениях знают только … Стоп. Почему во множественном числе?! Я же говорила только Квиллу… Нет. Странно. Я сказала кому-то до него… Ммм, нет, даже не так! Я и говорить не собиралась, просто у этого кого-то был очень тонкий слух. Но у кого?! С кем я могла тут общаться, особенно с тем учётом, что…

С тем учётом «что»?! Память ехидно подмигнула белым провалом.

Квилл предупреждал, что из-за того, что меня опоили десятком разных приворотных зелий, ему пришлось воспользоваться очень серьёзным средством. Проблема только одна, в единственном побочном действии, которое это средство имеет – провалы в памяти.

Только странные какие-то провалы. Если восстанавливать всё почти по часам, то я помню… прошедшие дни почти целиком. Выпадают только какие-то очень узкие места, как будто…

Как будто я забыла не «что-то», а «кого-то», и всё, что с ним или с ней было связано.

С головой уйдя в свои мысли, я не отметила, что мы подошли к краю пристани. Даже не обратила внимания, что у края затрепетала тончайшая прозрачнейшая платформа, просто шагнула на неё, приняв руку Квилла. И только потом, когда у половины женихов вырвался совершенно определённо шокированный выдох, обратила внимание, что уже стою. На воздухе.

И «не-а», мне абсолютно не интересно, ждут ли эти все «женихи» моего испуганного вопля. Даже если ждут, придётся их разочаровать по самое не могу, потому что … Потому что мне не страшно. Это даже скучно. С моих искусственных крыльев вид порой открывался куда красивее… куда зрелищнее, куда интереснее.

- Ола, - взгляд у Квилла был смеющийся, а голос понижать он даже и не подумал. – Ты бы хотя бы сделала вид, что тебе страшно.

- Очень? – деловито уточнила я, пока двое магов (из тех, кого я не знала), начали опускать платформу вниз.

- Ну, хотя бы «для галочки», - предложил мне мужчина.

- Кьяяяя! – испуганно пропищала я, оставаясь на своём месте, - мне страшно! Мне страшно! Отпустите меня отсюда!

Под здоровый мужской хохот лэр Найтмер укоризненно покачал головой:

- Лэри! Как можно быть такой милой и такой ужасной актрисой?!

- Как-то так, - вздохнула я, делая вид, что раскаиваюсь. Хохот стал громче, не поверили. Ну, и правильно сделали.

- Итак, - лэр Шейд повёл рукой в сторону. – Взгляните, лэри, направо. Этот милый лесок – пограничная застава, которая является заодно и главным таможенным пунктом, единственным сквозь который можно безопасно добраться до долины и вассального городка академии.

- С других сторон подойти не получится, потому что со всех сторон здесь горные цепи, - пробормотала я, оглядываясь внимательно.

- Верно, - удивился кто-то из женихов.

Ещё немного и я, ей-ей, поверю, что местные «леди» полные и беспросветные тупицы! В конце концов, тут же девчонки учатся в их академии! Они же сами говорили! Так чего они так удивляются?!

А… Ну, конечно, я же пришлая. Я чуждая. Они никак не могут найти мне места в своей привычной картине мира. Я лишний элемент. Из-за этого и все их удивления, и все эти неуклюжие попытки каким-то образом приделать мне определённый ярлык…

Вот! Вот опять! Я почему-то уверена, что кто-то избежал этого. Допустил, по сути, другую ошибку, но вот вешать ярлык на меня не стал. Принял меня такой, какая я есть. Но вот кто? Кого именно я умудрилась забыть? И что за противоядие на мне пришлось использовать Квиллу. И Квиллу ли?!

Ладненько. Пока неважно…

Выпрямившись, я взглянула наверх, на удаляющийся Воздушный остров. И это было последнее, что я смогла сделать, потому что, не успев даже пискнуть, я обнаружила, что под ногами пустота, и я в неё падаю, падаю, падаю…

Наверное, нормальные люди должны были бы испугаться. Ненормальные подумали о том, что им обязательно кто-нибудь придёт на помощь, одиннадцать магов же сверху!

Я раскинула руки, поймала ветер и отдалась на волю потоку.

Не знаю, кто и зачем это вот сейчас сотворил. Не знаю, есть ли какая-то ценность не в живой невесте дракона, а мёртвой.

Но этот некто сделал мне самый дорогой подарок на свете, снова дал мне ощутить свободу. Я падала и наслаждалась каждым мигом…

А потом мягко опустилась на чужие руки. Обжигающе холодные, но уже знакомые.

Квилл? Почему именно он?

- Ты проблемная, ты знаешь? – спросил над моим ухом сердито мужчина.

- Я то?!

- Ты то! – передразнил он сердито, опускаясь на землю и ставя следом меня. Запрокинул голову. Все десять женихов висели в воздухе в неестественных позах, и ни один не мог двинуться.

- Квилл.

- Да?

- В чём польза мёртвой невесты? Ведь если бы ты сейчас с нами не отправился, я бы разбилась. Да, я умею ловить потоки воздуха, могу замедлить падение. Могу не испугаться. Но…

- Мёртвая невеста, - пробормотал Квилл. – В этом что-то есть. Ола.

- Да?

- Возвращаемся. В город тебе придётся выбраться позднее. И в другой компании.

- В другой?

- Во-первых, - взгляд Квилла полыхнул чем-то, отчего захотелось пригнуться, как перед штормовой волной. – С тобой прогуляюсь я сам. Во-вторых, прихватим с собой дракона. В-третьих, никаких претендентов – женихов. Наконец, ты задала очень правильный вопрос, Ола. Чем может быть полезна мёртвая невеста… Я выясню чем, а пока…

Вскинув голову, Квилл взглянул на моих женихов. Что-то сделал с голосом. Он не кричал, но при этом, пока мы с ним поднимались наверх, я была уверена, что все они – все десятеро, слышат его, как будто говорит он прямо у них над ухом.

- Полный провал по всем пунктам, студенты. Готовьтесь. До сдачи экзамена, пока не пересдадите воздушный поток, не будет допущен ни один из вас.

И до самого верха, пока мы поднимались с Квиллом плавно-плавно на воздушной платформе, меня провожали разные взгляды: спокойные, недоуменные, восхищённые.

Но только один взгляд резал спину животной ненавистью.

… Так, кому и почему полезна мёртвая невеста? …


Глава 11. Богиня приходит в гости.


Реханта появилась, когда я, как примерная девочка, сидела в глубоком кресле, с вазой с фруктами на низком столике, и по слогам читала местный букварь. Квилл, страдальчески кривившийся от каждого особо выдающегося перла, сидел сбоку от меня. Ради разнообразия, выражение бесконечного ужаса в его глазах было единственным, что позволяло сказать, насколько ему некомфортно. Во всём остальном мой надзиратель был сух, равнодушен и абсолютно возмутительно спокоен!

При этом, так и не стало понятно, почему он не смог меня сопроводить гулять вниз, потому что после возвращения он меня покидал ровно два раза, и оба раза на пятнадцать минут. Всё остальное время я провела сугубо под его охраной.

Не могу сказать, что была исключительно довольна этим фактом, но всё же… что-то было вот в таком Квилле, спокойном, нейтральном, не сердящимся на меня. В конце концов, как до меня дошло (да, не сразу, но дошло же!), он здесь был моим единственным и естественным защитником. Кажется, был кто-то ещё, но в памяти по-прежнему зияли лакуны, а сочувствующий Квилл уже успел сказать, что ничего изменить не сможет. Что… это навсегда.

Явление Реханты состоялось в тот самый момент, когда я пыталась прочитать по слогам местный вариант признания в любви. И вместо «люблю тебя», у меня упрямо получалось «почему же ты не сдох». Местный язык в этом отношении что-то совершенно восхитительное. Любой лингвист и теоретик языка был бы в восторге, доведись ему покопаться во всех этих дебрях словообразующих форм и правил. Я лингвистом не была, поэтому у меня болела голова от того ужаса, который приходилось учить.

- Итак! – Реханта появилась без «привет». Это у неё манера такая? Устроилась на краю моей кровати, воззрилась на меня, на Квилла и… подпрыгнула. – Вы двое!

- Добро пожаловать в Воздушный дворец, - вздохнул Квилл.

- Привет, - помахала я рукой. – Что случилось?!

- Это я должна спросить, Квилл! Почему, почему, почему… - на секунду мне показалось, что ещё мгновение или немногим больше, и от эмоций богини загорятся стены. Но, к счастью, самоконтроль этой уютной красавицы я абсолютно недооценила, потому что она вспыхнула сама и… погасла, совершенно очевидно успокоившись. Смахнула с кровати горочку праха, от сожженной простыни, перестелила мановением руки постельное и воззрилась на Квилла, говоря с ним как с маленьким. То есть очень тихо и членораздельно, контролируя каждое слово. – Ответьте. На. Один. Вопрос. Почему Ола ничего не помнит?

- Я всё помню! – возмутилась я. – Я только кого-то забыла. Одного… Из-за приворотов.

- Таааак. Какие ещё привороты?

- Кулинарный конкурс. Моя жена отличилась, - в голосе Квилла не появилось даже тени эмоций. – Она намеренно пропустила блюда с приворотными зельями.

Вот мужик! Кремень, честное слово. Особенно если вспомнить, как он защищал Джейранну. Не дал никому даже её отругать. Никому? А кто-то хотел? Кто-то злился? Не помню. Вот опять! Опять! Кого я забыла?!

Квилл тем временем продолжил:

- Чтобы спасти Олу, нам пришлось напоить её кровью дракона.

И вот тут я поняла совершенно отчётливо, что сейчас он умрёт. На месте. Не будет больше Квилла. Не будет больше того, кто меня защищал. Не будет того, кто стерёг мою клетку. Не будет…

Он останется прямо в этой комнате ворохом одежды, внутри которой будет только прах… И больше ничего не останется. Больше ничего не будет.

- Нет!!! – вскрикнув, я прыгнула вперёд, сбивая Квилла на пол. Огромный огненный шар, который выплюнула (в прямом смысле!) Реханта, промчался у нас над головой. От куска стены, нескольких окон – не осталось вообще ничего. Как будто никогда и не было. Зато была восхитительная арт-фигура, называется «дыра в заборе, простая, одна штука». В общем, попади по Квиллу она, не осталось бы вообще ничего.

- Не нужно, пожалуйста, - взмолилась я, не вставая с ошарашенного Квилла. – Он не знал! Это всё моя вина.

Богиня, поменяв местоположение, устроилась на корточках, разглядывая меня и мои глаза.

- В чём твоя вина?

- Я слишком не такая. Эта девушка… жена Квилла, она решила, что если я в кого-нибудь влюблюсь, будет больше интриги, будет куда более интересно!

- Почему ты выпила кровь дракона, Ола?

- Это я помню, - кивнула я. Квилл попытался заговорить, но я заткнула ему рот ладонью, особо не церемонясь. Снова посмотрела на Реханту и вздрогнула, ощутив, как позвоночник превратился в ледяной столб. В её глазах не осталось зрачков. Не было больше белков. Была алая-алая бездна бескрайней ярости.

Почему?!

Что здесь такого? Я просто кого-то забыла. В этом нет… ничего особенного. Не должно было быть. Но, кто сказал, что меня посвятили во все детали того, что я появилась здесь? А не скрыли ли что-то очень важное и значимое от меня? Что-то, что… лучше бы не знать?

- Реханта? – позвала я.

- Можешь отпускать его, - милостиво разрешила богиня. – А то ещё немного, и Квилл начнёт синеть.

- Ой! – взглянув на дело своих рук, я перепугано шарахнулась в сторону и чудом не свалилась. Впрочем, ладно-ладно, я бы рухнула, если бы Квилл не успел согнуть в колене ногу, обеспечивая мне поддержку. Потом, так и не спеша подниматься, видимо осознал, что безопаснее просто лежать и молчать в тряпочку, он посмотрел на меня, на мои руки, снова на меня.

Ещё немного и я начну волноваться.

- Ну-ка, ну-ка, - богиня протянула мне ладони. – Ола.

- Да?

- Сожми мои руки. Изо всех сил.

- Это плохая идея, - тут же поспешила я откреститься. – У меня хватка… не очень лёгкая. Слишком часто сжимала-разжимала экспандер кистевой. Ну… помогает, во-первых, расслабиться, во-вторых, в моём спортивном хобби без этого было никуда. И… Может не надо?

- Давай, давай, - улыбнулась Реханта. – Мне уже интересно.

Взяв мягкие ладошки в свои и удивившись тому, насколько они тёплые!, я сжала руки. Несильно! Я же всё-таки не монстр, но богиня, явно привыкшая к другим пожатиям, изумлённо ахнула.

И я тут же убрала руки:

- Извини! Очень больно?

- Это было самое сильное?

- Нет, - покачала я головой. – Ни в коем разе.

- Ага. Ни в коем разе… Заботливая. Сколько можно уже ошибаться на твой счёт?! – возмутилась Реханта в голос, потом взглянула на Квилла. – Так. Ты. Иди! Готовь конкурс красоты. В этот раз я буду наблюдать, чтобы всё прошло без проблем. И… - кажется, она хотела назвать хозяина острова по имени, но в последний момент передумала. – Дракон вернётся? К балу?

- Да.

- Хорошо. Иди. Я присмотрю, чтобы Олу никто не обидел.

Это не было просьбой. Это была достаточно вежливая форма приказа пойти далеко, надолго и не возвращаться.

Квилл даже спорить не стал, встал, поклонился, искренне достаточно, бросил на меня непонятный взгляд и вышел.

И только сейчас я поняла, что могу сделать глубокий вдох.

Богиня смотрела на меня… Откровенно говоря, очень странно. Если бы я была человеком-параноиком, ну, или была склонна к приписыванию параноидальных мотивов тех, кто им не имеет, я определённо бы поклялась, что богиня что-то задумала.

- Итак, Ола. Ты знаешь, что собой представляет конкурс красоты?

- Нет. Никто не удосужился объяснить, - честно сказала я. – Собственно, мне обычно… - я не договорила, резко замолчала, не в силах справиться с собой. Обычно? Да, это точно, что я собиралась что-то сказать. Что обычно… Кто? Мне объяснял правила всего и вся?

- Хорошо, - Реханта довольно кивнула. – Очень хорошо. Это значит, что у одного безголового идиота ещё есть шанс… Неважно. Ола. Я хочу извиниться.

- Опять?!

- В прошлый раз я так и не извинилась, - напомнила богиня. – А ты… В конце концов, ты всё-таки здесь чуждый элемент. Вокруг творится какая-то безумная история, а ты в центре всего этого, без защиты, без друзей, без понимания ситуации. Извини меня. Мне следовало прийти куда раньше. И рассказать тебе … о чём-нибудь. О чём ты хочешь сегодня узнать?

- Кому могла бы понадобиться мёртвая невеста?

В первый момент мне показалось, что Реханта превратилась в лёд. По крайней мере, она перестала дышать, моргать, двигаться, застыла в неподвижности мрамора, покрытого льдом. Страшно… Но не очень. Просто было очень неуютно, дискомфортно. Ещё мгновение назад она полыхала яростью жизни, она жила каждым вдохом и выдохом, а сейчас – один вопрос, и она будто погребальным саваном окуталась.

- Откуда такой вопрос?

- Сегодня я поняла, что не могу больше сидеть во дворце. Попросила меня отвести вниз. Попросила Квилла. Но он сам не мог, почему-то…

- Конкурс красоты имеет свои особенности. Я расскажу чуть позже, продолжай.

- Тогда я предложила, - послушно продолжила я, - чтобы меня сопровождали абсолютно все женихи.

- Все десять?

- Да.

- А Квилл?

- Он не собирался нас провожать, планировал просто отпустить меня с этими парнишками, умничками и трусишками. Взял с них клятву. Я спросила, как будет проходить спуск. И тогда, зная, что я люблю летать, Квилл сказал, чтобы… женихи создали воздушную платформу. И на этой воздушной платформе мы начали спускаться. Мы были уже далеко от острова, но всё ещё очень высоко над землёй, когда что-то случилось. И я упала.

- Как насчёт женихов?

- Остались висеть в воздухе, пойманные в чужую ловушку. Меня поймал Квилл.

- Квилл? – как-то странно, полузадушено уточнила Реханта, потом встряхнулась. – Вы пошли гулять дальше?

- Нет. Квилл сказал, что мы обязательно сходим вниз. Но потом. Он лично будет меня сопровождать. А третьим пойдёт дракон.

- Дракон, значит, третьим пойдёт…

- Вот поэтому мне и интересно, - решила я дожать собственную линию. – Когда мы поднимались наверх, кто-то из женихов смотрел на меня очень ненавидящим взглядом. Кто-то очень хотел моей смерти. И когда женихи приносили клятву, ни один из них не собирался её соблюдать.

- С чего такой вывод? – богиня явно мне поверила, её интересовал не вывод, а то, на что я опиралась, почему я решила именно так.

- Они выглядели соответствующе… Ну, и не только выглядели. Я бы не сказала, что это интуиция. Это просто умение видеть. Как они себя держали, вели, говорили. Один, например, трус. Он говорил, а сам едва уловимо дрожал, не желая принимать такую степень ответственности. Ну, и… так далее, так далее.

- Ясно. Мёртвая невеста, говоришь. Никому. Никому, кто хочет усилить свой род или выполнить своё желание –мёртвая невеста не нужна.

- Зато, - пробормотала я, - если допустить, что кто-то в курсе, кто в числе женихов, и не желает допустить усиления этого некто, то всё становится на свои места.

- Верно, - удивилась Реханта.

Я должна была догадаться раньше. Ничего особенного в этом осознании не было. Всё замечательно укладывалось в рамки аристократических игр, любви и ненависти. Мёртвая невеста нужна была тому, кто хотел, чтобы она не досталась живой кому-то определённому.

А я пока из женихов знала только троих.

- Реханта… Ой! – спохватилась я, - прости, пожалуйста. Может быть, нужно к тебе обращаться как-то конкретно? А то я себя так веду совершенно спокойно.

- Вот и веди дальше. Если мне захочется поклонения, я загляну в один из храмов. А нормально поговорить с адекватным человеком и для богини редкость.

- Вот! – чуть ли не в голос взвыла я, Реханта даже едва заметно дёрнулась.

- Ола?

- Почему они все такие больные на голову?!

- Потому что аристократы. Они не больные на голову, они просто мыслят по-другому. Другими категориями. У них другое восприятие, другие образы, другой склад ума.

- Реханта, - я вернулась в кресло, устроилась там с ногами, глядя на богиню. – Понимаешь, когда человек думает: «я великий полководец, я должен выиграть эту войну любой ценой и стоимостью любых жертв» - это одно. Когда человек бизнесмен… - я осеклась и поправилась, - думаю в твоём мире самое близкое определение будет слово «торговец». Так вот, такой человек больше думает о том, как наполнить свои закрома, как набить кошельки золотом. Но вместе с тем, что у полководца, что у торговца, что у обычного человека есть общее. Это чувства. Это страх, ненависть, любовь, зависть. Это маски, которые люди виртуозно примеряют. И это то, какие они, когда все эти маски убираются в сторону. Так вот. Местные «аристократы», они не просто мыслят другими категориями, они вообще другие. Не такие как люди, к которым я привыкла.

- Тебя это пугает?

- Меня это выводит из душевного равновесия, - предельно честно ответила я.

- Тебя? Тебя разве можно вывести из себя?!

- Да. Вполне. Обычно я достаточно толерантна и спокойна, умею держать себя в руках. Но бывают моменты, когда меня клинит.

- И?

- Без «и», просто клинит. Я полностью теряю над собой контроль. Не уверена, что это то зрелище, которое можно кому-то демонстрировать, чтобы не испортить целиком и полностью отношение ко мне и мнение обо мне же.

- Это так страшно?! – удивилась богиня.

- Нет. Это совсем не страшно. Это никак. В любом случае… мы закончили на том, что сегодня будет конкурс красоты. Что мне нужно знать, перед тем, как он начнётся? Ну, помимо того, что он из себя представляет, конечно.

- Что он такое, да… В определённом роде просто смотр.

- Мой?

- Нет, - Реханта помялась. – Не совсем. Есть некий приглашённый … гость. И в первую очередь цель смотра и цель этого гостя – отсечь тех, кто не должен принимать участие в последнем этапе. Зачастую на этот тур приглашают сильных прорицателей.

- Как правило, - подхватила я, - они бывают уже подкупленными?

- Нет. Если на Реханте есть те, кого нельзя подкупить – это наделённые силой прорицания. В первую очередь, я богиня предвидения. Правильного и единственно-возможного будущего. Таким образом, каждый, кто решает своим предсказанием попробовать это будущее исказить, внести в него помехи, теряет возможность видеть грядущее. Вместе с ним магический дар, а значит и долголетие, молодость, положение в обществе. Ни один разумный высокопоставленный прорицатель никогда не пойдёт на то, чтобы намеренно исказить результаты.

- Что происходит дальше?

- Отсекаются те, кто однозначно не будут с невестой. Это может быть только один участник, могут быть семеро.

- То есть невесте не останется вариантов для выбора?

- Да.

- Это… нечестно! Невесту и без того лишают полностью всего. А тут даже в такой мелочи не дают выбирать!

- Это не мелочь, Ола, - Реханта посерьёзнела. – Это магия. Магия, которая вокруг тебя уже с того самого дня, как только ты появилась на моей планете. Ты можешь мне не верить, можешь поверить сразу, но с того самого вечера, как только ты оказалась в деревеньке, твоей жизнью уже начала управлять магия этого места. Это очень тонкая настройка, очень хрупкая, но она есть. Это удача, удача встретиться с нужными людьми. Умение оказываться в нужное время, в нужном месте. Умение делать правильный выбор. Ведь, правильно я поняла, те, кто напоил тебя приворотным зельем, не прошли в следующий круг?

- Нет. Все оказались в техническом фоле.

- Технический … фол?!

- Прости! Это выражение из моего мира! – спохватилась я, прикусив язык. – Да, ты права, никто из них не прошёл дальше.

- Хорошо. Это значит, что сила на тебя уже действует. Переходим дальше. В зависимости от того, сколько остаётся мужчин – они тянут жребий. Удача на Реханте значит очень много. Очень много. Зачастую вместо того, чтобы строить долгосрочные планы, лучше положиться на слепой случай. И это работает. Дальше. Группа мужчин, пусть будет, что их окажется трое. Так проще объяснять. Ты и трое мужчин – вы оказываетесь в одной комнате. Они будут отделены от тебя стеклянной стеной. Никто тебя не увидит. Они не знают, когда ты появишься в комнате, не увидят и не почувствуют тебя. Ты смотришь на них. Как они двигаются, как ведут себя в ожидании. Как сидят, как говорят, как стоят. Что делают. Как спокойны или наоборот – насколько тревожны. Ты слушаешь тембр их голоса, оцениваешь их взгляды, изучаешь их внешность. Слишком кривой нос, слишком узкие губы, слишком тяжёлая челюсть – неважно! Ты можешь придраться вообще к чему угодно. Ты можешь придраться даже к тому, что твои претенденты не люди. Всё в твоей власти. Важно только то, что из троих – ты должна выбрать одного-единственного. Потом ещё раз. И ещё.

- Что будет после этого?

- Комната зачарована магически. Когда ты нажимаешь на одну секцию, сверху появляется имя жениха. Не истинное, конечно. Его общественное имя. Ты это имя вписываешь в карточку, которая будет у тебя на столе. И после этого опускаешь карточку в вазу. Круг меняется, и всё повторяется сначала. После этого трёх женихов объявят, и начнётся подготовка к балу. Примерно в то же время, когда пройдёт бал, твои женихи, если они ученики, должны будут сдать последний экзамен, или вообще в академии, или на курсе – в зависимости от возраста. Если женихи будут из внешнего мира, они просто подождут дня отправления. После этого вы полностью экипируетесь и отправитесь вниз.

- Всей толпой? В смысле, я, мой телохранитель, они – их телохранители.

- Нет. Ничего подобного. Квилл и про это тебе не рассказал?

- Думаю, у нас просто не было времени, чтобы обсудить всё как следует.

- Хорошо, - Реханта, уже вроде бы взъярившаяся, снова успокоилась. И я в который раз подумала, какая она уютная. Я бы хотела, чтобы мы стали подругами. Я бы хотела общаться с ней обо всём на свете, задавать разные вопросы, что-то ей рассказывать. Иметь возможность её обнять. Я бы не сказала, что я очень тактильный человек, по крайней мере, в первую очередь я всё точно познавала не через тактильные ощущения. Но…

Пресловутое «но» вылезало всегда, как только речь заходит о чём-то, о ком-то для меня важном. Я познаю через тактильность тепло и холод. Собственно, это не только на Реханте меня преследует. Это было и в моём родном мире. Сумасшедшего ощущения «холода» было достаточно, чтобы я предпочитала держаться от человека подальше, каким бы хорошим он ни был, какие бы выгоды мне ни сулило общение с ним.

Нет. Нет. И ещё раз нет.

«Холод» - маркёр того, что конкретно этот человек может привнести в мою жизнь глобальные проблемы.

Реханта была тёплой.

Как и… И?

- Ола?

- Извини. Я тебя внимательно слушаю…

Реханта кивнула, но всё же продолжить рассказ не успела. Потому что прибыл один из тех, кто занимался безопасностью внешнего контура дворца. Мне всё время было жалко мужчин, которых обрядили в неудобные паранджи и заставили при этом прислуживать девице, свалившейся из ниоткуда.

Нам принесли чайный набор, сладости, расставили всё на столике и удалились. Причём, сервировали на двоих, а Реханту не видели в упор!

- Чтобы меня увидеть, когда у меня нет на то желания, необходимо быть достаточно сильным магом, - пояснила богиня спокойно, - или, как ты, быть чуждой этому миру, ещё не успеть слиться с ним и пропитаться его духом. Стать плотью от плоти его. Вот лет через двадцать… - богиня засмеялась, глядя на то, как мои глаза округляются. – Ты – совершенно особенная, Ола. У тебя будет не один год, не два и не три, а много-много больше. Я пока не могу сказать почему, но то, что ты не умрёшь, я тебе обещаю. Но возвращаемся… на чём мы остановились?

- На том, как всё будет после того, как мы спустимся вниз.

- Вы поедете к Венчальному озеру. Люди раз за разом меняют его название, сейчас оно называется Рейданьер. Озеро сплетения уз. Так вот. Вы поедете маленьким отрядом. Но рано утром из лагеря по маршруту ты будешь выезжать только с одним из женихов. Сопровождать лично тебя будет или Квилл, или дракон, хотя он обычно ждёт уже у самого озера. Не знаю, как всё будет в этот раз. Твой защитник будет держаться на расстоянии, чтобы ты могла пообщаться с женихом. Вы будете разговаривать на общие темы. Вы будете делать остановки в городах, и ты будешь обедать там с тем женихом, кому повезло в этот день быть твоим спутником. Я не скажу, что у нас матриархат, дело в другом, дело конкретно в том, что ты – дар для мира, дар для планеты. Ты живая свежая кровь, глоток воздуха. Поэтому ты так важна для его жителей.

- Реханта…

- Знаешь, - удивлённо пробормотала богиня. – Я бы не отказалась поболтать потом. Когда ты выберешь свою судьбу и своё счастье. У меня мало подруг, из числа тех, кто знает, кто я такая. А иногда так хочется поделиться, какая это сволочная работа!

- Хорошо, тогда, - я показала на свои уши. – Я всегда в твоём распоряжении. Понять, конечно, может и не очень пойму, но уж выслушать – не проблема.

- Ты слишком хорошая.

- Нет. Я циничная. Но вот слушать, действительно слушать, я умею. Научилась.

- Ола.

- Да? – удивилась я тому, как немного беззащитно сейчас прозвучал голос богини.

- Пожалуйста, если сможешь… попробуй познакомиться с драконом? Может быть… Хотя кого я обманываю, раз ты выпила его крови…

- Ты ничего не можешь сделать?

- Нет. Увы. Прости… Если бы ты была жительницей этого мира… то я бы ещё и попробовала. Но над тобой нет моей власти. Даже когда ты станешь женой местного жителя, над тобой моей власти не будет. Я смогу влиять на тебя через мужа, через твоих детей. Но напрямую на тебя – никогда.

- Это… не радует, - вздохнула я, потом потёрла виски. – Я хочу его вспомнить. Я так не могу… - почувствовав, что слёзы подкатывают к глазам, я крепко зажмурилась. Нет, нет, нет. Нельзя. Ни в коем разе. Нельзя расклеиваться, нельзя быть слабой. У меня ещё дела, у меня ещё очень много, что нужно сделать. Однажды я разрешу себе плакать, но точно не в Воздушном дворце и уж точно не сейчас, когда жениховство в разгаре.

- Ола…

- Да?

- Извини. Я, правда, хотела бы тебе помочь. Но не могу. Я богиня Реханта. Я не твоя богиня, не богиня твоего мира, я не всесильный демиург. Я всего лишь…

- Не надо, спасибо, - протянув руки, я чуть пожала ладони богини и улыбнулась. – Спасибо, что выслушала и что рассказала. Хотя бы будет немного легче смотреть вперёд. Не так страшно.

Реханта кивнула, взглянула на что-то…

- Мне пора, Ола. Увидимся с тобой на конкурсе красоты. Я буду в другом облике. Всё-таки богине появляться на человеческом балу не след. Но, думаю, ты меня узнаешь. И ничего не бойся, ты будешь под защитой.

Кивнув, я наблюдала, как она исчезает, а не в ушах, в мыслях билось чёткое, произнесённое сильным голосом:

«Я не дам тебя в обиду. Никому не дам».

Я не знала, кто это сказал и почему, но была уверена только в одном – это был не человек. И близко знакомиться с тем, кто это сказал, мне не стоит, чтобы не потерять сердце, голову и свою душу…


Глава 12. Конкурс красоты


Передвигаясь по Воздушному замку, я бурчала себе под нос: «Потому что нельзя, потому что нельзя, потому что нельзя быть на свете красивым таким». Впереди был конкурс красоты, мужской конкурс красоты устроенный ради меня! А в душе был полнейший раздрай.

Уже велись приготовления к грядущему балу, а вот к конкурсу – нет. Предполагалось, что это будет достаточно камерная вечеринка, в которой, к тому же, мне самой участвовать и не нужно было.

Нет, если я, конечно, хочу…

Но я не хотела. Не горела желанием. По логике вещей, конечно, это был не самый правильный подход. Но я боялась. Я волновалась. Я чертовски дрожала, пока шла в своём чёрно-алом костюме к тому месту, откуда мне предстояло пройти и выбрать трёх мужчин. Трёх претендентов, каждый из которых мог стать впоследствии моим мужем.

Мужем.

Как там говорили древние? Бойтесь своих желаний, они исполняются. Я не боялась своих желаний, я считала, что, когда они исполнятся, я буду счастлива. Счастлива, потому что всё сбылось, всё свершилось. Но кажется, загадывала я совершенно не то, что нужно было.

- Ола?

Квилл вынырнул откуда-то сбоку. Наверное, нужно было изобразить испуг, но я только безучастно взглянула на него. Ноги подкашивались, в животе было пусто-пусто. И присутствовало мерзкое ощущение, что отойди я сейчас от стены – завалюсь. Просто. Начисто. Мгновенно. Ноги, вроде бы, меня ещё держали, но ощущение было слишком уж… не то.

- Что с тобой? – Квилл поддержал меня под локоть. – Ола?

Надо же какой прогресс… Раньше не мог меня поддержать, когда я падала. А тут я ещё стою.

Кажется.

Вроде бы…

Ой! Он же ждёт моего ответа.

- Более-менее я в порядке. Относительно и одномоментно. Всё хорошо, - отреагировала я запозданием и вяло улыбнулась.

- Давай, я провожу тебя.

- Если не ошибаюсь, пока нет дракона – ты его правая рука, за всем следишь и наблюдаешь. Так что, думаю, куда важнее тебе сейчас быть в зале, где идёт малый приём.

- Ола.

- Что?

- Откуда ты успела это узнать? Когда?!

Я задумалась. Определённо то, что я сейчас сказала, мне кто-то говорил. Заранее. Кто? Не помню. Почему, когда, в какой ситуации – не помню. Ничего не помню.

Нет, это не страшно. Мне не страшно, и в груди уже не ноет, не болит. У меня уже почти получается в этом убедить себя.

- Ола.

- Извини. Кажется, я слегка… не в себе и не в реальности.

- Может быть, отложить всё? – заботливо предложил Квилл.

Я сцепила упрямо зубы. Отложить?! Нет уж! Хвост надо рубить сразу, а не надрезать по полосочке…

- Не нужно. Спасибо. Расскажи лучше, сколько осталось претендентов? После визита специальной гостьи?

- Девять. Больше на моей памяти не было ни разу. Меньше – сколько угодно. Пару раз даже случалось, что оставался единственно возможный жених, и он сразу отправлялся с невестой к озеру. А тут – сразу девять претендентов. Ты помнишь, что из них должны остаться три?

Я кивнула. Три? Значит, три раза. Девять мужчин. Из них один точно человек. Один точно урсаил. Кто такой лэр Глайс? К какой расе он относится? И почему я раньше не спрашивала?

- Квилл! – обрадовалась я, выходя из сумрачного состояния. Мой провожатый даже подпрыгнул, потом воззрился на меня и… в его глазах расцвела на мгновение улыбка.

Сердце грохнуло где-то в горле. Ой! А… Он бывает ещё и таким?

- Вот теперь я верю, что с тобой почти всё хорошо. Спрашивай. Что такое?

- Есть урсаилы, есть эльфы, есть люди, есть лесницы – которые не отдельная раса, а просто… магическое явление. А есть полукровки?

- Конечно. Сильфы и сильфиды – это дети от союза людей и эльфов. Есть полукровки от союза эльфов и урсаилов. Это дриады. Полукровки людей и урсаилов – это ундины. Не самое простая история, но бывают ещё и дети лесниц.

- Они же мёртвые! – опешила я.

Квилл поморщился:

- Ола, пожалуйста. Давай обойдёмся без рассказа этой истории? Просто знай, что бывает и такое, что у лесниц рождаются дети. Не всегда мальчики, но они являются наследниками… силы. Скажем так. Девочки становятся тоже лесницами, мальчики – лешими. Ты спросила не случайно, да?

- Лэр Глайс – леший?

- Да. Именно поэтому он сделал так много, чтобы добиться высокого положения. Лешие… не парии, никто не кидается на охоту за ними с лопатами и факелами. Но магия полукровок всегда достаточно нестабильна. И чем она сильнее, тем – нестабильнее, тем сложнее взять её под контроль. Глайса – сильный маг. Именно поэтому вызывает уважение, что он поднялся так высоко. Что он настолько хорошо себя держит в руках. Сильный маг, сильный воин – его нельзя не уважать. Но и ты должна помнить кое-что ещё, Ола. Ему никогда не стать достаточно сильным воином. А магию … можно сделать так, что маг воспользоваться своими силами не сможет.

- Это… угроза?

- Нет, Ола, - Квилл остановился около неприметной двери, вставил ключ и провернул его в замке, взглянул на меня. – Это всего лишь предупреждение. И я руководствуюсь твоей безопасностью и твоими интересами. Да. Ты можешь выбрать кого угодно. Да, пока мы не доберёмся до озера, твою защиту будут обеспечивать лучшие из лучших. Вот только, что будет потом?...

Мужчина не договорил, открыл передо мной дверь, пропуская в комнату, и закрыл за моей спиной.

А я осталась полностью растоптанная тем очевидным фактом, что дошёл до меня только сейчас. Почему?! Почему я не поняла этого раньше? Если бы… если бы всё заканчивалось на Венчальном озере, то не нужны были бы все эти ритуальные жениховодческие пляски, которые водили вокруг невесты.

А значит что? Правильно, это значит, что после озера всё только начнётся. Вот почему настолько важен был выбор будущего мужа. Он должен быть в силах защитить меня в любом случае. Всегда. При любых условиях.

Проще говоря, я не могу ткнуть в первого попавшегося, мне нужно взвесить, оценить вдумчиво! Ведь от этого выбора будет зависеть моя жизнь, моя свобода, возможность жить, не боясь собственной тени и не думая, что за каждым углом меня ждёт беда и очередная попытка похитить.

Спасибо, Квилл. Теперь я знаю, на что смотреть, выбирая «жениха».

Встряхнувшись, я взяла себя в руки и заставила себя осмотреться. И снова застыла. Это будет очень-очень непростой выбор. Потому что те, кто знал, что мне предстоит, ни один! Ни один не сказал, насколько женихи прекрасны.

Из первой тройки…

Мысли неожиданно зазвучали в голове в тональности одной передачи на телевидении, известного шоу, в котором ведущий приглашал: «первая тройка игроков в студию!»

Смех всколыхнул меня, встряхнул. Не игроки, но произведения искусства. А я… почему бы мне не попробовать себя в роли оценщика в какой-нибудь галерее? И не попробовать взглянуть отстранённо на этих троих?

Глайс недоволен. Да-да, он был здесь. Единственный из тех, кого я уже знала. Леший сидел на кресле, закинув ногу на ногу, и смотрел на стекло, за которым как раз я и была, с такой тоской, что страшно было!

- Гла-а-айс!

Приятный голос заставил меня перевести взгляд налево. Так-так. Это … ундин, верно? Синие волосы, синеватая кожа, синие глаза, синие губы. О! Это даже не природный тон, это немного дикий макияж. Черты лица очень хрупкие, и всё вместе не складывалось в гармоничную картину. Да красиво, но уж очень нарочито.

Мысленно вычеркнув этого парня из своего списка, я перевела взгляд направо.

На чистокровного человека. Совершенно спокойного. С широким размахом плеч, с кустистыми бровями, сросшимися на переносице, кареглазого. Не мальчик, не парень, мужчина. Я бы выбрала, может быть, его. Но я хорошо запомнила его на втором этапе. Когда обыграв своего противника, этот тип сказал что-то в духе сакраментального «курица не птица, женщина не человек», только уже в изящных оборотах Реханта.

И выбирать, по сути, мне не из кого.

Глайс. Лэр Глайс. Леший. Сын лесницы. Зеленоглазый, восхитительный, светловолосый, с заострёнными ушами и немного синеватыми губами. Я знаю точно, что он не лучший воин, зато хороший стратег и тактик. Отличный маг, по словам Квилла, а не верить ему я не вижу повода. И знаю точно, что этот парень – зазнайка. Взрослеть ему и взрослеть. Но…

Взяв карточку, я решительно написала «лэр Глайс» и кивнула карточку в вазу, крутанулась на кресле и прикрыла глаза. Итак, следующая партия?

Трое вошедших мужчин были мне совершенно незнакомы. Итак, кто у нас тут есть? Слева направо.

Мужчина. Человек, определённо. Какой приятный! Высокий. Не тяжеловесный, но такой… надёжный по виду, за которого хочется, на удивление, спрятаться. Улыбка приятная-приятная. Глаза серые, смеются. И ресницы! Длинные! Скулы неширокие, нос прямой, взгляд спокойный. Такой… не то чтобы высокомерный. Но определённо этот человек знает себе цену. Волосы чёрные, не уложенные, встрёпанные. Словно ерошил, как будто волновался. А одет с иголочки. Пожалуй, самый опрятный из троих. И молчит.

Странно.

Справа от него – сильф. Определённо! Выглядит как подросток. Определённо мимо! Не хочу себя чувствовать соблазнительницей малолеток.

Третий в компании претендентов… Хм. А это кто?

Наклонив голову, я задумчиво изучала третьего типа. Алые пряди, как будто ему на голову вылили бочку томатного сока!

Глаза нехорошие. Не алые, простые карие. Вот только выражение в них… Человек, который смотрит так, … нет, я не хочу знакомиться ближе именно с этим – кареглазым. У него взгляд пустой, настолько, что в нём можно потеряться. Я верю, что конкретно он может быть хорошим человеком и выращивать в свободное время на подоконнике цветы, но я не считаю для себя возможным выбирать этого … в качестве второго претендента.

Итак, кто у нас вот этот первый, сероглазый?

Подойдя ближе к стеклу, я приложила ладонь к белой табличке и с удивлением уставилась на появившееся имя. Лэр Найтмер.

Это так выглядит тот самый мужчина, лорд сердцеед? Надо же! Теперь понятно, почему он молчал. Улыбнувшись, я отправила вторую карточку в вазу. Потом снова вернулась на кресло, закрыла глаза и…

Я уснула.

Ума не приложу, как так получилось, но, когда я открыла глаза, в трёх боксах уже были претенденты. И были они там уже давненько!

Левый ругался. Причём большую часть выражений я понять не смогла бы, даже если захотела. Человек был симпатичный, но эта ругань мгновенно поставила на нём для меня крест.

Слева от него был приятный на вид эльф, с рыжими волосами и хрустальными глазами с едва уловимым оттенком аквамарина. Ощущение было такое, словно кто-то постарался, вылепляя эту картину. Исправляя мелкие огрехи, доводя до живого совершенства, которое понравится только кому-то одному, кому-то конкретному.

И… удивительное дело, этот эльф потрясающе мелодичным голосом напевал:

- Не выбирай меня, не выбирай меня, только не выбирай меня. Я служу своей богине, я люблю её одну. И тебя счастливой сделать захочу, но не смогу.

Третьим был… лэр Шейд. Урсаил. И я снова воззрилась на этого мужчину. Светлая кожа, глаза и волосы цвета штормового океана. Гибкий, узкий… Опасный. Я помню, что во время первого тура, он был заинтересован не во мне, а… В ком? Почему я этого опять не помню?!

В любом случае, в этой тройке выбирать тоже не из кого. Шейд единственный здесь совершенно спокоен…

Причуда Реханты, не иначе. Всех трёх я узнала… насколько это было возможно в стеснённых условиях, до того, как начался конкурс красоты. Но если бы и не знала, результаты были теми же самыми. Как будто мне навязывали выбор? Навязывали именно этих троих.

Написав на карточке имя Шейда, я отправила её в вазу, снова вернулась на кресло и задумалась. Возвращаться в собственную спальню мне не хотелось. На вечеринке меня не ждали, да я туда и сама не рвалась.

Трёх женихов я выбрала, какая умничка! Да только результат и процесс были совсем не такими, как я себе представляла.

Почему-то мне казалось, что конкурс красоты – это куда интереснее. А не так, пришли, посидели – ушли.

Разделись бы хотя бы! До пояса... Ладно. Опять чушь в голову лезет.

Устроившись в кресле с ногами, я оперлась подбородком в коленки, погипнотизировала пол. И… подняла голову, увидев полу длинной и уже знакомой паранджи. Квилл. Один. С коробкой.

- Квилл?

- Как-то будет нечестно, если все будут праздновать, а ты будешь сидеть одна и грустить.

- Я никогда не грущу, даже когда остаюсь в одиночестве, - сообщила я.

- И из-за этого ты откажешься от партии в Воздушный замок?

- Нет, - замотала я головой. – Это – выше моих способностей. Хочу!

- Только сложная партия, - Квилл, расставив доску, покрутил руками, будто бы плетя сложную фигуру, и между нами расстелилась огромная игровая карта. Детализированные и более мелкие поля заворожили меня. В буквальном смысле. – Никаких поблажек, умница и красавица. Посмотрим из какого теста сделана невеста дракона на сложном поле. Это десять на десять. Семь замков. Только четыре героя. Зоны бонусов, зоны минусов. Вот те здания - таверны. Кто первым успевает сюда попасть, тот может нанять ещё одного героя. Вот здесь склепы, они хороши, чтобы поднять убитого героя. Пленных не берём. Замок помимо «захватить», можно теперь полностью «разбить». Выигрывает тот, у кого больше замков.

- На что мы играем? – спросила я, разглядывая доску. В прошлый раз на куда более меньшей доске, я чуть не проиграла. И это при том, что на моей стороне, был… Был. Кто-то же был! Определённо!

- На что хочешь играть ты?

- На желание. Я хочу вспомнить то, что забыла.

Я уже готова была услышать: «Это совершенно невозможно», но Квилл промолчал. Смотрел на меня и не говорил ни слова.

- Квилл?

- Зачем тебе это, Ола?

- Не слишком-то приятно ощущать в голове белые пятна! – огрызнулась я, потом вздохнула и покачала головой. – Я лгу. Я не могу так больше. Тот, кого я забыла, был для меня очень важен. Я не знаю, насколько и в каком качестве. Я хочу вернуть себе собственную память. Не хочу понимать, что у меня душа разодрана, но не знать почему. Что я потеряла. Кого потеряла.

Квилл отрывисто кивнул:

- Хорошо. Я знаю, что можно сделать. Если ты выиграешь – я попробую сделать этот способ реальностью. Только, Ола, если ты проиграешь, ты выполнишь моё встречное желание.

- Какое?

- Ты никогда. Больше. Не подойдёшь. К дракону. Чтобы тебя ни побудило это сделать, какая причина ни показалась тебе достойной. Ты просто будешь держаться от него подальше, ты сделаешь всё, чтобы он не подходил к тебе даже близко. Если понадобится, скажешь ему, что знать его не знаешь и не желаешь. Договорились?

Определённо я не была знакома с драконом. Но когда я попробовала согласиться на это условие, горло сдавило ледяной удавкой.

- Не могу, - хрипло отозвалась я, сплетя пальцы. – Зачем тебе это, Квилл? Почему именно такое условие?!

- Ты уйдёшь, Ола. А он останется. Я уже видел, что с ним бывает, когда он слишком доверяет, слишком привязывается…

- Сколько ты уже с ним?

- Лет семьсот, - легко признался Квилл. – Может больше… Когда он создавал эту академию, я был его первым учеником. А потом стал преподавателем. Со временем у нас появился хороший штат, я смог помогать ему уже как куратор преподавателей и экзаменатор. Потом вырос до помощника, стал его правой рукой. А потом началась эта сумасшедшая история с невестами! А всё Реханта… В любом случае, Ола, давай откровенно? Лэр Шейд, лэр Глайс, лэр Найтмер – кого бы ты ни выбрала, ни один из них не свяжет свою судьбу и свою дальнейшую жизнь с академией. Они все уйдут. И ты уйдёшь вместе с мужем. Ты слишком уникальная. Ты – не похожа на тех, кого мы видели, с кем мы успели познакомиться, кого мы успели узнать. Поэтому я прошу тебя, не заставляй дракона привязываться к тебе. Этим ты только ранишь его.

- Я не хочу этого! Но…

- Но?

- Я не… не … - язык отказал. Я опустила голову. Что я не? Просто девчонка, появившаяся из ниоткуда. Я ничего не могла. И хотела ли? Большой вопрос.

Хотя, что это я?! Сдаюсь?! Я?!

Подняв глаза на Квилла, я чётко сказала:

- Клянёшься?

- Что?

- Клянёшься, что сделаешь всё, чтобы мои воспоминания вернулись, если я выиграю?!

Мужчина занервничал. Я увидела это в том, как неожиданно дрогнули его пальцы.

- Ола?

- Клянись.

- Что с тобой такое? Что на тебя нашло?

- Всё просто. Ты же не поставишь другое условие.

- Нет.

- Значит, мне нужно победить.

- Наивная, - хмыкнул Квилл. – Я же не буду тебя жалеть.

- И не надо, - я вспомнила слова Реханты. «Зачастую лучше положиться на слепой случай». – Играем честно. Играем в полную силу. И, Квилл, в обратную сторону это работает тоже. Я не буду давать тебе фору.

Мужчина рассмеялся. Совершенно преступным образом, заставив меня вздрогнуть и уставиться на него зачарованно. Кстати, я ведь не видела его без этих всех шелестящих накидок! Даже когда он избавляется от плаща – его лицо всегда остаётся закрытым. Почему?!

Отсмеявшись, Квилл даже возражать не стал:

- Хорошо-хорошо, Ола. Я помню, что случилось с недооценившим тебя Глайсом. У тебя хорошие стратегии, у тебя интересная общая тактика. Но на большом поле – этого будет недостаточно.

- Как знать, - пробормотала я, беря оба кубика. – Как знать.

Квилл помолчал, на меня глядя, потом хмыкнул:

- Ты интересная, Ола. Очень. Не ломаешься, у тебя гибкая адаптивная психика. Самой не кажется, что ты слишком сильна?

Выбросив четвёрку и двойку, я взглянула на Квилла вопросительно:

- Слишком сильна?

- Другие на твоём месте уже давно сломались бы. Они и ломались. Недоневесты эти, являющиеся из ниоткуда и доставляющие массу неприятностей. Но ты! Упрямо смотришь, делаешь, что хочешь, умудрилась познакомиться с Рехантой и умудрилась даже закрыть меня от её гнева. Зачем ты стала меня спасать?

Со стороны Квилла выпали единица и три. Я начинаю первой. С воздуха.

Ну, что, слепая удача? Сыграй на моей стороне, пожалуйста. Я хочу вернуть свою память. Я хочу вернуть хотя бы воспоминания и мысли, если не чувства. А они были?

Выбрав первого героя, я осмотрелась по сторонам и двинула фишку по полю. Что ж, Квилл, ты хорошо видел, как я играю. Но и я рассмотрела, как играешь ты, какими пользуешься приёмами. Так вот сейчас и посмотрим, чей глаз острее, а чья интуиция лучше.

Я не могу проиграть эту партию. Только не на таких условиях.

- Ты знаешь, когда человек … умирает на твоих глазах, это очень страшно. Это очень больно. Ты потом постоянно, год за годом, прокручиваешь в памяти этот момент, задаваясь вопросом, может быть, было что-то, что можно было использовать. Может быть, можно было помочь. Может быть… Это очень тяжело. Как бы… свидетель убийства разделяет эту трагедию, на мой взгляд он как бы становится соучастником. Невеста имеет значение для Реханта… Хотя, извини. Ни о чём подобном я не думала. Просто кинулась вперёд.

- Спасибо. Но ты рисковала.

- Ты хорошо знаешь Реханту?

- Нет. Только р… дракон может сказать, что он достаточно её знает. Только ему это не помогает.

Добрый десяток следующих ходов мы промолчали, изучая доску, делая выводы, планируя и решая.

- Какие они? – спросила я, отобрав у Квилла и разрушив до основания один из замков.

- Они?

- Те невесты, которые были до меня. Какими они были?

- Всегда очень красивыми. Ты очень красивая, но их красота всегда была не человеческая, - Квилл двинулся к одному из моих дальних замков.

- Для дракона подыскивали невесту из другой расы?

- Конечно. Ему жить очень долго. Представляешь, что было бы, если бы его невеста умерла через пару лет? Это уже потом стало очевидно, что это совершенно бесполезно. А первые попытки имели смысл. И…. мы считали, что невеста из другой расы не будет бояться дракона.

- Но они все боялись?

- Да.

- Всегда?

- Нет. Были двое… кто не боялся дракона. Но ни одна из них не смогла даже доказать ему, что бывает по-другому. Что бывают те, кто ничего не боится, кто просто… берёт, появляется и становится очень, очень важным.

В груди кольнуло, словно ледяным камешком. О чём сейчас говорит Квилл? Так… знакомо.

Потеряв свой замок (Квилл его разрушил), я двинулась к следующему свободному замку. Квилл двинулся мне наперерез, и мы снова замолчали, ведя свою партию. Ему не хотелось проиграть, я же… Никак не могла понять, почему мне так важна победа в этом матче. Поэтому сделала то, что не делала никогда раньше. Вплела в свою стратегию – слепую удачу, положившись на неё.

- Итак, - продолжила я, как ни в чём не бывало, когда мы снова обменялись замками, разрушив по одному, я у Квилла, он у меня. – Значит, ты считаешь, что я в любом случае уйду.

- Да.

- Квилл.

- Да?

- А почему ты женился?

- В какой-то момент нам стало понятно, что невеста цепляется за того, кто рядом с ней. За меня. Абсолютно определённо, это было недопустимо. Невеста должна выйти за того, кто сможет сделать её счастливой, а не быть с кем попало, просто потому, что ей страшно.

- А когда появились эти все верхние тря… покровы?

- Не сразу. Сначала произошли несчастные случаи.

- Серьёзные?

- Не настолько, чтобы отказаться от идеи сделать невесту счастливой.

Я кивнула и замолчала, снова воззрилась на доску.

Квилл. Дракон. Невесты. Три желания. Усиление других родов.

У меня теперь официально три жениха, и через несколько дней, пока они готовятся к экзаменам, я буду готовиться к балу… Буду ли? Вряд ли.

- Квилл. Можно… я спрошу тебя о очень личном?

- Ты можешь попробовать, если смогу – я отвечу.

- Отлично. Вот скажи, эти трое. Шейд. Глайс и Найтмер. … Что будет… со мной, если я стану женой кого-то их них?

- Найтмер и Шейд – высокопоставленные лорды, - Квилл едва уловимо расслабился. Он ждал от меня другого вопроса? – Так что тебя ждёт комфортная и спокойная жизнь, будешь жить как под крылом дракона. Никто не посмеет даже взглянуть в твою сторону. Шейду, например, очень не нравится, как ведут себя аристократки местные, вся эта мягкость и мягкотелость ему не нужна. Он хочет, чтобы рядом с ним была настоящая женщина. Такая, как ты. Найтмер предпочитает оценивать всё самостоятельно, решать и выбирать. Глайс… тёмная лошадка. Он из второго корпуса, но тем не менее, добился перехода в первый корпус, почти сразу же получил стипендию, ещё когда был мелким, и с тех пор становился всё сильнее и сильнее. Скорее всего – он продаст свою магию кому-то одному, скорее всего конкретному аристократу, и уже этот аристократ будет защищать и тебя.

Я кивнула, снова опустила взгляд на доску. Хочу ли я выиграть? Хочу ли я знать…

Запястье сжало резкой болью, я зашипела от неожиданности и дёрнула рукой, роняя кубики. И загадала, как девчонка, если выпадут две шестёрки – всё сложится именно так, как должно, а если что-то ещё, то чтобы я ни делала, у меня ничего не получится.

Одна кость остановилась на шестёрке, вторая покачалась на ребре, и…


Глава 13. Подготовка к балу.


Игральные кости я оставила себе. Квилл, потрясённый собственным проигрышем, даже не стал сопротивляться. Выглядел он немного… раздавлено, а я никак не могла понять, рада ли собственной победе.

На душе было не грустно, но определённо пасмурно. Я легла спать в плохом настроении, в нём проснулась.

Завтрак, обед…

Так и не в силах расстаться с косточками, я сидела на подоконнике в своей комнате, прижимаясь щекой к стеклу.

Мне было плохо.

Физически плохо.

Не потому, что я заболела, не потому, что я впала в уныние или депрессию… И даже не потому, что накануне я плохо спала. Нет. Ничего подобного.

Просто кто-то очень важный был от меня бескрайне, бесконечно далеко, и лишь потому, что я его не помнила. А я хотела помнить!

Я хотела быть рядом… Хотела быть близко, ближе, чем была, но на Реханте моё мнение никого не волновало… Не первый раз. Даже в том мире, откуда я пришла, моё мнение далеко не всегда бралось в расчёт близкими людьми. Почему так получалось? Я не знаю. И даже не могла сказать, обидно ли мне было от подобного стечения обстоятельств. Обидно ли мне здесь и сейчас, по любой иной причине, кроме расставания?

- Ола?

Голос донёсся снизу… Толкнув створку и перегнувшись через подоконник, я удивлённо взглянула на выбранных женихов, стоящих внизу. В голове мелькнуло: «и выжили не все», и я даже смогла улыбнуться. Глайс явно явился «за компанию», Шейд «просто так», а вот Найтмер – и привёл всех сюда.

- Вы чего? – спросила я озадаченно, даже не догадавшись поприветствовать прибывших.

- Начинается подготовка к балу, а заодно и к экзамену. Все зубрят, зубрят…

- А вам не надо?

- Надо! – кивнул Найтмер. – Но мы поэтому и пришли. Как насчёт партии в Воздушный замок?

- У вас экзамен по тактике и стратегии?

- Точно. Блиц-партия.

- Это ещё что такое? – удивилась я, перекидывая ноги через подоконник.

Шейд вскинул голову, с интересом на меня глядя, прищёлкнул пальцами, и прямо подо мной расстелилось водное полотно огромной горки.

О! Тоже интересно!

Прокатившись со свистом вниз, я оказалась поймана урсаилом и осторожно опущена на землю.

- Неплохо, - пробормотал он. – Это, конечно, формальность, но позвольте, я представлюсь сам, лэри. Шейд, к вашим услугам.

- Найтмер, - второй мужчина тоже легко склонил голову. – Мы уже разговаривали на эту тему, но я повторюсь, от вас, Ола, мне нужно сердце и ваша рука. И я сделаю всё, чтобы вы стали моей счастливой женой.

- Глайс, - парень-леший смотрел на меня тоскливо.

И больше ничего не сказал, явно не желая развешивать комплименты.

Ну-ну. Кажется, я знаю, кому именно грядущее путешествие дастся труднее всего. Вот как раз этому парнишке, который не делает никаких шагов, чтобы наладить со мной какие-то мало-мальски нормальные отношения.

- Я, Ола. Можно просто на «ты». Не обижусь, не рассержусь и уж точно на этом основании не буду делать поспешных выводов. Итак, что за блиц-партии?

- У нашего наставника-дракона отличная память. Не раз бывало так, что в партиях, которые мы вели на протяжении этих лет, мы допускали ошибку… - Найтмер взглянул на Шейда вопросительно, дождался подтверждающего кивка и предложил мне руку.

И такой небольшой компанией мы двинулись в дворцовый сад. Я знала куда, там была очаровательная крытая беседка, оборудованная как раз для игр.

- На этих блиц-партиях вам снова предоставляется та самая партия?

- Да, порой доведённая до Абсолюта, порой нет. Но может быть только одно-единственное правильное решение, которое ровно за три минуты приводит партию к победе.

- А если, - тут же предположила я, - партия может быть выиграна двумя разными способами?

- То плюс «бонус» за неочевидное решение. Чем оригинальнее решение, тем больше шансов закончить блиц с наименьшими потерями для чувства собственного достоинства, - пояснил мне Шейд. – Наставник не самый добродушный. Он десятки раз повторяет, если того требует ситуация, но при этом жутко не любит, когда у студента не хватает умений запомнить что-то совершенно очевидное.

- Ага, - пробормотала я. – Значит, он злопамятный?

Мои спутники вопросительно переглянулись.

- До некоторого времени я бы ответил отрицательно, - сообщил Найтмер. – Но после событий… определённых… начинаю сомневаться в том, насколько хорошо я узнал… да и вообще все мы узнали наставника.

- Плохо себе представляю, что нужно сделать, чтобы узнать дракона! – сообщила я честно.

И Шейд, и Найтмер одинаково споткнулись.

Ух ты, а чего это у них ноги в косички заплетаются?

- Ола…

- Да?

- Ты…

Оба мужчины резко замолчали, так и не договорив ничего до конца, только переглянулись.

- Итак, - первой устроившись в беседке, я потёрла руки. – Я так понимаю, вы предлагаете партию на четверых?

- Да, - согласился со мной Найтмер, потом взглянул на Глайса. – Не в поддавки. В полную силу.

- Понял я, понял, - мрачно кивнул тот. – Никакой форы и никакого снисхождения. Ола…

Порядком удивлённая прямым обращением ко мне, я поощряюще кивнула, и парень продолжил:

- Игра на четверых имеет свои небольшие особенности. Например, с краю доски ты увидишь три магических таблички. Это договоры, пакты, Ты можешь заключить с любым из нас договор о совместных действиях на один ход или несколько, можешь объявить военную агрессию любому. Или же решить, что не хочешь вообще ходить. Там несколько вариантов…

- Проще на практике, наверное? – предположил Найтмер.

Я же заинтересованно наблюдала, как они возводят огромную игровую доску.

- Кстати, как вы у Квилла меня выманили?

- Он сам предложил поиграть, - не стал скрывать Шейд. – Сказал, что нам в преддверии экзамена лишним не будет и заодно составим компанию тебе. Ну, и где можно лучше узнать друг друга, как не в игре?

- Действительно… - согласилась я с улыбкой. Улыбка была почти настоящая, и ни один из женихов не уловил едва уловимой вымученности и фальши.

Первая партия осталась за мной, вторая и третья… - тоже!

А на четвёртой этой тройке хватило ума всё-таки объединиться и совместными усилиями скинуть меня с доски.

Именно тогда пошёл дождь.

Женихи доигрывали партию, а я, отвернувшись от доски, устроилась с ногами на лавке, глядя в серую дождевую пелену. Никогда не любила дождь. Мне всегда казалось, что дождь – это слёзы. Кто-то огромный плачет, потому что ему грустно. Эта чужая печаль… я почти могла её уловить – солью на собственных губах.

Я смотрела на падающую воду, потом оглянулась – пытаясь завалить Глайса, Найтмер и Шейд объединили усилия, впервые… за сколько-то там лет. Не помню. Охваченные азартом, мужчины про меня забыли. Так что, ничего никому не сказав, я тихо встала и шагнула под водный поток, чтобы раствориться в нём.

Да, приди им такое в голову, они могли бы меня увидеть мгновенно, я оставалась в пределах видимости, но ни один из троих ко мне не пошёл. Видимо военная дисциплина ещё не очень сильно калечит мужскую психику. Возможно, они ещё помнят, что порой бывают ситуации, когда хочется побыть в одиночестве, когда хочется немного… Немного побыть одной.

Ой…

Я дёрнулась, но не успела. На голову опустилось полотенце. На мгновение закрыв меня телом от тех, что были в беседке, Квилл приобнял меня за плечи:

- Ола?

- Всё хорошо, - торопливо сказала я.

- Тогда пойдём.

- Куда?

- В зал. Эти трое доиграют уже без тебя, а вот оформление без тебя закончить не получится.

- Почему?

- Всё расскажу на месте. Идём.

Ну. идём, так, идём… Я чувствовала себя настолько выбитой из колеи, настолько потерявшейся в этой серой пелене, что даже не поняла, что Квилл меня держит за руку. Осторожно, бережно.

… Тепло?

- Ола!

Пошатнувшись, я на мгновение прижалась к плечу Квилла. Тряхнула головой, прогоняя наваждение, и отстранилась.

- Всё хорошо.

- Ты сама в это не веришь.

- Возможно, - согласилась я тихо. – Я просто не знаю, во что верить.

- В то, что всё будет хорошо. Ты же так часто это повторяешь.

- Это сложно.

- Зато сбудется. Обязательно. Ола…

- Да?

- Кто из них троих тебе нравится?

Я обернулась. Моя ладонь была сжата в тёплой ладони моего надзирателя. Из беседки доносились азартные выкрики. Пропал сдерживающий фактор, а ещё эти трое, кажется, наконец-то, дошли до моих «подарочков» – оставленных заблаговременно ловушек.

Кто из них мне нравится?

- Никто.

- Как это?!

- Даже ты лучше.

- «Даже»? – опешил, но хоть не рассердился мужчина, потом хмыкнул. – Я понял.

- Так куда и зачем мы идём?

- В главный зал. Ты будешь выбирать украшения.

- Зачем мне это делать?

- Ну, представь, вот выберем мы лилии для украшения, а ты их ненавидишь.

- Действительно.

- Что действительно?

- Ненавижу их. На самом деле. Для меня лилии – похоронные цветы. Да, они прекрасны, и эти чашечки, и эти дивные хрупкие лепестки, но мне они никогда не нравились.

Квилл промолчал.

Подвёл меня к крыльцу и улыбнулся:

- Иди. Я скоро подойду. И вытри волосы.

Фыркнув насмешливо, я подняла руку к голове и застыла. Это как?! Что это такое?! Под дождём я была в этом полотенце, так что логично было бы ждать, что оно будет мокрым… Но нет! Оно было сухим и даже слегка тёплым, будто бы подогретым.

Прижавшись плечом к столбу, я повернулась назад, но всё таяло в стене воды… Квилл пропал, как будто бы его и не было, как будто бы он был лишь моим сном…

Но спать стоя, я ещё не настолько … я вообще уже очень давно, с самого начала, не уставала и не выматывалась. Я только ела, пила, спала и влипала в неприятности. Надоело! Я хочу заняться хоть чем-то общественно полезным! Сколько можно сидеть и ничего не делать?!

Всё это я вывалила на Квилла, когда он нашёл меня, сидящей на единственном стуле в бальном зале. Рядом были трое девушек-магесс (симпатичные какие) и добрый десяток мужчин.

Все они на меня посматривали с осторожностью, вопросов не задавали (вот и умнички) и вели себя так, что я почувствовала себя на необитаемом острове.

- Общественно полезным действием? – переспросил Квилл недоумённо.

- Ну, да! Хоть каким-нибудь? Я не очень хорошо готовлю, но можно меня на кухню, например. Буду там помогать хоть с чем-то. Я не могу сидеть на одном месте! Это … это вообще не в моём образе мыслей, не в моём духе, не в моём стиле. Это тошно!

- Ого, - мужчина чуть наклонился ко мне, - Ола, ты умеешь и так?

- Как так?

- Я думал твоё хладнокровие в принципе нельзя ничем пробить. Ладно. Хочешь занятий, будут тебе занятия. Не на кухне, конечно. Отправишься в учебную часть. Там подготовка к экзаменам на полном ходу. В числе всего прочего, нужно переписать на заговорённую бумагу билеты. Читать ты уже более-менее научилась, а почерк у тебя отличный.

- И сколько билетов переписывать? – уточнила я удивлённо.

- Всего их порядка тысячи. Так что, даже если ты сделаешь десять, тебе будут девочки из учебной части благодарны до слёз. Они уже умоляли, ну, хоть о какой-то помощи. Вот и выступишь ответом на их молитвы. А теперь давай займёмся украшением зала. Поскольку – это будет твой бал, и ты на нём будешь главной героиней, всё должно быть твоей сказкой.

Звучало… не передать словами насколько … неправильно. Моя сказка? Нет. Моя сказка осталась там, где и часть моих воспоминаний, потонула в серой пелене и боли.

Мне не нужен был этот бал. Мне не нужен был этот фарс с выбором. И выбор сам тоже был не нужен.

Нет, я не хотела домой. Ещё в первый же вечер после того, как пришла в себя после лихорадки, я осознала и приняла, что мне не вернуться обратно.

Хотела ли я найти свой дом здесь? Да.

Но я не хотела изображать эмоции на потеху публики. Я не хотела делать вид, что счастлива.

Я бы предпочла этот бал провести на чердаке восточной башни, закутавшись в плед и устроившись в кресле-качалке.

- Ола…

- Да?

- Тебе придётся побывать на балу. Потому что это не только для других возможность покрасоваться, это ещё и твой официальный дебют. Тебя представят десяткам влиятельных семей и родов.

И это мне тоже было совершенно не нужно. Ничего из этого мне было неинтересно! Ни эти аристократические игры, ни эти маски, ни эти изящные выверты словесности.

- Рассматривай бал как партию в Воздушный замок. Будущие гости не твои противники, они всего лишь игроки. Они могут быть в этой игре твоими союзниками, могут быть теми, кто не разделяет твоих убеждений, могут быть совершенно ни в чём не заинтересованными. Когда ты с кем-то общаешься, ты должна просто слушать, внимательно слушать, делать выводы. Но не принимать никаких решений. Ни с кем не заговаривать, особенно о том, в чём ты не разбираешься. Конечно, ты «невеста дракона», это что-то вроде титула. А ещё это говорит всем заинтересованным, что ты очень далека от этого мира. Никто не будет… требовать от тебя того, чтобы ты знала, например, геополитику нижнего мира.

- В равной степени это будет значить, что любой, кто хоть что-то в этой самой геополитике понимает, захочет меня использовать.

Квилл вздрогнул, потом кивнул, признавая мою правоту.

- Верно, Ола. Дело так и обстоит. Именно поэтому на балу тебя будут сопровождать твои женихи. Или время от времени я сам.

- Соответственно, это заодно и продемонстрирует, у кого больше всего шансов значительно упрочить своё положение.

- Твой острый ум, - покачал головой Квилл. – Он тебе проблем не доставлял?

- В моём родном мире? – удивилась я. – Нет. Чем умнее женщина, тем выше она может подняться. Сама, своими силами, не прося об одолжениях.

- Женщина?!

- Женщина, - ухмыльнулась я, взглянув на Квилла, поморщившегося от возмущения. – Вот поэтому тебе жена палки в колёса и вставляет, что ты отказываешь ей в праве быть умной. А умная женщина – это драгоценность. У нас гибкая психика, мы легко подстраиваемся под изменившиеся условия. Легко адаптируемся, принимаем изменившиеся правила игры. Впрочем, не стоит забывать, что у некоторых женщин бывают откровенно истеричные перепады как в мыслях, так и настроении. И говорить об их уме уже не приходится.

Квилл, только было собравшийся мне возражать, подавился собственными словами, поднял руки:

- Побила моим же оружием… Нехорошо так поступать.

- Я больше не буду, - радостно пообещала я, потом осмотрелась. – Ну, хорошо. Давай ближе к делу, что мне нужно здесь… делать?

- Всё просто, я подсвечиваю зону, называю, что там должно быть, а ты выбираешь…. – мужчина взглянул на меня, вздохнул, не найдя понимания. – Понятно. Давай сразу на практике. Смотри. Лэри Ильяна! – обернулся он уже на ту группку магов, что была в стороне. – Мы начинаем с тканей, могу я вас попросить подойти?

- Конечно… - согласно кивнула девушка, правда, подходила она к нам с опаской. Остановилась немного в стороне, спрятав взгляд.

Я даже потрогала Квилла, чтобы убедиться, что он – это по-прежнему он, а не какой-нибудь замаскировавшийся монстр. Отклонений не нашла, поэтому решила, что это какие-то внутренние тайны и заморочки.

- Итак?

- Итак, - повторил насмешливо Квилл, показывая мне на столы. – Скатерти и шторы в один тон.

- Зачем? – перебила я.

Мужчина растерялся и замолчал, а я, пользуясь моментом, взглянула на девушку.

- Лэри Ильяна, правильно?

- Да…

- Вы у нас? По профессии?

- Я – королевский дизайнер, лэри невеста, приезжаю в Воздушный замок, чтобы подготовить выпускной бал раз в год. Или раз в три года, чтобы подготовить бал невест.

«Приезжаю»?

- То есть не первый раз?

- Да. Я подписала контракт пятнадцать лет назад.

Мои глаза на мгновение округлились. … Это что, ей было лет семь, когда она этот контракт подписала?! Лэри выглядит едва-едва на двадцать два!

Но не буду заострять на этом внимание. Спрошу потом тихо у надсмотрщика. Ближе к делу, ближе к делу.

- Хорошо, тогда так, я не люблю болотные тона, они меня раздражают. У меня нелюбовь к жёлтому, к лилиям и макам – это очень пошло. Считаю, что оформление допускает яркие цветовые пятна, но всё же основа должна быть в сопоставимой цветовой гамме. Сделайте, пожалуйста, красиво.

- Д… да… Конечно.

- Кто следующий? – взглянула я на ошарашенного Квилла.

Мужчина смотрел на меня, не в силах произнести ни слова.

Можно было помахать рукой перед его лицом, ещё можно было бы постучать по голове и спросить: «Есть кто дома или нет?»

- Почему следующий?

- Слушай… Она занимается этим делом не первый раз. Она работает на вас уже столько лет! Сомневаюсь, что ты или хозяин острова стоите ей над душой. Скорее, один раз всё объяснили, один раз скорректировали, если потребовалось, и забыли. Вы приглашаете её снова и снова, значит результат её работы вас более чем устраивает. Какой делаем вывод? Правильно! Лэри Ильяна – специалист, профессионал своего дела. Я – дилетант. Зачем я буду вмешиваться в то, чего не понимаю?! Так что – следующий!

Квилл хлопал глазами, а я просто уточняла детали, внося поправки и без всякого зазрения совести пользуясь возможностями и знаниями из своего родного мира.

А когда мы разобрались со всем, что требовало «моего» вмешательства, читать это можно смело – сделать вид, что кому-то здесь интересно и важно моё мнение, мы остановились на балконе. Я вышла туда, чтобы охладить горящую голову и щеки, столько комплиментов за один день, я не слышала, наверное, со своего выпускного бала.

А там… Там, вцепившись в перила, подалась вперёд, потому что на огромном поле возлежал дракон.

Серо-золотой! В первый момент мне показалось, что он застыл в нереальной неподвижности, огромная статуя, которую выточил из куска живого камня бог-скульптор.

Золотая голова, золотая шкура, серый живот, серые основания крыльев, сейчас полураскрытых и буквально завороживших меня. Мои фальшивые неподвижные крылья никогда не были столь прекрасны…

Мне было завидно, а ещё почему-то очень, очень грустно.

- Ола!

Квилл, выскочивший на балкон сразу за мной, застыл, глядя на дракона на поле, а потом тихо шепнул:

- Значит, он вернулся…

- Не собирался?

- Я не знаю. Никогда нельзя сказать или предугадать, что на уме у хозяина этого замка. Пойдём, Ола.

- Но…

- Ты хочешь… побыть здесь?

- Да, - кивнула я, забираясь на перила.

- Ола!

- Всё хорошо, - взглянула я на него через плечо. – У меня нет крыльев. Мне не улететь отсюда. Я просто посижу. Просто… посмотрю. Немного.

- Пойдём.

- Что?

- Пойдём к нему! Я больше не могу! – Квилл рванул меня на себя, прижал. И пока я вопросительно хлопала глазами, резко взлетел вверх, а уже спустя мгновение мы приземлились перед драконом.

Сердце забилось где-то в горле. Губы пересохли.

Я смотрела на огромную гору силы и бесконечного могущества и ощущала, как страх пробирается в каждую мою клеточку. Ноги словно бы приросли к земле. Колени ослабли, показалось, что ещё мгновение, и я сейчас рухну вниз. Не смогу стоять перед этой подавляющей мощью.

Страх разливался тягучей патокой в животе, поднялся выше, сжал грудь, горло, заморозил губы. Мне было дико страшно.

Бесконечно.

Дракон поднял голову, словно давая мне шанс сбежать, передумать, исчезнуть. И если бы у меня была такая возможность, я бы сейчас здесь не стояла. Но… я не могла сдвинуться с места, я могла только смотреть.

Я не знала, что видел Квилл, стоящий сейчас спиной к дракону, лицом ко мне – но он бледнел. С каждым мигом всё больше, а дракон, даже не особенно возвышаясь над нами обоими, открыл глаза.

Бескрайняя алая бездна его взгляда накатила на меня приливной волной. Перед тем диким ужасом, что подчинил себе всё моё существо, устоять я уже не могла. С отчаянным вскриком (можно было только вперёд или назад), я кинулась вперёд, под защиту Квилла.

Тяжёлый плащ укрыл меня с головой, скрывая от пронзительного алого взгляда. Я тряслась всем телом, по щекам текли слёзы, и я никак не могла взять себя в руки. Страшно! Страшно! Страшно! Мне было страшно, страх разрывал меня на части, не давая возможности что-то с этим сделать.

Нельзя! Как же так, почему?! За что?!

Почему я так испугалась?! Это же…

Дракон.

Огромная машина убийств, которой будет достаточно всего лишь дыхания, чтобы от меня ничего не осталось.

Нет, нет, нет!

Вцепившись отчаянно в рубашку Квилла, я могла только надеяться, что он не снимет свой плащ, пока мы отсюда не уйдём.

Над моей головой он что-то говорил, но я не слушала, точнее – не слышала. Слух отказал. Так же как и возможность мыслить.. Я дрожала всем телом, а ещё, как выяснилось, тихонько выла.

Потому что, тонкий звук, звучащий как бы отдельно от меня стих сразу же, как только Квилл тряхнул меня так, что зубы клацнули.

- Ола, всё, всё, тихо. Он улетел. Пойдём. Я отведу тебя в твою комнату.

Я кивнула. Говорить сама, членораздельно и нормально, я не могла.

В комнате Квилл помог мне лечь в кровать, не раздеваясь. Талисман спрыгнул со шкафа, устроился на моей груди. И под его уютную тяжесть я заснула.

Я не знаю, когда ушёл Квилл. Почему-то мне казалось, что он остался, пока я не уснула, а потом поправил на мне тонкое одеяло…

Я не знаю, когда ушёл Талисман, но в какой-то момент тяжесть на груди исчезла.

Я спала и видела сон.

Во сне я парила над тем огромным полем, на котором снова был дракон, только очень-очень маленький и дрожащий, не то от холода, не от … печали?

Спустившись пониже, я вздрогнула, чудом не вписавшись в непонятно откуда взявшуюся здесь богиню!

Реханта стояла над дракончиком, скрестив на груди руки. На её лице царило очень жёсткое, недоброе выражение. Почему она так злится?! Что он сделал?!

Ощутив, что в душе поднимается не страх, а желание защитить, я поняла, что мне срочно нужны реанимационные меры по выведению нервов из коматоза! Потому что… ну, что я могу сделать для огромного дракона?! Только… причинить боль?!

- Как же так? – Реханта, смягчившись, присела на корточки, погладила маленького дракончика, почесала его между крылышек. – Она была столь удивительна. Столь невероятна. Как же ты смог её потерять?

- Я не думал… - голос дракона прозвучал резонирующим раскатом в моей душе. Страх снова поднял голову и… стих, задавленный мощным внутренним приказом «не сейчас». Происходило что-то очень важное! И я собиралась узнать, о чём именно Реханта могла говорить обо мне, за моей же спиной.

- О чём ты не подумал?

- О том, что может быть такая, - дракон поднял голову, но, к счастью, я не упала в алую бездну его взгляда. Я смотрела только на богиню и уговаривала себя, что бояться во сне – это однозначно что-то ненормальное! Хотя… в последнее время со мной нормальное что-то было?

- Не знаю даже, что тебе сказать…

- Это можно исправить? Я не хочу, чтобы она так меня боялась!

- То, что ты натворил… - Реханта вздохнула. – Я не знаю. Правда.

- Ты знаешь всё!

- Но не когда это касается тебя! И не когда это касается тех, кто пришёл из другого мира! Пора бы уже и запомнить, безмозглый братец. Я не могу знать всё!

- Я тоже не могу! – рыкнул дракон.

От страха я метнулась дальше, а когда вернулась, набравшись смелости, разговор уже определённо заканчивался:

- … я просто не могу понять, как! Как можно было влюбиться в дракона?!

Незримая сила кинула меня прочь, дальше и дальше отсюда. Но я ещё успела расслышать грустные слова Реханты:

- Очень просто и с первого взгляда…


Глава 14. Дракон и драконье сокровище


За словом «бал» оказалось не протокольно-формальное мероприятие, а нечто очень-очень-очень красивое.

Меня ждал прекрасный зал, убранный золотыми колокольчиками и белыми вьющимися розочками. В этом царстве света было очень-очень тепло. Впервые… за, наверное, всё время, что я здесь была.

Золотые тона преобладали везде. По деревянному полу то и дело пробегали тёплые золотистые зайчики. На стенах поменяли обои под изменившуюся обстановку.

Яркие всполохи платьев гостей были уместны и радовали взгляд.

И я единственная посреди всего мелькающего разноцветья была в строгом сером цвете. Хотя, вот если честно, просто «серым» назвать его было нельзя. Моё платье было цвета драконьей чешуи. Мягкий материал с тихим шелестом вился у ног.

Платье знало, что я скрываю.

Ничего особенного. Ни оружия, ни тайных амулетов-артефактов. Нет.

К платью прилагались дивные туфельки на каблуке. Но они так и остались стоять под кроватью. Я же надела что-то вроде домашних балеток. Под волнами платья этого заметно не было, а мне было комфортнее в том отношении, что я знала, что в такой обуви, в случае чего, я могу и убежать.

Я не думала, что что-то может случиться, скорее, это просто была перестраховка. Возможно, бессмысленная, а могло статься, что и нет.

Особенно, если учесть, что я в очередной раз подслушала чужой разговор. Но я совсем не хотела этого! И надо признаться, даже если бы я стояла рядом с разговаривающими, они бы не догадались о том, что их разговор стал моим достоянием. Потому как разговор вёлся на языке, который, по идее, понимать я не должна была.

Но снова, в который раз, непонятно по какой причине, я понимала всё, что было сказано: и слова собравшихся гостей, и слова «женихов», хотя, впрочем, последнее было, наверное, уже заслугой их собственной магии, а не этого непонятного феномена.

Всё произошло в начале бала. Он только начался. Я успела потанцевать по одному танцу со всеми женихами и даже с Квиллом, когда поняла, что мне нужно хоть ненадолго присесть. И мне и в голову не пришло, когда я выходила на балкон, что с другой его стороны, отгороженной от меня завесой зелёных побегов мясистого плюща, кто-то есть.

- Я не знаю почему, но они её не принимают, - этот голос я узнала с первого же слова. С первого же звука. Квилл. – Они смотрят на неё, восхищаются ею, но словно бы не могут перейти какую-то черту, стену даже, не ей возведённую. Я не могу понять, и меня это пугает!

- Тебя пугает то, что ты не можешь чего-то понять? – мягкий женский голос звучал в очень плоских обертонах, лишённых эмоций и глубины. Мне пришлось поднапрячься, прежде чем я поняла, что собеседница моего надсмотрщика Реханта! Богиня этого мира. – Или то, что ты бессилен в этом случае?

- Слушай. Не издевайся, а?! И без того противно. Приволокли девчонку из привычного ей мира. Нагрузили, обманули…

- Неужто я слышу угрызения совести?

- Нет, - на этот раз мужчина даже не задумался. – Просто… я бессилен, Реханта. Я смотрю на это высшее общество… Ей в нём жить! Как она будет жить, когда её не принимают? И может и приняли бы, но будто что-то говорит всем, не подходи ближе. Не стоит. Не надо. При этом сама она не опасна, такая миленькая, но … Реханта! Она совершенно беззащитна.

- Как раз на этот случай у неё и есть женихи, - определённо подначила его Реханта.

И Квилл попался в ловушку:

- Да толку то от них! – почти взвыл он.

Я, прислонившись спиной к двери, внимательно слушала. Так-так, какие интересные то подробности всплывают ненароком!

- Что значит толку от них? – удивилась Реханта. – Самые лучшие из лучших. Вы с драконом сами позаботились о том, чтобы ненадёжные не дошли до финала. Все трое достаточно умны, влиятельны и богаты, чтобы защитить девочку.

- Толку-то… - уже куда тише повторил мужчина.

- Ая-я-яй. Да сдаётся мне, я не всё знаю. Подожди… Здесь кто-то есть.

Досадливо фыркнув, я нырнула обратно в зал и смешалась с толпой гостей.

Всё самое интересное от меня опять скрыли. И в начале тоже что-то скрыли. Насколько я успела узнать Квилла, хотя как можно узнать надсмотрщика, не в его обычаях врать в глаза. Немножко изменить подачу информации и, пожалуйста. О чём они не сказали? О чём мне умолчали?

- Ола… - Найтмер, возникнув из ниоткуда, легко перехватил меня и потянул в круг. – Потанцуем?

- Боюсь, к концу бала я уже не буду на ногах стоять от усталости, - вымученно улыбнулась я.

- Ты не любишь балы?

- Как сказать, - серьёзно задумалась я, всё же отправляясь с ним под руку в центр зала. Вокруг шелестели многочисленные юбки, ткани, оборки. Танцевали все: прекрасные мужчины, прекрасные женщины. И все… все как один! Были в масках…

Несмотря на то, что невеста выбрала трёх женихов, запрет на то, чтобы показывать свободно лица, до сих пор снят не был. Причём, и это мне сказали друг другу по секрету дамы, приставленные ко мне, это распоряжение отдал сам Квилл.

Странный он…

Маски эти опять же. Зачем? Ведь невеста уже сделала выбор. И раньше этого было достаточно, чтобы снять все запреты. Почему ради меня сделано исключение?

Найтмер всё ещё ждал, поэтому пришлось отвечать:

- Там, откуда я родом, балы уже давно не в чести. Прошли те времена, когда они были привычной нормой.

- А как же сейчас? Где знакомиться? Общаться? Где выяснять отношения?!

Я чуть не рассмеялась. Действительно, если нет балов, где же всё это делать!

- У нас совсем другой мир, лэр Найтмер. Там, где я родилась, больше нет дуэлей, больше нет балов, больше нет аристократии. Её вывели огнём и… мечом, скажем так.

- И люди все равны?

- Это утопия. Люди не могут быть равными. Всегда есть кто-то сильнее, слабее, умнее, подлее, живучее. Невозможно всех приравнять под одну гребёнку. Раньше аристократия была закрытым обществом, попасть в неё можно было через военную вертикаль или если купить разорившийся род за очень большие деньги через свадьбу детей… Но сейчас только деньги правят миром. И ничего хорошего из этого не получилось.

Мужчина помолчал, всё так же ведя меня в танце, потом неохотно признался:

- Кажется, я понял, почему ты так легко нас всех обыграла. Ты думаешь иначе!

- Немного не так. Скорее, у меня нет тех границ, которые для вас всех естественны. Ты воспитан на них с самого начала, я их только познаю. И как маленький ребёнок спрашиваю «почему» так, а не иначе. Если мне не нравится, то я пробую эту границу на прочность, - пояснила я негромко, потом вздохнула. – Всё же танцы – это не моё. Позволь, я ненадолго тебя покину?

- Хочешь выйти в сад?

- Да. Что-то здесь становится душно.

- А, это… - Найтмер к чему-то прислушался, потом кивнул: - хорошая интуиция, лэри Ола.

- Интуиция?

- Да. Взгляни, - он чуть-чуть меня повернул в танце, к углу, где столпилась толпа красивых девчонок, переговаривающихся, перешёптывающихся. Я с другом удержалась от того, чтобы потереть глаза, но они точно сжимали в руках лепестки цветов. Мамочки, что здесь происходит?! – Приготовления к явлению самого красивого парня всей академии, - словно услышал мои мысли Найтмер.

Если это приготовления, что будет, когда он действительно явится?! А тут ещё невеста … невестой бегает.

- Лучше мне оказаться отсюда подальше, - пробормотала я.

Найтмер чуть заметно изогнул бровь, потом хмыкнул и кивнул:

- Для спокойствия нашего красавчика пусть будет лучше так.

- Кстати, а он не участвовал?

- Что ты! Он даже заявку не подавал. Если бы всё начиналось с тактики и стратегии, он бы ещё подумал. Но турнир? «Нет, нет, нет, - передразнил мужчина чужой жеманный голосок, выводя меня из зала, - острые железяки могут порезать моё прекрасное личико». Да и не подходит он на роль жениха. Ребёнок ещё.

- Презрительно звучит. Не любишь его за что-то, лэр?

- За дело, прекрасная лэри. Исключительно за дело. Сменим тему?

Проявлять любопытство мне показалось некрасивым, так что я послушно кивнула.

А там, за разговорами ни о чём, позади остался особняк, позади остались людные дорожки и вокруг расстелился сад. Такой привычный, знакомый.

Вокруг была живая изгородь, уже не украшенная фонариками. Зона не для гостей.

Здесь можно было расслабиться, здесь можно было отпустить лицо. Если только рядом не будет свидетелей.

- Я…

- Думаю, - перебила я заговорившего Найтмера, - здесь на меня никто не покусится. Могу я побыть одна?

- Лэри… Ола… я понимаю, что тебе хочется побыть одной. Но всё же… Я не могу… Оставить тебя без защиты, когда вокруг столько посторонних.

- Магия? Ты же могущественный маг. Взмахни палочкой, произнеси страшное заклинание и всё.

- Поставить… заклинание… на тебя?! Ола, да ты в магии вообще не разбираешься! А если я поставлю что-то, что повлияет в худшую сторону? Или сжульничаю?!

- Не-а, - отмахнулась я нахально. – Тебе будет неинтересно. Тебе интересно завоевать девушку своими силами. Обаяние в максимум прокачено, так что ты даже не сомневаешься в том, что в итоге всё получится. Внизу так вообще тебя называют «героем-любовником», говорят даже саму королеву соблазнил. Правда, что ли?

Найтмер опешил.

- Лэри?!

- А… - вздохнула я. – Тут об этом говорить не принято, да? Ну, извини.

Найтмер ничего не отвечая, но зато, очевидно поставленный в тупик, махнул над моей головой рукой и отшатнулся, озадаченный. Присмотрелся и ухмыльнулся.

- Знаешь что, Ола, с такой защитой как у тебя сейчас… любой могущественный маг будет держаться подальше. А то чревато… - и не пояснив, не объяснив, ничего даже не растолковав, просто ушёл.

Странные тут мужчины, как ни крути. То один чудит, то второй. Вот о чём он сейчас говорил? Что за особенная защита у меня сейчас?

Только…

Опустив голову, я воззрилась на рыжие искорки, рассыпанные по платью. Так. Минуточку. Это было ещё перед выходом. Я обнаружила, что рыжий Талисман, спрыгнувший на меня со шкафа, оставил на мне с полсотни своих шерстинок. А поскольку убирать и счищать их уже было некогда, пришедшая за мной Реханта росчерком ладони превратила это всё в тонкую сеточку искорок. Словно капли росы, играющие на солнце, так и они играли светом от люстр и от фонарей, отдавая в нахальную рыжину.

Может, про эту защиту шла речь?

Хотя с другой стороны, чего бы Реханте так за меня переживать? Или это из той же оперы, что и подслушанный разговор? Что-то не сказали, что-то вообще не сочли нужным, чтобы я знала? Ну, их! Этих провокаторов и заговорщиков!

Я вообще пошла погулять… развеяться, чистым воздухом подышать, подальше от липких взглядов оказаться.

Правильно? Да!

Так чего я стою на одном месте, спрашивается?! Жду чего-то? Так сейчас дождусь… например, явления большого и страшного дракона, не к ночи будь он вспомянут…

Вздохнув, я потёрла озябшие плечи. Холодно. Откуда-то тянуло холодом…

- Ола?

- Да? – повернувшись, я с удивлением взглянула на подходящего, практически, подбегающего ко мне надзирателя. Ух! Как он запыхался! – Что случилось?

- На территорию проникли люди, не имеющие приглашения. Тебе не стоит находиться здесь.

- Хорошо, - даже не стала я спорить. - А где я могу находиться? Я не хочу обратно в зал. Слишком много людей… Я хотела немного побыть одна. Могу я в этом саду погулять? Здесь же никого нет. И Найтмер сказал, что гости сюда не пройдут, там опечатывающие магические ленты.

Которые я не увидела, да… Зато ощутила сопротивление, когда Найтмер примерно очертил мне место, где они находятся.

Ох, как Квиллу не хотелось соглашаться!

Но вокруг действительно никого не было. И, видимо, в достаточном пространстве, чтобы, сердясь сам на себя, мой надсмотрщик кивнул:

- Хорошо… Можешь идти. Н… Нет, стой, Ола.

Когда я повернулась, понимая, что ещё немного, и мои силы закончатся, мужчина просто набросил мне на плечи свой пиджак и пропал.

А я смогла, наконец, выдохнуть.

У меня ещё были силы. Куда бы они пропали?

У меня ещё хватало терпения.

Но у меня была проблема. Не та, о которой просто сказать вслух, не та, которую можно легко очертить. У меня в груди зияла кровавая рана. У меня в груди не было сердца, была только боль-боль-боль.

Я ни в кого не успела влюбиться на Реханте. Да, сердцу не прикажешь, но шовинисты на любой вкус и ценители простых патриархальных ценностей вряд ли бы меня заинтересовали. Других я не встречала. Других я не знала!

Но мне было так больно…

Именно поэтому возможность побыть одной, мне была сейчас невероятно необходима. До того, как я сорвусь, до того, как я скачусь в позорную истерику…

Вот только «заблудиться» при этом я не заказывала!!!

Вокруг меня определённо был сад. Определённо тот же самый. Я видела дворец в стороне. Вот только теперь вокруг меня уже был не ухоженный сад, а немного дикий, слегка подзапущенный. Неаккуратная живая изгородь, разросшаяся клубками в разные стороны, пожухлая трава на дорожках.

Не понимаю. Как же так? Я прошла где-то ещё через магическое оцепление? Ничем другим такую смену пейзажа вокруг я больше не могу объяснить.

Ладно, не самое благоразумное в моем положении бродить где-то в стороне. Особенно, с учётом того, что где-то на территории городка посторонние. Встав так, чтобы видеть дворец, я пошагала в его сторону. И озадаченно остановилась на следующем же переходе.

Минуточку.

Я иду, вне всяких сомнений, в правильном направлении. Так какого… простите, дракона, сад вокруг меня стал ещё более запущенным?! Не хватает только ярко-жёлтой ленты «не пересекать» и получится идеальное место преступления.

Так. Что-то я определённо не то думаю. Ну-ка, ещё немного вперёд…

Ох!

Ещё шаг, и я бы полетела с обрыва!!!

Что вообще происходит?! Его здесь не было!

О, в количество «не было» прибавление, да ещё какое весомое!

В смысле «сада» вокруг тоже больше не было. Был обрыв, ведущий в бескрайнюю пропасть. Как легко догадаться, был мыс острова, и я на нём. А ещё – шестеро людей в плащах и в масках.

Кажется, Квилла надули. А может и нет. Но в любом случае, акт первый, невеста дракона и разбойники, явление… какое это по счёту уже будет? Поднадоели они мне немного, если честно.

- Опять убивать? – спросила я, усаживаясь прямо на край склона.

Незваные «гости» переглянулись:

- И, правда, ненормальная! – удивился тот, что от всех отличался цветом плаща. У нас были популярные мультики про Чёрный плащ, а этот по аналогии «Красный плащ», главное, чтобы под его маской не оказалось утиное лицо. Это уже будет слишком страшно.

- Ребят, вы бы базар что ли фильтровали, хоть немного, - вздохнула я грустно, подтягивая коленку к груди и удобно на неё опираясь подбородком. – А то на бедную несчастную девушку такой толпой. Не стыдно?

Кто-то хмыкнул, кто-то засмеялся. Красный плащ вздохнул:

- Какая-то она точно неправильная.

- Да ладно вам. Ну, пришли убивать, что я вам мешать буду? Вы мне хоть скажите, из-за какого жениха так страдаю?

- Да из-за всех разом, - отозвался кто-то сердобольно из толпы «серых плащей». – У каждого есть неприятели, готовые отдать приличные суммы, чтобы тебя не стало.

- Не повезло с женихами, - пробормотала я.

Вот уж точно, «бойтесь своих желаний», исполниться они могут, но как бы не вам после этого пришлось плакать.

Вот на это самое я и попалась. Моё желание исполнялось стремительными темпами, но чем ближе к завершению оно было, тем больше мне хотелось сорваться… и сбежать. От своего желания.

- Итак, значит, из-за всех женихов наняли убийц, убийцы пришли убивать и столкнулись друг с другом. Чем выяснять, кому выпадет честь меня прибить, решили всё сделать дружненько, дабы шансов не было вообще и в принципе? – покивала я сама себе. Потом вздохнула.

Невезуха и непруха.

- О! Слушайте! Предсмертное желание можно?! – вскинулась я.

Плащи дружно отступили на шаг.

Чего это с ними такое?

- Да вы не переживайте! Я к чему, от меня тут информацию немного скрывают. А знать хочется.

«Красный плащ» опустился передо мной на корточки. Лица под плащом не было видно, но на мгновение мне показалось, что я должна знать того, кто там скрыт.

- Ну, спрашивай.

- С кем до … вот этого бала я проводила больше всего времени?

- С драконом, - тут же ответил Красный плащ с насмешкой. – Ты его забыла, да? Мне говорили, я не поверил. Впрочем, это к сожалению, только довод в пользу того, что жить тебя оставлять нельзя.

Я пожала плечами, придерживая полы пиджака Квилла на груди. Со спины дул пронизывающий ветер.

- Как я сюда попала?

- Мы просто применили пространственную магию. Сделали так, что ты из одного «пространства» перешла в другое, - пояснил мне добродушно убийца. – Вот представь себе, что ты из одного коридора переходишь во второй. Потом открываешь дверь и переходишь в третий. А мы сделали так, что этого второго коридора не стало.

- Какая удобная магия, - удивилась я.

- А то! – обрадовался Красный, а потом загрустил. – Знала бы ты, как не хочется тебя убивать. Но эти женишки… что один, что второй, что третий, дай им могущество трёх желаний от Невесты дракона, они таких дел натворят! За голову весь Рехант схватится.

- Слушай! – не удержалась я от любопытства, правда, подумав перед этим, что разбойники на Реханте определённо какие-то неправильные!!! Сидят тихо-спокойно, разговаривают. Тут два варианта, либо он так время тянет, либо, наоборот, его компания делает так, чтобы вообще никто не прошёл. – А чего ты сам на мне не женишься? Тут просто меня собирались украсть ещё в прошлый раз, с целью выгодно меня на ком-то женит… а, за кого-то выгодно отдать замуж.

- А ты забавная, - мужчина коротко хохотнул, глядя на меня с удовольствием. – Ладненькая, умненькая. Я бы и женился, но слишком уж тебя взгляды… опасные. И сама ты слишком яркая, бодрая, слишком иная. Нельзя тебя в застоявшееся болото аристократии пускать, никак. Ни в качестве их жены, ни в качестве чьей бы то ни было ещё. В общем, считай, что твоя смерть во славу светлого будущего.

- Ясно, - горько сказала я, - что ничего не ясно!

- Что тебе не ясно?

- Ничего! – улыбнулась я светло.

Красный плащ вздохнул, поднялся, махнул рукой и двинулся прочь. Кажется, кто-то собирается устроить себе алиби?

- Просто убейте её. И сделайте это так, чтобы мне не пришлось проверять результат. Быстро. И надёжно. И… - остановившись, он на мгновение бросил на меня взгляд. – Не больно.

Вот спасибо, добрый человек! С того света приду, чтобы спасибо тебе сказать! Хотя, с чего я взяла, что это человек? С тем же успехом этот тип может быть кем угодно. И не кем угодно тоже.

Ну, ладно, а меня убивать то будут?

А то, как бы, я уже и заждалась.

Страха в душе не было. Там вообще была жуткая пустота, от которой хотелось реветь в голос.

- Ну… - один из серых плащей поднял ладонь, и на кончиках его пальцев зародилось серое сияние. – Пли, что ли?

А дальше… я про такое только в книгах читала, было ощущение, что время, будто пойманная в мёд муха, замедлилось, растянулось. Я видела, как серые лучи от того самого, скомандовавшего, соткались в паутину. Как в эту паутину вплелись пара заклинаний сверху.

Я видела, как бесконечно медленно формируются заклинания у других убийц и срываются в мою сторону вместе с холодными «подарками».

Но до всего этого мне не было дела. Потому что за моей спиной, заставив меня онеметь от дичайшего страха, поднималась бесконечно пугающая машина смерти. Мне не нужно было видеть, чтобы знать, что за моей спиной очень разъярённый дракон. Мне не надо было смотреть, чтобы понимать, что живым отсюда не уйдёт ни один убийца. Как только они напали, они все, дружно, подписали себе смертный приговор.

Но вот о чём я не могла догадаться заранее, так это о том, что на пути летящих в меня смертей, появится весьма живая преграда. Дракон закрыл меня своими крыльями, словно укутал в кокон стали и … безопасности.

Когда время пошло нормально, меня залило потоком горячей, обжигающей крови… крови дракона. Завизжав от души, я рванулась прочь, но только подставилась ещё больше. Ощущение было настолько жутким, что уже спустя мгновение я потеряла сознание.

…А когда через несколько секунд открыла глаза, над головой не было потолка. Было только тёмное звёздное небо. И был злющий голос прямо над ухом:

- Одно проникающих, три ядовитых, четыре оглушающих, шесть режущих, семь ударных. Три некромантических, два огненных-поджигающих. Ты каким местом дубина стоеросовая думал, когда кинулся её закрывать собой?! Ты что, магический щит поставить не мог?! Ах, не мог! Ах, времени не хватило! Всё, что в твоих куцых мозгах всплыло, так это заклинание замедления времени?! Главное, на него всё хватило! А мозги через уши вытекли, вместе с её слезами, да?! Ты куда морду отводишь! Ты на меня смотри!

Кого это так Реханта распекает?!

Кто это успел её довести до состояния близкого «вырежу с особым цинизмом всё, что двигается»?!

Серое… чешуйчатое.

ОЙ!

- А? – Реханта, уперев кулаки в бока, повернулась ко мне, словно сварливая жена, встречающая мужа на пороге со скалкой. – Ты очнулась! Давай-ка теперь с тобой поговорим, деточка! Ты каким местом думала, когда из безопасной зоны в саду вышла?!

- Да я не выходила, - пробормотала я, потирая затылок. Смерила себя и перевела дух. Так. Или мне это показалось, или следы крови с меня кто-то заблаговременно убрал. За что этому «ему» или «ей» заранее огромное спасибо.

- Что значит не выходила?! – возвысила богиня голос. – А как ты оказалась на обрыве?

- Они сказали, что это была пространственная магия, - честно ответила я.

Бух!

«Ой», - вторично изумилась я от души. Оказывается, в этом мире изумление первых лиц божественной породы недобро икается всему окружающему миру. От изумления Реханты, неподдельного, по-чёрному напряжённому, завалилась беседка, которая мне полюбилась, несколько рядов кустарников оказались примяты, словно падением гигантской челюсти, и она сама… выглядела… Мда. Вот! Вот с кого надо ваять статую под названием «чистейшее незамутнённое изумление».

- Это вообще что такое?! Это вообще как понимать?! Ради девчонки, прибывшей из другого мира, не поленились найти подход к одному из шестнадцати магов пространственной магии?! Да кому ты настолько не угодила, Ола?!

- Да шоб я знала, - пробормотала я невнятно, перетягивая руку носовым платком. Единственное место, где нашлась рана. Потом вздохнула, помассировала ноющий затылок. – Так. Подожди. Шестнадцать магов… на весь Рехант?! А выяснить, кто из них это сделал, можешь?

- Полагаю, только постфактум, - богиня грустно покачала головой. – Если уж маг пошёл против воли богини, напав на ту, на которой мой божественный круг защиты… причины были более чем достойными. Или выбора у него не оставалось, но тогда найду я его труп. Что ж… Милая невеста, - Реханта, уже совершенно взявшая себя в руки, лучилась светлой улыбочкой. А у меня от ощущения грандиозного подвоха внутри всё свивалось ледяной змеёй. Ой-ой-ой, сейчас что-то будет. – Значит, трёх женихов ты себе всё-таки выбрала. Поздравляю с отличным выбором. Ты действительно взяла самое лучшее. Самое. Из всей академии. Так что… сегодняшний день… остаток дня им понадобится на то, чтобы подготовиться к экзамену. А завтра его сдать в индивидуальном порядке. После этого вы отправитесь в путешествие к сакральному озеру. Не забудь, - взглянула она сердито поверх моей головы на того, серого, чешуйчатого. – Что ты, балбес, будешь сопровождать в этот раз невесту ВСЮ дорогу. Пусть кандидаты постараются под таким давлением привлечь её внимание и очаровать, чем её убьют, пока она не выберет с кем хочет остаться. А… Ола. Ещё кое-что.

- Да?

- Я не говорила этого раньше, потому что это… как и ты сама, весомый такой прецедент. Так вот, кого бы ты ни выбрала на озере, тебе не будет грозить быстрая смерть. Проживёшь столько, сколько будет мужу твоему отмерено. С человеком или юным лешим – лет сто пятьдесят-триста. С урсаилом – все четыреста. А теперь, я на этом откланяюсь. Дела-дела…

И легкомысленно помахав мне рукой, как можно только так быстро менять настроение?!, Реханта пропала.

Я же… сделав глубокий вдох, запрокинула голову. Дракон, сердито нахохлившись, сидел весь покрытый непонятным мерцанием. Опять магия? Ну… Впрочем, какая мне разница.

Алые глаза обратились на меня, и ощущая, как к горлу подкатывает кислый комок, я тихо сказала:

- Спасибо, что спас…

… Руж…


Глава 15. Клин клином


Как бы так сказать, клин клином вышибают, да? Так вот, кровью меня напоили - я Ружа забыла. Кровью его меня облили с ног до головы - память вернулась. Хотя, если бы всё было так просто, помогло бы это? Может быть, и да. А может быть, и нет.

Взглянув подозрительно на руку, где была единственная ранка, я чуть нахмурилась.

Душ из крови дракона? Нет… Полагаю, это было недостаточно. Но какая разница, что именно помогло, если оно помогло?!

Я помнила всё: нашу первую встречу, наш первый дружеский разговор, как он учил меня играть и как мы играли. Я помнила, как я сбегала к нему из окна посреди ночи, не в силах уснуть.

Я помнила всё: от начала и до самого конца.

Но от этого было только больнее.

Сколько неприятностей я ему причинила!!! Не счесть, не перечесть…

И было кое-что ещё.

Теперь я знала, кого забыла. Теперь я знала, кого всегда искала взглядом и боялась найти, в том состоянии, опоенная драконьей кровью. Мне было понятно, почему мне было так больно, мне было понятно, что именно случилось. Теперь я знала, кто в действительности влюбился в дракона.

Потому понимание того, что вернувшиеся воспоминания не вернули мне... меня, ранило колкими льдинками, проникая в каждую клеточку. Раня сердце и душу. Разрывая на части каждым вдохом грудь.

Вернувшиеся воспоминания не вернули мне чувств.

Да, это я влюбилась в дракона, с первого взгляда, с первого вдоха. С первого слова. Не кто-то другой, а я…

Нет, откровенно говоря, я не ксенофоб. В том смысле, что ... я не считала невместной любовь.

Но даже мне, влюблённой и ослеплённой, было хорошо понятно, что нет никаких шансов! Ни на что! И дело было даже не в том, что я пришлая девчонка откуда-то там! Это было совершенно неважным. Для него, в первую очередь, неважным!

Просто он был драконом, а я – человеком.

И эта разница была куда страшнее какого-то там социального и магического неравенства. Эта разница была просто непреодолимой.

Возраст. Магия. Умения. Знания. Возможности.

Я была настолько не для него, что становилось страшно.

И возможно, только возможно, случившееся можно было трактовать по разряду «не было бы счастья - несчастье помогло».

Моё сердце вернулось на место, ноющее, полной боли, но не любви. Теперь я могла... попробовать влюбиться в кого-то из женихов. Позволить себе узнать их получше. Позволить им получше узнать меня.

А с драконом... Я могла снова разговаривать с Ружем. Я могла спрашивать у него обо всём на свете. Просто мне больше не хотелось вцепиться в его хвост, чтобы пересчитать все чешуйки. Мне больше не хотелось устроиться рядом с ним, чтобы просто лежать и смотреть на небо...

Мне больше...

Вру.

Нет. Хотелось. Меня по-прежнему тянуло к нему как магнитом, просто теперь это было просто щенячьим восторгом, бессмысленным и беспощадным.

Он был рядом, но он не принадлежал мне. И это больше не ранило, не заставляло мучиться и страдать. Это позволяло быть немного спокойнее.

Интересно... Только совсем немного... а где-нибудь есть самоучитель по тому, как соблазнить и очаровать дракона?!

Из одной серии, я знаю точно, что дракона, имеющего оборотную ипостась, рано или поздно можно приручить. Хотя там вопрос, кто кого в итоге приручил и получил. Оба на голову ... Нет, этого я не скажу, даёшь политкорректность! А то с тем учётом, что я в другой мир загремела, как пересечёмся... Хотя это уже вообще так попахивает службой жёлтого дома.

Нет, ну, правда, какой адекватный человек будет думать о встрече с придуманными героями?! Хотя... я бы не отказалась. Спросить у неё, у девушки с алыми волосами, как можно стать драконом. Она же стала! Я тоже хотела бы... Тогда возможно, у меня были бы шансы.

Хотя, вот опять, ну, о каких шансах я думаю?! Через несколько дней ... а дни в дороге летят быстро, я уже буду на Венчальном озере, назову имя человека, который станет моим мужем. Который станет отцом моего ребёнка... Моих детей.

Если Реханта не обманула, то мне не грозит смерть, а значит я выберу человека, которому буду поддержкой... на долгие-долгие годы…

Плечи бессильно опустились. Положив руки на край огромнейшей ванны, я бессильно закрыла глаза.

Я больше так не могу. Правда, не могу! Не получается! У меня уже сил не осталось!

Я отчаянно старалась, пыталась... что-то делала, чтобы обнаружить, что... да ничего я не обнаружила...

Я просто была птичкой маленькой, серенькой, летающей низко-низко над землёй. А он - огромный дракон, высоко в небе...

Мне до него не дотянуться, не добраться...

Огромная белая ванна, холодная, приобрела уютные черты. Я разбросала здесь подушки, намеренно «забыла» пару мелочей и запретила их убирать.

В ванне плавали алые и белые лепестки роз. Клубы пара перетекали из одного образа в другое. Меня ждёт дальнее путешествие... А сегодня был бал... попытка убийства… вернувшиеся воспоминания…

Надо же. Столько всего случилось в один небольшой промежуток времени? Сколько я ... я....

Ресницы стали тяжёлыми, веки смежились сами собой. Наверное, не будет ничего страшного, если я просто немного здесь посплю?

Почему-то у меня ощущение, то до кровати я уже не дойду... А лежать без сознания лучше в тёплой водичке огромной ванны, чем на холодном полу...


…Над головой звучал голос, спокойный, ровный. Хотя на какой-то момент мне даже показалось, что там есть доля испуга.

А потом испуга стало больше, и я расслышала слова:

- Ола! Ола!

Ну, и зачем так нервничать? Он что, девушек без сознания не видел?

Открыв один глаз, я попыталась поднять голову и не смогла. Ощущение было такое, что моя макушка начала весить сразу несколько тонн, а волосы – стали цепями. Ой-ой-ой… А вот это совсем не есть хорошо. Знаю я, предвестником чего является такое состояние. И это боль… и… не только боль.

Это насущная необходимость закрыться в тёмном уголочке, где меня не найдут и не съедят. Ну, в данном случае, не кошмары, а те, кого я невольно обижу своими добрыми словами. В таком состоянии, когда от боли я могу только лежать и не думать, у меня слова, как кирпичи. Если осчастливила – то лучше лежи, раненых я не добиваю. Кажется.

Раньше, по крайней мере, было именно так.

О!... Кстати. Действительно. А чего это Квилл такой встревоженный? Ну, вытащил меня из ванны. Но я же не топиться собралась.

- Меня уже можно ставить, - пробормотала я, осознав, что завёрнута в толстое полотенце. Будь оно чуть больше размером, была бы закутана аж от макушки до пяток.

Сам Квилл был в своей парандже. Опять. Вчера он был в маске, сплошной, скрывающей лицо. Единственный среди всех, кто предпочёл витые, резные, кокетливые, красивые.

Вот чего он скрывает, спрашивается?

Настолько красив, что считает даже лицезрение сплошных красавчиков вокруг не даст мне иммунитета перед ним?

Интересно, это просто такая вот степень наивности, зашкаливающая, или всё куда проще, и это я о нём не всё знаю? Хотя, Ола – наивное создание! Я тут вообще о ком-то что-то знаю?!

Я знаю только те маски, которые были на них при знакомстве, и немного сверху. Спасибо родному миру, где очень быстро учишься смотреть не на то, как человек себя ставит, а на едва уловимые признаки его истинной сущности.

Взгляды, мимика, слова, интонационный окрас. Очень сложно скрыть истинную ненависть к чему-то, кому-то. Примеров можно привести много. Далеко ходить не надо. Женихи «мои». Найтмер – действительно очарователен, обаятелен, только всё это напускное, глаза у него всегда холодные. Но он любит вызовы, неподдельные, настоящие. Таким вызовом я для него и стала.

Леший Глайс, он ведь от души меня ненавидит. Изображает, что ему всё равно, а взгляд – как молнией прошибает. Так что, на «свиданиях» с ним, чую, будет воздух искрить от ненависти. И, естественно, этого парня мне и в голову не придёт выбрать.

А вот Шейд тёмная лошадка. Спокойный, как айсберг… Но вот чтобы «растопить его», придётся очень постараться. А я даже не знаю, хочу ли я этого. С другой стороны, что-то общее у нас есть. Достаточно вспомнить наше «знакомство» на турнире.

Взглянув на Квилла, я порядком удивилась, поняв, что всё это время он молчал и просто держал меня на руках.

- Я, правда, могу стоять, - мягко намекнула я. – Не обязательно меня держать столько времени, и, пожалуйста, в кровать меня не надо такую мокрую.

Лучше бы я промолчала, потому что с каким-то незнакомым мне, жёстким выражением глаз, Квилл осторожно опустил меня на скамеечку, стоящую в ванной. Сам присел на корточки рядом и начал вытирать мои волосы.

…Всё. Выносите…

Я маме уже давным-давно не позволяла помогать мне в водных процедурах, а тут мужчина! … Который видел меня обнажённой, пока вытаскивал из воды.

- Моя репутация в руинах! – торжественно сообщила я, взглянув на Квилла из-под ресниц. – И как честный человек ты теперь просто обязан на мне жениться!

- Я женат, - напомнил тот, даже не дрогнув.

Всё-таки выдержка его – что-то с чем-то. Другой бы рехнулся от такой шебутной «невесты», а он держится.

- Ну, и что, - не сдавалась я. – А двоежёнство у вас тут?

- Запрещено. Увы.

- А разводы?

- Это ещё что такое?

Я аж опешила.

Ой, да ладно! Да вы что?!

В голосе, несмотря на то, что я отчаянно старалась держать себя в руках, прорвалась едва уловимая нотка страха.

- Подожди! У вас что, брак один раз и на всю жизнь?!

- А у вас по-другому?!

- Д… да…

Так. Стоямба! Что это я так распереживалась?! Чуть не свалилась с этой скамеечки бедной. Ну, подумаешь, брак один раз. Если вспомнить, как они тут живут, ничего страшного. … Ничего…

- Ола?

- Да?

- Тебе получше?

- Да. Спасибо…

- Завтра мы спускаемся вниз, ты помнишь? В город.

- Да, - кивнула я задумчиво. – Это я помню. Я думала только, ты забыл.

- Я обещал, - возразил мужчина. – И я хорошо помню свои обещания. Так. И, кое-что ещё. Ола…

- Да?

- Тебе следует быть осторожной. Когда мы будем внизу.

- Почему? – удивилась я. – Давай замаскируем меня опять под воспитанницу академии и никаких проблем. Ты же спускаешься вниз постоянно. У вас должна быть какая-то форма. Это только на период «явления» невесты всех переодели в жуткие тряпки.

Квилл задумался, взглянул на меня.

- В таком варианте… Тебе не пойдёт эта форма. К тому же, любой, кто посмотрит на тебя, с лёгкостью поймёт, что ты не воин. Ты двигаешься достаточно грациозно и мягко, но тебе не достаёт тех качеств, которые мгновенно выдают воина. Внутреннего стержня, внутренней силы.

Пожав плечами, я неожиданно для себя завалилась вперёд, прижавшись лбом к плечу Квилла. Ой. Вот опять, он тёплый…

- Ола!

Большая ладонь легла на мой лоб.

- Никакой температуры, - прошептала я. – Просто нервное переутомление сказалось. Это … всё-таки слишком много для девчонки, которая ещё недавно жила обычной жизнью в обычном простом дурдоме…

Квилл опешил, правда, переспрашивать, что означает моё последнее слово, не стал. Ну, и к лучшему. Набросив на меня сверху второе полотенце, он магией испарил влажное. Обдал меня потоком тёплого воздуха и перенёс на руках на кровать в спальню. Всё-таки я ему безотчётно сочувствую… и доверяю…

- Квилл.

- Да?

- Не уходи, пожалуйста, - прошептала я. – Пока я не усну.

Да, был за мной такой грешок… Когда я была в состоянии слишком расшатанном, чтобы держать себя в руках, в мои сны заглядывали кошмары. Я не думала, что мой надзиратель их прогонит, но всё же во мне тлела надежда, что, по крайней мере, начало сна будет тихим и спокойным…


…Ночь прошла так, что даже пожаловаться было не на что. Тихий и спокойный сон не нарушило ничто, ни одного кошмара. Пару раз я видела, что что-то тёмное подкрадывается из-за угла, но всплеск серо-серебряных огромных крыльев не подпускал никого ко мне близко.

Я так понимаю, что в мой сон вошёл дракон, но близко ко мне приближаться не стал. И мне, всего чуть-чуть-чуть, было жалко, что он так и не подлетел ближе.

Хотя бы во сне можно же было бы немного побыть… с ним?

- Итак, - Квилл оглядел меня с ног до головы, поморщился. – Как я и говорил, тебе эта форма совершенно не идёт!

Поджав голову, я повернулась к зеркалу. Серые брюки, светлая рубашка, тёмно-серый ремень и тёмно-серый жилет с фирменными часами-луковицей. Поверх тёмно-серый плащ, что означало, что я только-только поступила в академию, на первый курс. Были такие, кто поступал не в начале учебного года – в сентябре, а в конце учебного года предыдущего, то есть, когда выпускники сдавали свой экзамен.

Таким образом, я могла бы действительно учиться в академии, но… одно то, что здесь нужна была магия, ставило на этом начинании крест. Хотя, как намекал сам Руж, можно было позволить отдельному учащемуся пройти обучение, чисто физический курс и курс тактический.

Как намекал в ответ уже сам Квилл, ни один благоразумный муж этого мне не позволит.

Пока эти двое мерялись взглядами, я с удовольствием покрутилась в этом костюме около зеркала. А что! Мне нравится. Немарко, уютно, неброско. И в то же время не кажусь пацанкой. Милая девчонка.

Кстати, к этому костюму ещё хорошо пошли бы гитара и лук. Но что на гитаре играть не умею, что из лука стрелять. Хотя не отказалась бы от второго.

Нет, конечно, не для того, чтобы добывать пропитание, такими… методами древних охотников. Но просто… Должна же быть у девочки какая-нибудь ещё мечта?!

Не всё же мечтать о замужестве…

- Ола! – Квилл, подхватив меня за локоть, потянул обратно. – Под ноги ты смотреть будешь, невеста безголовая?

Ткнув его локтем в бок, я заулыбалась.

- Буду. Обязательно. Как-нибудь потом.

И пока он морщился сердито, весело спросила:

- Как будем спускаться вниз?

Руж, лежащий на мысе, поднял на нас взгляд, рокочущий голос дракона был сердит:

- Ну, и чего вам не сидится? Обязательно вот вам вниз?!

Квилл промолчал, я пожала плечами. Я бы согласилась с ними двоими посидеть где-нибудь на зелёной лужайке и просто поиграть в Воздушный замок. Но всё же вниз нужно было спуститься.

- Так! – спохватился неожиданно мой надзиратель, круто повернулся и вложил в мою ладонь кожаный кошелёк с вышитым на нём драконом. На моих глазах дракончик извернулся, погладил меня хвостом и снова застыл. – Теперь у тебя этот кошелёк никто не сможет украсть или отобрать. Золотые монеты – это достойная цена для артефактов, украшений и оружия. В одной золотой монете – сто серебряных. Серебряные монетки – это цена за одежду, книги, за некоторые безделушки. В одной серебряной монетке – сто бронзовых. За бронзовые можно купить всё остальное, продукты, например. На примере внизу разберёмся. Руж.

- Только не говори, что я сегодня ездовая … - дракон замолчал так резко, словно язык прикусил, посмотрел на меня. Я ответила недоумевающим взглядом.

Так. Мало мне было Квилла, ведущего себя не так, как я привыкла, теперь ещё и мой чешуйчатый друг начнёт себя так странно вести?! Эй! Ау! Реханта! Ты тут отвечаешь за распределение странностей, непонятностей и прочего! Так мы не договаривались! Достаточно того, что у меня сердце и голова пришли в полный раздрай и устроили хаос внутри моей психики. Пожалуйста, не надо такой караул устраивать ещё и в реальности.

Бедный несчастный мир этого не выдержит, боюсь, после этого придётся ещё и искать целого психолога для мира. А это… Кстати, что-то это звучит очень знакомо… Но вот откуда, даже и не помню, если честно.

Ладненько.

- Руж?

- Не проблема, - огромное серое крыло развернулось, предлагая мне забраться наверх, а я, невольно, в поисках поддержки оглянулась на Квилла. Хорошо, я уже была там, наверху, но когда Руж меня поднимал магией. Скажите, пожалуйста, а туда что, можно как-то без магии?!

- Позволишь? – взгляд мужчины был светлым и на удивление смеющимся.

Я кивнула, недоумевая, на что именно у меня спрашивают разрешение. И уже спустя мгновение взмыла вверх. Квилл абсолютно спокойно перенёс меня на руках на спину дракона и усадил в то уютное местечко между крыльев, откуда точно нельзя было свалиться.

Естественно, ни о каких сёдлах не могло идти и речи.

Квилл сидел позади меня, придерживая за пояс одной рукой.

Он считает, что я могу отсюда свалиться?

Погладив крупные чешуйки ладонью, я блаженно зажмурилась.

- Как же хорошо!

- Хорошо? – взглянул на меня Квилл вопросительно.

- Я обожаю летать!

- Тогда, - рыкнул Руж, - держись крепче!

Крепче?! Хорошо! Буду держаться крепче!

Огромные крылья подняли в воздухе бурю из листьев и цветочных лепестков. Вокруг меня полыхнул двойной слой магии, и в следующий момент мы уже взлетели в бескрайнее небо.

И…. Можно я буду считать, что это не была попытка произвести на девушку впечатление? Потому что мы взлетели высоко-высоко в небо, а потом свалились вниз.

Руж мчался в воздушных потоках, то поднимая, то опуская нас.

И когда впереди уже показался город, я бы не отказалась, чтобы он был… так ещё километров на сто подальше…

Я скучала по небу, безотчётно и так отчаянно.

А внизу меня ждал ещё один сюрприз.

Квилл с небрежной лёгкостью создал для себя иллюзию шикарнейшего коня. А вот я осталась на драконе. И пока я пыталась понять, почему мне не досталось иллюзии и зачем меня так плотно нужно опекать, Руж безо всякого труда уменьшился в десятки раз!!! Став очень похожим на Комодского варана! Разве что… побольше в размерах.

И на нём мне предстояло передвигаться по городу.

На драконе.

- Вот так, - кивнул Квилл, устраиваясь в седле своего коня. – Собственно, привыкайте. Оба.

ОБА?!

«Оба?!» - грохотнул в моих мыслях удивлённый голос Ружа.

«ОЙ!» - ойкнула я.

Дракон изогнул длинную шею и воззрился на меня насмешливо.

«Ты сейчас так близко ко мне, что воспринимаешься магией как «своя», поэтому и слышишь мои мысли. А я могу слышать твои мысли».

«А Квилл?»

«Не-а», - легкомысленно отозвался дракон, мягко двинувшись к воротам города. Поскольку мы летели на Руже, приземлились немного в стороне, да ещё и под иллюзией, чтобы не запугивать окружающих. А вот внешний виду уменьшившегося дракона Квилл менять не стал, определённо кому-то в назидание. Чтобы не думали, что ли, покушаться на «невесту»? Посмотрели и ещё десятки раз подумали?

«Что так?»

«Ну, его», - отреагировал тут же дракон. – «Он зануда. Вечно всё переделывает десятки раз до идеального. Вот ты знаешь, что он маршрут нашего движения к озеру уже шестой раз переделывает? Причём, каждый раз ругается так, что у меня голова болеть начинает!»

«Будут проблемы?»

«Они могут быть. Не переживай, Ола. Ты будешь не одна. К тому же, впервые за… всех последних невест я буду рядом».

«А раньше?»

«Они все меня боялись. Вспомни, как ты отреагировала, когда увидела меня, лишившись воспоминаний. А они такой страх испытывали постоянно. Мы просто не могли рисковать их здоровьем, их психикой», - серьёзно сказал дракон. – «Я всегда держался в прямой видимости, но в небе. Время от времени мне приходилось отлетать, чтобы поохотиться. Поэтому пару раз случалось… разное. А в этот раз я буду рядом».

«Женихи не обрадуются», - невольно засмеялась я. – «Это же придётся вести себя постоянно прилично и в рамках».

«Они не будут знать», - возразил Руж. – «В этот раз мы не доверяем никому. Для всех ты будешь ехать на обычном коне. А если кто-то из них окажется недостаточно хорош, чтобы защитить тебя, то сойдёт с дистанции прямо на середине пути».

«А если окажется, что до конца, до озера, дойдёшь, например, только ты?» - спросила я серьёзно.

«Такого никогда не было! А… впрочем, такой как ты тоже никогда не было. В таком случае мы призовём богиню, и уже она рассудит, кто именно должен стать твоим мужем».

«Как интересно!»

«Ола», - Руж глянул на меня встревоженно. – «Меня пугает твоё «интересно». Как-то это у тебя прозвучало, очень уж опасно».

Я в ответ улыбнулась ему от души. Ну, правда, если даже я проявлю всю ширь своего характера, то мои несчастные женихи всё равно не сбегут, и выиграть время я не смогу. Да и толку от него не будет. Некуда мне это время направлять, некуда.

«Никаких несчастных случаев», - пообещала я с лёгким сердцем. – «Не совсем уж я зло в компактной оболочке! Просто… интересно, а как далеко они готовы зайти?»

«Ради чего?»

«Чтобы добиться своей цели. Ну, в смысле, чтобы … стать мужем «невесты дракона», ведь с какой-то целью они в эту гонку ввязались? Разве что… Глайс, наверное, очень не хотел участвовать в происходящем».

«Как раз наоборот. Из всех троих только ему может быть очень важна помощь магии, которая приходит в жизнь благодаря невесте дракона».

«Руж…»

«Да?»

«А остальные?» - струсила я в последний момент, не спросив того, что меня действительно интересовало. А есть ли то, в чём может помочь магия невесты дракона ему самому!

«Найтмер – владетель, что денег, что влияния у него не меньше, чем у маленького дракона в Воздушном замке», - ответил Руж задумчиво. – «Шейд тёмная лошадка. Он очень хочет стать сильнее, но для чего ему нужна эта сила – большой вопрос. И один, и второй что-то скрывают, но так хорошо, что с первого взгляда этого не понять, а лезть глубже… Хорошие преподаватели не лезут туда, куда их не просят».

«А ты хороший преподаватель», - вздохнула я. Потом подняла голову.

Город был не просто рядом, пока мы болтали, мы уже успели войти в него!

Не сказать, чтобы огромный, но если учесть, что по брусчатке той улице, где мы сейчас двигались, мог спокойно идти дракон… Полагаю, что город можно смело называть средним.

- Добро пожаловать в город, - Квилл, подъехав ближе, чуть осадил своего иллюзорного коня, заставив мощную зверюгу весело гарцевать на брусчатке. – Думай, что ты хочешь купить, Ола.

- Думать? – уточнила я.

- Да. Вначале мы заедем по делам академии. Нужно позаботиться о грядущем путешествии. А потом уже займёмся твоими покупками. И, кое-что ещё. Ола.

- Да?

- Когда будешь отходить к прилавкам, постоянно держись в поле зрения одного из нас и сама посматривай на нас. Конечно, было бы лучше, чтобы кто-то из нас постоянно был рядом, но в толчее Привоздушного рынка это в принципе невозможно. Здесь постоянно что-то происходит, а за товарами сюда едут с разных концов всего материка. Поэтому… будь осторожна и ещё раз осторожна. Договорились?

Я послушно кивнула. Раз, второй, третий.

И, наверное, часа два после этого действительно выполняла сказанное.

А потом… Уже перед рыночной площадью, я сделала шаг влево, чтобы избежать столкновения с дородной тёткой, тянущей куда-то ворох острых игрушек, сделала шаг вправо, чтобы не наступить на кошку, вьющуюся под ногами. Испуганно взвизгнула, шарахнулась назад от алого всплеска и … оказалась совсем в другом месте.

Снова пространственная магия?! Да вы издеваетесь надо мной, что ли!!!


Глава 16. Прятки с убийцей


Определённо, это полнейшее издевательство. Да, я не маленькая серая мышка, я маленькая серая птичка! Что, на удивление, совершенно не спасает ситуацию! Но это же не повод так гнусно надо мной издеваться!

Всё вверх ногами, всё вверх дном!

Из родного мира приволокли, из привычной обстановки выдернули, невестой дракона обозвали, соответствовать всем этим аристократам заставили, а меня не спросили. Ни по одному поводу!

Ну, вот не горю я желанием становиться женой одного из трёх женихов, в голову убийце это не приходило, а?!

Я может предпочла бы быть одной! Где-нибудь от этих игр и брачных игрищ подальше.

Хотя, ладно, каюсь, предпочла бы ещё, чтобы это «подальше» было поближе к дракону. И к Квиллу… немного. Он, кажется, принял какое-то решение, вот и стал себя вести почти по-человечески.

Хотя вот этого я тоже не говорила.

Так. Ладно. Что у меня есть сейчас в активе?

Удобная одежда и максимально местный вид, если смогу вернуться… туда, где много людей, элементарно затеряюсь в толпе, если это нужно будет.

Ещё один довольно неожиданный, но положительный сюрприз – ощущение Ружа.

Я могла сказать, где именно дракон сейчас находится, и задача, стоящая передо мной, заключалась только в том, чтобы к нему вернуться. И не встретиться с тем, кто был так любезен, чтобы меня отправить на какие-то городские задворки! Да, я помню слова Реханты – пространственных магов на планете шестнадцать, а Руж вообще один!

Перейдём к негативным аспектам… Они у меня собраны из списка бесконечных «не знаю». Выражения, вечного, как и человеческая глупость. Я не знаю, как меня отделили от Ружа и Квилла, не знаю города и его улиц. Я не знаю реалий Реханта, не знаю, что собой представляет этот мир… не сверху, а вот так – снизу и изнутри.

И я упрямо не знаю, за что меня пытаются убить!

Зато хорошо теперь знаю, как выглядит стрела, когда она торчит в стене буквально в сантиметре от моего виска! Не слишком вдохновляюще!!!

Отлично! Дёрнувшись в сторону, я умудрилась каким-то чудом избежать второй стрелы. И, краем глаза углядев всполох алого за спиной, помчалась вперёд. Туда, куда меня загоняли, туда, где определённо был тупик.

Вот только не бывает сплошных тупиков! Вокруг всегда есть что-то подходящее: окна, двери, заборы… Ну, да. Полтора метра забора. Предполагается, что меня это остановит?! Особенно, когда за спиной какой-то идиот с опасными игрушками, и они все направлены на меня?! Да ни за что!

К тому ж, не встречал этот убийца явно тех, кто занимался совсем не женскими увлечениями. Ну... да, не женские, а что поделать?! К тому времени, как я вошла в аэроспорт, он считался больше мужским. А я в небо хотела…

И сейчас хочу, но не в качестве трупа!

О! А вот это хорошее подспорье.

Ногу сюда, подтянуться, перебросить тело через забор, выдохнуть и снова мчаться дальше. Я не знаю города, но раз уж меня сюда загнали, чтобы убить, то вне всяких сомнений, здесь мне никто не поможет. Скорее, если увидят ученицу академии (а я была, что очевидно, в женской форме), то прибьют. Или найдут ещё что-нибудь «хорошее» и «доброе», что можно сотворить с овечкой, отбившейся от основного стада.

Обойдутся!

Так просто не дамся!

А теперь… Теперь надо где-то спрятаться, перевести дух и попробовать сообразить, где я вообще нахожусь…

- Эй, детка, - развязный голос позади заставил меня подпрыгнуть, круто повернуться.

И замереть…

Потому что позади я увидела шикарнейшую тётку! Развязную, в платье, в которое она совершенно определённо не вмещалась, потому что и пышная грудь пыталась вывалиться из слишком узкого декольте, и на бёдрах платье уже едва слышно потрескивало! Рыжая-рыжая-рыжая копна волос, зелёные шальные глаза, сочные коралловые губы, сжимающие мундштук. И ногти! Да нет, это скорее когти!!! Отрастить такое… Сколько она их растила?!

На вид тётке было лет так… тридцать с лишним, но в шальных глазах было выражение, которое можно встретить только у подростков: вызов всему миру сразу. «Мне наплевать, что вы там думаете, я буду поступать так, как посчитаю нужным, и вас это не касается»!

Вау!

- Давненько к нам такие чистенькие не заглядывали. Подзаработать не хочешь?

- Убить кого-то надо? – деловито спросила я, отказываясь верить, что такая … вот такая… может оказаться банальной торговкой своим телом и окружающих.

- А не подумала, что я просто работаю в борделе?

- Не, - помотала я головой. – Не похожа!

Тётка засмеялась, уперев руки в бока. Потом оглянулась, прислушиваясь к чему-то.

- Ты смотри, - удивилась она. – А вот с этим клиентом ты не захочешь встречаться. Убивать никого не надо. Всё куда проще. Пошли, чистенькая.

- Ола! – я, забыв о разумных мерах предосторожности, просто догнала женщину, пытаясь скрыть заинтересованный блеск в глазах.

Она была не от мира сего, не просто «тёплая», а яркая, обжигающая, солнечная! Устоять было невозможно!

- Ты?

- Да!

- Хорошо, Ола. А меня можешь называть Марго, - оглянувшись назад, женщина досадливо прицокнула языком и втолкнула меня в какую-то подворотню. – Поработаешь на меня в другой раз. Иди-ка вперёд. Через эту подворотню пробежишь, сворачивай направо. Будет небольшой мост через речку, перебежишь через него, будет рынок. А тут я разберусь.

- Разберё…тесь?

- Давай-давай, - усмехнулась Марго. – Я не задержу его надолго. Слишком уж этот клиент вызывающе опасен. В прятки с ним играть девочка тебе.

- В прят…ки?! – повторила я, ощущая, что реальность мира от меня ускользает.

Красотка подмигнула мне, подтолкнула и я пошла, начав понимать кое-что ещё. В Реханте на моей стороне не только богиня и дракон! Если есть одна сила, то всегда есть сила и другая, противодействия, то есть… кто-то, кто может помочь уже мне.

Уповать на них определённо не стоит, но запомнить стоит.

И вообще должно же мне повезти! Хоть чуть-чуть… Хоть иногда!

За спиной раздался вскрик, кажется, что-то взорвалось… Волна воды с шумом накатила со спины, ойкнув, я нырнула в сторону, прячась за углом дома. Так что прокатившееся цунами замочило только сапоги, а я сама осталась практически сухой.

Итак, теперь свернуть направо, там будет мост…

Вижу мост!

К мосту я припустила со всех ног. Что бы там ни случилось позади, но надолго красавица-Марго того типа, что меня преследовал, не задержит. Мне нужно быстрее смешаться с толпой людей.

И желательно не влипнуть в неприятности!

Если это возможно…

Ой!

Не добежав до места, я снова нырнула вниз, прижалась к траве, ошалело разглядывая, как в воду упала горящая стрела!

М-да… Таким если меня подпалит, будет больно! А мне надо на ту сторону, а не здесь сидеть. И Руж куда-то удалился, теперь даже не понять, как его искать и где!

Я знаю! Надо будет стребовать с этих двоих нормальное средство общения, чтобы я могла связаться и с Ружем, и с Квиллом, когда этого потребует ситуация, а не когда им в голову стукнет, что неплохо было бы обеспечить такую малость для залётной невесты!

Так… Как перебраться на ту сторону?

Опоры моста? Нет. Я буду там очень хорошей мишенью.

Защищаться – мне нечем. Открыть ответный огонь тоже не смогу.

Позвать на помощь? Глупо и смешно.

И стражи рядом нет, хотя по идее должна бы.

Единственный вариант – рискнуть.

Как должна поступить девушка, которой некуда деться? Правильно, она должна кинуться на противоположную сторону – вплавь. А значит…

Камешек, камешек, камешек…

Где-нибудь! Ну, хоть что-нибудь подходящее!

Говорят, мастерство не пропьёшь, сейчас посмотрим, не смогло ли время лишить меня его. И…

Плям-плям-плям…

Посланный по воде плоский блинчик заставил воду волноваться, а заодно произвёл именно те звуки, на которые я рассчитывала, словно кто-то поплыл под водой, и всего на мгновение вынырнул, чтобы набрать воздуха. А значит – меня нужно караулить на другой стороне моста!

И преследователь должен, просто обязан перебраться по мосту на ту сторону! Сейчас над моей головой…

Ну, не над головой, а прямо над водой, чего стесняться, действительно?!

А теперь очень быстро! Он не ощущает меня магически, он меня просто перенёс, а потом постоянно держал в поле зрения. Значит, на той стороне он будет меня искать глазами. Толпа большая, но всё же он поймёт, что я не там!

Кинется обратно.

А вот тут и будет самая простая временная ловушка. Пока он будет меня искать там, я пересеку мост. Когда он поймёт, что его обманули, вернётся обратно, я буду уже на рынке!

Там должна быть стража. Или я найду Квилла. Или снова почувствую Ружа!

В любом случае уже там буду думать, что я могу сделать. И могу ли, что очень важное уточнение!

Так… Что-то как-то мост подозрительно трясётся! Там кто-то идёт?

До этого момента вся беготня привела к тому, что я особо не рассматривала окружающий мир. Есть он и есть. Скорее даже этот город, чьего названия я-растяпа даже не выяснила!, был для меня картонной декорацией, по которой я бежала, спасая свою жизнь. Первым ярким пятном была Марго, обжигающая красавица в ярком платье.

А сейчас яркие краски просто ударили по глазам, буквально оставляя ожог на сетчатке.

Город был прекрасен.

Разноцветные двухэтажные, трёхэтажные особнячки выстроились за моей спиной. Окружённые клумбами, палисадниками, садами, парками. Со скамейками, фонтанчиками…. Если кто-то увлекается горнолыжным спортом, то что-то очень похожее на Инсбрук. На одной стороне.

Вода в речке была зелёной, цветущей. Я действительно задумалась о том, чтобы здесь плыть?! Рот наполнился кислой слюной, когда я рассмотрела массу комковатый слизневых водорослей у берега. Жуть…

Вот уж точно преследователь не подумал!

Разные берега соединял деревянный резной мостик.

Но если за моей спиной был жилой квартал, хотя и, судя по всему, не самый благополучный, то на другой стороне был «рынок».

Когда мне Квилл рассказывал про это место в общих чертах, я, дитя цивилизации, себе представила маленький провинциальный рынок: несколько рядов, дощатые сбитые лавки…

На деле это была площадь, выложенная белоснежными плиточками, в центре которой была… огромная статуя дракона!

А вокруг – шатры! Шатры! Красные, белые, чёрные, зелёные, синие, оранжевые, разноцветные, пёстрые – от обилия красок закружилась голова.

Вокруг площади было массивное зелёное кольцо высоких деревьев. Я бы сказала кусочек «леса» подвезли и оставили.

Лавочки-лавочки-лавочки, столики, фонтанчики, урны для мусора…

И вокруг были люди. Люди, люди, люди! Не протолкнуться…

В лесной зоне люди сидели на покрывалах. У драконьей статуи танцевали.

Да там можно искать, не доискаться!!! Вот почему убийца поспешил меня убрать до того, как мы доберёмся до рынка!

Движение на мосту не иссякало. Люди шли в одну и другую сторону. Гомон, шум – наполняли воздух.

Это как же я ушла в себя, что не заметила всего этого?!

Ладно. Поправив плащ на плечах, я ступила на мост.

Если что-то и случится, то сейчас. До того, как я окажусь на той стороне.

Шаг. Шаг. Сердце стучало спокойно и размеренно. Соблюдать спокойствие даже в такой обстановке было не сложно, сложно было заставить себя двигаться в ритме толпы.

Шаг. Шаг. Гомон, шум, радостные голоса. Низкие частоты – это люди. Частоты повыше – это урсаилы. Думаю, в полной мере их речь не воспринимается человеческим ухом. Эльфы же говорят в диапазонах схожих с человеческими, только у них речь чище и голоса звонче. Действительно, как хрустальные перекаты.

Ещё шаг. Я почти в безопасности.

Не расслабляться, не терять бдительности.

Мимо взгляда мелькнуло ярко-алое, я шарахнулась в сторону и врезалась в кого-то, кто дёрнулся в сторону так же, как и я.

… Так же?!

Вскинув глаза, я ойкнула.

- Райан?!

- Неве…

Понимая, что ещё мгновение и этот тип, не подумавший снизить накал в голосе, привлечёт ко мне внимание, я подалась вперёд, зажав говорливому воздушному пирату рот.

- С ума сошёл так орать?!

- Понял я, понял, - мужчина осторожно отвёл мои руки от собственного лица. – Ты что здесь делаешь, Ола?

- Будешь смеяться, от убийцы прячусь.

- Смеяться не буду. Занимаюсь тем же самым.

- Аленький?

- Он самый, - процедил Райан сердито. – Вот вылез же гадёныш. Семь лет сидел как мышь под веником, ни единого писка. Только по косвенным признакам было понятно, что в человеческом подпольном мире завёлся кто-то один, кто стаскивает к себе управляющие нити. А тут на тебе, активно как проклюнулся.

- Сочувствую! Пошли! - дёрнув Райана в сторону, я торопливо двинулась в сторону ближайшего скопища разноцветных палаток. А когда до них осталось всего несколько метров, просто прыгнула за дерево и ещё и недоумевающего мужчину затянула за собой. – Так. Где здесь будет больше всего людей? Чтобы мы скрылись?

- Не скроемся. У него пространственная магия. Сил хватит расслоить всю площадь на отдельные слои, забросить каждого на отдельный – и проверить один за другим.

- Почему же он до сих пор этого не сделал?

- Потому что здесь дракон! – как на маленькую взглянул на меня мужчина. – Пока он рядом, воспользоваться пространственной магией невозможно!

- Вот и отлично, это значит, что получится отсюда сбежать, даже не … поцарапав собственную шкуру. И для начала нужно переодеться. Так-с, - смерив критичным взглядом Райана, я задумалась. Он выглядел как типичный горожанин. По мосту переходили такие от меня и слева, и справа. Брюки, рубашка, жилет, объёмный ремень, маленькая поясная сумочка. В таких здесь носили ключи, кошели, артефакты. На длинных мужских пальцах я даже углядела пару колец.

Разница была только в фигуре. Райан был не только выше и массивнее, он ещё и был заметно мускулистым. Такую стать скрыть одеждой, которая сейчас была на нём, просто было невозможно. Плащ же на моих плечах был женский. На него – не налезет, а если бы налез, то это привлекало бы ещё больше внимания.

Так… Самое тёмное место под фонарём, как скрыться здесь так, чтобы … Ну, конечно! Убийца охотится отдельно за «невестой» и отдельно за «воздушным разбойником». Парочка чудиков, парочка!, просто не привлечёт его внимания, потому что мы должны быть отдельно друг от друга.

Развязав тесёмки плаща, я протянула его Райану:

- Надевай.

- Что?

- Надевай, кому говорят!

- Он же женский! – жалобно возмутился мужчина.

- Скажи спасибо, что не детский! Надевай давай…

- Да хоть объясни, что ты такое задумала! – и уже себе под нос значительно тише мужчина добавил: - не говоря уже о том, с чего ты взялась мне помогать.

- Задумала маленькую хитрость. Ничего серьёзного, ничего сложного, но в таких прятках хорошо помогает. Мне ещё подруга рассказывала. Сейчас ищут «тебя» и ищут «меня». Но окружающие будут видеть только «нас», понимаешь?

К его чести среагировал Райан мгновенно.

- Невозможно соединить нас вместе, если не знать, что мы знакомы.

- И если не допускать, что невеста, ушибленная на голову, - мирно добавила я.

- Ты где-то ушиблась?!

- Нет, это выражение такое, из моего мира. Не обращай внимания. Надевай плащ. А… и по поводу того, почему я взялась помогать. Ты – «свой» доносчик. Вертишься в тайном мире, занимаешься своими делами, а когда дело доходит до невесты, просто передаёшь нужную информацию Квиллу. Он же отвечает тут за безопасность «невесты» и всех прочих процедур. Да, тогда вы собирались меня «украсть», но по плану сразу после этого «невесту» бы пафосно вернул на место спаситель. Только не Квилл, а тот из женихов, у кого было с самого начала больше шансов завоевать интерес девушки.

Что сказать на это, мужчина не нашёл. Головой покрутил, рот открыл – закрыл. Правильно, молодец, хороший мальчик. Но с тактикой у него явно не всё слишком гладко.

- В числе любимчиков дракона ты определённо не ходил, - заметила я, потом осмотрелась. Так. Сейчас мы стоим за деревом. А вот там… Вот там сейчас будет дракон! Устроить суматоху… - Райан!

- Да?

- Нужно прямо сейчас и немедленно устроить рядом с нами суматоху.

- Большую?

- Жизненно.

Пират посмотрел на меня скептически, но кивнул.

Никогда до этого я не видела, что одежда может своевольничать. Но сейчас она занималась именно этим. Под шепотки, матерки, взвизги, хохот, одежда произвольно меняла своих хозяев. Забурлившее людское озеро у палаток поглотило нас и приняло, как своих. Подумаешь, девчонка в штанах не по размеру, сваливающихся с бёдер, и рубашке, в которой больше похожа на привидение, подумаешь, накаченный мужчина без рубашки и жилета, зато в женском плаще.

Вокруг были куда более интересные объекты для наблюдений!

Мужчина в детском платье, ребёнок, сидящий на земле, в окружении доброго десятка разноцветных юбок, одна другой ярче, одна другой тоньше. Смеющаяся девушка, уже даже не пытающаяся найти где горловина в той простыне, что на ней оказалась. Парень с видом, что его сейчас стошнит, удерживающий на поясе женские коротенькие панталоны.

Переполох был ещё тот!

- Быстрее, - пробормотал Райан. – Не знаю, куда ты хотела добраться, но давай быстрее. Он уже рядом.

Или у этого парня отличная чуйка, или он сам маг класса не ниже. Тот фокус на площади… и то, что он мне говорил про убийцу…

- Райан! Ты пространственный маг?!

Тянувший меня вперёд пират не споткнулся только чудом, взглянул на меня через плечо, бросил взгляд ещё дальше и помчался активнее.

- С чего ты?! … Да.

- Тогда почему ты не сделаешь так, чтобы мы сейчас уже были у дракона?!

- … Я расскажу тебе поучительную историю, Ола. Когда-то, очень давно, дракон сказал три вещи. Первое. Он не будет вмешиваться в то, что происходит с нами, мы можем делать всё, что пожелаем, главное не зарываться и не переходить границы. В конце концов, он нам не нянька. Для этого у нас есть богиня Реханта. А потом двое умников перешли эти самые границы. Они собирались развязать войну, хорошую такую, от души, и припрячь к этой войне дракона. Жили оба в своих городах. Огромных. Если смотреть с дозорных башен с одного конца города, другого – уже не видно. Прошла ночь. На утро городов не стало.

Я только прикусила губу.

Такая мощь?!

Я знала, что дракон настоящая машина смерти, но не настолько же могущественная и не с таким же жутким размахом!

- Второе, - мерно продолжил Райан тем временем, - он сказал: «Не вмешивайте меня в свои дела». И третье: «Если вы покуситесь на то, что принадлежит мне, я не оставляю от вас даже брызг или пыли». Вняли все. Если бы ты принадлежала ему, не было бы никаких проблем. Но ты не принадлежишь дракону. Ты относишься… будешь относиться, - поправил он сам себя, - к кому-то из женихов.

- Меня не спросили.

- Спросят на Венчальном озере. Ола, я сказал бы больше, с удовольствием, но игра, которая разворачивается после появления невесты, ведётся по слишком высоким ставкам. И лишние знания для тебя, скорее, станут проблемами, чем подспорьем.

- Ты... Ты был любимым учеником Квилла! - радостно выдала я, услышав очень знакомые нотки в голосе пирата. Мой надзиратель говорил аккурат это, разве что немногим более пафосно.

- Тьфу ты, бедовая девчонка! А это с чего ты взяла?

- Ты говоришь в точности, как он. По крайней мере, на те темы, что уже мне были озвучены и поставлены в порицание.

Пират горестно вздохнул:

- Сочувствую наставнику. Ты всегда делаешь неожиданные выводы, базируясь на минимуме информации?

- Чего это на минимуме? - возразила я. - Умеющий услышать - да услышит. Людей много в Воздушном замке, а сплетниц, вздыхающих по красивым мужчинам, и того больше.

- Ты слушала чужие разговоры?

- Очень внимательно. Ну, а дальше всё очень просто, достаточно было сложить информацию воедино и систематизировать уже её.

- Тебя в Воздушный замок уже научили играть? - спросил серьёзно, хотя и весьма неожиданно Райан.

Порядком опешив, я кивнула, и тут же сердитый пират меня пристелил:

- Тогда, если вдруг я попытаюсь сделать такую глупость, напомни мне, что я хотел бы никогда с тобой в Замок не играть. Особенно, когда ты серьёзна.

- С чего ты вдруг?!

- Человек с таким складом ума и характера... Была бы ты мужчиной, была бы военачальником. А если бы не была невестой дракона, я бы с удовольствием тебя бы забрал на корабль, разбойничать. Из тебя получилась бы отличная правая рука для капитана Ариадны.

- Это... Твой корабль?

- Да. Статуя на носу в честь моей дочери. Статую ваял маг-скульптор, создал почему-то её взрослой. Но если бы она не погибла, сейчас выглядела бы как раз вот так…

- Извини, я не хотела, - тихо повинилаcь я, осознав, что невольно угодила аккурат по больному месту.

- Не извиняйся. Это была долгая очень долгая болезнь. Смерть во многом освободила ее и нас... - Райан, всё это время тащивший меня как паровоз вперёд неожиданно остановился. - Я не думал, что расскажу кому-нибудь про неё. И, Ола, дальше тебе лучше идти одной.

- И подставить тебя под удар?! Квилл не простит, да и я сама не оценю. Знаешь что! Я попрошу Ружа, чтобы он скрыл тебя... И меня. Я всё-таки хочу погулять по этому рынку. Главное, чтобы Квилл не решил, что меня неотлучно нужно держать за руку, как маленькую девочку, чтобы в очередной раз ничего не случилось...

- Ещё немного и решит, - ухмыльнулся Райан, - он такой. Так… Ещё немного…

Времени нам не хватило, ну, или убийца рисковал чем-то более важным, потому что дракона он не вовлёк, но вот колдовать под его носом – вздумал.

Вокруг нас в одно мгновение раскатилась полоса не просто пустой, а пустынной площади. Кроме нас двоих… уже троих, не было никого и ничего. Исчезли шатры, исчезли люди, стихла музыка и гомон голосов.

Убийца был в чёрных брюках, красной рубашке, чёрной жилетке, алой маске и алом же плаще… Э… Простите меня, но мы что, сейчас будем играть во взрослые игры, и он будет представлять себя тореадором?!

Зажав рот, я постаралась не расхохотаться и … не получилось. Толерантность – толерантностью, терпимость – терпимостью, но такое!

Расхохотавшись в голос, я привалилась к руке Райана. Всё, сил моих нет с этого мира!!!

- Ола? – тихо шепнул пират.

Я же, стерев выступившие слёзы, серьёзно спросила у молчащего убийцы:

- А вместо быка – дракон?

- Он не придёт, невеста, - душегуб в алом смотрел на меня… сочувствующе?!

- Правда? – удивилась я от души, а потом подняла руку, указывая на пространство над головой «аленького цветочка». – А это тогда не более чем мираж?

Бесконечная волна огня затопила пустую площадь от одного конца до другого, но… увы, опоздала. Противник был или умён, или действительно слишком много знал. И что один вариант, что второй не сулил ничего хорошего.


Глава 17. Под властью притяжения.


Земля! О! Наконец-то! Свершилось! У меня под ногами самая настоящая земля! Вокруг сосенки, воздух чистый, пахнет дурманно! Травка зелёная! Ручеек в корнях вот того дерева прыгает, звеня на камушках. А вокруг иголки: зелёные, бурые немного, рыжие…

Небо яркое, чистое, умытое ночные дождём, и птички поют! Правда, осмотрительно близко не приближаются, и я могу их понять. Самой от соседства очень-очень-очень-злого дракона страшно становиться, да вот только мне деваться некуда!

Если говорить по порядку, то случившееся на площади сослужило мне самую, что ни на есть плохую службу. И не только мне… В общем-то, Квилл оценил угрозу. Ой, как он её оценил! Поплохело мне от души. И Райану тоже, которого надзиратель припахал к общественно-полезному делу, «выгуливание Олы» называется. Плохо стало и Ружу, правда, немного позднее, когда он успокоился и смог выслушать новый «замечательный» план Квилла, за который мне сейчас этого типа очень хочется прикопать.

А хотя пускай пока живёт. Уж больно утро хорошее!

И мне в новенькой одежде хорошо и комфортно. Даже то, что сверху тончайшая кольчужная броня совершенно не ощущается. Зато ощущается вес Ружа!

Ладно. По порядку. Покупки мы всё же совершили, купили всё, что планировала я, и немного сверху. Правда, покупки совершались следующим образом: Райан манипулировал реальностью таким образом, что в один момент времени – в палатке вместе с продавцом и всем его товаром оказывались только мы. Все остальные покупатели пропадали совершенно. Потом мы выходили, и покупатели возвращались.

После этого мы вернулись наверх. Меня отправили упаковывать всё закупленное в волшебную сумку. Еда, одежда, амулеты, артефакты, свитки и так далее по списку – должно было уместиться всё.

В женскую палатку, да-да, такая на рынке тоже была и не одна, я заходила одна, пока мужчины с абсолютно спокойными лицами отвернулись. В списке моих покупок значились и гигиенические принадлежности. Правда, здесь они были совсем не такими, как я привыкла. К тому же, в дополнение к ним мне вручили несколько травяных сборов на все случаи женской жизни. Обезболивающее, успокаивающее, расслабляющее, для сна, для… разного, в общем. Заодно, узнав, что я в дорогу, ещё и продали какой-то очень необычный и интересный термос, в котором эти сборы мне предстояло заваривать.

Смешно сказать, я была в этом Воздушном дворце – птицей в золотой клетке, совершенно не представляющей, что происходит внизу, какая здесь жизнь на самом деле. Какой она может быть, наконец. Я увижу эту жизнь самым краешком, когда мы будем устраивать с женихами «выездные свидания». Самой смешно от того, как грустно это звучит.

Правда, моя безопасность в предстоящем путешествии была тем единственным пунктом, в исполнимости которого я была совершенно уверена. Я же говорила, что «весело» на рыночной площади было мне и Райану, а ещё немного Квиллу. А потом Ружу стало в десятки раз веселее, когда Квилл выдал новое требование. Я отправляюсь в путь на обычном коне, а вот дракон… отправляется со мной в максимально уменьшенном виде, в котором он по размеру был сравним с рыжим котом. (По весу, впрочем, не очень).

Женихи вместо Ружа, устроившегося на моих плечах и сонно зевающего – видели маленький кулон с драконом на шее. И я очень не завидовала тому идиоту, который рискнёт сунуться ко мне «познакомиться поближе», когда я под такой охраной и такой защитой!

Итак, в общем перечне, компания, которая отправлялась в путь, состояла из:

Меня, такой прекрасной и единственной, в компании с не менее шикарным драконом. Моим телохранителем был Квилл, что не просто ошеломило моих женишков, а привело их в состояние безмолвного шока. Кажется, кому-то пришлось на ходу переделывать какие-то планы.

Телохранителей у женихов… барабанная дробь… Не было! Эти трое решили, что чем нас будет меньше, тем лучше! Повара и егеря не взяли по той же причине.

И в результате вот такой маленькой «уютной» компанией, я и четверо мужчин, мы отправлялись в путь до Венчального озера. В опасном лесу Кошмаров, где невозможно было пройти без проводника, нас обещал ждать Райан.

- Итак, - Квилл, которому досталась ещё и роль «проводника» в путешествии, смотрел на женихов сердито.

Вот чего он букается?

«Мало людей».

«Что?» - взглянула я на Ружа украдкой.

Дракон, вытянув длинную шею, практически окольцевал мои плечи. Как только он держится и не падает?!

«Мало людей. Он рассчитывал, что людей будет больше, а значит будет легче тебя охранять. Если же будет так мало людей, то любая мощная атака может разметать всё и вся. Те пути, что он уже успел проложить, абсолютно не подходят».

«Значит, нужно идти на удачу».

«Как это?»

«У нас такое было очень популярно, когда не можешь выбрать сам, полагаешься на слепой случай. Например, загадываешь, налево – решка, направо – орёл, и бросаешь монетку. Вот в зависимости от того, как монетка упала, туда и направляешься. Предугадать такое направление движения попросту невозможно».

«Оно и в голову не придёт аристократам», - ухмыльнулся Руж, продемонстрировав частокол острых зубов. – «Ладненько, Ола. Я ему передам. Если согласится, то так и пойдём сегодня, будем выбирать, положившись на удачу. Жаль только женихов».

«Почему?»

«Они строили планы на свидание. Приятные сюрпризы и тому подобное».

«Тогда не «жаль», тогда им «повезло», скорее», - честно ответила я. – «Не люблю все эти… пафосные речи, пафосные места. Мне нравится небо. Оно бескрайнее, не знает границ, не знает запретов, оно чистое и прекрасное. Мне нравятся горы, они обнажают суть человека так, что он не всегда замечает это. Мне нравится лес, здесь не место реверансам, раскланиваниям и расшаркиваниям».

«Тебе не место во дворцах», - грустно заметил дракон.

«Пышные, помпезные, да?»

«Они такие. Будешь ощущать себя птицей в золотой клетке, не сбежать, не спастись…»

Я пожала плечами. С этим теперь ничего сделать нельзя. Совсем ничего. Как бы мне ни было страшно, плохо, грустно, как бы я ни хотела другого – теперь уже ничего не повернуть, не отменить. Не направить на другие рельсы…

Возможно, ещё немногим ранее, это было бы можно сделать. Возможно, если бы меня услышали сразу, не пришлось бы устраивать всю эту катавасию.

Кто знает?

Но здесь и сейчас я верхом на смирной лошадке еду по чудесному сосновому лесу, пугая окружающих отсутствующих взглядом, и играю с Ружем. В карты.

Не представляю, как оно такое вообще было возможно, но помимо присутствия в моих мыслях, дракон умудрился протащить туда колоду карт!

Мы уже удалились от города (кстати, город при Воздушном замке назывался Армастир), когда Квилл привлёк общее внимание сухим покашливанием:

- Остановились ненадолго. Раз нас так мало, будем уточнять правила поведения в текущем путешествии.

Судя по тому, как скуксились все три жениха, они точно этого ждали, и они точно именно за это ненавидят Квилла!

- Отсюда мы будем двигаться в конкретном распорядке. Я всегда впереди. Двое из вас – будут сопровождать невесту. Один из вас всегда будет замыкающим. Чтобы не было «обидно», - в голосе мужчины звякнул насмешливый лёд, - то именно замыкающий будет гулять с невестой в городе. Сегодня сохраним текущий распорядок. Первый город на нашем пути – это солнечный Расслин. Подъедем к нему мы уже в сумерках, задержимся там на полдня, и выедем в районе обеда. Так что, Найтмер, ты замыкающий сегодня, завтра с утра у тебя будет полдня с невестой в городе. Следующий пункт движения я озвучу уже в дороге, за пару-тройку часов до прибытия.

Мужчины откровенно недоумевали, а я, даже без подсказки Ружа, легко поняла сказанное. За пару часов можно подготовить покушение на убийство. Но оно не будет спланированным, продуманным и чётким. В таком случае не получится привлечь достаточное число людей. То есть таким образом решался вопрос моей безопасности.

«Для женихов это сулит большие проблемы. Они вообще не смогут подготовиться к свиданию с тобой. Смотри, они сами догадались об этом».

- Тогда мы не успеем даже познакомиться с невестой! – заметил как раз Найтмер. – Мы, конечно, можем делать вид, что нас это мало волнует, кого она выберет, Ола, прости, но всё же мы не участвовали бы в турнире, если бы для нас, по каким-то причинам, это не было важно.

Взглянув на него с интересом, я улыбнулась:

- Найтмер, на привалах и на остановках мы можем поиграть. В игре хорошо раскрывается характер человека. Его сильные и слабые стороны. А ещё мы всегда можем скрасить дорогу, задавая друг другу вопросы.

- Вопросы? – удивился от души лорд.

- Ну, да, - кивнула я. – Например… Квилл!

Надзиратель вздрогнул. Кажется, в его голове только что пронеслось страдальческое «о нет!»

«Ты права», - давился смехом на моем плече Руж. – «Именно это он сейчас и подумал».

- Твой любимый цвет?

- Почему мой?! – вздохнул замученный мужчина.

- Потому что про любимые цвета остальных я уже сейчас могу сделать приблизительные выводы, а ты – опять с ног до головы в этих покрывалах. Как любимая жена султана.

«А султан здесь ты, Руж».

«Не-не», - отмахнулся дракон. – «Если уж кто султан здесь, так пока не дойдём до Венчального озера – это ты».

«Султанша», - кивнула я, подбочениваясь в седле, и чуть не засмеялась. Остановило только понимание, что выглядеть я буду по-дурацки.

- Да он постоянно так ходит, - сдал с лёгкостью Глайс наставника. – Но ты права, - на удивление согласился даже он со мной. – Вопросы – это хороший способ.

- Ну, вот! Начнём с них, - обрадовалась я и тут же повторила слово в слово то, что мне подсказал Руж: ¬– Только имейте в виду. Вопрос – ответ, работает в обе стороны. Так что, если задаёте вопрос, будьте готовы ответить на него сами.

«Вот», - наставительно заметил дракон. – «Семьдесят процентов глупейших вопросов, которые они могли бы задать, останутся только в их уме».

«А ты вопросы задавать будешь?»

«Нет. Но я буду внимательно слушать, чтобы подсказать. Есть вопросы, на которые не стоит отвечать. Особенно в нашем мире и в наших условиях».

«Вопросы, которые не стоит задавать?» - порядком озадачилась я.

«Мы живём в мире магии, ты в том числе теперь. И очевидно, что какие-то вещи у нас регламентированы. Человеку, прибывшему извне они могут показаться глупыми, но все же это законы нашего мира».

Я послушно кивнула и взглянула вперёд, озадачено потёрла глаза и спросила:

- А если видишь большого рыжего кота, к чему бы это?

От того, как резко все затормозили, я чуть из седла не вылетела. Моя лошадка, приученная повторять движения коня Квилла, естественно остановилась!

Ну, и чего их так испугало?

Пасторальная картинка была милая и очаровательная. Просто на дорожке, усыпанной сосновыми иголками, сидел рыжий кот. Рыжий-рыжий и зеленоглазый. Правда, желания его погладить что-то ни у кого не появилось!

- Поворачиваем, - скомандовал Квилл отрывисто, - здесь нет хода.

Да вы что?! Вместо того, чтобы бояться чёрного кота, здесь о неприятностях предупреждает рыжий цвет?!

Ну, ладно, поворачиваем...

- А там тоже рыжий кот, - сообщила я в голос.

Квилл не то посерел, не то побледнел. Определённо, ощущал себя он некомфортно, а потом не своим голосом рыкнул:

- В лес!

И мы помчались в лес.

Все, что мне осталось, это крепко вцепиться в шею лошади и держаться изо всех сил.

Только чтобы не свалиться. Потому что позади накатывала какая-то чёрная удушающая волна, от которой внутри всё сжималось в предчувствии грандиозных проблем.

Судя по тому, что могущественные маги кинулись наутёк, как им и было велено, моё предчувствие было вещим.

«Что это?» - спросила я у Ружа, когда поняла, что можно выдохнуть и чуть расслабить руки, поскольку я уже не свалюсь.

«Восхитительно умный враг. Проверил, кто в команде ведущий и действительно ли дракон в небе. Ола», - проснулась в его голосе рычащая нота, - «лошадь под тобой сейчас упадёт. Квилл не успеет, а вот человек - да. Просто ничего не бойся».

Сказать то было легко… А вот не бояться! Я боялась до полусмерти. И мира, неожиданно ставшего злым, и леса вокруг, который из пасторальной картинки превратился в декорацию для фильма ужаса.

Меня пугали страшные звуки от того чёрного, что накатывало позади.

Но момент, когда лошадь начала заваливаться, я всё же уловила.

И у меня хватило внутренних сил разжать удавку рук на шее падающего коня.

Поле зрения сместилось. Там, где только что были высокие деревья и жёлто-зелёные лапы, словно космы огромного великана, торчащие в разные стороны, на мгновение показались лишайники, россыпи мхов, кустики с какими-то мелкими цветочками, а спустя мгновение я оказалась на лошади Найтмера, уткнувшись носом в его рубашку. Причём, как принцесса из сказки, украденная из башни – в дамской посадке!

… Кстати, а это точно лошадь?! Почему она такая чудовищная высокая?!

- Прости, - буркнул Найтмер, придерживая меня осторожно.

Молодец! Он бы ещё об этикете вспомнил! Я же сейчас свалюсь!

О. Дошло, к счастью, что в форс-мажорных обстоятельствах соблюдать весь этот свод правил не обязательно и можно держать меня нормально. Вот, спасибо тебе, мил человек, что включил голову и начал использовать по назначению!

- Всё в порядке, - ответила я, взглянув через плечо мужчины назад. На моих глазах павшую каурую лошадку пожрала чёрная тьма и, прибавив в скорости, рванула за нами. – Нагоняет, - пробормотала я, потом дёрнула Найтмера за рубашку. – Оно!

- …, - непечатно отозвался мужчина сквозь зубы. – Сесть по-мужски сможешь?

- Если придержишь меня, то вполне.

- Придержу.

На тот момент мне и в голову не пришло, что я делаю что-то, что обычные девушки в общем-то и не должны делать. Куда меньше мне хотелось, чтобы вот то чёрное, душное, после которого лесные стволы оставались лишённые какой бы то ни было растительности, нас догнало.

Найтмер меня придерживал, пока я, осторожно балансируя, устраивалась. И новая несуразность бросилась мне в глаза. Седло какое-то уж очень большое для лошади. Словно мужчина знал, что верхом будут ехать двое, а не один.

- Так, - по-прежнему придерживая меня одной рукой, Найтмер зубами стянул с себя перчатки, потом натянул их на мои руки. Было великовато, но тем не менее, обрезные кожанки с меня не сваливались. – Вот так. Держи поводья. Держи крепко.

Крепко?! Поводья? А что тут… АЙ! Оно колется!!!

Убедившись, что, чем бы это ни было, я почувствовала укол, но поводья выпускать не буду, Найтмер… просто развернулся ко мне спиной, сев на лошади задом наперёд. Что это он задумал?!

«Держись крепче», - заговорил замолкший было Руж. – «И поводья держи очень крепко. Ну, шельмец, а ещё «лучший выпускник», хулиган он!»

«Руж?»

«Под тобой не лошадь».

«Что?!»

«Держи поводья крепко. На них закреплён управляющий артефакт. А в качестве транспорта под тобой сейчас… ну, да, гардагарский варан».

«Это ещё что такое?!»

«Завезли с Змеиного мира. Есть такой… В этой вселенной. Доставили пару варанов, они от хозяина сбежали, прижились на болотах и расплодились. А потом маги повадились их таскать. Выглядит… Что-то вроде… меня», - задумался Руж и резко замолчал, словно выключили его.

Поверх моих ладоней легли руки Найтмера.

- Это немного задержит тьму.

- В смысле то, что нас нагоняет?

- Да.

- И? Что это?

- Заклинание из соответствующей школы. Неприятное. Всё, что после него остаётся – полностью обглоданный скелет, когда дело касается органики. Для всего остального эффекты слегка разнятся.

- Неужели опять по мою душу…

- Опять? – голос мужчины над моей головой посерьёзнел. – На тебя уже нападали?

- Было дело. Ничего страшного. Ты мне лучше скажи, почему при виде рыжего кота мы так резко повернули?

- Рыжий кот – один из шести спутников нашей богини Реханты. Он считается знаком удачи, является только тем, кого призвала и защищает дорога.

- Дорога?

- Да. В других мирах богов несколько, а у нас только одна богиня Реханта. Но зато есть стихийные духи, те, кто берёт под покровительство смельчаков, кто наказывает, кто дарует, указывает… Самых могущественных стихийных духов – шесть. И кот – один из них.

- Вот как… А ты? Что ты сделал?

- Воспользовался заклинанием, одной из светлых школ.

- Одной из?

- Да. Всё в мире может использоваться как «светлое» и как «тёмное». Но есть школы больше склонные к одному или к другому.

- А сколько их всего? – уточнила я, ощущая, как тьма за нашими спинами начала слабеть, словно бы подтаивать. Кажется, у кого-то кончился запал. Или силы!

- Это лучше спросить у дракона. Или у Квилла. Четыре года назад официально зарегистрированных школ было … - Найтмер задумался. – Так, это точно было в моем билете! Семьдесят две школы, - наконец, сообразил он. – Примерно двенадцать из них – сугубо целительские. Восемь бытовые. Ещё шестнадцать – военные. Три узкоспециализированные. Одна жреческая. Всё остальное – стихийное. И нет, прошу тебя, не спрашивай. В моей памяти сейчас зияет пустота. Я этот ужас выбросил из головы сразу же, как только мы сдали историю и теорию магии.

- Историю магии я ещё могу себе представить, - я чуть прогнулась в пояснице, чтобы было не так больно, и тут же снова села нормально. – Но что учат на теории магии?

- Теорию. Перед тем, как создавать свои заклинания, нужно выучить теорию.

- А можно составлять свои?! – растерялась я.

Найтмер кивнул. Я этого естественно не увидела, зато ощутила! Его подбородок коснулся моей макушки, и тут же пропал:

- Прости.

- Ничего. Бывает. Ты не договорил!

- Ты всегда такая жадная до информации?

- Нет. Обычно ещё более жадная. Но те, до кого я могла бы докопаться, сейчас не рядом. Так что торжественно назначаю крайним тебя!

Найтмер на мгновение опешил, я прикусила язык.

Да что со мной такое?! Веду себя так, как будто… О нет, нет-нет-нет! Это же просто невозможно! Это же просто… ну, верх безумия! Я точно не могу себя вести так, словно пытаюсь вызвать у кого-то ревность! Это абсолютно не в моем стиле, абсолютно не в моем образе жизни и даже никоим образом не в моем характере!

Но только внутренние нотации почему-то не помогли взять себя в руки!

- Ола?

- Да? – ответила я ничего не выражающим тоном.

- Всё хорошо?

- Да. Извини, что задаю много вопросов.

- Нет, нормально. Просто это удивительно. Я такое количество вопросов только от своей младшей сестры слышал, когда она маленькой была. Ей было интересно абсолютно всё. А почему солнышко такое большое, а куда делся маленький присолнышек, а почему в небе видны три луны, а не одна? А почему трава синяя? А почему зелёная? А почему… Это бесконечное почему мне потом пару лет снилось, когда я уже на Острове учился.

- Значит, у тебя есть младшая сестра?

- И две старших, - засмеялся Найтмер. – Я единственный сын в семье. А они – боевые девчонки. Старшие обе закончили Воздушную академию, младшая будет поступать в этом году.

- Здорово, наверное, когда большая семья? – невольно позавидовала я.

- У тебя не так?

- У меня только мама. В моём мире… ну, откуда я родом, не было такого понятия, как «брак на всю жизнь». Люди сходятся, расходятся, снова встречаются и разбегаются. Для женщины, например, рекордом было… двадцать два замужества что ли.

- Сколько?! – ахнул от души мужчина.

- Двадцать два. У мужчин всё больше в два, три, четыре, шесть раз. А уж если посмотреть на султанов, всё совсем весело. У тех по сотне жён бывало и за раз. И побольше…

Найтмер опешил, я мысленно поставила себе «зачёт» за то, что внимание с моих личных вопросов ушло в сторону. Не то, чтобы я стеснялась своей семьи, просто рассказывать кому-то о том, как я жила – я не хотела.

Почему-то. Ружу рассказала, когда мы тогда были в тёплом водопаде. Знал Квилл. Хотя я бы предпочла ему лишнего не говорить, слишком это было лично, слишком это было… показательно. Можно было из сказанного найти рычаги воздействия на меня.

Да, я по-прежнему считала, что лишнего говорить никому не стоит. Осторожность превыше всего. Особенно в месте, где из дружелюбных ко мне только богиня (которой от меня что-то определённо нужно) и дракон, которому уже не нужна я.

Нечестно? Ну, вот «честного» мне никто не обещал.

- Оно отстало! – сообщила я Найтмеру, снова выглянув из-за его плеча. – И даже кажется поворачивает обратно.

- Решило не преследовать или ресурс закончился? – задумался мужчина. – Ну, неважно. Потом обдумаем, конечно, а сейчас важнее не заехать совсем уж в чащу, откуда выбраться невозможно будет.

Коротко свистнул, раз, второй, а затем засвистел, подражая какому-то птичьему переливу. Это знак? Судя по тому, что не только Квилл начал осаживать коня, но и остальные – да!

Чтобы не загубить коней, вначале мы поехали медленнее, потом ещё и ещё… А потом найдя какую-то наиболее подходящую ложбину, остановились совсем.

- Магию придётся приберечь, - взглянув на небо встревоженно, потребовал Квилл. – Так что ручками, ручками. И… лэры женихи, верните истинный вид своим верховым. Прямо сейчас. Иначе это сделаю за вас я.

«Верховым? Что, не только Найтмер отличился?» - удивилась я, протягивая руки и позволяя ему снять меня на землю. Встряхнулась, потянулась и с взвизгом отскочила в сторону, прямо под ноги Квиллу. Потому что конь, на котором я только что сидела, принял свой настоящий облик!

Сердито ругнувшись себе под нос, статуя в шелках успела меня перехватить, не давая упасть:

- Ола! Ты что … действительно, не видела же.

Мамочки! Какой же это «варан»?! Эти ребята варанов никогда в своей жизни не видели?! Скорее, вот это то, на чём мы ездили, напоминало классического трицератопса! Это такой динозавр, с костяным воротником вокруг морды. Мамочки, только этот ещё и определённо не травоядный! С такими клыками!

Дёрнувшись, я быстро перебралась за Квилла.

К этому чудовищу я больше не подойду ни ногой!!!

Вот только выбранное направление было неудачным, потому что за спиной Квилла и соответственно, куда я повернулась, оказалось, что истинный вид своих коней открыли Шейд и Глайс.

Взвизгнув ещё тише и ещё приглушеннее, я круто повернулась и уткнулась лицом в спину Квилла. Самое безопасное сейчас место.

Потому что у этих двоих идиотов тоже были динозавроподобные коняги!

Ладно, трицератопс, как оказалось, был не худшим вариантом! Один из женихов ездил на чём-то очень похожем на тираннозавра, даже передние лапы были такие же короткие. Второй – на травоядном игуанодоне.

Да-да-да! Должны же у приличной девушки быть какие-нибудь интересные фобии?! Вот и у меня была! Я смертельно, до визга, до паники, до обмороков боялась динозавров. В годы, когда дети засматривались, зачитывались Юрским периодом, я плохо спала, вскидывалась от каждого шороха и не переносила динозавров. Никак. Ни в какой форме: ни графической, ни пластмассовой, ни мягкой. Вообще. В принципе. Даже в качестве рисунка на одежде.

Я их панически боялась.

И тут на тебе! Сразу три. Три?! Три!

Осторожно повернув голову, я убедилась, что среди трёх динозавров стоит флегматичный огромный конь Квилла, вцепилась в своего надсмотрщика и категорически потребовала, даже не допуская возможности отказа:

- Пока не купим мне лошадь, я буду ездить с тобой!

Потерявший дар речи мужчина, даже не знающий, что со мной делать (и что вообще со мной такое), ошалело кивнул. И только потом сообразил, на что подписался!


Глава 18. Мужчина моей мечты


Мужчины предпочли сделать вид, что ничего особенного не случилось. Что всех троих не бросили всего лишь из-за их лошадей. Ну, может, для их самолюбия это и было весомым ударом, а я цеплялась за Квилла и категорически отказывалась разжимать руки.

Я не была трусихой. Ну, ладно-ладно, большую часть времени трусихой я не была. Просто у любого человека есть то, что выше его сил, выше его способностей. У меня тоже такое было. Вот эти самые динозавры. Да, кто-то боится высоты, кто-то боится тараканов, кто-то боится теней, а кто-то замкнутого пространства. Так что, ничего особенного в моём поведении не было. Ну, почти…

«Ола», - дракон, всё это время молчавший, неожиданно снова заговорил.

Его мягкий, чуть рычащий голос помог мне расслабить пальцы. По крайней мере, Квилл смог отцепиться от пиявки в моём лице и пересадить меня в уголочек поляны, под деревья.

- Будь здесь, - потребовал он.

- Никуда не уйду, - послушно кивнула я, подавив неуместный сейчас и истерический местами смешок. – Побуду здесь.

Кажется, вера Квилла в мои способности пропадать… ну, в смысле находить приключения на ровном месте, была абсолютно зашкаливающей! По крайней мере, такого скепсиса в глазах собеседника, я не видела лет… десять точно. Последний раз вот так на меня смотрела мама, когда я заявила, что … Мысль оборвалась. Минуточку, а что же я тогда ей заявила? Помню, что она вначале смеялась, а потом, когда я начала настаивать, посмотрела на меня вот так же. И разговор сам собой оборвался.

«Ола».

Руж легко потёрся о мою щеку и снова устроился на плече.

«Сейчас прилечу большой я»

«Большой ты?» - опешила я.

«А ты думала сверху иллюзия летает?» - засмеялся дракон. – «Ну, я же настоящий и могущественный. Можно было бы придумать что-то получше».

«И что ты придумал?»

«Это называется создание «копии», из пространственно-временной магии в том числе», - легко раскрыл мне Руж секрет. – «В один момент времени я нахожусь одновременно в двух точках пространства. Магии на это уходит мало, сложно не заработать себе косоглазие».

«А зачем это было нужно?»

«Создавать огромную иллюзию – бессмыслица какая-то, а оставлять иллюзию с тобой, ещё большая. Поэтому пришлось прибегнуть к таким вариантам».

«Извини», - повинилась я. – «Из-за меня столько всего случилось».

«И произойдёт ещё больше», - сообщил дракон насмешливо. – «Что с тобой? С чего вдруг тебя начали волновать такие отдалённые и бессмысленные вещи?»

«Я не думала, что это путешествие будет сопряжено с такими… вот скачками через лес, что тебе придётся разделиться, что Квилл будет сердиться, что даже дух дороги покажется!»

«Никто не думал. Но тем и прекрасна жизнь, что каждый раз, когда ты считаешь, что на вершине, она неожиданно меняет всё местами. Можно бесконечно кричать я «царь горы», а потом твоя вершина оказывается океанским цунами и тебя вместе с ней разбивает об огромные скалы. Это жизнь. Со всеми её достоинствами и недостатками. Видимо, ты просто из того мира, где власть хаоса очень сильна».

«Власть хаоса»? – озадачилась я.

«Именно. Стихия хаоса среди всего перечня базовых стихий находится на особом месте. С ней никто не связывается, если не хочет превратить свою жизнь в тараканьи бега. Когда ты суетишься, бегаешь, пытаешься достигнуть финиша, а за тобой наблюдает сонм огромных существ, и у кого-то уже приготовлена тапка».

«Брррр!» - передёрнулась я.

Руж засмеялся, потом взглянул на Квилла.

- Итак, - тем временем заговорил мой надзиратель-телохранитель. – Отсюда мы с вами отправимся в небольшую деревеньку к западу. А от неё выедем на тракт к тому городу, куда изначально и планировали.

«Запад – это налево от меня?» - спросила я серьёзно у дракона. – «Вон по той тропе?»

«Именно».

- Не получится, - громко крикнула я. И когда встревоженный Квилл повернулся ко мне, я тут же помахала ему рукой: - не на меня смотри. На тропу. Там опять рыжий кот.

- Вижу, - вздохнул Найтмер.

- Не вижу, - удивился от души Глайс.

- Не вижу, - согласился уже с ним Шейд.

И если я растерялась, плохо представляя себе механизм того, как вообще работают эти предвидения-предсказания на кошачьих лапах, Квилл наоборот нахмурился.

- Значит, Оле и Найтмеру туда нельзя… Что ж, придётся попросить дракона подкинуть вас обоих сразу до города. Там вы подождёте, пока мы подъедем.

- Дракон не будет никого подкидывать, - нахмурился Шейд. – Он же вам не транспорт!

«Вот уж действительно», - пробормотала я. – «Рууууж! А он, часом, в тебя не влюблён?»

«Он?»

«Шейд. Ну, вспомни, турнир с тобой, играл с тобой, смотрит больше на тебя, чем на кого-то ещё… А хотя, нет, это даже не любовь, это что-то сродни желанию обладать что ли».

«Ола, не пугай меня так».

«Что? Что я такого сказала?!»

Дракон помолчал.

«У людей не могут быть таких желаний», - наконец, начал он говорить. Правда, откуда-то, ну, уж очень окольно он начал, так что я перебила.

«Ближе к делу, Руж. Он не человек».

«Действительно, Шейд – урсаил. Воплощение – воды, её суть. А дракон – это всё же огонь. Противоположная стихия. Соответственно, это магия. Он заинтересован в сути моей магии. Не могу сказать, что он – учёный до мозга костей. Но он маг, и ему интересно, даже больше чем просто интересно познать это, стать частью чего-то, что ему отказано по рождению. Пусть даже окольным путём».

«То есть», - с лёгкостью сделала я вывод. – «Во всё это дело с невестой дракона Шейд ввязался исключительно, чтобы побыть с драконом!»

«Ола!»

Ух ты! Какое возмущение в голосе упомянутого дракона. А что я могу поделать? Во мне Шейд абсолютно не заинтересован. Это хорошо видно, по крайней мере, мне. С другой стороны, то, как он поглядывает на небо, то, как в его разговорах то и дело всплывает чешуйчато-крылатый друг, явно показывает расстановку интересов этого типа.

Впрочем, я не возражаю. Присмотреться к нему стоит, но, как и Глайс – урсаил, скорее, запасной вариант. И что в итоге остаётся? Что основным вариантом именования на Венчальным озере – становится Найтмер. Можно добавить барабанную дробь, а можно сразу добавить похоронный марш. Что одно, что второе – совершенно равнозначно.

- Он, безусловно, не транспорт, - заговорил тем временем Квилл. – Но он друг, лэр Шейд. А это значит, что условности, которые легко соблюдаются в обычные дни, в нашем случае не проходят. Невесту нужно доставить на озеро, но она должна при этом пройти путь до него сама. Проехать его, пройти ногами. Почувствовать магию наших городов и деревень, почувствовать силу нашего мира, которая струится рядом с нами ласковым потоком.

- Для других невест такого ограничения не было, - заметил Глайс. – Я… выяснял вопрос, когда понял, во что ввязался на свою голову.

- Такой невесты, как Ола, тоже не было, - вздохнул Квилл. – Вы трое даже не представляете себе, за какое сокровище вступили в соревнование.

- Мы может и нет, а вот те, кто пытается добраться до неё – очень даже да, - заговорил Найтмер. – Больше похоже, что не кто-то хочет её перехватить, а кто-то очень хочет её убить, чтобы никому из нас троих не досталась.

Квилл помрачнел, лицо Шейда выразило всю суть сомнений по этому вопросу. Глайс остался равнодушен. Моя шкурка и особенно её целостность не входили в сферу его интересов.

- Возможно, кому-то очень хочется не допустить усиления одного из вас, - признал правоту Найтмера Квилл.

«Руж, Руж», - дёрнула я дракона.

На меня воззрилось укоризненная мордочка, а потом Руж тяжело вздохнул:

«Шебутная ты моя, что случилось?»

«А может кто-нибудь хотеть не допустить твоего усиления?»

«Это как?»

«Ну, смотри. С самого прибытия я демонстрировала некоторую неадекватность. По крайней мере, с драконом меня видели чаще, чем со всеми женихами вместе взятыми. Одна моя выходка на турнире сильнейших чего стоит. А если кто-то решит, что я … выберу дракона на Венчальном озере? Ты же входишь в число женихов, более того, в «финале» ты был по умолчанию. Так почему я не могу сделать такой выбор?»

«Нормальные люди про такое даже не думают», - наставительно начал Руж и притих.

«Вот то-то! Где нормальные люди и где я? Так что? Если всё дело не в них, а в тебе? Ну, и уж если у нас разговор зашёл про маленькие тайны, у тебя же тоже есть что-то, ради чего могла бы потребоваться сила желаний невесты?»

«Да», - бросил задумавшийся Руж, - «есть те, кто сделают все, чтобы только не допустить моего усиления. Особенно, те самые шестнадцать пространственных магов, о которых тебе уже говорила Реханта. Но тем не менее, Ола, есть одно «но». Дракона выбрать нельзя тому, кто не имеет истинного имени, а ты его – не имеешь».

«Ты уверен, что те, кто так активно пытается добраться до моей головы, об этом знают? К тому же, есть ещё один вариант. Уже даже слепой заметил, что ты… со мной общаешься, что ты … ну, хорошо, назову как есть, что ты потакаешь моим просьбам и капризам. В конце концов, когда меня пытались убить, ты закрыл меня собой. И уж это точно знают все заинтересованные. Так может быть, здесь дело даже не в твоём усилении, а кто-то, мстя тебе, пытается причинить тебе боль, воспользовавшись самым слабым местом на текущий момент? То есть – мной».

«И откуда ты такая взялась?!» - удивился Руж, потом серьёзно кивнул, - «мне не хочется этого признавать, Ола, но к сожалению, такой вариант вполне возможен. И тогда получается, что, когда я рядом с тобой, тебе грозит опасность, но когда я в стороне от тебя, опасность тебе грозит ещё большая. Безобразие!»

Я засмеялась и вскинула голову.

Ко мне шёл Найтмер. Спокойно, ровно. Настоящий мужчина моей мечты. Когда я ребёнком придумывала себе жениха, он был похож как раз на Найтмера.

Брюнет, у меня всегда была слабость к брюнетам, сероглазым особенно. С приятной улыбкой, спокойным голосом, отличным чувством юмора, самодостаточным. В общем, в точности, как Найтмер.

- О чём думаешь, Ола?

- О том, что, если бы выбирала жениха не разумом, а сердцем, и вспомнила детство, выбрала бы тебя, - сообщила я с лёгкой душой.

Мужчина удивлённо вздёрнул бровь. Ой, кажется, меня сейчас неправильно поняли. Он решил, что охота увенчалась успехом? Так я его сейчас пришибу чем-нибудь очень тяжёлым.

- А выбирая головой, я бы выбрала дракона, - расплылась я в улыбке.

Мужчина дрогнул, воззрился на меня укоризненно и засмеялся:

- Ты меня подловила!

- Если только совсем немного.

Устроившись со мной рядом, Найтмер тихо спросил:

- Могу я задать личный вопрос?

- Безусловно, можешь попытаться.

- Если бы мы встретились в твоём мире, лэри, у кого из нас был бы шанс?

- Ни у кого, - тут же ответила я. Этот вопрос я уже задавала себе сама и успела найти на него ответ. – Мы были бы из очень разных слоёв общества, лэр Найтмер. Дело даже не в том, что у нас слои не перемешиваются, перемешиваются и ещё как. Дело в том, что мы очень разные были бы. Любой из вас ходил бы в те места, где нет меня, а я бы ходила туда, куда вас не заманили бы друзья даже калачом.

- Например?

- Полигон. Маленький частный аэродром. Высокие утёсы, откуда можно прыгать…

- Прыгать?! – в мужском голосе зазвучало что-то очень похожее на испуг.

- В нашем мире кому-то могут показаться тесными те рамки, что уже стоят перед нами. Кто-то смиряется, кто-то нет. И пусть у нас нет магии, у нас есть техника. И железные драконы, - невольно привела я не ту метафору, которую собиралась, - рассекают небо с одного края земли на другой. Люди пересекают за день тысячи километров. У нас есть скоростные … самобеглые повозки, - пришло мне на помощь утверждение из одной из книг. – На них за несколько часов мы пересекаем одну область из одного конца в другой. В моём мире очень много… того, чего никогда не будет здесь. Хотя, наоборот это тоже верно. Здесь, на Реханте есть очень много того, чего никогда не будет у нас там. Потому что ушла эпоха, поменялось время и его устои.

- Ола… Твой мир… - Найтмер замолчал, подбирая слова. – Он не делает различий между мужчиной и женщиной?

- Нет. Каждый волен сам распоряжаться своей судьбой. Каждый волен жить так, как ему хочется, работать или найти того, с кем можно не работать. Любой человек может опуститься на самое дно и подняться к вершинам. Это наш мир, его законы не слишком легко объяснить тому, кто наблюдает за всем со стороны.

- А обучение?

- Вначале дети ходят в детский сад, потом школа, потом университет, потом второе образование, если кто-то хочет. Можно учиться хоть всю жизнь. Можно получить и попробовать десятки профессий. Можно облететь весь земной шар, можно совершить кругосветное плавание. Можно попробовать найти своё место или его создать. Наш мир – бесконечен в плане возможностей. Если того, что он уже даёт, недостаточно, можно просто создать новую возможность… - вздохнув, я замолчала и улыбнулась. – Извини. Я очень любила свой родной мир.

- Тогда почему ты не попыталась туда вернуться?

- Потому что я не могу этого сделать. Мне сказали, что я никогда не вернусь туда, откуда пришла.

- А если тебя обманули?! Если это было возможно… или возможно сейчас?

Сердце стукнуло коротким перебоем. Если было бы возможно вернуться?

- Я бы бежала из этого мира, лэр Найтмер, - предельно честно ответила я. – Отсюда, где всё решили за меня, не дав мне даже права голоса. Отсюда, где магические условности не дают мне сделать тот выбор, который, возможно, я бы хотела сделать всем своим сердцем, всей своей душой. Я бы бежала из этого мира прочь, так быстро, как никогда не бегала. Потому что там… да, там, вполне возможно, я бы никогда не обрела того счастья, которое сулят «невесте дракона» здесь. Но там за это была бы ответственна только я сама.

- Ты совсем не такая, какой кажешься со стороны, - удивился Найтмер. – Совсем…

- Возможно, потому что ты тоже не такой, каким кажешься окружающим? И ты, и лэр Шейд, и лэр Глайс. Всем нам есть что скрывать. Все мы … - я замолчала, вздохнула. Нет. Про маски я говорить не хочу. Это уже лишнее. Совсем лишнее.

- Лэр Найтмер, - Квилл окликнул моего «жениха». – Дракон согласился подкинуть вас обоих сразу до города, где вы будете нас ждать, так что давайте перенастроим вашего коня на меня, чтобы он мог добраться с нами. И вы отправитесь.

Вскинув голову, я увидела серо-золотой всплеск в небе. Руж был уже рядом, и причём мне показался он ещё больше, чем тот, с кем мы познакомились.

«Руж».

«Да?»

«Ты… какой ты, когда ты настоящих размеров?»

«Больше. Даже больше, чем тот, что сейчас опустится на поляну. Я дракон изменчивости, дракон метаморфоз, можно назвать это так. Я могу менять окружающую реальность в ограниченном пространстве, затрагивая даже время. А могу бесконечно менять себя в размерах и немного очертаниях».

«Как здорово!»

«Ола, на тебя слишком легко произвести впечатление!» - попенял мне дракон.

Я задумалась. В его словах была доля правды, но…

«Только тебе. Во всех остальных случаях у меня включается сначала разум, и я разношу мысленно всё сказанное в пух и прах, найдя десятки причин говорящего сказать именно «это» и именно «так». Но поскольку тебе точно невеста не сдалась, я могу быть именно такой, какой мне хочется. Восхищаться тобой, терять дар речи. Терять даже дар мыслей».

«Ола…»

«Да?»

«Ты бы действительно хотела уйти с Реханта?»

«Богиня сказала, что это невозможно», - возразила я. – «К тому же… я уже смирилась, что не вернусь обратно, что мне не найти пути туда, откуда я пришла».

А ещё были лесницы, о которых я до сих пор никому не сказала. Те, кто сказал, что меня позвали сюда, и что отсюда мне никогда не вернуться. Я танцевала в их круге до рассвета… И мои следы, по которым можно было вернуться домой, растаяли, как первый снег на солнце.

«Ола?»

Прижавшись щекой к тёплой чешуе дракона, я постаралась сдержать слёзы.

Мне было бесконечно тяжело здесь. Я была одна, поставленная в рамки, о которых никогда не слышала. Загнанная в историю, в которой никогда не согласилась бы участвовать, находясь в здравом уме. Рядом не было никого, кто мог бы меня просто обнять. Мне не хватало тепла…

Я не была тактильным человеком, что правда, то правда. Но даже мне хотелось ощущения уюта. Ощущения того, что я в безопасности. Того, что я ощущала всё это время только с драконом.

«Ола», - мысленный голос дракона зазвучал потерянно.

Смахнув предательскую слезу, я заставила себя улыбнуться:

«Всё хорошо. Правила не меняются только из-за того, что из-за синих гор и дальних морских просторов, явилось чудище, которое никак не может найти своё место».

«Не говори так».

«Как?»

«Так…» - Руж замолчал.

Подошедший Квилл протянул мне руку и приняв её, я поднялась на ноги.

Руж опускался на поляну. Огромный, прекрасный… Воплощение силы и красоты, грации смертельно опасного существа и чего-то невыразимо восхитительного. В этом мире столько нечестного… Как можно быть таким прекрасным?!

- Итак, - выпустив мою ладонь, Квилл вернулся к Ружу, пока я отряхивалась от иголок и налипших травинок. – Порядок следующий. Дракон доставит вас обоих в город и сам останется рядом, на случай того, если вам придётся обоим бежать. Вы прилетите под вечер. Соответственно, лэр Найтмер, следующий день будет у вас, чтобы показать лэри город. Под вечер следующего дня прибудем уже мы, так что снимайте сразу несколько комнат. И пришлите кого-нибудь нас встретить, чтобы мы знали, где вас искать. Дальше, лэр Шейд, вы получите возможность прогуляться с невестой, когда мы прибудем к Озёрному граду.

- Мы поедем через мой родной город? – порядком удивился урсаил.

Квилл кивнул:

- Его миновать нам не удастся в любом случае. И проще уж ехать так, чем передвигаться окольными путями. Так, ну, хватит разговоров. Дракон вас заждался.

И пока Найтмер усаживался наверх, Квилл вложил в мою ладонь что-то… Кусочек бумаги? Записка?

Спустя пару минут магия дракона вздёрнула меня наверх. За спину Найтмера. Мне нужно его обнимать, чтобы не упасть?

«Нет», - грохотнул голос дракона в моей голове. – «Не нужно. Я буду поддерживать вас обоих магией. И, Ола, к сожалению, в этот раз придётся без воздушных горок».

«Хорошо», - смиренно кивнула я.

К сожалению? Ему… тоже нравится? Когда он катает меня в этом бескрайнем небе?

Разговаривать с Найтмером было бы очень сложно на такой высоте, поэтому я даже не пыталась. Смотрела на пролетающие мимо пейзажи. Увидела и клубящееся марево на той дороге, по которой мы должны были поехать. Дракон сдул его огненным валом и помчался дальше. В накатывающих сумерках он казался размытой тенью.

Чем ближе подходила ночь, тем медленнее он летел. А мир внизу таял, выцветал, теряя свои яркие дневные краски.

Тишина накатывала вместе с ночным покровом. Кустарники стали изломанными тенями, в которых мне то и дело чудилось что-то. Застыли в пугающей неподвижности деревья. Не было ни одного ветерка.

А город впереди расцветал жемчужиной света. Гирляндой огоньков прыгал по крепостной стене, весёлыми точками вспыхивал на улицах, где уже почти никого не осталось.

Когда мы заходили на посадку у ворот города, мне показалось даже, что я увидела стражников в начищенных доспехах и человека в длинной мантии с ними.

Найтмер, сняв меня с дракона, взглянул на Ружа.

- Теперь?

- Я взлечу, - грохотнул дракон. – Над городом. Если что-то случится, бегите к восточным воротам. Там я заберу вас.

- Будем надеяться, что ничего не случится, - пробормотал Найтмер, протянул мне руку. – Лэри?

Приняв его ладонь, я кивнула, отвечая на незаданный вопрос:

- Всё хорошо.

- Тогда нам осталось пройти всего немного. Я знаю здесь «пароль» для ночного входа. И уже через полчаса от силы мы будем в моём городском доме.

Огромный дракон, не дожидаясь наших прощаний, поднялся в тёмное небо. И тут же Руж на моих плечах чуть встрепенулся, показывая, что здесь, что всё хорошо.

- У тебя есть здесь дом? – спросила я, ощущая, что бесконечный день порядком меня утомил.

- Конечно, - в голосе Найтмера звучала гордость. – Наша семья достаточно влиятельна. Поэтому в ключевых точках, таких как этот город, например, у нас есть свои городские дома. Здесь, например, сеть наших ткацких мануфактур. Работают не только люди, но и эльфы, поэтому за редкими особыми товарами приезжает моя старшая сестра.

Я кивнула и слабо улыбнулась, пошатнулась.

- Что-то я на ногах почти не стою.

- Давай…

- Нет, - перебила я. – Пожалуйста, не нужно особого отношения.

- Хорошо, хорошо, - Найтмер кивнул. – Я понял. Ты очень гордая, почти как наш дракон.

- Дракон гордый?

- Более чем. Впрочем, не хочу разговаривать о наставнике за его спиной. Некрасиво это.

Найтмер удивлял меня всё больше и больше. И это его решение меня только от души восхитило.

«Ещё один балл в его пользу», - заметил мне Руж, когда Найтмер отошёл, чтобы договориться со стражниками.

Я кивнула:

«Более-менее. Он хороший».

«Возможно», - согласился со мной дракон, вглядываясь в темноту.

Я обернулась. Вдали, там, где были изломанные линии низких кустарников начинающегося пролеска, за мной наблюдали алые-алые глаза.

«Руж…»

«Далеко», - успокаивающе сказал дракон. – «Всё хорошо. Я рядом».

И я цеплялась за это «я рядом», пока не вернулся Найтмер. Я цеплялась за тихое «всё хорошо», пока мы ехали по улицам спящего города на коляске, запряжённой четвёркой гнедых.

Я держалась, пока для меня готовили комнату…

Но уснуть я смогла только после того, как крепко-крепко обняла маленького дракона и получила его твёрдое заверение о том, что он никуда не денется. Не сегодня…

…И никогда…

Но, кажется, последнее мне только приснилось…


Глава 19. Божественная просьба


Утром я проснулась… и поняла, что не хочу вставать. Просто не хочу. Совсем не хочу и даже вот на столечко! Наверное, ночью я замёрзла, потому что во сне слегка изменился дракон. Полагаю, ему просто было неудобно спать, поскольку я вцепилась в него руками и ногами. Но не суть. Я проснулась укрытая тёплым крылом. Словно защищённая ото всего на свете. Руж увеличился в размерах, заняв половину кровати. Так что у меня не было ощущения, что я обнимаю мягкую игрушку. Было другое… Но, это слишком личное. Не скажу.

И думать не буду.

Сегодня мне предстоит провести день в милом провинциальном городе вместе с Найтмером и Ружем. А можно без первого? Хотя… Что это я. Нехорошо получится. Да и не стоит избегать человека, у которого есть все шансы, примерно треть и даже больше, стать моим мужем. Я должна ловить момент…

Интересно, а если я попытаюсь сбежать? Нет. Я очень быстро стану трупом. И ладно бы это причинило неприятности только мне. Но если цель действительно Руж? Я просто не могу подставить дракона, которого… безмерно уважаю, ценю. Который мне просто по-человечески нравится!

К тому же, вопрос тут не в том, выйти замуж или не выходить, вопрос стоит как «выжить» или «умереть». Умирать пока не хотелось. Пусть даже вокруг меня был не мир, в котором я родилась, а мир, в котором мне только предстояло найти своё место. Если оно есть.

«Ола?» - дракон, приподняв крыло, взглянул на меня, сонно зевнул и закрыл глаза обратно, притянув к себе поближе. – «Всего шесть утра. Все ещё спят. Спи».

«Мне не спится».

«Почему? Плохой сон?»

«Нет. Плохие сны почти перестали мне сниться», - задумчиво ответила я, потом прижалась к тёплому Ружу, закрыв глаза. – «Какой ты тёплый».

«Ола».

«Это ничего не значит», - догадалась я, о чём хотел сказать дракон. – «Просто форс-мажор, просто экстренные обстоятельства».

Руж промолчал. А я даже не догадывалась, насколько «экстренными» станут обстоятельства всего через несколько часов.

Утро встретило меня пением птиц за окном, горячей ванной, чистой одеждой и вкусным завтраком. Найтмер уже озадаченный по горло семейными делами, посмотрел на меня с тоской, но отказать, видимо, не мог. Пришлось работать.

Время до обеда я провела в его библиотеке, устроилась с книгой в кресле-качалке и погрузившись с головой в историю о девушке, отправившейся в становища орков на летнюю практику, а вместо этого умудрившейся найти такие неприятности, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Определённо, как корабль назовёшь, так он и поплывёт! Тоже мне, авантюристы!

Уже после лёгкого обеда мы с Найтмером отправились гулять по городу.

Руж сразу предупредил, что мой жених один из лучших учеников академии, могущественный маг, уже сейчас один из самых сильных, поэтому во избежание того, что он заметит лишнее, Руж будет молчать. И вообще максимально приглушит своё нахождение рядом со мной. При этом, как мне было сказано, что он всё равно никуда не денется и не исчезнет. Так что даже если пространственный маг объявится снова, то мне ничего не грозит. Просто потому, что перенести на другой слой реальности дракона невозможно.

Ну, в общем, как-то так. Путано, конечно. Но, тем не менее, как есть.

- Итак, - Найтмер, предложил мне руку, и я её приняла. В его доме меня ждал не только отдых, но и городская одежда. И это платье – было из их числа. Светло-сиреневый цвет мне на удивление шёл, как и простой, но очень элегантный покрой. Короткие рукава-фонарики, квадратное декольте, в котором очень выигрышно смотрелся амулет с драконом. Короткие перчатки оказались обязательным дополнением к выходному туалету, как и кружевной очаровательный зонтик. На ноги же, в который раз, я предпочла простые балетки. Да, может они и не так красивы, не так подчёркивают длину ног, но они не помешают убежать, если что-то случится.

Да, я верила в слова Ружа, что он будет рядом, что он поможет. И уж тем более, я верила, что меня может защитить Найтмер. Но… на богиню надейся, а сам смотри в оба, как говорили здесь. Я и предпочитала смотреть в оба. Потому что… здоровее буду.

Гулять по разумениям лэра нам предстояло пешком, при этом коляска, на случай, если нужно будет куда-то переехать или дама не захочет идти пешком, ехала следом.

- Про этот город знаю немного, - Найтмер смотрел по сторонам с лёгким налётом профессионального раздражения. – Правитель города явно своим делом не занимается.

- Правитель города? – уточнила я.

Найтмер на мгновение озадачился, потом спохватился и кивнул:

- Что ты знаешь о том, как устроен Рехант вот…

- В геополитическом смысле, - подсказала я правильное слово.

Найтмер озадачился, споткнулся и кивнул, подтверждая, что имел в виду именно это.

- Есть Рехант, есть шестнадцать королевств, две империи, примерно сорок крупных княжеств и бессчётное количество мелких. Продолжается местами междоусобица, а местами творящийся там бардак простым словом «междоусобица» не описывается. Всё гораздо хуже. Так, к чему вопрос был? – перечислила я коротко.

Взгляд Найтмера стал просто-напросто пришибленным.

- Ола, - наконец, дошло до него. – А что собой представляет твой мир? В геополитическом отношении?

- Королевств повсеместно у нас нет. Пара найдётся, но это формальность. Монархи скорее «символ» страны, а вместе с тем одно из развлечений для туристов и местных жителей. Не местных, кстати, тоже. Что касается того, как у нас организовано управление страной. … На смену «королевствам» пришли страны. Вместо короля – президент, он выбирается раз в четыре года. Есть ещё выборные органы. Иногда они помогают президенту, иногда от души мешают. В такой толпе очень удобно пилить большие суммы, которые должны быть направлены на целевую помощь народу. Народу приходится заботиться о себе самостоятельно. В любом случае, это слишком сложно, чтобы осветить весь кошмар в двух словах… - невольно оборвав собственную фразу, я круто повернулась. На аллее позади мелькнули алые глаза…

Мне что, сейчас показалось?!

- Прости?

- Не обращай внимания, - улыбнулась я Найтмеру. – Итак, ты начал говорить о правителе города. Кто это? И какое отношение он имеет к городу?

- Самое прямое. Правитель назначается королевской семьёй или аристократами, кто заведует областью. Например, мы находимся в королевстве Данеррайн, солнечный дождь, в переводе с эльфийского. Королевство было основано примерно шестьсот двадцать лет назад. Шестьсот двадцать три, если ты любишь точные даты. Основал его эльфийский беглец. Он женился на человеческой княгине и расширил её маленькое княжество до маленького королевства. Примерно раз в сто лет торговым или военным путём королевство приобретало новые земли. Последняя война отбушевала двадцать шесть лет назад и была закончена благодаря невесте дракона. Как раз с помощью магии её желаний правители смогли договориться и в итоге породниться. В прошлом году была помолвка младших наследников. Как-то так.

- Ничего себе, - пробормотала я. – Данеррайн… И во главе сейчас королева-вдова?

- Да. Её муж погиб в той войне. Второй раз выходить замуж королева отказалась. Есть сын-наследник и две премилых принцессы. Одна принцесса учится сейчас в Воздушном замке. … Думаю, вы бы подружились. Если выдастся случай, я вас познакомлю.

- А ты вхож в королевскую семью?

- Да, - кивнул Найтмер просто. – Наша семья всегда была достаточно приближена к королевскому трону. По ряду причин. И, как ты и говорила, любовный интерес в той или мере проявлялся всегда. Но королеву я не соблазнял.

Свой неуместный комментарий «а принцессу», я мужественно проглотила, просто кивнула.

- Хорошо. Итак, значит королевство делится на области, каждая область под контролем той или иной аристократической семьи или королевского рода, - подытожила я легко. – И для города они назначают правителя, который за всё в ответе?

- Точно. Мы сейчас в Вентане, иногда его называют Городом ткачей. Например, зонтик, который у тебя в руках, делают только здесь. Ни в одном другом месте не умеют ткать этот вид кружев. Они достаточно плотные, чтобы скрывать от солнца. Но при этом лёгкие и выглядят красиво. В Вентане плетут лучшие гобелены, здесь же делают портьеры. Город один из крупнейших поставщиков тканей для королевского дворца. Идут ткани и на экспорт.

- Как интересно, - пробормотала я. Остановилась и снова повернулась.

- Ола?

- Скажи, а есть какое-нибудь заклинание, чтобы можно было взглянуть, что… позади тебя? У меня такое ощущение, что за нами кто-то следит.

- Сейчас проверим.

Я уже не первый раз видела, как работает магия, но всё же было в этом что-то завораживающее, как волшебство разворачивается тонкими разноцветными световыми волнами вокруг своего создателя, меняя кусочек реальности.

Мужчина не махал руками, вообще, если бы не эти световые вспышки и всполохи, можно было бы решить, что он ничего не делает. Но он действительно проверял, а потом взглянул на меня отрицательно:

- Извини. Никого нет. Ни позади нас, ни рядом с нами…

- Что ж, - легко приняла я такой вариант. – Вполне возможно, что я просто переволновалась. Итак, какие у нас планы? Что мы делаем?

- Для начала погуляем по городу, я расскажу тебе о том, как живут в простых городах… простые люди. Расскажу, чем занимаются те, кто над ними. Например, чем будешь заниматься и ты, если станешь моей женой. Потом я покажу тебе одну из миленьких кофеен здесь, а потом мы вернёмся. Карету с лакеем к вратам, куда должны подойти остальные, я уже отправил. Так что… думаю, да, самым правильным будет сказать, что мы просто гуляем и наслаждаемся отличным днём.

Я кивнула обрадованно и двинулась по городу.

К вечеру моя радость сошла на нет.

Квилл, Шейд и Глайс не приехали.

Ужинали мы без них. Руж молчал, как партизан, заставляя меня беспокоиться. А после ужина Найтмер позвал меня в кабинет.

Простые шёлковые обои, кремового цвета. Светло-золотая мебель. Книжные шкафы, стол, пара кресел. В общем, ничего особенного, ничего такого, за что можно было бы зацепиться взглядом. Так что, окинув все мимолётным взглядом, я воззрилась на Найтмера.

Мужчина помялся, подумал, а потом всё-таки выдал:

- Они не приедут.

- Вот так, - пробормотала я, усаживаясь в кресло напротив стола, за которым сидел Найтмер. – Что случилось?

- Как только они пытаются выехать в сторону Вентаны, появляется рыжий кот. Рыжий кот не пускает их даже в сторону Озёрного края. Единственный вариант, который им остаётся – это смещение в противоположную сторону. Ближе к Венчальному озеру, но дальше от городов и деревень. И было бы это не проблема, если бы только не то, что их прижимает к Гардагарским болотам. А это уже очень большая проблема. Я сейчас поеду к дракону, ты останешься здесь. К ночи я вернусь… И, да… - поднявшись под моим удивлённым взглядом, Найтмер подошёл к стене, на которой висела дивная картина какого-то озера. Сдвинул картину в сторону… Сейф?!

Волна магии хлынула от него на стену и обратно, и только после этого дверца сейфа, не имеющая ни кнопок, ни рычажков, ни чего-либо ещё, открылась. Вытащив оттуда кинжал в ножнах, Найтмер положил его на край стола передо мной.

- Это серебряный клинок. Из мягкого текучего серебра. Здесь примерно пятьдесят процентов металла и пятьдесят процентов магии. Один из редчайших артефактов на Реханте.

- Зачем? – прямо спросила я.

- У меня нехорошее ощущение, - пробормотал мужчина. – Возможно, да, днём тебе показалось. Но если учесть, что эти трое – а они все могущественные маги, где-то там, не там, где мы… и не могут сюда попасть. Мне это не нравится. Поэтому держи кинжал при себе.

- Я не умею им пользоваться, - слукавила я немного. – Какой мне от него прок?!

- Он сделает всё за тебя. Это разумное оружие. Пожалуйста. Не отказывайся.

- Хорошо, - я склонила голову, принимая оружие двумя руками. – Спасибо.

Найтмер не ответил, взглянул на меня и вышел, не прощаясь. В уютном двухэтажном особняке я осталась одна. Вышла из кабинета, поднялась на второй этаж, в предоставленную мне спальню. Устроилась в кровати, задёрнув балдахин. Руж, зевнув, сполз с моих плеч на кровать и взглянул на меня:

- Он скоро придёт ко мне?

- Да, - согласилась я. – Руж.

- Да?

- Это из-за тебя.

- Что именно? – не сразу понял дракон, к чему я веду.

- Всё это происходит из-за тебя. Кто-то пытался убить невесту, ты сделал всё, чтобы этого не случилось. Даже дело дошло до того, что мы разделились. Теперь наоборот. Ты далеко от Квилла, и теперь попытаются убить его. Именно из-за того, что он для тебя близкий человек!

Руж молчал.

Я не беспокоилась, знала, что неправильно он меня не поймёт.

- Ола…

- Я знаю, что Квилл с тобой уже очень давно. Он говорил, что вы вместе немногим более семисот лет. Кстати, а кто он по расе? – порядком озадачилась я, только сейчас сообразив, что в это число не укладывается та продолжительности жизни, которую мне Реханта пророчила с женихами! Это не двести и не четыреста лет.

Руж же… неожиданно закашлялся. На его морде появилось и тут же пропало выражение бескрайнего изумления. И опять, вот уж странности ассоциативного ряда!, мне показалось, что его мимика безумно похожа на кошачью.

- Он не человек… - пробормотал дракон, потом нахмурился. – Ола. Мне нужно ненадолго пропасть.

- Найтмер уже появился? Так быстро?!

- Да, судя по всему, магию он не жалеет. Ты побудешь одна?

- Конечно, - пожала я плечами.

Дракон кивнул, опустил морду на лапы, снова смерил меня задумчивым взглядом и … подёрнулся как будто бы пеленой помех. Стал неярким, выцветшим!

Я осталась одна. Страшно не было, а в душе зрело ощущение того, что завтра всё опять изменится.

- Он сбежал?

Полог был отодвинут в сторону, и, зябко поёжившись, рядом со мной на кровати появилась та, кого я сейчас ожидала увидеть меньше всего!

- Реханта?!

- Ну, да, - пробормотала богиня. – А ты кого-то ещё ждала?

- Кого я могу ждать?! – опешила я от такого предположения. – Что случилось?!

- Вот мне бы тоже хотелось это очень знать. Я услышала твои предположения, что кто-то очень хочет найти способ воздействовать на Ружа. И это мне очень не нравится.

- Не нравится?

- Понимаешь, - Реханта смерила меня задумчивым взглядом, приподняла меня то ли магией, то ли просто своим желанием в воздух, выдернув одеяло с кровати, и закуталась в него. – Извини. Холодно!

- Может, чаю? Мне тут принесли чайный набор. И в камине угли есть, могу погреть.

- Нет, не надо, - помотала головой богиня. – Мой холод не имеет с человеческим холодом ничего общего. Это просто…

- Божественные заморочки, - подсказала я и засмеялась тому, как поморщилась Реханта. Ух ты! Я угадала. – Так, что случилось? Что заставило тебя прервать свои дела, чтобы навестить меня?

- Я хочу тебя кое о чём попросить.

Шутить мне расхотелось мгновенно. Простите, ЧТО? Божественная просьба? Ко мне???

- Ты сейчас вот… точно со мной разговариваешь?

- Точно, точно, - Реханта нервно облизнула губы. – Полина, всё гораздо серьёзнее, чем может показаться с первого взгляда.

Полное имя неожиданно заставило меня дёрнуться. Мама мия, да я уже практически забыла, что меня могут вот так звать. Полным именем, словно напоминая, что я здесь не просто чужая, а чуждая.

- Почему серьёзнее?

- Потому что… Хорошо! Что за время пошло, обычной девчонке приходится раскрывать такие тайны, которые ни одному нормальному богу открывать не придёт в голову!

- Реханта? – встревожилась я.

- Ты знаешь, что на Реханте есть несколько … стихийных духов, скажем так.

- Вроде твоего рыжего кота?

- Да. Ты с ним уже познакомилась, с духом дороги.

- Получается, познакомилась. Он и сейчас не даёт Квиллу с женишками забраться в ловушку.

- Ты бы не отказалась? – уточнила Реханта зачем-то.

Я серьёзно задумалась, потом пожала плечами:

- Да какая разница? Всё равно же замуж отдашь за кого-то.

- Начинаю считать, что для тебя это будет не слишком хорошей идеей. Ладно, неважно. Ты знаешь про моих духов. Рыжий кот – воплощение стихии дороги. Но всего их шесть! И… - Реханта вдохнула и выдохнула. – Среди них есть и дракон.

Упс. Нет, это не просто упс, это просто какой-то непрекращающийся кошмар. Вот она издевается?! Стихийный дух…

Можно не спрашивать о ком она. Очевидно. Дракон в этом мире единственный…

- Дух чего он?!

- Элементальный дух воздушной стихии, - вздохнула Реханта. – Да дело не в этом! Если кто-то пытается воздействовать на него, то … это настоящая проблема!

- Проблема это настоящая в том случае, если тот, кто воздействует, знает, что он твой стихийный дух.

- А может кто-то этого не знать? – озадачилась богиня.

- А все знают?

- Нет! Но просто… подожди, ты хочешь сказать, что кто-то может этого не знать или не брать в расчёт?! И воздействовать на Ружа… по другой причине?!

Всё-таки большое могущество приводит к очень большой зашоренности.

- Реханта, удивлю тебя, - сердито заговорила я. – Идиотов хватает. И кто-то может просто хотеть дракона в коллекцию. Понимаешь? Не как «духа», а как «дракона». Вот хобби у человека такое. Коллекционировать живые игрушки.

- Почему живые?!

- А смысл от него мёртвого? Реханта, люди… всё время забываю, что здесь не только люди живут. Любые разумные существа… они не всегда нормальные, они, тем более, не всегда адекватные. Зачастую получается так, что они делают что-то только ради того, чтобы поставить галочку. Хочу что-то, галочка стоит, и достаточно. А есть те, которые мир перевернут, ради того, чтобы получить желаемое. И если кому-то пришло в голову хотеть дракона, то он просто хочет дракона. Его не интересует могущество, сила, магия, что угодно. Его интересует дракон. Сам по себе.

- Безумие какое-то, - Реханта спрятала лицо в ладонях, снова взглянула на меня. – Ты сможешь его защитить?

- Кого?! – вот теперь я просто взвыла. – Реханта! Я – пришлая, я чужачка. Я не знаю здесь ничего, ничего не умею. И через несколько … через пару недель пути буду уже на Венчальном озере, где выберу мужа. Как ты представляешь себе, чтобы я могла защитить дракона?!

- Я знаю, что будет завтра. Найтмер вернётся, скажет, до чего они договорились с Ружем. Вы вдвоём отправитесь в Озёрный край, а Руж полетит на выручку Квиллу. Так вот. Дух дороги не даст вам этого сделать. Ни тебе отправиться с Найтмером в Озёрный край, ни Ружу отправиться к остальным женихам. Единственный вариант, который позволит свести все опасности до нуля, это отправить Ружа и Найтмера вместе к Квиллу и остальным. А тебе одной идти дальше. Только не в Озёрный край. А миновав его по широкой дуге, выйти к старому Ткаческому пути.

- Так, - вздохнула я. – Подожди, подожди. Ты намекаешь, что я куда-то пойду одна?

- Он тебя не отпустит одну! В этом всё дело, в этом главное спасение. Найтмер отправится с обманкой к остальным. Ты вместе с Ружем отправишься по Ткаческому пути.

- Это безумие.

- Это единственный вариант, который я могу найти навскидку в ближайшие часы. Я понимаю, что это… тебе кажется безумием, - богиню трясло. – Но, Полина, его просто не станет. Я богиня, я придумаю что-нибудь с магической системой Реханта. Найду другого стихийного духа, найду ему замену, мало ли мощных созданий на Реханте? Но, пойми, Руж – моя единственная семья здесь. Я просто не могу его потерять.

У меня было три варианта. Напомнить, что вообще-то благодаря богине, в том числе, я сама оказалась в другом мире, вырванная не просто из своей семьи, но в одночасье лишённая друзей, привычного круга жизни. Более того, из-за этого её ярлыка, на меня повешенного, «невеста дракона», меня сейчас упихивают в рамки, в которые мне не хочется! У неё хотя бы был Руж, а у меня вообще никого.

Второй вариант был – включить логику, сообразить, что богиня, потерявшая свою семью, это неадекватная женщина, мысленно посочувствовать всему Реханту разом и идти спрашивать у Найтмера есть ли здесь пространственные маги, в чьих силах помочь мне свалить отсюда. Причём не в другое королевство, а совсем, куда-нибудь на другую планету. Они здесь точно есть. Достаточно вспомнить оговорку Реханты.

И, наконец, у меня был третий вариант. Самый простой и самый сложный одновременно. Лишить себя даже тени шанса на то, чтобы узнать трёх женихов получше. И заняться тем, что меня волновало больше всего – безопасностью дракона.

Да, я не обольщалась. Да, я многого не могла. Я не была магом, не была воином. То, из чего я умела стрелять, здесь не существовало. А арбалеты и луки… ну, кто бы мне дал их в руки? У меня было «разумное оружие», кинжал, он и сейчас лежал в ножнах у меня под рукой. Но если с кем-то можно справиться этим кинжалом, то моих сил для этого точно не нужно.

Всё, что у меня было, по сути – это умение смотреть на этот мир широко раскрытыми глазами. Я не впитала с молоком матери границы Реханта, я ещё не успела их узнать, ещё не успела их поставить себе сама. Разве что была клетка, которую я не могла избежать. Мне предстояло стать женой… одного из троих. И деться было некуда.

- Реханта.

- Да?

- Зачем нужно это замужество? На самом деле? Да ещё и такое торопливое? Какой-то турнир, тащить по земле, куда-то к озеру, да ещё и венчать божественной силой… Я … могу вернуться домой?

На этот раз Реханта замолчала настолько, что я забеспокоилась, что отвечать она мне совсем не будет. Потом богиня вздохнула:

- Никто не говорил, что будет легко. Никто не говорил, что неправильная невеста не поймёт, из-за чего сыр-бор на самом деле. Да, Полина. Ты могла бы вернуться домой. Если бы пришла тем же путём, что и все остальные невесты. Но даже я не знаю, как ты оказалась на Реханте. Вне всяких сомнений, тебя привёл сюда зов. Но мы так и не нашли, где ты появилась. А твоя память была от нас закрыта, даже когда ты была в лихорадке. Если бы ты пришла обычным путём, ты могла бы вернуться домой. Как и другие невесты. Чтобы препятствовать этому, чтобы привязать невесту к Реханту и нужно всё, что ты перечислила. Ты… другой вопрос. Если бы было чуть больше времени, если бы только мы сразу поняли, что ты не такая, как те, кто уже был здесь, то всё это, возможно, и не потребовалось бы. Ты играешь по другим правилам. Они изначально были другие, только мы не усмотрели, не уследили.

- Что ты пытаешься сказать?

- Ты не могла вернуться. С первых же часов, как ты оказалась на Реханте, ты уже больше вернуться не могла… Прости.

Сильно-сильно потерев лицо, я вздохнула. Лесницы же говорили, что мне не вернуться обратно. Просто Найтмер разбудил в моей душе напрасную надежду.

- Хорошо, - кивнула я просто, поднимая голову к Реханте. – Ты не скажешь, зачем это нужно, но я сделаю так, как ты сказала. Пойду с Ружем по Ткаческому пути, пока Найтмер на обманке полетит к Квиллу и остальным женихам.

Взгляд богини полыхнул благодарностью. Подавшись ко мне, она оставила на моем лбу нежный поцелуй и пропала. А Руж набрался снова цвета, объёма, взглянул на меня и тихо сказал:

- Ола. Всё плохо.


Глава 20. Ткаческий путь.


Конечно, это для Ружа всё было очень плохо и вообще так просто кошмар, а по мне, как ни прозвучит эгоистично, до этого никакого дела не было. Ладно, за Квилла я немного беспокоилась, как ни крути, а нервов бедному надзирателю моё появление стоило многих. Так что, я могла позволить себе задуматься, всё ли там у него в порядке.

Остальные женихи с моей лёгкой руки могли смело отправляться лесом. Да, конечно, я очень добрая. Прямо от собственной доброты скулы сводит!

В остальном после определённых танцев на ровном месте было единогласно принято решение, навязанное богиней. Назовём вещи своими именами, она нам это именно что навязала.

Несчастный Найтмер улетел к остальным, а я укомплектованная в полной мере деньгами, артефактами, амулетами, отправилась к Ткаческому пути в одиночестве. Пешком.

Вариант «не пешком» был из списка возможных убран. Одна пешая девушка не привлечёт такого внимания, как одна девушка без полагающегося сопровождения, да ещё и верхом на породистом скакуне (других в конюшне Найтмера просто не водилось).

Руж, бурчащий себе что-то под нос, я предпочла не вслушиваться, выдыхал в особо экспрессивные моменты облачка пара. Да и вообще, я старалась на происходящем внимания не заострять. Во избежание обострений, так сказать.

Мало ли, какие слова для него будут «стоп-словами», а какие наоборот только доведут моего чешуйчатого вообще до белого каления.

- Хорошо, - наконец, пыхнул Руж. – Я успокоился.

Отлично, чудесно. А потискать его в честь этого события можно? Я немножечко, честное слово, самую-самую малость!

- Итак, - звонко провозгласила я, с трудом сдерживаясь, чтобы не начать рукой разгонять от себя неправильные мысли, - что у нас теперь то в планах? Сколько пешком до этого Ткаческого пути и сколько по нему идти?

- Боюсь, на несколько дней точно нужно рассчитывать, - упал Руж духом. – Конечно, у тебя есть палатка, но это не повод…

- Руж, - перебила я, не дослушав до конца. – Ты же не думаешь, что я никогда не спала в палатке?

- Когда дело касается тебя, я уже просто не знаю, что думать, - сердито буркнул дракон. – Я пытаюсь, пытаюсь предположить, а ты находишь, чем изумить, когда, казалось бы, все секреты до одного раскрыты!

- Могу тебе ответить тем же самым, - усмехнулась я. – Вроде бы сделала вывод, а потом оказывается, что в моих знаниях бесконечные пробелы. Не слишком, знаешь ли, приятное ощущение.

- Ола!

- Да? – невинно улыбнулась я.

Дракон, изогнув длинную шею, воззрился на меня сердито.

- Нехорошо такой быть! Нехорошо!

- Если бы я была не «такой», ты бы просто не обратил на меня внимания! К тому же, если бы я была тихой, милой и спокойной, разве не было бы тебе скучно?

- Так! – снова рассердился Руж, в раскатистом голосе зазвучали рычащие нотки. – Это ты что, таким образом заботишься о моем досуге?!

Я прикусила губу, чтобы не рассмеяться в голос. Только мордаха у милахи была карикатурно-обиженная! Не выдержав, я звонко чмокнула дракона в нос, отчего он не только опешил, но ещё и совершенно потерял дар речи.

Собственно, этого я не планировала добиваться, но пока дракон пытался снова встретиться с мыслями и словами, весело двинулась по дороге. Конечно, нельзя сказать, что я очень любила пешеходные прогулки, но не видела в них ничего совсем уж страшного. Голову не припекало, шляпу с огромными полями мне создал Руж из охапки ярко-зелёных листьев, которые я собрала под деревьями, где мы проходили. Это чудо чешуйчатое хотело мне сделать зонтик, но тут уже возмутилась я. Как представила, что мне придётся это тащить, так сразу же мне и поплохело. Так что самым решительным образом я потребовала шляпу, что в итоге и получила.

Правда, Руж этому не обрадовался. Шляпу я хотела нормальную! Не дамское нечто, держащееся на причёске на шпильках, а с большими полями, чтобы заодно не поджарить носик.

- Ола, ты как чары массового поражения, ты знаешь это?!

- Догадываюсь, - вежливо кивнула я.

С чарами меня не сравнивали, да и, надо сказать, с оружием особо тоже. Какое из меня оружие то?!

Озвучивать свои выводы и свои возмущения я не стала, наоборот, предпочла присмотреться. Руж как-то уж больно подозрительно сверкал глазами. И подсказала мне интуиция, что этот милый чешуйчатый на деле та ещё заноза! Особенно, когда под боком нет Квилла, который был тормозом для дракона.

- Ладно, сворачивай, - велел мне тем временем «разогнавшаяся заноза».

Осмотревшись, я воззрилась на дорогу, ведущую вперёд, взглянула налево, где определённо было только бескрайнее поле сорной травы.

И сошла с нахоженной дороги, по которой нас то и дело обгоняли путники, как идущие в город, так и из него уже возвращающиеся.

И только когда оказалась на поле, сообразила осторожно намекнуть:

- Дороги нет, мы не заблудимся?

Путники же проводили меня недоумёнными взглядами и шепотками, кто-то даже крикнул вслед:

- Девушка, там же репей!

Я не ответила. Ну, репей и репей, подумаешь, и благодарно помахав рукой, я двинулась вперёд.

Дракон покачивал хвостом, но ничего не пояснял. Я шла, перебирая ногами, а трава за моей спиной смыкалась и словно стирала мои следы.

Там и дорога осталась позади, и город остался лишь точкой на горизонте.

И только тут Руж сказал:

- Останавливайся.

Я и остановилась посреди поля. Высокая трава доходила мне по грудь. Кое-где была низкой, а кое-где щекотала даже влажные пряди на шее.

- А дальше что, Ру-у-уж?

Руж, буркнув что-то про ненормальных девчонок, распахнул крылья, взмахнул ими раз, второй… Осмотрелся, чихнул от травинок, которые щекотали ему нос.

- Подпрыгни, – велел он мне неожиданно. – Только осторожно!

Странные приказы веселили меня всё больше и больше. Подпрыгнув, легонько, как и было велено, результат я получила настолько дикий, что ойкнула непроизвольно и вцепилась в высокие макушки серебристой полыни, чтобы не улететь. Моё тело стало настолько лёгким, что его больше не прижимало к земле силой притяжения!!! Я не обрела крылья, но неожиданно оказалось, что они и не нужны!

- Что это?!

- Малое гравитационное заклинание, сообщил Руж, и в его спокойном обычно голосе я отчётливо услышала улыбку. – Тебе же нравится летать, вот и лети!

На то, чтобы разобраться с «управлением» не ушло много времени, а потом, это было больше всего похоже даже не на сон, а на сказку.

Никого вокруг, ни единой живой души. Только душистые дурманные травы, настоящее море серебристых волн, перекатывающееся вместе со мной, подо мной и небо.

Небо.

Бесконечное небо, прямо над головой. Я плавала в этом бескрайнем небе, наслаждаясь каждой минутой, каждой секундой отмеренного мне чуда.

Руж почему-то молчал. И только когда в мои глаза вернулась тень осмысления, он тихо спросил:

- Ола?

- Д… да?

- О чем ты мечтала? Когда жила в своём мире, откуда пришла к нам?

- Летать, - не задумалась я с ответом ни на секунду, а потом невесело усмехнулась. – А дальше ты будешь смеяться, Руж. Такие желания у нас не в чести, оторванные от реальности, ненастоящие, причудливые, чудные. У нас не любят тех, кто не такой, как все. И мне пришлось придумать себе совсем другую мечту. Я и придумала. Выйти замуж.

Дракон от неожиданности икнул, потряс головой, словно посчитал, что ослышался, а может, попытался вытрясти залетевшие в его уши слова.

- Что ты хотела?!

- Выйти замуж. И уехать куда-нибудь далеко-далеко. Это… в норме вещей, такие желания. Скорее даже, девушку не поймут, если она не мечтает о замужестве, а смеет мечтать о чём-то ещё. Правильно и должно именно это: мечтать о свадьбе, белом платье, деньгах, своём доме. Или, как в моём случае, делать вид, что мечтаешь об этом.

Руж подавленно молчал. Странно, что это он вдруг заговорил о желаниях? Спросить, что ли? Нет… или да? Страшно немного, почему-то, хотя и ответ тоже услышать хочется. Ладно, пойдём на компромисс и спросим!

- Почему ты спросил?

- Подумал вдруг, что может быть, я могу выполнить твоё желание. Если оно… реально. Но то, что ты говоришь…

- Ты его и выполнил, - не дала я Ружу развить тему. Нет уж, мы так хорошо гуляем! И вокруг небо. Не стоит его омрачать дурным настроением. К тому же, кто знает, не станет ли явление «дракон в плохом настроении» поводом для того, чтобы поменялась погода?! Как-никак он – один из шести духов Реханта. И тогда моё блаженство закончится. - К тому же есть кое-что ещё. Понимаешь, в определённом смысле… Нет, не с того начала. В этом мире есть границы, которые чужаки со стороны… такие как я, просто не понимают. Но это не значит, что я их не нужно соблюдать. Как раз наоборот, нужно. Но они очень душные. Они мучают меня, пережав горло бесконечной удавкой. Ты даёшь мне возможность хоть иногда выйти за пределы этих границ. Найти хотя бы ещё один осколок себя, кусочек своего места… - осознав, что что-то слишком разоткровенничалась, я подавленно замолчала. Руж смотрел на меня, не отводя взгляда.

Я бы хотела снова раствориться в этих глазах, упасть в эту алую бездну и на глубине её найти себя. Если бы я позволила себе помечтать, я бы мечтала о том, чтобы счастливый конец в моей сказке был с драконом. Вот только… Это было уже невозможно.

Да, из-за всех этих историй с отворотным, приворотным, с кровью дракона, вначале в меня влитую, потом которой меня от души полили, я забыла свои чувства, помнила о том, что влюбилась в Ружа, но утратила именно эту влюблённость. Да и влюбилась не столько в «чешуйчатую громадину», сколько в гордую и свободную душу.

Я думала, что мне это поможет, что я смогу полюбить кого-то из своих женихов. Хоть одного! Я думала…

Но, как оказалось, это было всего лишь тайм-аутом, и теперь я влюблялась в Ружа снова и снова, бесконечно и абсолютно беззащитно. В его ненавязчивую заботу, в его юмор, в его рассказы, в его присутствие, в его голос, в его смех, в его рычащие нотки, в его мимику.

Я не думала бежать от этих чувств. У меня мысли такой не возникло ни разу. Да, даже понимая, что они обречены, я предпочла наслаждаться каждым днём и каждой минутой. И даже если я была не права, даже если этим я перечёркивала себе возможность счастливой жизни с кем-то их женихов впоследствии, я не возражала. Я была готова заплатить такую цену. Пусть даже… пусть даже это и было так больно.

К тому же, вокруг было столько всего прекрасного! И этот мир медленно входил в мою плоть и кровь, в мою душу, заменяя всё, что там успело появиться до этого.

…Давно скрылась позади дорога, по которой словно букашки ещё ползли куда-то люди, повозки, запряжённые лошадьми, мчались всадники.

Тишина, нарушалась стрёкотом кузнечиков. Крупные мохнатые шмели перелетали с цветка на цветок, взмахивая прозрачными крыльями. В высокой траве пробегали мелкие птички, возмущённо чирикая.

Я плыла по воздуху, жалея о том, что ветер едва-едва ощущается, что я не могу улететь отсюда, далеко-далеко. Туда, где…

Сердце дёрнуло вниз неподъёмным грузом. И неожиданное желание заставило меня застыть на одном месте. А затем, сдёрнув лёгкие походные сапожки, я встала босыми ногами на землю. Словно бы вдруг захотелось любой ценой заземлиться. Пока…

Ощущение того, что я делаю что-то, смысла чего не понимаю, вспыхнуло и прошло, не оставив мне на память совершенно ничего.

- Ола?

- Да? – взглянула я на Ружа с долей недоумения, поднимаясь обратно в воздух. Сапожки были отправлены в пакет и в безразмерную сумку, а я босоногая (ноги придётся мыть), снова летела по воздуху вслед за драконом. Отставить дурные мысли! Для журавлиного клина всё равно не хватает Квилла и женихов.

- Я подумаю, что можно сделать.

- С чем? – опешила я. Он же сейчас не может говорить о женихах и всей этой историей с путешествием к Венчальному озеру богини? Вроде бы сейчас мы говорили вообще о другом!

Но дракон всё-таки меня удивил:

- С этой свадьбой, на которую ты обречена. Я подумаю, как сделать так, чтобы тебе не пришлось выбирать.

- Женихов совсем не останется? – мрачно пошутила я, потом махнула рукой. – Не думай об этом, Руж. Реханта говорила, что менять что-то уже поздно. Время, когда надо было прыгать, прошло. Всё, что теперь осталось мне, это плыть по течению.

- Можно поменять течение, - возразил Руж.

- Ты, могущественный дракон, может и смог бы это сделать. А я… мне бы в живых остаться!

- До тебя никто не доберётся. Я никого к тебе не подпущу!

Я не стала говорить, что как бы Руж за мной ни присматривал, добраться до меня убийца сможет без особого труда. Даже ничего сложного не нужно делать. Ни строить планов, ни творить ловушек. Достаточно, чтобы один из трёх женихов утратил бдительность, а за этим дело не станет. Один слишком самовлюблённый, второй меня практически не терпит, третий заинтересован в чём угодно, но не в невесте. Вот только что будет, когда до Шейда дойдёт, что кратчайшее расстояние между двумя точками – это прямая? И чем мечтать о несбыточном, проще добиться невесты и с её помощью заполучить всё и немного больше. А с этого парня станется мечтать и о мировом господстве! С другой стороны, он может мечтать и о том, чтобы его все оставили в покое, и он смог бы сидеть в маленьком домике и делать плюшевых мишек.

В общем, я бы предпочла, чтобы все три жениха подумали бы, потянули время ещё немного. А там глядишь, меня убьют, и выбирать не придётся. Никого и ничего.

Так. А теперь и эти мысли из головы кыш-кыш, а то Руж заподозрит ненужное. К тому же… раз мы оба крылатые…

- В догонялки! – велела я, коснувшись крыла парящего рядом дракона. – И ты – водишь!

Через пару часов выяснилось, что:

А. Летать куда быстрее, чем идти, особенно когда один дракон с удовольствием делится магией.

Б. Рыжий дух дороги разделил вообще всех «женихов» и Квилла. И сейчас Квилл верхом на драконе-обманке едет нам наперерез, но будет не раньше завтрашнего дня.

В. Руж хорошо знает места, по которым мы двигались, и дракон с удовольствием выступил в качестве добровольного экскурсовода.

Г. Мы дошли до Ткаческого пути.

Признаюсь честно, была неправа, но по аналогии с тем, что мне было известно, что не раз читала, я закономерно решила, что название появилось от того, что по тракту возили ткани и вокруг селились ткачи.

Ну, что сказать. Частично я угадала, а вот частично не очень. Ткачи действительно селились рядом с трактом, но это было не причиной, а следствием, да и ткани возили другими дорогами.

Главное же было в том, что вокруг пути были высеяны в изобилии те растения, которые были базой для тканей.

После того, как земли обеднели, угодья перенесли. Что-то вывели под корень, а что-то не получилось, что-то рассеялось. И сейчас вокруг Ткаческого пути наряду с зарослями сорняков, были и заросли одичавших культурных растений.

Руж просвещал меня то про один, то про второй цветок. Например, знакомые мне васильки здесь назывались разильки – и были нежно-розового цвета. А ещё они были одним из пяти компонентов шелка принцесс. Поле медуницы было нужно для медовичного шелка. Это меня безумно удивило. Я не представляю себе в деталях процесс изготовления шёлка в родном мире, но всё же знаю, что цвет они получают от красителей, сырье одно и то же. А здесь цвет зависел от изначального сырья и его состава. Он менялся! И да, шёлк был исключительно растительного происхождения.

Чудно!

Сам Ткаческий тракт был уже позаброшенным, заросшим.

Я летела по нему, а вокруг меня, на сколько хватало взгляда, бушевало бесконечное разнотравье. В зелёном море трав всполохи алого, рыжего, синего, розового, белого, чёрного, золотого, сиреневого – всех цветов и не перечислить. Были представлены почти все шелковичные культуры.

Я настолько залипла на некоторых цветах что Руж, не выдержав моего умоляющего взгляда, слетал за ними, нарвал мне целую охапку и вернулся, пообещав, что если выдастся возможность, он научит меня делать драконий шёлк.

Любая девушка, думаю, не смогла бы устоять перед таким предложением.

С Ткаческого пути мы свернули ещё до сумерек. Пролетели пару километров до небольшой избушки, где жил смотритель шелковичных полей, и, не сбавляя скорости, полетели дальше, до начала пологих холмов. Руж больше молчал, чем рассказывал, но, как я поняла, в один из них нам и нужно было.

То есть, нам предстояла ночёвка в холме! Ну, что может быть экзотичнее?! Нет, навскидку могу предложить иглу во льдах, на дереве в джунглях и в расщелине в горах (Судьба миловала на все три пункта), но в холме?! Я же не уважающий себя гном и даже не кобольд! И вообще, у меня может быть клаустрофобия, а тут столько замкнутого пространства… И такой узкий лаз, я почти застрева…. Застря… А! Уф.

Пролезла!

Так, теперь надо отсюда выбраться… Поставить руку вот туда, там плоское место, поднять голову, и…

Я застыла на пороге подземного зала, как была, не распрямляясь, оставшись на четвереньках. Спину больно царапал какой-то камень на потолке, бедро горело, кажется, я где-то зацепилась.

Но ничего из этого до моей головы не доходило.

Потому что пещера оказалась не простой! Прямо мод моими ладонями лежало чёрное спокойное зерцало подземного озера. Его спокойствия ничто не нарушало. Даже моё дыхание не вызывало рябь в этой чёрной глади. Я не видела дна озера. Не видела уже ничего у края.

Да что говорить! Даже стены пещеры я не увидела бы, не будь они в таком изобилии разукрашены разноцветными кристаллами, внутри которых позвякивали крупные снежинки.

Спохватившись, что за мной вообще-то дракон, я выбралась на пол, чуть-чуть прошла и уселась там же, где и была. А потом только оглядывалась по сторонам, искренне боясь дышать. Это было, было…

У меня не хватало слов, чтобы описать эту гармонию приглушенных цветов, эту бархатную красоту тьмы, смешанной с искрами радужных вспышек.

У меня не хватало слов, чтобы передать атмосферу бесконечного покоя, в которой хотелось раствориться. Закрыть глаза и отдаться этой тишине и пустоте.

- Ты можешь войти в воду, - сообщил мне Руж, устроившись в лазу, хвостом ко мне. – Я не буду подглядывать.

- Подглядывать?

- В это озеро не входят в одежде, Ола, - отозвался дракон, и его голос теперь звучал трубно, немного искажённо. Насмешливое эхо скользнуло по тоннелю, и растаяло. Я смотрела на воду.

- Она что-то даёт? Вода этого озера?

- Ничего. В ней нет никакой мистической силы.

- Тогда зачем?

Дракон не ответил.

Я смотрела на воду.

Чёрное-чёрное, абсолютно спокойное озеро. Не понять, что там на дне, и стен не видно. И свет от кристаллов не дотягивается. И… входить туда обнажённой? Нет, не то, чтобы я была очень уж стеснительная, но просто… не знаю даже, как и сказать, если честно. Просто понимать, что даже если дракон на меня не смотрит, даже если я его в принципе не интересую в каком-то романтическом плане… ну, хорошо-хорошо, конкретизирую, не в платоническом смысле, а в сексуальном.

Но всё же…

Я элементарно смущалась. Да, бред, да отдаю себе в этом отчёт, безусловно.

Но…

…Ремень звякнул пряжкой-драконом о камень. Зашелестела ткань. Первыми упали на пол чёрные штаны, следом за ними серая тёплая жилетка с массой карманов и тонкая белая рубашка. Последним на пол отправилось белье. Здесь не было привычных мне бюстгальтеров, верх был чем-то похож на классическое бюстье, разве что корсет под чашечками был отнюдь не короткий. Белье же – никаких шортиков, заниженной талии, танга, тонга и прочего, здесь в ходу были кружевные панталончики. Совершенно очаровательные и не слишком пышные, но как же первое время было дискомфортно их надевать!

Взглянув на кучку собственной одежды, на вещи в углу (тащил сюда их дракон), на яркие шелковичные цветы, которые почему-то оказались в другом углу от вещей…я снова взглянула на воду. Сквозняка не было. Неприятных ощущений не было.

Была вода, в которую… мне стоило зайти по причине, которую мне не озвучили. Блин горелый! Да во что я опять ввязываюсь?! Да ещё с такой радостной ухмылкой?! Ну, Руж, ну, гадость чешуйчатая! Я же тебе это припомню!

«И тебе», - ткнула я пальцем в собственное отражение в тёмной воде, - «тоже припомню, идиотка влюблённая!»

Вода была … никакой. Ни холодной, ни тёплой, вроде бы и ощущалась как вода, но при этом была … Вот даже не знаю. Неправильной, что ли.

Под ногами обнаружилась ступенька, потом вторая, потом третья. Почему-то показалось, что окликать Ружа, чтобы уточнить, как далеко заходить, показалось не слишком разумно.

Я сделала ещё шаг, вода поднялась до бёдер, потом до талии, скользнула по груди, обняла дружески за плечи.

Судя по тому, как растёт уровень воды, раз за разом, то следующий шаг будет мне по шею.

На последней ступеньке я помялась.

Подумала. Помялась ещё немного.

Руку сжал предупреждающе браслет.

Ну, сжал и сжал. Я уже и забыла про этот гадостный наручник. Поэтому на предупреждение, к которому нужно было прислушаться, прислушиваться и не подумала. Сделала ещё один шаг, и оказалась под водой с головой!

Какое там «странная вода»! Здесь, на глубине она раскрылась в полной мере. Нечто по консистенции похожее даже не на масло, а на нефть, потопило меня, поволокло куда-то вниз, в глубокий омут.

Я умела плавать, умела нырять. Прежде чем я открыла для себя полёты, я успела и дайвингом позаниматься, так что в принципе растеряться и не успела. Только не помогло мне это.

Вода потянула ниже, ниже, ниже…

…И затянула меня в свои объятия совсем…


Глава 21. Неназываемое озеро.


В себя я пришла от ругани. Такой, с огоньком, задорной, прочувственной. Единственная досада – виртуозность нецензурной тирады оценить я не могла, а хотелось. Потому что я осознала таким нехилым скопом сразу добрый десяток вещей.

Итак, по порядку действия. Ругался Квилл, причём на том языке, на котором я до этого разговаривала спокойно, а сейчас не могла понять ни слова. Ругался мой надзиратель на Ружа, а дракон молчал, словно набрал воды в рот. Чего это он, интересно?!

Далее. На мне сейчас была одна-единственная рубашка, да и та не моя.

Пункт следующий – сама выбраться из воды я не могла, соответственно, соединяем пункт первый с текущим, получаем, что из воды меня вытащил Квилл. И мягкая ткань на мне – именно его рубашка.

Продолжая эту цепочку, можно смело делать вывод, что падать больше в глазах своего надзирателя мне просто некуда. Даже та идиотская ситуация, после которой я в шутку сказала, что теперь он должен на мне жениться, как честный человек, не шла ни в какое сравнение с этой. Там я была в горячей ванной, в пене и в полотенце. А тут меня вытаскивал он из воды… Ну, нет, вру! Есть положительный пункт, хорошо, что он тащил меня не из болота, хорошо, что не похожа я на бегемота.

Правда, с количеством попыток отправиться на тот свет, я и, правда, похожа на латентную самоубийцу, как мне друзья в родном мире говорили. Здесь же вечно как натворю что-нибудь, последствия такие, что хоть за голову хватайся.

Вот только, почему я не понимаю ни слова? И где моя одежда? А… мягонькое подо мной, я на ней лежу. Чудесно. Сушить одежду магией нельзя (это меня в замке ещё просветили), соответственно, пока мой нехитрый гардероб не высохнет, … что-то у меня с головой совсем плохо стало. У меня же есть с собой смена в сумке. Значит, всё, что мне будет нужно, это добраться до своих вещей. И переодеться. Чудненько.

А теперь можно аккуратненько сесть, закутавшись в рубашку Квилла. Ой!

- Ола! – Квилл подхватил меня в последний момент, когда я, обнаружив, что пол и потолок поменялись местами, попыталась вернуть всё по местам, правда, в отношении одной красивой себя.

Своё имя в его исполнении я узнала не столько по звукам, сколько по интонационному окрасу. Уставшему до бесконечности, яростно-злому, немного заботливому и едва уловимо бессильному. Чтобы он ни делал, он не мог изменить происходящее. Как и меня, Квилла подхватил поток божественной воли и вёл туда, где всё должно было, к счастью для них двоих, закончиться с моим венчанием. Свадьба, это меня уже женихи в дороге просветили, должна была состояться отдельно. Пышная (в случае Шейда и Найтмера) и при всём честном народе.

Собственное счастье от этой информации я не могла передать даже нецензурными мыслями.

Квилл что-то говорил над моей головой, я, удерживая на груди полы мужской рубашки, очевидно, которая была мне велика, смотрела на надзирателя пустым взглядом и не понимала ни единого слова!

- … - всё сказанное осталось снова набором бессмысленных звуков.

Квилл же, протянув руку, вытащил за хвост дракона.

Он просто взял! И вытащил из тоннеля! За хвост дракона! Который так и не повернулся сюда!!!

- …!

- …?!

- … … …

Было очень весело сидеть на груде собственной одежды и разглядывать этих двоих ожесточённо переругивающихся. А ещё было ощущение, что я совсем-совсем немного пьяна. Воды наглоталась? Да нет, не помню, чтобы она хлынула в меня. И…

Скользнув по собственным губам, я задумалась. Нет. И определённо искусственное дыхание делать мне тоже не пришлось. Самое странное, что я мокрая, одежда подо мной мокрая тоже. Но рубашка Квилла на плечах – сухая. Магия? Или нет?

- …!

Знакомая интонация, это ко мне!

Повернувшись от озера, я заинтересованно воззрилась на Квилла и Ружа, и ощутила, что моя бедная несчастная челюсть в очередной раз пошла на сближение с полом. Потому что надзиратель не нашёл ничего лучше, как взять дракона за шею и повернуть его мордой ко мне насильно! Да что за бред тут происходит?!

Взгляд дракона был сопоставим с ударом под дых. Алые глаза были полны бесконечной ярости и жажды обладания.

Губы мгновенно пересохли. Я вдохнула, а вот выдохнуть у меня уже просто не получилось. Что тут происходит?!

«Мы связаны кровью, моя кровь в тебе, - дракон смотрел и молчал, а его голос звучал в моей голове. Мгновенно заныли виски, затылок заломило острой пульсирующей болью, и тут же всё прошло. – Общаться долго так нельзя, это вредно для человека, особенно неподготовленного и не мага. Но ты почему-то молчишь, не отвечаешь на вопросы».

«Я не понимаю Квилла, - сообщила я спокойно. – Ни единого словечка!»

«Это как?!»

«Это молча!»

Дракон притих, глядя на меня с недоумением. Потом повернулся к Квиллу. Снова та отрывистая непонятная речь, и Квилл начал расхаживать по тому месту, где мы были. Мне же в голову стукнула жутко интересная штука. Итак, рубашка на мне его. Потому что моя – подо мной. А у дракона рубашки не водится. Но вот странное дело – тряпки ака паранджа на надзирателе всё так же есть.

Но если спасаешь идиотку из воды, разве не будешь закутывать её в первое попавшееся? Будешь. Но если рубашка оказалась таковым предметом, соответственно… всех этих летящих одежд на деле на Квилле никогда и не было! Иллюзия всё это. Иллюзия.

Дракон смотрел на меня, я смотрела на Квилла. Шаги моего надсмотрщика то затихали, то снова он начинал сердитое движение. И дождавшись, когда он дойдёт до меня, я обеими руками вцепилась в подол его паранджи и с силой дёрнула. Даже не споткнулся! Да! Да! Я была права! Это иллюзия!

- Ну, и что ты делаешь? – спросил дракон, суфлируя, пока Квилл присел рядом со мной на корточки, поймал за подбородок, вглядываясь в мои глаза.

Стесняюсь спросить, что он там хочет найти? Чёртиков? Ни! Не найдёт. Мои черти упитанные, они в зрачках просто не помещаются!

Весело хихикнув, я выпуталась из рук Квилла, перебралась к дракону и вцепилась в него.

- Дорвалась, - буркнул Квилл. – Руж, ты почему за ней не уследил?!

- Уследишь тут за ней, - рассердился Руж. – Ты вообще себе это представляешь?! Она в двух шагах от тебя умудрялась находить неприятности, а со мной так вообще от души развлекается.

Взглянув на дракона, надув губы, я задумалась.

Так-с, минуточку. А чего это я его сейчас вдруг понимаю?!

А?! А!!! Я начала понимать человеческую речь, когда вцепилась в Ружа, соответственно, если я его сейчас отпущу…

- Ты ей ничего не наливал? – заботливо спросил Квилл.

Теорема провалилась, не получив доказательств. Протянув руку, я поймала Квилла пальцами за нос и легонько потянула, чуть хрипловато сказав:

- Любопытной Варваре на базаре нос оторвали!

- Ола!

- Минута молчания и непонимания закончилась! Я снова с вами, в открытом режиме продвигаю чушь в массы, которая активно сопротивляется внесению в неё чужеродного элемента!

Это, конечно, очень весело, смотреть, как эти двое дружно теряют дар речи. Но как-то собственное состояние меня ни фига не радует! Я ведь реально горожу чушь и не могу остановиться!

- Так. Кому-то нужно на воздух, - Квилл наклонился ко мне, протягивая руку. – Вставай.

- Не хочу! – возмутилась я.

- Вставай, Ола, вставай. Выйдем и тебе станет легче.

- А чего это мне должно становиться легче?! Мне и сейчас не тяжело, даже, - чуть оттянув застёгнутую рубашку, я взглянула на собственную кожу, - даже совсем хорошо. Можно и снять лишнее.

- Ола!

Вот он на меня сейчас накричит, я ему устрою показательные выступления своего внутреннего ребёнка. Я в своё время, будучи студенткой, подрабатывала в огромном торговом центре. В детском отделе (да, занесло, в ад, случаем, бывает). Так вот, всё бы ничего, но я у них почерпнула пару великолепных способов устраивать истерики!

Самое простое – это упасть на спину, широко раскинуть руки-ноги, а потом орать во всю мощь лёгких, активно колошматя руками и ногами. Правда… у меня под рубашкой ничего нет. А значит «активно» не получится, а тогда никакого удовольствия и не получить.

- Так, всё. Мне это надоело!

Не думала, что у Квилла может закончиться терпение. И уж тем более, я не думала, что этот хладнокровный тип может просто вздёрнуть меня с пола (на удивление аккуратно придержав) и совершенно варварски закинуть на плечо.

А спустя мгновение вокруг была уже поляна перед холмом. В лицо ударил холодный воздух, порывом ветра приподняло подол рубашки. Лёгкий флёр истерии пропал, вымелся из моей головы. Сделав глубокий вдох, я тихо сказала:

- Извини.

Квилл, отпустивший меня, повернулся:

- Пришла в себя?

- Относительно, - честно ответила я, обняв себя за плечи. – Слушай, Квилл…

- Да?

- На тебе же сейчас нет всего вот этого.

- Нет, - согласился мужчина спокойно. – Как ты догадалась?

- По рубашке. Если бы была на тебе вся сбруя, то, когда ты вытаскивал меня из воды, закутал бы просто-напросто в свой плащ. Это навело на мысль, что нет на тебе всего этого. Потому я подождала, пока ты подойдёшь и проверила свою теорию. Когда я дёрнула за иллюзию, я не ощутила сопротивления ткани. Да, ощутила шероховатость материи, длину, вес, но не было натяжения. Соответственно, на этом гипотеза стала доказанной.

- Странные у тебя зацепки для ассоциативного ряда, - вздохнул Квилл.

Я пожала плечами. Какие есть. Я тоже такая, какая есть.

- Зачем тебе нужно это? Ну, эти все…

- Тряпки? – он явно улыбнулся. – Это не совсем иллюзия. На мне сложнейшие чары.

Дальше я просто сложила то, что мне было уже известно, с тем, что я никак не могла до этого сформулировать.

- Всё дело в том, кто ты? Ты же не человек?

- Не человек. Я али́ск.

- Алис…к? – удивилась я, даже не сразу сообразив, как правильно произносится слово.

- Ты знаешь, кто такие василиски?

- Они встречаются в наших легендах. Огромные, похожие на змей, их яд – смертелен, а взгляд приводит к тому, что человек каменеет.

- Точно. А есть люди-василиски, али́ски.

- Ты… человек-василиск?!

- Да. Поэтому если я буду без защитных покровов, то человек, увидевший меня полностью, умрёт. Чем больше на мне защиты, тем меньше влияние. Например, есть те, на кого мой взгляд вообще не действует.

- Как дракон? – сложила я ещё один плюс один.

- Да, - Квилл усмехнулся. – Мы познакомились, когда … в общем, у нас обоих были в равной степени убийственные намерения по отношению друг к другу.

- Очень за вас рада, - съязвила я от души, шагнула вперёд. – Квилл. Что за озеро это было? Там, в холме?

- Неназываемое озеро. Одно из шести принадлежностей стихийного двуликого духа знаний и тайн на Реханте, - легко раскрыл мне загадку Квилл, потом нахмурился. – Ты же не полезла туда до того, как выяснила, что это такое?

- Полезла, - честно призналась я.

Мужчина чуть не застонал:

- Ола! Ну, ты таким образом не доживёшь до Венчального озера!

- И никому от этого хуже не будет, - легкомысленно отмахнулась я. И пока Квилл, потеряв дар речи, воззрился на меня как на тринадцатое чудо света (на Реханте их, если что, было двенадцать), пояснила: - этим женихам абсолютно невеста не нужна. Найтмер ввязался в это дело, потому что на него надавили. Скорее всего, семья. При этом он заинтересован в ком-то, с кем быть не может. Глайс меня не терпит… Нет, даже не «терпеть не может», а именно ненавидит. У Шейда какие-то очень глобальные планы, в которых невеста, какой бы она ни была полезной – скорее, помеха и отягчающее обстоятельство.

- Ола…

- Да? – взглянула я на подавленного Квилла и улыбнулась. – Нет, меня нисколько это не задевает.

- Так нельзя, - мужчина протянул руку и неожиданно прижал меня к себе. Я уткнулась лицом в мягкий покров его иллюзионного плаща, и в глазах подозрительно защипало.

Нет-нет-нет. Я не хочу плакать. Совсем не хочу. Нельзя мне плакать!

Нельзя. Невольно сжав мягкую ткань, я закусила губу, выровняла дыхание…

- Будем считать, что это просто была нечестная попытка, - заставила я себя изобразить улыбку, отступая.

Я не могла плакать в руках человека… прошу прощения, алиска, который был заинтересован больше всех, чтобы я добралась благополучно до Венчального озера, сделала какой-нибудь выбор и исчезла из его жизни и жизни дракона, за которым он присматривал.

- Ола?

Разведя руками, я сделала ещё шаг назад.

Нет. Он сам сказал, что будет защищать меня до самого конца, но при этом он последний человек, кому я должна доверять безоговорочно.

И меня абсолютно не интересует, почему он так говорил. Заговорил, значит это имело смысл. Тогда или сейчас…

- Ола! – в последний момент Квилл дёрнул меня в сторону, роняя на мягкое зелёное покрывало травы.

Огненная стрела просвистела где-то над головой, а там, откуда она поднялась в воздух жалящей птицей, вспыхнули алые глаза.

- Вот теперь мне точно ничего не кажется, - радостно сообщила я.

- Алые глаза? – озадачился Квилл, не спеша подниматься сам или поднимать меня.

Я лежала под ним, и меня разбирал истерический смех.

«Ола?!»

«Руж, а тут гость!» – тут же отозвалась я, и не подумав возмущаться тем, что дракон снова в моих мыслях. – «Голодный! Кстати, а чем таких алоглазых кормят?»

«Чем-то очень острым. Можно серебром, а ещё лучше кинжальным огнём. Я сейчас появлюсь».

Ну, появится и появится. Квиллу я доверяла, но…

Ой!

Лучше бы я смотрела по сторонам, потому что Квилл неожиданно рванул меня вбок, а там, где мы были, приземлилась ещё одна огненная стрела. Теперь сверху была уже я.

- Количество идиотских ситуаций, в которые я с тобой попадаю, превышает все допустимые пределы! – сердито заметила я, - что будет дальше?!

- Кто знает, - отозвался Квилл, скользнув руками по моим бёдрам. – Ты красивая.

- Угу, - согласилась я, с недоумением разглядывая его. Что это с ним? Мой надсмотрщик уже столько раз видел меня в куда более провокационном виде, а тут вдруг …

- Ола, ложись!

Опять! Да сколько можно! Рухнув ничком в траву, я перекатилась подальше. Над головой мелькнули залпы огня и где-то потухли. Примерно в той стороне, где сверкали алые глаза.

Ого-го, да кажется мне, у нас «небольшая» проблема. Хотя, как небольшая, смотря что принимать за таковую! Если пункт: «ааа, мы все погибнем», – не считается концом света, то проблема, безусловно, небольшая.

Но морда дракона, познакомившегося ближе с собственным отражённым огнём достойна того, чтобы её увековечили на картине!

Хихикнув, я дёрнулась ещё в сторону и оказалась прижата к земле лапой маленького дракона. Меня сегодня валяют все, кому не лень! Я тоже хочу кого-нибудь повалять и повтыкать в этого кого-то острые ножички.

- Он здесь.

- Кто?

- Маг пространства. Поэтому держись ко мне ближе и никуда не отходи…

- А если хочется?

- Всё равно… Тебе хочется от меня отойти?!

- Нет, - прислушалась я к себе и своим ощущениям, вздохнула и выдохнула, взяв себя в руки. – Он колдует, кажется. И что-то на меня накладывает! Поэтому я такая неадекватная и веду себя, словно ушибленная на голову!

- С чего ты? А… неважно, - коготь дракона сдвинул в сторону мою рубашку. – Сейчас будет немного больно.

- Немного?!

Руж кивнул, но не ответил, коготь скользнул по моему обнажённому плечу, рисуя узор. В тонких царапинках, едва-едва, выступили капельки крови. И дракон, дохнув огнём, прижёг узор. Боль была, но совсем-совсем отдалённая, а потом пропала и совсем.

Ничччего не понимаю, честное слово! Такое ощущение, что…

- Ола!

Квилл, наклонившись ко мне, вздёрнул меня на ноги, и тут же протянул ладонь к Ружу:

- Закрой меня!

Опаньки! Вот что значит этот знак! Под моим ошарашенным взглядом картина повторилась. Дракон нарисовал руну на протянутой к нему руке, дохнул огнём, прижигая капли крови и … пропал.

- Куда это он?! – растерялась я, ощутив, как в душе всё заныло.

Квилл медленно ко мне повернулся.

Алые… глаза. Алые!

- Он дурак, знаешь?

- Кто? – спросила я, отступая на шаг.

- Дракон – дурак. Не оставит тебя, не оставит. А тут решил, что рядом его драгоценный ученик и тут же оставил. Конечно, с этим учеником он больше двух тысяч лет вместе, а ты – пришлая девчонка, свалилась на голову.

- Ты тот самый, Алый плащ!

- Восхитительно.

- Почему глаза у тебя алые? – спросила я рассеянно.

- Чтобы ты задалась правильным вопросом, детка. Почему алые глаза у дракона? И у меня тоже. Может быть, об этом чешуйчатом ты не всё знаешь?

- А зачем мне о нём всё знать? – удивилась я. – Слушай, аленький, мне за него замуж не выходить, детей с ним не крестить. Всё, что от меня требуется – это дойти до озера, выбрать кого-то из трёх женихов и исчезнуть из его жизни. Всё, точка.

Протянув руку, лже-Квилл попытался меня коснуться, но я настороженно отступила. Нет, уж. А вдруг он заразный?! Этот охотник с алыми глазами.

У него какая-то ненормальная любовь к алому цвету.

Охотник сделал шаг ко мне, я опять отступила. И снова. И снова. И снова.

- Бегать не надоело?

- Если бы было чем засветить по нахальным конечностям, что ты ко мне тянешь, то бегать бы и не пришлось. Оттяпала бы лишнее и всё!

Алый плащ застыл, потом… я не поверила своим глазам! Он согнулся почти пополам и рассмеялся. Мужской громкий хохот буквально всколыхнул пространство. Нет, это очень даже мило, что меня убивать не будут прямо сейчас, но этот смех меня несколько настораживает.

- Ума не приложу, откуда берутся такие, как ты, - сообщил мне охотник. – Но так даже лучше. Кого из трёх женихов ты видела в Неназываемом озере, детка?

- Ни одного! – сообщила я. – Я там вообще ничего не увидела. А ты как-то уж очень дружелюбный, аленький. Убивать собираешься? Или ждёшь, не появится ли кто-то? Так ты же вроде бы позаботился о том, чтобы никто не пришёл сюда. Даже дракона обманул.

- Даже обманул дракона, - кивнул алый. Чужой облик упал с него подобно чешуе, не оставив ничего на память, только горящую руну на руке. Моя была такой же… вот только кажется один штрих был загнут в другую сторону…

- Слушай, ты же умненькая девочка, - закутанный в алый плащ убийца протянул руку, коснулся моего плеча. На этот раз я даже не дрогнула, недоумевая, что я здесь делаю. Именно я. Именно здесь?!

Странно. Кажется, я должна быть в другом месте…

Сделав шаг назад, я взглянула на свои руки. Тонкая чёрная пелена проступала на моих венах, распространялась, растягивалась плёнкой по телу.

- Эй, эй, куда ты! – убийца успел в последний момент, дёрнул меня за запястье и усмехнулся. – Ах вот оно что! Ты ещё во власти озера! Ты не нашла здесь того, кто идеально тебе подходит! Вот почему ты до сих пор и не спишь, и не бредишь, и не проснулась. Вот почему дракон так легко тебя оставил! Он поставил метку, чтобы вывести тебя из сна! А я… попался в ловушку. Твоя кровь! Мне нужна твоя кровь!!!

Шарахнувшись назад от этого выкрика, я ушла с головой под чёрную воду и вынырнула обратно на поверхность. Кристаллы на стенах пещеры тоненько позвякивали, словно насмехались над кем-то или чем-то.

Под ногами была твёрдая поверхность, и я сама стояла на поверхности… Руж всё так же был в тоннеле, хвостом ко мне. Моя сухая одежда скромной кучкой лежала у воды.

- Руж… - хрипло позвала я. – Квилл рядом! А за ним идёт убийца! Нам нужно поспешить!

- Тайна?! – опешил дракон, круто поворачиваясь.

- Что это значит?! – возмутилась я от души, начиная торопливо одеваться. Не знаю, что это такое за Неназываемое озеро, но вода неназываемая! Тело было сухим, словно я постояла немного под ветром, да и всё! – Руж, чего ты ждёшь?! Знаешь ли, одна птичка напела мне, что вы вместе с Квиллом больше двух тысяч лет! Какого … ты ещё здесь?!

- Маг пространства, - пробормотал дракон, тяжело сходя с места. – Редкой силы. Слишком умный. Слишком опасный.

Ноги подкосились. Я не смогла стоять и села там же, где стояла, озадаченно глядя на дракона. О чём Руж говорит?! Я же видела… я точно видела! И слышала!

И…

Дракон, на ходу увеличиваясь, двигался ко мне плавно и осторожно, ощущение было такое, что от его движения на камнях должны были оставаться вмятины, но не было ничего. Он словно бы скользил в том пространстве, где не было меня.

Зато был кто-то чужой!

Они ударили одновременно. Волна огня пролетела над моей головой, выбрасывая из складки пространства охотника с алыми глазами.

- Ты ошибся трижды, человек, - прошипел дракон. – Я не променяю девушку, которую поклялся защищать, на ученика, пусть даже мы разделили вместе пару тысячелетий. Тот, которого ты пытаешься убить, быстрее закопает тебя. И я уже говорил, НЕ СМЕЙТЕ ВМЕШИВАТЬ МЕНЯ В СВОИ ДЕЛА, ЧЕЛОВЕЧКИ!

Деться охотнику было просто некуда! Дракон продолжал увеличиваться. Размывались очертания границ и пространства, они просто стирались, как что-то, не имеющее права на существование. Аленький нервничал, дёргался, что-то предпринимал, но … раз за разом терпел поражение. Кажется, дракона в такой ярости ему видеть не доводилось.

Мне… тоже. И досмотреть до конца не удалось. Шоу прервали на самом интересном месте. Где-то в стороне заржала лошадь, отчаянно, горестно. А меня дёрнули назад и резко закрыли ладонью глаза. Кажется, Квилл посчитал, что хорошим девочкам не стоит смотреть на кровавые расправы. А ещё, кажется, до охотника тоже дошло, что его сейчас будут убивать, поэтому надо сматываться как можно быстрее! Пока не разорвали на тысячу маленьких охотничков.

Кто его знает, что он там применил, но за мгновение до краха убийца пропал.

Как будто его и не было никогда. Пространство сжалось до булавочной головки и вернулось на место. Нахохлившийся дракон обнаружился у прохода, задумчиво вылизывающий лапу. А! Отпустите меня эти кошачьи намёки!!!

Квилл действительно был за моей спиной.

И первым, что я услышала – была жаркая, прочувственная речь, с идеально поставленным произношением, идеально нецензурная… из которой я не поняла ни слова…


Глава 22. Ледяная ловушка


Итак, наш неизвестный преследователь, тот самый охотник с алыми глазами благополучно сбежал. Это было очевидно и, мне лично, понятно. Захочешь жить, ещё и не из такой ситуации выпутаешься.

Мы же переместились от озера под другой холм, где было намного светлее, оборудованное место для кострища и огромный тюк мягкой травы в углу, где можно было спокойно спать. Здесь были хорошо слышны звуки с улицы, и гулял сквознячок.

Ружа Квилл выгнал на охоту и сказал не возвращаться, пока дракон не приволочёт как минимум трёх упитанных уток или молоденького кабанчика. И пока пыхтящий сердито дракон отправился выполнять сказанное, у меня появилась возможность сверить то, что я видела, с тем, что было на самом деле.

Ну, как на самом деле. В возможном будущем.

Неназываемое озеро было одним из символов власти и могущества двуликого стихийного духа знаний и тайны. Войдя в Неназываемое озеро (ну, и название всё-таки!), можно было получить «знание», а можно было получить «тайну». Поскольку Руж ничего не объяснил мне, и я вошла в озеро, за что я уже получила от Квилла, то получить я должна была знание по ближайшему вопросу, который определит мою судьбу. Что меня ждало впереди? Выбор на Венчальном озере. То есть, по идее, я должна была получить какие-то кусочки информации обо всех трёх женихах.

На это Руж и делал ставку, что я узнаю что-то, что мне поможет сделать правильный выбор. А вместо этого озеро показало мне «тайну», кусочек возможного будущего, уже кем-то полностью спланированный. Кто-то досконально продумал, что явится туда, где находятся «дракон» и «невеста», приняв облик Квилла. И под обликом Квилла аккуратно меня прикончит. А вот до этого он сделает самое важное, что мешает добраться до меня – прикончит самого Квилла.

- Зачем на ровном месте было организовывать такие сложности и просто не убить меня? – воззрилась я требовательно на Квилла. – В том смысле, что… ладно, я поняла, добраться до меня сейчас мешаешь ты. А когда тебя не было рядом, где он был?!

- Видимо, где-то далеко, если прибыли мы с ним в одно и то же время, - сообщил спокойно мужчина, помешивая дрова в костре.

- Но он же маг! Как насчёт… телепортации?! Там, хлопнул в ладоши, и… переместился в другое место.

- Теле… чего?!

А вот это было уже очень неожиданно! То есть как это, мы в мире магии, а здесь не умеют перемещаться мгновенно, сиречь «телепортацией» не владеют?!

- Оказаться мгновенно в другом месте.

- Такое умеет только богиня и стихийные духи, - успокоился Квилл. – Магам, сколь сильны бы они ни были, такое недоступно.

- А магам пространства?

- Тоже. Они могут расслоить пространство, но только когда находятся рядом с целью. Есть разница, какой диапазон расстояний может поддерживать маг. От его могущества зависит будут ли временные расхождения с изначальным слоем. Но маг всегда должен быть рядом с целью.

- Всегда-всегда?! А если кто-то захочет наложить какое-то убойное проклятье?!

- То ему придётся подойти к жертве.

И в состоянии близком к панике, я неожиданно для себя осознала, что практически… обиделась! На такие магические ограничения! Да, меня они никоим образом не касаются! Но… Обидно же!

…Обидно?!

Что за мусор всплывает в моей голове?!

- Ола?

- Извини. Просто это расходится с тем, что я читала…

- Ты читала о магах, которые могут перемещаться мгновенно?!

- Я читала о таком количестве магов, что тебе и в голову не придёт! Вот, например, - я взглянула на него из-под ресниц. – Читала про людей-василисков.

Квилл вздрогнул. Его взгляд метнулся в сторону и вернулся ко мне. В одно мгновение мужчина догадался, что умудрился себя выдать.

- Ты проверяла.

- То, что видела в этом озере, - согласилась я. – Значит, ты алиск.

- Действительно, проблемная невеста, - уклонился от прямого ответа Квилл, подкинул в костёр ещё пару полешек. Взглянул сквозь огонь на меня. В его глазах плясали едва заметные алые огоньки. – Да. Я алиск. Если я снимаю покровы, то человек умирает от одного взгляда на меня. Обычный маг каменеет. Что-то обратимо, что-то не очень.

- И как так жить?!

- Среди своих, - ничуть не удивился Квилл моему вопросу. Видимо, рекорд по глупым и ожидаемым вопросам я не побила. – Сила алисков на алиска не действует. Не действует она на драконов. Слабее действует на тех, кто разделил кровь с драконом. Например, если я сниму часть своих одежд, то на тебя, скорее всего, не подействует даже окаменение. Но всё же рисковать не стоит. Слишком это… болезненно.

- Болезненно?

- Да. И окаменение, и обратный процесс, скажем так.

Несмотря на то, что лицо Квилла было скрыто, мне показалось, что он улыбается. А я задумалась. Что-то подобное было. Что-то царапалось в памяти.

Да! Было же! Именно со мной!

- В тот раз, когда женишки «готовили» и подлили мне приворотного зелья… Кто-то пытался выманить меня из шатра, где мы были, пользуясь голосом крови и приворотом. Я слышала зов, но, когда попыталась выйти, ты заступил дорогу. Не помню, что я видела, но вот точно твоей паранджи не было.

- Да, я размыл свой облик, но показался тебе, - Квилл смотрел на меня… так, что у меня мурашки стройным отрядом маршировали по спине. – На тот момент это было единственное, что могло тебя остановить.

- Соответственно, когда ты комбинируешь количество защиты на себе, ты заодно управляешь тем эффектом, который оказываешь на окружающих?

- Точно.

- А сейчас охотника ты не оглушил, потому что?

- У него очень сильная защита. Мне пришлось бы раскрыться целиком, но тогда зацепило бы и тебя. Руж за такое поведение скрутил бы мне голову.

- Нет уж! Мне твоя голова пригодится для другого, - пробормотала я, подсаживаясь чуть ближе к огню. Спину морозило. Морозило?!

Взвизгнув, я подскочила, дёрнулась и чуть не свалилась в огонь.

- Тихо, тихо, - Квилл меня поймал быстрее, чем я успела запаниковать и натворить дел.

В лаз холма вползала ледяная волна. Лёд, словно живой, распускался дивным цветком, захватывая всё больше и больше пространства. Ледяные узоры покрыли стены пещеры, ледяные узоры легли на земляной пол, заполонили ледяными кристаллами вход и скользнули вокруг нас с Квиллом острым атакующим гребнем.

Мужчина прижал меня к себе чуть крепче. В нескольких сантиметров от его мысков начиналось ледяное царство. На том маленьком кусочке, где он стоял, удерживая сейчас и меня, температура понизилась, но не была такой чудовищной. Там, в этом царстве льда, можно было только умереть, причём замёрзнув до хрустящей корочки!

А что, особое мороженое для дракона! «Промёрзшая насмерть невеста» называется.

- Ола…

- Я не буду спрашивать, что это, - догадалась я уже по интонации, что последует дальше. – Нас просто пытаются убить.

- Не сказал бы, что убить… Скорее больше похоже на то, что «захватить».

- Одновременно обоих?

- Да.

- Значит, я была права, - подытожила я спокойно. – Кто-то очень хочет добраться до дракона.

- Может, тогда ещё и подскажешь зачем? – спросил Квилл.

- По принципу, ткни в небо, попади в дракона? – пробормотала я. Вздохнула и помотала головой. – Я не думаю, что есть ещё такие уникумы, как я, влюблённые в дракона.

Квилл дёрнулся, зашипел, совсем как змея. Ледяная ловушка подобралась к нам ещё ближе, отвоевав у его магии ещё пару сантиметров.

- Чего мы ждём? – спросила я, предпочтя не задумываться над вопросом, чего он так дёрнулся.

- Ружа. Он уже возвращается.

- И он нас прожарит? До поджаренной корочки? – развлекалась я от души.

Мужчина же, словно не услышал моего сарказма, кивнул:

- Точно. Именно это он и сделает. Глаза закрывать будешь?

- Не-а! – помотала я головой и улыбнулась. Мне же интересно!

Ледяная удавка подступила ещё ближе. Изо рта стали вырываться облачка пара…

- Кстати, - снова заговорила я, ощущая, как голова становится тяжелее, и так и норовит упасть на широкое и такое удобное плечо Квилла. – Тебе не кажется, что эта ловушка скорее направлена не на то, чтобы нас украсть, а скорее, чтобы нас задержать, не допустить до Венчального озера? Человеческое тело не слишком сильное, легко заболеть. А если невеста болеет, то до озера её не повезут?

- Повезут, - возразил мне Квилл. – Но вот выбирать она при этом будет… скорее, под чужим влиянием. Другое дело, что на тебя повлиять теперь невозможно.

- Значит, тот кто сделал эту ловушку, об этом не знает, и…

- Это точно не тот тип в алом плаще, - поддакнул мужчина, о чём-то задумавшись. Ледяная удавка сжалась ещё больше, мне пришлось прижаться к нему ещё теснее, но Квилл на это не обратил внимания.

Мне же в равной степени было и смешно, и холодно, и досадно.

Я упрямо не видела в своём надзирателе «мужчину». Такого же, как женихи. Он был настолько вещью в себе, что вряд ли меня можно было за это винить. Но с другой стороны, когда я искала защиты от того страха, который начал олицетворять в себе дракон, защиты я искала именно у него. Как и когда пряталась от «транспорта» женишков.

В какой-то мере это тоже заставляет задуматься, и неплохо так задуматься!

Ледяное прикосновение заставило меня взвизгнуть.

Нас же уже почти зажало в ледяных тисках! А Руж где-то задерживается… Ещё немного, и спасать он будет только…

Вскинув голову, в состоянии, близком к тихой панике, я поняла, что спасать в этом случае Руж будет только меня одну! Потому что Квилл падал.

- Стоять! – рыкнула я, обнимая его. – Стоять, не падать! Не время!

Лёд, словно уловив, что сопротивление сломано, рванулся к нам со всех сторон, накрывая ледяным саркофагом. А мне, лестничный ум, определённо, пришло в голову, что происходит! Тот, кто напал в этот раз, отлично знал суть Квилла! Алиск – василиск, суть то змеиная! Змеи не переносят холодных температур, они впадают в спячку!!! Так, что делать то?! Что делать?!

Ледяная корка сжалась над нами ещё сильнее. Магии у меня нет. Костёр почти погас. Нам ещё повезло, что мы остались около него. Ещё минуты три, может четыре, и ледяной саркофаг нас погребёт окончательно.

Костёр погаснет через полторы.

Так… Так… Ну, же, Ола. Думай, думай! Я уверена, что Руж и Квилл попадали в переделки и похуже, особенно если вспомнить, что дракон – дух, а Квилл его вечный напарник. Но всё же, кто знает, не является ли лёд для него смертельным.

Во власти Неназываемого озера, когда Квилл не смог меня понять, дракон… дракон говорил со мной на одном языке! Это не было мысленным разговором, мы разговаривали нормально, но при этом было такое ощущение, что эти слова могут дотянуться на другой конец света!

На другой?!

Как он сказал?! «Мы связаны кровью».

Закрыв глаза, я выровняла дыхание. Так, спокойно. Сосредотачиваемся. Где-то! Где он?!

Руж ощущался сильно левее, и понадеявшись, что всё поняла верно, я покрепче обняла Квилла, чтобы замерзающая змеюка не приземлился в костёр, и завопила во всю мощь, что могла:

«Руж!»

Не знаю, кто там был на моей стороне. Может кто-то из стихийных духов, может сама Реханта, но дракон меня услышал.

«Ола?»

Я не знала, сколько продержится эта связь, я не знала, как он далеко, не знала, как до него дотянулась.

Поэтому я просто сказала всё, что могла, в едином предложении, опустив и запятые, и точки, и даже интонацию.

«Мы попали в ловушку нас закутывает льдом Квилл уже никак не реагирует определённо кто-то рядом он большой и страшный что мне делать»!

«Успокойся, Ола. Я уже почти прилетел. Тебе нужно продержаться всего несколько минут».

«Я не уверена, что они у нас есть», - честно сказала я. – «Ну, точнее, я продержусь, скорее всего. Меня пока просто тянет в сон, а вот Квилл уже без сознания!»

«Ола, ты сможешь с него снять маску с его лица? Не переживай, я держу канал связи. Так что, я буду слышать тебя, а ты сможешь слышать меня, пока я не прилечу».

Так, мне нужно взять себя в руки. Выдох. Вдох. Ещё чуть ближе к костру и пригнуть голову, чтобы не поцарапать лоб о ледяной покров. Выдох. Вдох.

«Как это сделать? Это же иллюзия!»

«Она держится на нескольких опорных артефактах, чтобы Квилл никому не навредил даже когда вот как сейчас без сознания и не может сам удерживать защитную пелену».

«Хорошо, что мне делать?»

«Справа, за его ухом, есть небольшая выпуклость, найди её».

Выполнить сказанное оказалось очень сложно. Пальцы замёрзли настолько, что едва двигались, а кончики, как оказалось, совершенно потеряли чувствительность! Выпуклость? Да ещё и небольшая?!

«Нашла!»

«Молодец, нажми и сдвинь в сторону. Это не под кожей, это на специальном костюме. Не бойся».

Ладно. Надавить, сдвинуть…

Ой!

Полоса материи спала, обнажая спокойное лицо, только… немного размытое…

«У него губы синеть начали, и кожа трескается», - пробормотала я.

«Не страшно. Ещё пока не страшно. Кожа – не его. Это верхний покров, что-то вроде внешней оболочки».

«Ты далеко?»

«Ещё полторы минуты».

«Хорошо», - прижавшись к Квиллу, чтобы не удариться затылком и спиной о ещё больше сжавшийся саркофаг, я вдохнула обжигающе ледяной воздух. – «Только кажется мы не доживём».

«Расстегни его плащ и заберись под него сама. Ты будешь греть его своим теплом, а плащ позволит тебе выиграть ещё несколько минут».

«Он же…» - озадачилась я и замолчала. Если Руж говорит так, значит, для меня это совсем безопасно. Вот только, наконец-то, задалась я наиболее правильным вопросом, хотя и не очень своевременным, почему я так бесконечно ему верю?!

Дело даже не в том, что я в него влюблена, а все влюблённые, как известно, больные на головы, а заодно теряют разумность и большей частью адекватность и разумность. Скопом я перестала критически воспринимать окружающий мир.

Расстегнуть реальные пуговицы было легко, как и прижаться к холодному, как лёд алиску, ещё немного, ещё чуть-чуть. Натянув на себя полы плаща, я закрыла глаза. Спать нельзя…

«Ола».

«Руж… Я засыпаю…»

«Тебе нельзя».

«Я знаю… Но… Глаза… смыкаются…»

«Не засыпай, Ола. Иначе я не успею».

«Прости», - я закрыла глаза, резко открыла. Под ухом ровно билось сердце Квилла, замедляя свой ход. Лёд был уже вокруг, так близко, что до плаща и кожи оставалось всего несколько миллиметров. Дышать было тяжело, не из-за эмоций, я была спокойна. Просто не хватало кислорода.

«За что ты извиняешься, Ола?»

«Что явилась… из ниоткуда…» - даже мыслить мне было уже тяжело. Бесконечно тяжело. Дышать. Ворочать языком. Думать. Хотелось спать, но я знала, что от этого сна я, скорее всего, уже не проснусь. – «Поставила всё с ног на голову, заставила тебя задуматься о смене правил… обнимала тебя…»

«Я сожалею только об одном. Что я не встретил тебя раньше. Когда был глуп, когда был молод, когда совершал ошибки, когда ещё не знал им цену, когда не думал, что моя ошибка может стоить жизни другому. Я жалею о том, что не нашёл тебя раньше».

Я улыбнулась, закрывая глаза.

Я бы тоже хотела. Встретить его раньше. Когда поступала, как ненормальная, когда искала приключения на свою голову и успешно находила их для других. Когда не очень-то хотела жить…

«Руж…»

«Да?»

Наверное, мне не стоило этого говорить. Наверное, мне стоило оставить это навсегда похороненным в своём сердце. В конце концов, для этой истории хорошего конца быть не могло в принципе. Так какая разница окажется это всё похороненным или я скажу?

Наверное, никакой.

К тому же, влюблённые они такие странные. Им безумно хочется говорить о своей любви. Им хочется о ней кричать на весь свет. Быть рядом, касаться, улыбаться, обнимать. Хочется, чтобы увидели, оценили, хочется… столько всего хочется!

Услышать. Сказать. Обсудить.

Спать вместе, засыпать и просыпаться. Делить день, делить ночь. Делить жизнь.

Ничего из этого было мне недоступно. Разве что только говорить, разве что только безмолвно кричать…

«Люблю тебя», - шепнула я тихо-тихо. – «Извини, за это».

Тьма накатила вместе с ледяным объятием, лёд врезался в кожу, лёд врезался в душу, лёд врезался в память. Лёд был везде. Но я держалась, держалась, держалась. Пока в ледяной пелене не мелькнул облик огромного дракона, и всё вокруг не потонуло в мареве огня. Живого, серо-золотого, как сам Руж.

И выдохнув, я позволила себе соскользнуть в глубину тьмы… Где было тихо, уютно, спокойно…

Разве что звучал иногда тонкий напев, тонкий перезвон уже знакомый мне. Именно под эту музыку я танцевала у лесниц …


…Ритмичное покачивание привело меня в себя. Глаза открывать не хотелось, но всё же пришлось. Знакомые руки. Мягкие, уверенные, но абсолютно нейтральные. Привет, Квилл, давно не виделись… Хотя, ладно, выключим ненадолго циника, я, правда, рада, что с ним всё в порядке.

А раз он рядом, значит…

Нет. Ружа не вижу. Вообще ничего не вижу.

И этому была причина. Вокруг царила темнота. Такая, что хоть глаз коли. А… Нет. Это не темнота. Это повязка на моих глазах. И что это значит?!

- Пришла в себя? – ровный голос Квилла заставил меня дёрнуться.

- Что с моими глазами?

- Ничего страшного, не бойся. Просто ледяной саркофаг мог навредить. И мы решили перестраховаться.

- Вокруг ночь? Или просто повязка такая?

- Ночь, - согласился мужчина ровно. – Ничего абсолютно не видно.

- А как же едет твой конь?!

- Он ненастоящий.

- Как это?! – озадачилась я, даже забыв о том, что вообще-то у меня какие-то проблемы.

- Это иллюзия. Ты же знаешь, кто я. На верховых животных это тоже распространяется. Ни одно животное в здравом уме не приблизится ко мне и близко, приходится передвигаться или на драконе, или на иллюзии.

- А Руж! – запаниковала я тут же. – Где Руж?!

- Над нами, - последовал мгновенный ответ. – Не знаю почему, но он зол, так что пришлось отправить его повыше. Чтобы не навредил окружающим, в том числе и тебе. Точнее, не так, когда до него дошло, что навредить, в первую очередь, он может тебе, сам туда поднялся. Обычно его приходится выгонять за пределы зоны вреда пинками.

- Зоны вреда?! – услышала я самое главное.

- Да. Как только он перестаёт держать себя в руках, вокруг него появляется зона хаотического проявления магических возмущений.

Поняв, что эту фразу можно использовать, как тестирование на степень завязывания языка в морской узел при чрезмерных возлияниях горячительного, я только головой потрясла.

- Че… че…. чего?!

- Взрывается вокруг него всё, трескается, лопается, ломается. В общем, с живыми рядом в таком состоянии лучше не пребывать. Опасно. Для живых.

Не став прояснять дальнейшую ситуацию, чтобы не получить ворох красочных и детальных описаний, с Квилла бы сталось!, я предпочла закрыть глаза и расслабиться. Значит, всё хорошо. Квилл цел. Я цела. Повязка – это не так уж и страшно.

Только, кажется, я не удержала язык за зубами.

Не очень точно помню. Да совсем не помню!!!

- Ола? – встревоженно уточнил Квилл.

- Нормально, со мной всё нормально, - пробормотала я. Потом вздохнула, опустила голову на его плечо, и потянулась внутрь себя, но не рефлексировать, это я всегда успею, а к дракону. – «Руж».

«Ола, как ты?»

Мягкий голос, мягкий-мягкий. Бесконечно мягкий.

От него мне только захотелось плакать. Прижаться к тёплой чешуе, чтобы Руж укрыл меня своими крыльями, защищая ото всего на свете и расплакаться, горько и отчаянно. Отпуская боль. И принимая её. Время уходило, нужно было принимать решение, которому я сопротивлялась всем своим сердцем, всей душой.

«Может быть и лучше, но сейчас я почти хорошо», - слукавила я. – «А ты?»

«Я успел вовремя, это главное», - отозвался ровно дракон. – «Ола».

«Да?»

«Ты...»

«Сказала кое-что лишнее?» - догадалась я, с досадой прикусив язык. – «Извини. Мне не стоило перекладывать всё это с больной головы на здоровую. Я…»

«Ола».

«Да?»

«Прости».

Он не сказал больше ни слова. Не сказала больше ни слова и я. Прижавшись к плечу Квилла, я мысленно поблагодарила всю эту идиотскую историю, закончившуюся повязкой у меня на глазах. Под ней не было видно слёз…

А они не останавливались. Никак.

Слёзы катились беззвучно, и я так и уснула на плече Квилла, пока его иллюзорная лошадка преодолевала километр за километром…

И всё, что вертелось у меня в голове, что больше я так не могу. Что больше я так не хочу.

Я поняла, что хотел сказать дракон, и больше навязывать своё… нет, не общество, свою любовь – не собиралась. Ума не приложу, на что я надеялась, когда проболталась…

Утром с меня сняли повязку. Квилл посмотрел на мои красные глаза и … не сказал ни слова.

Пока он ехал на драконе сверху, я ехала на его волшебной лошадке, хотя, скорее будет, дремала после бессонной ночи, проведённой в слезах.

В голове билось набатом: «Нужно что-то решать, нужно что-то решать, нужно что-то решать».

А что именно я не знала! Я уже ничего в этой жизни не знала, ничего не понимала в этом мире. Только то, что я хочу сбежать. Уже не от дракона или Квилла, а от себя.

Мне нужно было какое-то решение…

И когда на дороге появился рыжий кот, закрывая нам путь, я поняла, что я могу… даже не так, я поняла, что я должна сделать.

Если я права, Найтмер влюблён в кого-то, с кем ему никогда не быть. Даже магия не сможет преодолеть тот разрыв, что между ним и этим человеком. Глайс ненавидит людей, Шейд – себе на уме.

Всё, что я должна сделать, это выбрать Найтмера. Потратить дни до озера на то, чтобы узнать его. И … выбрать его. Смириться со своим выбором. Я уже не вижу другого варианта, а течение «реки жизни», в которую я угодила, меняться и не думает. Да и зачем бы ему?

«Прости», - снова зазвучало в сердце, я закусила губу и круто повернула коня вбок, от рыжего кота. И быстрее, чем я успела сообразить, что случилось, меня… снова перебросило на другую складку пространства.

… Аленький, ты меня уже задолбал!...


Глава 23. Несбывшиеся мечты


Во мне бушевала ярость. Ярость, требующая выхода, ярость, которую мне хотелось просто выплеснуть в окружающий мир. И хотя бы, чтобы меня оставили в покое! Хоть ненадолго. Правда, с учётом моего внутреннего состояния, клише «И пусть весь мир подождёт», выглядело как ядерная зима. Когда ждать было некого и некому. Зато точно все, абсолютно все, оставили бы в покое.

А то ощущаю себя мебелью! Тупой мебелью без ножек, потому что не сама хожу, а меня то и дело передвигают! А у меня нервы не стальные канаты! И я тоже могу злиться. И если сейчас эта очень юркая тварь мне попадётся на глаза! Я просто его прирежу. Лич-но. И скажу, что так оно и было!

…А куда это меня забросило, кстати?

Выдохнув и собравшись снова в тесной компании с собственным жизнелюбием и хладнокровием, я начала осматриваться, сев там, где и стояла.

Симпатичный такой лесок, прехорошенький, можно даже сказать. Кустарники вокруг все в ягодах. Ягодки маленькие-маленькие, сине-чёрные, чем-то нашу чернику напоминают. … Только что-то у меня нет никакого желания эти ягодки есть. Деревья вокруг низенькие, искривлённые, то стволы погнутые, то ветки до земли, то корень на две части раскололся, и обе – живые.

Лес был необычным.

Трава под ногами вместо того, чтобы стоять аккуратным небольшим заборчиком, завивалась в зелёно-рыжие спиральки. Цветы здесь тоже были. Только росли… наоборот. У самой земли разноцветное соцветие, а уже от него только один стебелёк и торчал, тоже кстати, спиралькой. Белоснежное солнце заливало всё и вся потоками яркого света. Настолько, что даже глаза начало немного слепить. По крайней мере, пришедшие глюки ничем как солнечным ударом объяснить нельзя!

Три маленьких малыша, с мой палец ростом, стояли на огромном листе и ожесточённо переругивались, не в силах что-то решить. Я сидела, смотрела на них, затаив дыхание и ощущала, что меня отпускает. Разжимаются кулаки, сведённые судорогой, истерический накал эмоций стихает, возвращая меня в моё привычное, ледяное спокойствие. Браслет, который всё это время был на мне, сжимая мою руку в удушающем объятии, расслабил свой захват. И я не удивилась, не впервые увидев там синяк. Разве что обычно он был не такой большой и не такой круговой…

Аккуратнее был, проще говоря. А тут такая сине-чёрная клякса. И… Клевер?! Правда, что ли?! Я вижу клевер! Только большой какой! И красивый … А четыре лепесточка у них есть интересно?

- Ола?

Тихий голос донёсся сбоку, к этому времени я, уже абсолютно успокоившаяся, ползала по клеверному полю на четвереньках в поисках клевера с четырьмя лепестками. Разлохмаченная причёска активно лезла прядями во все стороны, на голове уже был венок из обычного клевера, с его чудесными алыми головками, а я никак не могла найти соцветие из четырёх лепестков.

- Привет! – отозвалась я, усаживаясь там же, где сидела и запрокидывая голову к … Найтмеру. – А что ты тут делаешь?

- Хороший вопрос, невеста дракона, - пробормотал тот, присаживаясь на корточки и глядя на меня. – Что тут делаешь ты?

- А где «тут»?

- Тут – это здесь.

- Очень понятно, - хмыкнула я. – Но информации не предоставило вообще. Может, поделишься. Что за место вокруг?

- А ты настоящая?

- С тем учётом, что я тут сижу вся из себя такая красивая и спокойная и не ищу что-нибудь острое – я не только настоящая, но я уже и достаточно адекватная! А ты? Настоящий?

- Я бы в этом мог поклясться, но думаю, что от этого лучше воздержаться, - Найтмер болезненно поморщился, сел рядом со мной.

- Голова болит? – сострадательно спросила я.

- В этом месте не только голова болит, но и перестаёшь адекватно воспринимать окружающий мир, - ровно сказал мужчина. – Мы на поле несбывшихся мечтаний.

- Что это такое?

- Место. Не знаю, что здесь делаешь ты…

- Подожди! – перебила я его до того, как начался процесс моего воспитания. – Подожди-подожди, пожалуйста. А более географически место, где мы находимся, описать можно?

- Конечно, - кивнул Найтмер. – Мы примерно в полдне пути от одного из подводных городов урсаилов – Хрустального озера. Ещё через два дня пути – Лес кошмаров. А ещё через два дня – Венчальное озеро.

Вот так просто?! Это… это… это сколько дней пути мне сэкономил маг пространства, просто перебросив за … как далеко он меня забросил?! И главное как?! Если мне Квилл говорил, что таким умением маги пространства похвастаться не могут?

- Найтмер, а Ткаческий путь? Он далеко от сюда?

- Две недели пути.

- Тогда что ты здесь делаешь? Ведь…

- Если идти безопасной дорогой, по которой обычно вместе с невестой и ходят, - продолжил мужчина, словно я его и не перебивала. – А напрямую максимум дня четыре и то неспешным спокойным шагом.

- Ты напрямую шёл?

- Я был куда ближе, - отозвался мужчина, разглядывая меня. – Как бы уточнить, ты действительно настоящая? Или тоже одно из несбывшихся ожиданий?

- Это магия?

- Да, - согласился Найтмер. – Это магия. Магия лесниц. Заповедное местечко, куда смертным лучше бы не заходить. С ума сойти можно. Знаешь, что такое мираж?

- Конечно.

- Здесь тоже миражи, их очень много, и все они питаются тем, что у человека внутри. Подпитываются его болью. Например, смотри налево. Видишь там что-нибудь?

Налево была только пустота, о чём я Найтмеру и сказала, он только хмыкнул:

- А я там вижу качели. Огромные качели, на которых раскачивается маленькая девочка. Её волосы едва заметно вьются. На голове, как и у тебя сейчас, клеверный венок. Я её видел вот такой… последний раз. После этого, всего спустя пару часов, на её семью напали наёмные убийцы. Вырезали всех.

Я вскрикнула и… опустила голову:

- Прости… Я не …

- Ничего. Ты не знала, - Найтмер протянул руку, хотел было меня коснуться и… не стал. Словно побоялся, что я всё равно, вопреки тому, что говорю – тоже такое несбывшееся, ненастоящее видение. Что я тоже мираж!

Так! А мне проверить же надо?!

Спохватившись, я протянула обе руки, дотронулась до Найтмера и одобрительно кивнула:

- Ты настоящий!

- Очень рад этому, - съязвил мужчина, а потом кивнул: - но я настоящий, да. Только от этого не легче…

Он сейчас был сам на себя не похож. Не тот обаятельный франт, аристократически решающий любые проблемы. Он был самым обычным человеком, с огромным надломом в душе. И в его глазах сейчас я видела очень, очень много боли.

Кого ещё он видел помимо этой маленькой девочки? И кем приходилась ему она сама?

И… могу ли я спросить? Вот так, воспользовавшись подходящим случаем? Или это неправильно? Но…

- Найтмер.

- Да?

- Кого ты любишь?

- Что?!

- Кого ты любишь? - терпеливо повторила я. – С каким человеком ты никогда не сможешь быть, даже с тем учётом, что ты аристократ, влиятельный и могущественный, воспитанник дракона, и отличный маг? Ты кого-то любишь отчаянно и бессильно. Говоришь сам себе, что разлюбил, но продолжаешь любить. Вопреки собственным словам и чаяниям.

- Меня раскусили? – усмехнулся Найтмер, и пока я терялась в догадках, почему он так спокоен, он неожиданно ответил: - я люблю королеву, Ола. И она никогда со мной не будет. Даже как любовник я ей не подхожу. Слишком «маленький». Она могущественный маг, она могущественна сама. Но…

- Прости, - опять повторила я.

Найтмер взглянул на меня с улыбкой:

- Ты получила тот ответ, который ждала?

- Пожалуй, я получила даже больше, - отозвалась я. Пальцы неожиданно скользнули по листку и, оставив на остром крае травинки каплю крови, я потрясла головой. – Найтмер, пошли отсюда?

- Отсюда невозможно выйти, - бросил он. – В какую сторону ты не идёшь, тебе закрывают дорогу твои миражи.

- Хорошо, - согласилась я, поднимаясь и протягивая руку мужчине, - ты мне просто скажи, в какую сторону нужно идти, чтобы выбраться отсюда. Я не вижу миражей.

- У тебя нет того, чего ты желаешь, но что никогда не сбудется?

Я пожала плечами:

- Есть. Такое есть у любого. Просто не думаю, что миражи этого места вместят мою мечту.

- Чешуйчатую? – усмехнулся Найтмер и захохотал, увидев выражение моего лица. – Ох, Ола, тебя легко прочитать. И некоторые… кто знает, как бесконечно страдает дракон, как он бесконечно одинок, отдали бы всё, чтобы появившаяся невеста действительно стала его невестой. Но вот смотрю я на тебя… И понимаю, что этому не бывать. Просто потому, что самому дракону ничего такого уже не нужно. Ни любви, ни тепла, ни заботы. Он уже просто за эти тысячелетия разучился любить… Я бы хотел забрать тебя отсюда, увезти далеко-далеко, за тридевять земель. Простой дом, простая работа… Ты была бы счастлива. А вместо этого я могу предложить тебе себя, могу пообещать, что сделаю всё, чтобы сделать тебя хоть немного счастливой. Но вкупе ко мне прилагается аристократическая шваль, которой ты никогда не будешь по душе.

- Почему? – спросила я.

Мужчина поднялся, взял меня за руку, погладил большим пальцем мою ладонь и тихо ответил:

- Ты крылатая, Ола. У тебя нет крыльев, но тебя манит небо. Тебе скучно в оковах, в которых аристократы привыкли жить. Ты слишком живая. Слишком…

- Ну, что поделать. Не найду места для себя, создам его сама.

- Я помогу, - пообещал Найтмер, потом осмотрелся и махнул головой в сторону темнеющей в стороне рощи. – Нам туда.

Ну, туда так туда, ничуть не удивляясь и не задумываясь над тем, как он понял правильное направление, я двинулась к роще. Прошла, не обратив внимания, мимо рыжего кота. И только когда мы оказались в лесу, сообразила, что что-то было не так. Повернулась… Кота за спиной не было. Не было и клеверного поля, столь прекрасного, хоть и непостижимого. Найтмер висел на моем плече. Судя по бледности, разливающейся по его лицу, после этого поля и его миражей, всем ещё и физически очень «хорошо». Прямо как беременным при жесточайшем токсикозе.

Посочувствовать что ли?!

Да, в принципе, не надо. Ещё решит, что я издеваюсь. А я не издеваюсь. Надо бы понять, куда отсюда нам двигаться дальше. И где это «дальше» находится. Где-то позади остались дракон и надзиратель, но про них мне даже думать не хотелось. Зато пришло в голову, что если впереди один из подводных городов, то значит впереди может быть и встреча с Шейдом.

Как-то так получается, что я в этой дороге больше с Найтмером. Свидание уже было. Ночь в его доме – тоже провела. Он мне уже успел и жизнь спасти. А сейчас вот непонятно где, но тоже с ним.

Эй, Реханта, мне принять это за знак? Раз уж мы так часто сталкиваемся? … Прямо после каждой атаки того самого, покушающегося на дракона… Взглянув на Найтмера, я задумалась. Так… Каждый раз, каждая атака, да? Если сейчас на нас кто-то нападёт, значит, вариант того, что это Найтмер – тот самый злодей отпадает. А если не нападёт? … То придётся быть вдвойне осторожной с Найтмером в том числе. Как там мне «Аленький» сказал? Что у каждого из женихов есть неприятели. Кто поклянётся, что эти самые неприятели – не они же друг для друга?

…Паранойя правит балом, да? …

- Найтмер! Найтмер! – тряхнув мужчину за плечо, я не добилась от него никакой реакции.

Идти туда, не знаю куда, было плохой идеей, поэтому пришлось отыскать в лесу место почище, устроить Найтмера на сухом пригорке, подложив ему под голову свой плащ, найти родник и напиться холодной воды.

Задумавшись, я повернулась в ту сторону, где, вот теперь я это ощущала, было поле несбывшихся мечтаний. Несбывшихся, да? А у меня есть такое? То, что не сбылось, а о чём я мечтала так, что даже миражи отозвались на мою мечту? ... Нет, лучше даже не буду задумываться об этом…

Встав с пригорка, я отряхнула брюки, шагнула вниз. Раз я не вижу миражей, не случится же ничего страшного, если я снова вернусь на поле? Мне не давали покоя те три малыша, глядя на которых я смогла успокоиться. Может быть, мне удастся снова за ними подсмотреть? Может быть…

- Стой!

Не отреагировав на окрик, ну, не услышала я, не услышала!, я ощутила только как меня схватили поперёк пояса и резко дёрнули в сторону.

Прокатившись по… высокой болотной траве?!!!!, я рухнула сверху на мягкое и уже даже не сопротивляющееся тело. Покряхтывая как старушка, приподнялась, сползла с подстилки, взглянула… У меня сегодня день встреч?

- Привет, - радостно сообщила я Шейду.

Лэр урсаил взглянул на меня недобро:

- Невеста дракона, у тебя в голове мусор или мозги?

- Извилины! Но они от обиды на окружающий мир все распрямились! А мы где?

- А ты где была?

- Действительно, хороший вопрос, - порядком озадачилась я. – Я была на поле иллюзий, решила, что поскольку миражей я не вижу, вернусь туда и поищу клевер… А в результате ты развопился как пожарная сирена и ещё и таскаешь меня, как куклу. Больно же! А если бы рёбра сломал?!

- Не сломал? Значит всё в порядке, - довольно грубо отозвался урсаил, поднимаясь с земли и отряхиваясь, как парой минут раньше я сама. – На поле иллюзий нельзя вернуться второй раз, особенно, если первый раз удалось выйти без проблем оттуда. Окажешься в болоте. В болото ты весело и шагала. Так что, извини, было не до сантиментов. Ты одна?

- Нет. Найтмер рядом.

- Пошли, - приказал мне урсаил.

Будучи очень доброй девочкой, я не сказала, куда он может идти со своими приказаниями, опустила очи долу, подумала, не устроить ли мне истерику или лучше всё-таки ещё немного затаиться. Послушно кивнула и посеменила следом. Мееееедленно, с садистской скоростью бесконечно уставшей замученной девушки, которая только что в очередной раз избежала смерти.

И пусть скажет спасибо, что я тут ещё не бьюсь в истерике, не рыдаю и не изображаю всячески, как мне плохо и какая я тут вся из себя несчастная. Несмотря на то, что ему было наедине со мной неуютно (кстати, почему бы это?!), он вначале пошёл медленнее, а потом даже начал подстраиваться под мои шаги. Правда, двигался всё же впереди, опережая меня на пару метров. Достаточно близко, чтобы помочь в случае чего, а мы по-прежнему на военном положении, кстати?

- Шейд! – окликнула я «жениха».

- Что? – бросил тот на меня сердитый взгляд.

- А за что ты меня настолько не любишь?

Урсаил споткнулся. На самом деле! Просто на ровном месте! Остановился, повернулся, резкий, яростный, совсем не водный, совсем не такой хладнокровный, которым был. Которым казался всё это время.

Он был достаточно рядом, чтобы успеть меня спасти… Знал о месте, так походя чуть не оборвавшем мою жизнь, слишком много… Подозрительно взбудораженный. Да вы что! Да он же тоже с этого самого поля иллюзий! То-то его так ломает!

- Наоборот! – резко бросил он.

Я озадачилась. Что значит наоборот? Он не любит меня без какой-то причины… Он… ЧТО?!!!!!

- Не могу сказать, что люблю… - во взгляде урсаила я видела бездну, морскую бездну, которой он сам и являлся. А потом… он покраснел… едва уловимый румянец тронул его скулы, когда он по-мальчишески улыбнулся, извиняясь за своё поведение. – Но ты мне нравишься. Просто ты всегда то с одним, то с другим, то вообще с драконом… И на тебя даже впечатление произвести нельзя…

Прыснув, я попробовала зажать рот, не получилось. И я рассмеялась, звонко, радостно, отпуская, наконец, все тревоги.

Шейд смотрел на меня…

Когда же я досмеялась и смахнула с ресниц капельки слёз, то даже смогла извиниться:

- Извини-извини! – вскинула я ладони, но на меня кажется он даже и не сердился. Любовался. – Правда! Я не думала, что всё так. Я была уверена, что ты меня откровенно ненавидишь и всё пыталась понять почему! А тут всё наоборот, оказывается. Я тебе нравлюсь!

Говоря какую-то девичью чепуху, я улыбалась, смеялась шуткам оттаивающего на глазах Шейда, а внутри у меня наоборот всё замерзало, превращаясь в арктическую пустыню. Давненько меня вот так недооценивали. Точнее даже не так. Меня никогда не считали настолько глупой, чтобы попробовать цинично обмануть, даже не вложив в это какого-то желания, какой-то страсти. Шейд развешивал лапшу мне на уши походя, считая по умолчанию, что я ничего не пойму.

Не было даже обидно, было бесконечно смешно. Лёд просто удерживал в узде мою ярость. Почему все считают, что если девушка достаточно умна в одном, в другом она полная дура? Я отдаю себе отчёт, что среднестатистическая девушка – это всё среднее, в том числе и ум. Но отвергать женскую интуицию, даже не задумавшись о ней? Это не глупость! Это слепота! Душевная в том числе.

Или он решил, что я вся такая милая и пушистая, такая очаровательная умница-малышка? Так, я могу и урок преподать. Что если девушка выглядит как ангел, то это значит, что она просто построила внутренних чертей по ранжиру и на поверхность их выпускает, когда ей выгодно. Мир с собственными чертями – это такая полезная штука!

- Итак, - найдя Найтмера, я попробовала снова его разбудить и снова попытка оказалась неудачной. Взглянув на Шейда, я смущённо спросила: - А тебя тоже дёрнуло невесть чем и невесть куда? Или ты подготовленный? И у тебя найдётся что-нибудь, что можно съесть? А то у меня в карманах плаща нашлось только одно-единственное яблоко и то уже закончилось!

- Меня никто никуда не перенаправлял и дорогу не искажал, - отозвался урсаил тут же. – Здесь самый короткий путь, а я подумал, что мы в любом случае встретимся загодя, до того, как доберёмся до леса кошмаров. Поэтому решил просто подождать перед ним, на пограничном посту. Через поле иллюзий пошёл, чтобы быстрее добраться. И у меня с собой есть крупы, сушёные грибы, немного ягод. Есть здесь где-нибудь вода?

- Нет, - соврала я естественно и легко. – Нигде не находила.

- Ну, и ладно, - отмахнулся Шейд. – Тогда создам из воздуха, конденсирую немного влаги. Это не так сложно, как кажется.

- Это магия, - надула я губы. – Для меня всё, что магия – не просто «кажется», а действительно очень сложно и страшно! И вообще пугающе!

Шейд возгордился, я насторожилась. Шулер шулера, да? Легче всего обмануть обманщика. Так что приторможу-ка я коней. До чего же мне не нравится мне происходящее! Он тоже не особо нравится.

Правда, с теми, кому я бы могла выразить свою симпатию, у меня тут вообще большие проблемы. Ещё немного, и они перейдут в разряд смертельных. Аленький в любом случае где-то рядом бродит. Его, к счастью, как дракона я не ощущала, но определённо этот тип так просто не сдастся.

- Кстати, Шейд.

- Да? – отозвался урсаил, сосредоточенно наполняя котелок водой из созданной тучи.

- Мне Найтмер сказал, что Хрустальный город урсаилов – последний адекватный город перед тем, как пойдут дикие земли. А… попасть туда можно?

- Конечно. Хочешь?

- Хочу!

- Ну, тогда и не проблема. Когда этот, - махнул он головой на Найтмера, - придёт в себя, мы поедим и отправимся в путь. К ночи, думаю, дойдём уже до человеческого городка на берегу озера и спустимся вниз. Там у меня есть хорошие знакомые, у которых можно будет остановиться. В этом городе я часто бывал, когда мелким был. Даже… - вот теперь на губах Шейда появилась самая настоящая улыбка. Мягкая, спокойная, уверенная. Улыбка, подкреплённая не изображением эмоций, а теплом пережитых воспоминаний. – Любил его. Есть места, которые тебе понравятся.

- Значит, мы пойдём на свидание?

- Пойдём на свидание, - легко подтвердил урсаил.

Чем бы таким его ещё недалёким порадовать?! Но насколько сверху вниз он на меня смотрит! Дело даже не в том, что смотрит как на бабочку-невеличку, существующую от силы пару дней, дело в том, что он это показывает, демонстрирует своё мнение обо мне. Мимолётно, едва уловимо, очень чётко и очень унизительно.

- Может быть, приготовлю еду я? – предложила я Шейду. – А ты пока попробуешь разбудить Найтмера. Мы не раз ходили в походы, так что, я справлюсь с готовкой. И ещё я видела заросли дикой мяты, может быть, сделаем мятный чай?

Шейд насторожился, но я предлагала от души, не держала камень за пазухой… Как по мне, за пазуху камни прятать бессмысленно. Толку от них? Только пыль и мусор разный сыплется. Ничего хорошего.

К тому же есть я действительно хотела. В свете этого от урсаила хоть какой-то прок быть должен? Должен! Кстати, от его сегодняшнего поведения прок уже был. Он потерял в моих глазах пару десятков очков, и если бы вот прямо сейчас я оказалась бы на озере, то, не задумываясь ни на мгновение, выбрала бы Найтмера.

Пусть он меня не любит, а я не люблю его. Брак по чистому расчёту зачастую куда надёжнее и лучше, чем брак по любви. По крайней мере, супруги по расчёту точно знают, чего хотят друг от друга.

Думаю, Найтмер не будет препятствовать моему обучению одной из местных специальностей. А я, в свою очередь, сделаю всё, чтобы поддержать любое его начинание. Не как жена, а как друг. Порой именно дружеской руки и не хватает…

Кстати, ведь в тот раз аленький и говорил, что опасна я не только тремя желаниями, которые гарантирует богиня. Но ещё и содержимым моей головы. Вот так стану женой Найтмера, как Рехант вздрогнет!

Ведь никто не знает, что на самом деле в моей голове…

И к лучшему. Лучше никому и не знать. Я тихая, белая и пушистая. Парадные крылья определённо примерила перед прибытием на Рехант!

Главное, всё время об этом помнить, а то мало ли…

Вместо соли цианида кому-нибудь ненароком подсыплю… Скажу ненароком что-нибудь нежное, ласковое и совсем-совсем не печальное… Так! Тараканы, брысь по своим местам. Мы тут девочки милые, толерантные, спокойные. Раз даже у нас желания дракона прибить не возникло, чего женихи страдать должны? Страдания только по возрастанию старшинства!

- Гроб на лафет, пушка медленно ползёт, - мурлыкала я тихо себе под нос, - гроб на лафет, все мы ляжем тут костьми…

Услышав, что неожиданно я начала напевать, я вначале застыла и сама. Потом медленно-медленно подняла голову. Он был рядом. Аленький охотник за чужими жизнями.

Слишком уж он активно меня преследует. Слишком лично. Так, как могут преследовать своего обидчика только женщины… Истово ненавидя. Или так, как преследуют убийцы высшего уровня, нанятые обиженной женщиной!

- Ну, вот ты и отбегалась, - ласково сказал Аленький.

А потом … напал.


Глава 24. Покушение на убийство


Аленький убийца напал мгновенно. За тот осколок времени, что ему потребовался до меня добраться и замахнуться, чтобы снести мне голову, я успела только вытащить из ножен живой клинок.

Уворачиваться было бесполезно. Я не была воином. Всё, что мне оставалось, это надеяться только на кинжал.

В голове мелькнуло страдальческое:

- Опять косорукая бездарность?! Откуда же вы в таких количествах берётесь?!

А потом клинок дёрнулся сам. Мне оставалось только покрепче вцепиться в рукоять и не мешать…

Не мешать ни попыткам меня спасти, ни попыткам меня убить. Мне просто было страшно, очень страшно. Ладно, не то что бы до потери сознания, по крайней мере, хватку на рукояти я не разжимала. Но мне было не до того, чтобы рефлексировать или соображать, например, кого я вообще могу позвать на помощь. Некого было. Даже с учётом того, что тут рядом должны были быть где-то мои «женишки».

Удар, удар, удар. Запястья, локти, непривычные к такой нагрузке, стонали, пальцы казалось свело настолько, что я испугалась что потом разжать их не смогу. В голове чужих мыслей больше не появлялось, но живой клинок защищал меня активнее, чем с самого начала. С чего бы только такое потепление, а? Ну, неважно! Зато не убьют!

Воспарив духом, я умудрилась не только отбить следующий удар, но и не помешала клинку нанести встречный.

Не попала, конечно, но зато заставила убийцу насторожиться, а потом и шарахнуться в сторону. Слух у него был определённо нечеловеческий, потому что причину его тревоги я услышала спустя только минуты полторы, после того, как отбила какой-то косой удар, а потом осталась на месте вопреки желанию клинка… И страшный удар, который должен был, видимо, обезглавить меня, прошёл втуне.

- Ола! - крик Найтмера раздался немного в стороне.

- Ола! - а вот окрик Шейда был куда ближе. Буквально - в нескольких метрах.

И убийца, помянув всех женихов скопом откровенно недобрым словом, прянул в сторону и пропал. Шейд вывалился с другой стороны.

Посмотрел на меня, такую «красивую», растрёпанную и с кинжалом наизготовку. Порезанной щекой. Фыркнул:

- Комаров гоняешь?

Когда молчал, он нравился мне куда больше.

- Убийцу, - сообщила я, погладив трепещущее лезвие. Душа живого клинка была категорически недовольна резким обрывом боя. И вообще тем, в руки какой бездари попала.

«Но-но!» - возмутился чужой голос у меня в голове. - «Ты ладненькая. Научим», - порадовал меня он и пропал.

Так. Кажется, у меня не глюки! Кажется, мне нужен срочно Найтмер, чтобы пояснять, что это вообще такое происходит?! Что за источник знаний для начинающего глюковеда он мне подсунул?!

Урсаил тем временем скептически на меня смотрел. В его глазах явно-явно читалось: «да кому ты нужна».

Констатировав для себя, что этот тип для меня из списка женихов вылетел окончательно, я расплылась в слащавой улыбочке.

Не трогай - пока не воняет. Вот с Шейдом соблюдать эту милую установку и буду. Для собственной же безопасности. А свидание с ним… ну, как-нибудь переживу. В конце концов, что я, под дурочку косить не умею? Умею. Главное, не перестараться. А то мало ли. Он и без того уже считает меня не слишком умной.

- Ола! – сквозь кусты на этот раз продрался Найтмер, взглянул на меня, на клинок в руке, который я до сих пор не убрала… - Ты в порядке?

Плюс десять баллов. Не подумал, что я сама поцарапалась, а сразу понял, что мне помогли. И встревожился достаточно натурально, чтобы я в его тревогу поверила.

- Относительно, - вздохнула я, оседая на землю и так и не расставаясь с клинком. – Немного не держат ноги.

- Опять?

- Я бы назвала это «снова», но, кажется, для убийцы я просто помеха. Правда, ума не приложу чему я так активно мешаю, - слукавила я. Знала я, хорошо знала, чему я мешаю. Кому – это был уже серьёзный и местами проблемный вопрос.

Найтмер покачал головой:

- Ещё несколько дней…

- До Венчального озера? – поняла я его неожиданно с полуслова.

Кивнув, мужчина присел рядом со мной на корточки:

- Я могу залечить?

- Буду благодарна.

Забытый всеми Шейд постоял над нами, круто повернулся и двинулся в ту сторону, откуда пришёл. Кажется, сейчас и нам придётся отправляться туда… А можно рыжего кота на путь? И мы куда-нибудь свернём, а?!

- В последнее время он непривычно себя ведёт, - пробормотал Найтмер. Его пальцы легли на мою щеку, погладили края царапины. Прохладная вода проливалась из-под мужских пальцев и исчезала, не долетая даже до моего плеча. И только промыв и обработав ранку, Найтмер начал её залечивать. Магия исцеления (я это уже знала), здесь давалась всем очень тяжело.

- Он?

- Шейд. Мы… давно знакомы, Ола. Но я никогда ещё не видел, чтобы он срывался по пустякам, чтобы он терял контроль над своей магией. Это что-то настолько невероятное, что даже пугает. Он спокойный. Обычно. Никогда не повышает голос. Ему и в голову бы не пришло просто вот так уйти, даже не предложив свою помощь.

- Скрывает что-то? – предложила я легко.

Найтмер хмыкнул и кивнул:

- С него станется. Пойдём?

- Поможешь подняться?

- Конечно.

В тот самый момент, когда мужчина бережно и плавно поставил меня на ноги, я поняла две вещи. Я никогда его не смогу полюбить. Даже несмотря на то, что он настолько хорош. Впрочем, и он не сможет полюбить меня. Никогда. Потому что его сердце занято наглухо, навечно. И ни у кого не получится в этом сердце найти для себя местечко.

И второе, если я выберу его, я никогда об этом не пожалею.

- Ола?

- Полина.

- Что? – растерялся Найтмер.

Я улыбнулась и повторила:

- Полина. Это моё имя, которым меня назвали, когда я родилась. А! Не пугайся. Не имеет ничего общего с вашими «истинными» именами.

Мужчина смотрел на меня несколько томительно долгих мгновений, потом сообразил и кивнул:

- Истинные имена – есть только у древних рас и очень могущественных магов, - сообщил он буднично. – Например, у урсаилов истинные имена есть, и у эльфов. А у людей – нет. Мы вплетены в полотно этого мира куда теснее, чем древние расы, которые могут в любой момент сбежать, потому и истинных имён нам не требуется.

- Ну, вот! – всплеснула я руками и засмеялась. – А мне по прибытии из-за этого истинного имени целую истерику устроили. Как же так, почему у меня его нет!

- Ты не захотела? – улыбнулся Найтмер. – О, Шейд возвращается.

Шейд возвращался с вещами. Бросил на нас сердитый взгляд. Глянул на кинжал в моих руках и кинул ножны.

- Убери свою острую игрушку. Ещё поранишься.

Куда уж больше то? По-моему, ранена я в самое сердце, а хуже этого быть ничего не может. Потому что сердце ещё попробуй собери. Когда даже больно думать о том, кто его разбил.

- Итак, - фальшиво-бодрым голосом спросила я у Найтмера, убирая клинок в ножны. – А отсюда нам до… куда мы теперь идём, долго?

- Шейд, - Найтмер взглянул на второго жениха. – Может, минуем подводный город? Много людей – не слишком благоразумно…

- Есть необходимость посетить, - отмахнулся урсаил. – Свои причины. Не сказать…

Некую несогласованность построения его фразы заметила даже я, недоумённо взглянула на Найтмера и получила в ответ такой же недоумённый взгляд.

- Как мы будем добираться? – осторожно спросила я. – Может, я чего-то и не увидела, но вы оба – были пешком.

- Мы маги, - снова презрительная маска и взгляд сверху вниз. – У нас есть свои способы быстрых передвижений.

- Магическими путями таскать невесту дракона запрещено, - напомнил Найтмер. – Предлагаешь создать платформу?

- Да. По воде доберёмся, а до реки на воздушных перекатах.

Чего?! Воздушные перекаты?!

Уточнить я постеснялась, а стоило бы, потому что следующие пару часов я провела зажмурившись и отчаянно уговаривая собственный желудок не спешить и не покидать меня. В конце концов, вокруг было ещё хуже…

Что собой представляло это самое перекатное, воздушное и ужасное? Ничего сверхобычного. Вот на море, когда оно волнуется, бывают такие белые пенные барашки, красивые. Если со стороны смотреть. А воздушными перекатами здесь назывались такие же барашки – только высоко в небе и сотканные из магии.

Да, я любила летать. Но когда я контролировала направление движение, скорость движения, когда от меня зависел не только выбор «пищать» или «не пищать», или уж лучше сразу «верещать». Вслух я мужественно не проронила ни слова. Но когда меня опустили на землю, на речном берегу, запах тины закончил всё остальное. Полчаса, пока эти двое мудрили над плотом из подручных средств (заклинание «платформы» было надёжнее, когда имело под собой хоть какое-то основание), я просидела в кустах. Когда же вышла, уже не такая зелёная и «красивая», и Шейд, только глянув сочувствующе, предложил мне фляжку, а там что-то булькало… в общем, я вернулась обратно в кустики. Ну, их, эти воздушные перелёты, кувырки и прочую фигню. Я лучше на земле побуду. Не чувствую я себя надёжно вверху без…

Мысль оборвалась, браслет сжал руку болезненным укусом. Больно! Гадость какая. Как же его стащить?!

- Ола, получше?

Найтмер, нарочито топая как слон, показался со стороны реки, взглянул на меня:

- Да ты бледна!

- Слушай! – сорвалась я с места в карьер. – Два вопроса. Один – я голос кинжала слышала у себя в мыслях, это нормально?

- Более чем. Живой клинок имеет «душу» и «сущность», зачастую ещё и мерзкий характер. Могу рассказать подробнее, а могу книжку дать, где всё это описано.

- Книжку! – решила я, принимая из рук мужчины фляжку с водой, чтобы прополоскать рот и умыться. Поморщилась. – А! Второй вопрос. Слушай, есть браслет. На руке. Невидимый, как видишь, - подняла я к нему запястье. – Вот эта гадость меня уже довела до истерики практически! Снять её как-нибудь можно?!

- Как-нибудь, скорее всего, можно, - плавно ответил Найтмер. – А не как-нибудь смотреть надо.

- Ты можешь?

- Не мой профиль, - с сожалением открестился Найтмер. – Если бы мог, было бы проще… в ряде вопросов. Зато у меня есть знакомый урсаил… Знаешь что, прибудем в подводный город, я попробую до него дозваться! Он переместится по зову волны и посмотрит, что с твоим браслетом.

Поблагодарила я мужчину искренне и от всей души. И за участие. И за желание помочь.

Чего не знали ни он, ни я, так это того, что дальше ситуация только усугубится. Мы провели на речном берегу пару часов, пока плот сох. Перекусили (готовила я), поиграли в портативную версию Воздушного замка, и развеселившиеся мужчины научили меня парочке грязных приёмов (единственное, я так и не поняла, чего они так ругались, когда я их пустила в дело?!). После этого мы погрузились на плот и отплыли от берега. Руку жгло. Ощущение было такое, что браслет накаляется, и невидимый ожог расползался вначале по моей кисти, потом по руке. Боль усиливалась. Вначале она была едва уловимой, потом такой, что я скрутилась клубочком на плоту и баюкала руку у груди. Боль была такая, что я задумалась о том, что даже идея ампутации мне уже не кажется такой страшной.

А потом у Шейда сдали нервы. Резким рывком, ругаясь, кажется, даже сам с собой, он подошёл ко мне, присел рядом на корточки и протянул ладонь, на мгновение зависнув. Я невольно хохотнула:

- Слушайте, у вас такое вот зависание и неприкасание для всех? Или только…

- Невеста дракона неприкасаемая, - буркнул урсаил сердито. – И лица королевской крови. Нельзя прикоснуться без разрешения к принцессе и королеве.

Хохотнув ещё раз, но уже куда более искренне – надо же в какой ряд меня поставили, я опять зажмурилась и закусила губу. Больно! Как же больно!

- Когда у тебя появился этот браслет?

- Ещё в моём родном мире, - честно ответила я.

- Вот как… - Шейд кивнул, и так и не дождавшись от меня никакой реплики, сжал холодные пальцы вокруг моего запястья. Судя по тому, как он тут же болезненно скривился – браслет он ощутил в полной мере.

- Это не моё, конечно, призвание, но…

Полоска воды легла вокруг истерзанной кожи, принося нешуточное облегчение. Растянулось по всей руке, заставляя выдохнуть и расслабиться. А потом что-то резко щёлкнуло.

Рассмотреть браслет не удалось ни мне, ни самому Шейду. Распавшись на две половинки, на мгновение ставшие видимыми, он рухнул в воду. В том месте, где приземлилась раскалённая полоска металла, в воздух поднялось облачко пара.

И…

- Оно исчезло! – пробормотал Найтмер.

Я смотрела на Шейда, Шейд смотрел на меня. И прохладная рука урсаила всё так же лежала на моём запястье. И вот сейчас я не видела в его глазах ни презрения, ни брезгливости, ни недооценки. Только едва заметную усталость.

Он устал даже не от меня. От себя?

- Извини.

Урсаил разжал руку, вернулся к Найтмеру, забрал у него маленький шарик – управляющий артефакт плотом. А я осталась на своём месте, баюкая руку и пытаясь понять, что сейчас было?!

Шейд вёл себя не просто странно, а архистранно! Особенно с тем учётом, как долго старался… Старался держаться подальше от меня?!

Так, вот теперь ещё и собственное подсознание мне будет загадки подбрасывать?!

- Давай руку, - шепнул Найтмер, усаживаясь со мной рядом, - подлечу.

Меня хватило на искренний благодарный взгляд в его сторону. Меня хватило даже на то, чтобы ещё полчаса просидеть, таращась по сторонам. После этого я уснула, бессильно привалившись к плечу Найтмера.

И что за беспокойный мир! Даже во сне я не нашла спокойствия!

Я снова увидела дракона. И Реханту.

Богиня, не иначе как ради разнообразия, на него не ругалась. Сидела практически в позе роденовского мыслителя и смотрела на него. Ой, как она нехорошо смотрела! Если женщина на вас ТАК смотрит, то самый простой случай исправления ситуации, что бы вы ни сотворили, это покаяться во всех грехах с начала сотворения мира, после этого уйти в монастырь.

Интересно, а драконьи монастыри тут водятся? А, чего это я! Дракон на Реханте один-единственный. Но ведь откуда-то они с Рехантой пришли?! Значит в другом мире много драконов! Ой, какая я умница! У меня голова работает! Удивительное дело, я думала, она у меня уже выключилась от любви напрочь!

- Я вот даже и не знаю, - тихо заговорила Реханта. – Что сказать. Что спросить…

- Ты сама всё знаешь. И немного больше.

- Да! Знаю! На то я и богиня! Но ты … у тебя что, вместо головы хвост?! Или у тебя извилины чешуёй покрылись и не поворачиваются больше?!

Накрыв морду хвостом, Руж сердито буркнул:

- Отстань.

- Ах, отстать?! Ах, мы в печали! Это были вообще не мы, а просто черти под руку накачали?!

- Рехант…

- Что «Рехант»?! Что?! Я столько труда положила на то, чтобы правильно составить этот ритуал!

- И видела бы тебя наша преподавательница – руки бы выкрутила! Не посмотрела бы на то, что ты любимая ученица!

На моих глазах Реханта вначале побледнела, потом посерела, потом рассердилась ещё больше:

- Да! Да! Виновата! Психанула. Надо было головой сначала подумать…

- А ты подумала хвостом, - добавил насмешливо дракон.

Ух! Как полыхнуло…

Огненная волна прокатилась по тому полю, где сидели эти двое, от одного края до другого. Квилл не появился. Всё-таки, как ни крути, а у моего надсмотрщика хорошие инстинкты самосохранения. Но всё же…

Почему он говорит про «хвост»?!

ОЙ!

Никогда не злите женщину, особенно если она богиня!

- Да! Хвостом!

За спиной Реханты был самый настоящий хвост. И рожки появились, маленькие, аккуратные, миленькие.

- А ты – чешуйчатая ящерица!

- А ты – демонесса, - согласился Руж спокойно. – И что дальше? Всё же не стоило тебе слышать ссору преподавателей. Подхватила такое некрасивое определение. Какая же я ящерица? Я дракон!

- Не похоже! – мстительно буркнула Реханта, снова падая на своё место. – Ну? Чем ты руководствовался, когда начал всю эту историю, скажи мне на милость? Ну, вот зачем ты не просто отказал девушке, но ещё и сделал это настолько некрасиво?

- А что мне ещё оставалось?! – перешёл дракон в глухую оборону. – Она просто не понимала о чём речь! Она из другого мира… Я пытался! Но…

- Что ты пытался? Ты ей хоть раз прямым текстом сказал, что у тебя нет человеческого облика? Был! Да сплыл!

- Не напоминай…

- Хочу и буду! Если ты сам забыл, что у тебя был человеческий облик, это не значит, что забыли другие.

- Если бы я руководствовался только этим, то был бы ничем не лучше людей, которые пользовались невестами, чтобы исполнить свои мечты!

Снова неправильно выбранный тон и неправильные слова.

Реханта взвыла. Мне показалось, что она сейчас дракона или стукнет, или сама расплачется. Не случилось ни того, ни другого. Зато случилось кое-что более важное. Богиня, не догадываясь о том, что их подслушивают (кстати, каким это образом, а?!), крикнула:

- Да всё это было с самого начала ради тебя! При чём тут люди и эти побочные желания?! Что значит «ничем не лучше»? Невесты сюда призывались, чтобы вернуть тебе! Только тебе твой облик! Что ты мне тут наивную змейку из себя изображаешь?! Ты…

К моему огромнейшему сожалению, что же там шло после «ты», я не услышала.

Что-то вмешалось в мой сон, и через пару минут, с трудом собирая себя в теле и в мыслях, я распахнула глаза уже в реальности.

- Ты спала так крепко, что я забеспокоился, - Найтмер придерживал меня за плечи, не давая завалиться на спину и не давая свалиться с плота. Холодно не было. Я была укрыта не только его пиджаком, но ещё и пиджаком Шейда. Самого урсаила рядом не было. Было только огромное зерцало огромного же озера. Где-то в стороне, чуть дальше, были видны огоньки. Деревня? Или может быть маленький городок? Но нам туда было не нужно.

Судя по всему, мы прибыли до места назначения и единственное место, куда теперь нам предстояло отправиться, было вниз. Это меня не смущало. В конце концов, воды я никогда не боялась. Меня смущало (и серьёзно!) совсем другое. Мы были на ровном открытом пространстве. Рядом не было ни одного укрытия. Если кто-то решит сейчас меня убить, например, дистанционно и не считаясь при этом с жертвами, то пиши «всё пропало»!!!

- Не переживай, - спохватился Найтмер. – Над нами сейчас купол. Один – водный поставил Шейд, а второй – земной, поставил уже я.

Не могу сказать, что меня это прям успокоило-успокоило, но полегче на душе стало.

Оставалось только одно – выяснить, чего именно мы сейчас ждём.

- А мы…

- Ждём Шейда. Он должен предупредить стражу, что мы спускаемся. У него есть пропуск…

Вот тут я немного насторожилась.

- Это обычная практика? Стража и пропуска? – уточнила я.

- Не совсем. Мы просто над… не самым обычным городом.

- А что мы здесь забыли?

- Кто знает, - хмыкнул Найтмер.

И в его глазах я увидела что-то не очень доброе, тяжёлое, гнетущее. Интересно мне знать, что сейчас он вспомнил? И почему мне кажется, что это очень застарелое, очень злое воспоминание?

- Он сам поднимется за нами обратно?

- Шейд? Нет, конечно, зачем ему? – удивился порядком мужчина. – Он маг воды. Нас проведут его водяные големы.

- Вот то, - указала я вбок, - водяные големы?

Хотя, конечно, это была слишком наивная надежда.

Что вот «это» - всего лишь водяные големы Шейда.

Я могла бы сделать вид, что я не очень понимаю в магии, что всё это для меня слишком сложно, но, право слово, вряд ли миленький проводник в подводном царстве будет выглядеть как огромная кракозябра… Ну, не кракозябра, а… кстати говоря, а что вот это есть?

Я даже не знаю, с какой стороны подходить к определению вот этого… Если живое, зелёное и шевелится…

- Найтмер, - дёрнув мужчину за руку (и напрочь отказываясь впадать в истерику) я громким шёпотом спросила: - а это вообще что?!

- Подводный таракан Кешенька, - мрачно буркнул маг. – Видимо, опять местный магоботаник не уследил за своими питомцами. Они достопримечательность, так сказать… Хотя и в плохом смысле.

Можно и не говорить. Только не ржать! Не ржать! Девушкам не положено!

Не знаю, что там и где девушкам не положено, но я согнулась в истерическом хохоте. Спустя пару мгновений выяснилось, что это невоспитанное деяние (как на меня Найтмер воззрился!) спасло мне жизнь.

Видимо, магоботаник не научил питомцев, что какой-то ядовитой зелёной гадостью плеваться в незнакомых дяденек и тётенек нельзя! Они обижаются… Естественно, обиделась совсем не я! Обиделся Найтмер.

Видимо, в сферу его интересов не входили плевки от тараканов, пусть даже знакомых.

То, что последовало дальше… Ну, наверное, где-то очень-очень глубоко у меня было желание увидеть очень могущественного и очень злого мага человеческого рода? Не знаю, не подозревала за собой таких наклонностей, но лучше будем считать, что они были. Потому что в противном случае придётся признать за собой душевную травму на всю жизнь и потребовать жениться…

В общем, о чём я?

Найтмер разозлился.

Раньше злым я его не видела, как-то не доводилось, к счастью, а теперь довелось. И лучше бы я оставалась в своих детских наивных мечтаниях, что мир вокруг добрый, люди хорошие. Найтмер хорошим не был. Он просто нарезал этого самого тараканчика на… ломтики, умудрился при этом не запачкаться и вернулся ко мне, как ни в чём не бывало.

- Ну, это было… не очень-то дружелюбно. А вот и големчик от Шейда, спускаемся?

Всё, что мне оставалось – кивнуть и послушно последовать за мужчиной. Топора, чтобы помахать в ответ, у меня попросту не было.

И вообще, в какой дурдом я попала?!


Глава 25. Грот под водой.


Итак, мы прибыли в город урсаилов. На этом в рассказе можно смело ставить точку и отправиться спать. В самом что ни на есть прямом смысле. Потому что город урсаилов располагался под водой… и это всё, что о нём можно было сказать. Что плохого, что хорошего.

Наверное, у Шейда было какое-то здесь сверхважное дело. Заселив нас в маленький гостевой двор, он умчался куда-то с такой скоростью, что вода столбом стояла. Опять же, это не метафора, не иносказательное выражение, а дословное описание происходящего сумасшедшего дома. По-другому уже я выразиться просто не могу, да и бессмыслица получается, если сказать как-то иначе. Хорошо, попробую, чтобы не запутаться, хотя бы в своей голове разложить по местам очевидное. И вероятное.

Если начать с вероятности, то я так и не поняла, чем руководствовался тот самый некто, кто выпустил местную достопримечательность Кешеньку с порядковым номером в три цифры. Мама, упаси меня от других порождений этого самого магоботаника (а их тут было очень много, как сказал Шейд). Я их не переживу. У меня живот от смеха лопнет. И да, этот некто был ботаником, занимался с деревьями, растениями, и это у него хорошо получалось! А вот с зоологией дела не шли, в чём мог убедиться любой желающий и не очень, встретивший «питомца» за номером Эн.

Но не суть. О чём я… Если это была попытка убийства, то она была какой-то уж очень неуклюжей. С другой стороны, очень хорошо эта встреча показала мне возможности Найтмера. Но не его слабости. Парень, которого не клинит, когда на него попадает зелёная жижа, заслуживает более пристального взгляда. А спокойствие, то, как он держался, вызывает уважение.

Соответственно, если убийца старался сделать так, чтобы я испугалась Найтмера и взглянула на кого-то ещё, он просчитался. А если изначально у покушавшегося на нас была цель показать, что человек рядом со мной действительно может меня защитить, то он выбрал правильную тактику.

Если продолжать эту линию дальше, то получается, что ситуация распадается на два возможных варианта.

Первый – тот, кто устроил нам встречу с представителем местной фауны, был за Найтмера. Второй – против него. Для меня это в равной степени не значит совершенно ничего. Просто если это был убийца, то попытки меня прикопать где-нибудь только продолжатся. А если это был кто-то со стороны моего возможного мужа, то попытки выставить его в лучшем свете последуют и в дальнейшем. Главное, чтобы при приведении их в исполнение, меня ненароком не затоптали.

Что касается подводного города, полагаю, что обычно города урсаилов, те, которые для показухи – торговые, например, выглядят прекрасно. Но мы были в подводном «городишке», пожалуй. Вокруг была вода. Бесконечно много воды. Вода была на улицах, в домах в том числе. Только несколько домов, принадлежавших кому-то из сухопутных или для сухопутных в свою очередь предназначавшихся, были внутри сухими. Правда, глупость явная, мы пока сюда доплыли, промокли в любом случае. Ощущение влажного белья, влажного костюма, влажного плаща – полный караул!

Этот спуск подсветил ещё одно моё достоинство и проблему для окружающих, пытающихся добраться до шкуры «невесты дракона». На меня не действовала магия полного воздействия. Масло масляное, да? А расшифровывалось это очень просто.

Чары ограниченного радиуса и охвата спокойно на меня работали. Работала косвенно магия, направленная на окружение. Вот почему в той пещере меня чуть не заморозило вместе с Квиллом, магия была направлена на окружение… О, кстати, интересный момент. Значит, это не мог быть Найтмер.

Не то, чтобы я видела сейчас врагов во всех и в каждом, но приятно осознавать, что, хотя бы к одной попытке покушения на твою жизнь, не причастен человек, который тебе нравится. С другой стороны, да здравствует паранойя, это не значит, что он не причастен к другим попыткам.

Опять отвлеклась. Чары полного воздействия – это те, которые охватывают сразу несколько систем человеческого организма и его ближайшее окружение. Например, чтобы я могла дышать под водой и осталась сухой, нужно было затронуть слишком много всего. И такие комплексные чары на меня не работали. В лучшем случае маг получал лёгкий удар молнией по пальцам (цвет молнии был серо-золотой, кстати!), а в худшем случае… Найтмер информацию зажал! И сам позеленел! Допускаю, что под водой могло и показаться. И сообщил, что нет, всё-таки, такие подробности он озвучивать не будет. Всё же я девушка!

И немного подумав, самую малость, я решила не возражать. Ну его, ещё расскажет! А лишнее знать я совершенно не хотела. Кто знает, как повлияет лишняя информация на мою неокрепшую психику!

- Ола?

Найтмер, стукнув для приличия в притолоку, вошёл в комнату, сильно пригнувшись. Ага, это тоже «милое» дополнение местного гостевого дома. Не знаю, кто тут к ним в гости приезжал, но дверные проёмы здесь такие, что мне тоже пришлось активно беречь голову! Во избежание появления рогов. В конце концов… Так, кыш! Кыш, мысли из головы! Нельзя мне думать о чешуйчатых. Опасно это. Пусть даже очень хочется, пусть даже… Даже!

- Заходи, - махнула я рукой. – А ты чего, один?

- Шейд ещё не вернулся, - отозвался мужчина устало, прошёл, сел на край кровати, взглянул на меня. Интуиция намекнула, что можно ждать неприятностей. Но зачем их заставлять ждать? Можно навестить их до того, как они сами придут! На своей территории гостей нужно принимать только желанных.

- Это хорошо или плохо?

- Хорошо. Местами. Местами – плохо.

Недоумённо воззрившись на Найтмера, я только диву давалась.

- Что случилось?

- Ничего, - отозвался он тут же, потом подумал и честно добавил. – По крайней мере, пока. Но если ты не возражаешь, пока Шейд не вернётся, я побуду в твоей комнате. Если хочешь, можешь лечь спать. Я посижу с книгой спокойно. Если ты не против.

- Я не против, – озадаченно пробормотала я, а потом расплылась в улыбке, догадавшись. Да он пришёл не случайно! – Ты думаешь, меня опять придут убивать?

Моей догадливости Найтмер не обрадовался, но кивнул:

- Ни один разумный… Ну, хорошо, вообще ни один адекватный житель Реханта не будет натравливать такое создание, как подводный таракан, на жителя того же Реханта. Яд подводных насекомых для нас не токсичен. Единственный, для кого он становится смертельным – это иномиряне. Как только я успокоился… Стало очевидно, что это была глупая попытка убить тебя. Беда в том, что она могла и сработать. Ты не знала, что это такое, я недостаточно быстро бы отреагировал, и всё. На этом бы всё закончилось. Поэтому я лучше посижу здесь.

- Конечно. Спасибо! – и не давая возникнуть неловкой паузе, знаем, плавали, я тут же спросила. - Ты сказал, что тебе передали книгу. А о чём она?

- Занимательная, но совершенно непонятная история. Никак не могу разобраться, что с главным героем происходит. То он «он», то он – «она», то возраст меняется, как в голову ему взбредёт, то профессия. Чудь, как она есть!

- То есть он не человек?

- Человек. Был им… По крайней мере, - на мгновение Найтмер задумался, словно бы решая, можно ли мне доверять?!, а потом в его руке появился томик в кожаной обёртке, раскрыв страницу, не в самом начале, я обратила внимание на это, он спокойно прочитал, заставив меня на мгновение застыть. Какой голос! Когда он был спокоен, его голос зазвучал совсем по-другому. Вот теперь верю, что ему приписывали роман с королевой! На такой голос любая сманится из башни высокой.

- Если кто-то спросит когда-то, я отвечу: я родился человеком. Кто-то оказывается на другом жизненном пути, удачно или неудачно умерев. Я не умирал. Я не попадал в другой мир. Всё началось в том мире, где я родился. И где я никогда не умру. Смерть теперь то, что мне недоступно. Та роскошь, которая больше не станет частью моего цикла. Я есть альфа, я есть начало чего-то несоизмеримо большего, и я же его конец. Я – Смерть себя. Но не смертный. Я не бессмертный, но то, кем я являюсь, нельзя подчинить существующим рамкам. Не слишком понятно? Такова сущность меня, такова сущность – чуди. … Ола?

Я задумчиво смотрела на Найтмера. Влюблён в королеву. И не может с ней быть…

Нет. Не может быть, чтобы всё было так плохо! Конечно, не мне это решать. Я знаю из жизни Реханта от силы миллионную часть процента! И только ту, что касается дракона. Хотя, определённо, пара-тройка исключительных тайн в моей голове уже завалялась.

- Поиграем? - предложила я, не став развивать тему ни книги, ни чужих отношений.

- Предлагаешь мне вновь ощутить горечь поражения?! – возмутился Найтмер, потом хмыкнул и махнул рукой. – А, давай… Сколько играем?

Прислушавшись к себе и с удивлением констатировав, что мужчину мне совершенно не жалко, я сообщила радостно:

- До рассвета! Шейд всё равно раньше не вернётся!

И… угадала.

Вернувшийся вместе с рассветом, Шейд нашёл нас в моей комнате. Весь пол был покрыт магической проекцией огромной доски, на которой мы играли. Поле сорок восемь на сорок восемь, и пока Найтмер пытался сопротивляться, я загоняла его в угол с деликатностью танка. Я уже решила, что именно хочу с него стребовать, так что охваченная азартом близкой победы, пыталась активно добраться до трёх последних его героев, когда урсаил появился.

В общем-то, только охотничьим азартом я могу объяснить… ладно-ладно, только на него морально я могу свалить то, что последовало дальше. Дёрнув Шейда за штанину (нечего нависать было), я капризно сообщила, что победой только над Найтмером не удовлетворюсь. Мне нужно больше рабов, больше! А потому Шейд играет с нами и проигрывает!

Хотя, конечно, если он выиграет, мы с ним поделимся булочками! И не просто поделимся! Мы, так и быть, их отдадим победителю целиком. Корзину аппетитных горячих булочек нам принесли вместе с кофейником примерно пару часов назад, но мы про них забыли. И немножко их заветрили. Ну, надо же было на кого-то теперь эти убийственные кирпичики выпечки спихнуть?!

Взглянув на булочки, Шейд хмыкнул, посмотрел на меня, на Найтмера, уселся на пол и включился в игру. Да как включился! От души, со свистом и с размахом!

Мы проиграли до обеда. Потом до вечера спали. Потом вечером ужинали в весёлой компании, снова играли всю ночь напролёт и спали полдня. Я знала, что мы здесь делаем. Ждём.

Как выяснилось, место где мы находились, с непроизносимым названием Оргаэлльян’Теанор было военным постом, последним в «обитаемых», так сказать, землях. Несколько материков, которые были представлены на Реханте, были до сих пор целиком не освоены! На Рангарде, так назывался материк, освоено было примерно только сорок процентов территории. До сих пор!

А Венчальное озеро находилось там, где не было ни торговых, ни военных постов. В глубине материка, за цепочкой Марракатовых гор. Уже неоднократно упомянутый Лес кошмаров начинался где-то «там». Горы мы зацепить не должны были, мы должны были пройти мимо. Но! Под водой.

Глядя на карту, я поняла, что ничего не понимаю и просто поверила Найтмеру и Шейду на слово. А оно звучало следующим образом: чтобы добраться до Леса кошмаров, необходимо пересечь узкое ущелье, которое раз в две недели наполняется водой. Всего выделялось несколько циклов «работы» этого водного лифта, скажем так. В текущей стадии пересечь ущелье было невозможно, ну, если только ты не активный самоубийца. Так что мы проводили приятно время, отдыхали, заодно ждали появления Квилла, Глайса. И… дракона. Хотя его только за компанию. Он до нужного места мог спокойно добраться и по воздуху. Но один и оставив нас без прикрытия. Жаль, что так не сделал.

И нет, я до сих пор не могла на него обидеться, хотя и умом понимала, что так было бы намного легче… Мне!

- Ола! – Шейд, остановившись в дверях, с трудом нашёл меня взглядом в груде подушек и одеял, вздохнул.

Выбравшись из-под подушки, я уточнила:

- Мы идём?

- Да. Собирайся.

- Обязательно? – грустно спросила я. – Там мокро!

- Ещё бы. Мы под водой, - усмехнулся пакостно урсаил.

Вот типчик! Что ни день, то новое открытие в его характере. Но в то же время вот такой… он мне нравится немного больше. В тот день, когда он с нами сел играть, мне показалось, что Шейд для себя принял какое-то решение, уж какое – большой вопрос. Но оно ему точно пошло на пользу.

- Хорошо, - вздохнула я горестно. – Я выполза…. А можно вместе с одеялом?!

- Я наколдую вокруг тебя завесу.

- Не сможешь. На меня не подействует, там… Найтмер говорил, что это из-за того, что я невеста дракона.

- А я урсаил и маг воды, - раскланялся как паяц Шейд. – Приятно познакомиться. Не недооценивай мою магию, невеста. Не только дракон может воздействовать на тебя своей магией, но и простые смертные тоже.

«Ничего себе простые смертные», - озадачилась я. Шейд говорил не с апломбом и пафосом, можно было бы тогда свалить на ЧСВ, он говорил с уверенностью того, кто уже пробовал и у кого это получалось!

«Ничего себе простые смертные», - подумала я через пятнадцать минут, стоя посреди водного пространства, обёрнутая в мантию тёплого и сухого воздуха. У Шейда действительно получилось!

«Ничего себе простой смертный», - констатировала я через полчаса, когда увидела место, куда мы прибыли.

Никто. Нам никто не осмелился заступить дорогу. Хотя, судя по взглядам, которыми нас встретили закованную в броню хвостатые мачо-урсаилы, мы вторгались на территорию не для открытого доступа!

Тут была тоже вода. Но не было зданий… И как-то ощущаю я, что путано рассказываю. Место, куда мы прибыли… Нет. Опять не с того.

Оргаэлльян’Теанор сверху был похож на огромные ракушки, занесённые частично песком, частично илом. Здесь нельзя было увидеть что-то действительно изящное и вычурное, вроде эпитониума, например, или арфы. Нет, скорее – плоские классические ракушки с детских рисунков. Ещё были постройки, напоминающие «домики» виноградных улиток, строения побольше по очертаниям похожие на наутилусов. Всё. Это то, что было видно сверху. Сбоку, кстати, разницы особой не было. Иллюминаторы, именно что маленькие и круглые, выйти через них на улицу не получилось бы даже при большом желании. Цвета – гамма коричневого, тускло-зелёного, грязно-песчаного. Не самая вдохновляющая картинка.

И единственное место, которое казалось посреди этой подводной деревушки чем-то выбивающимся из общего вида, был храм. Белый-белый. Как он казался парящим под водой – тот ещё вопрос, но было ощущение, что вокруг него искажаются физические законы.

Мы прошли в храм, мы прошли через весь приход, спустились в какой-то люк, и попали… Я не знаю, что это за место, но я могла понять, что именно мне хотел показать Шейд. Истинную красоту подводного мира, которую я не только никогда не видела, но не могла себе даже вообразить.

Мы были в гроте. Под храмом был подводный коридор, ведущий в маленький-маленький грот. Сюда не попадал солнечный свет (было бы смешно, если бы было так), здесь не было на стенах кораллов или каких-то разноцветных… минералов. Здесь не было рыб. Это была красота совершенно особенная.

Стены грота были очень неровными, гладкими, округлыми, так что пораниться было бы не обо что, но всё же, всё же… Шейд молчал, мне пришлось присматриваться, чтобы понять, что именно мне напомнили стены под определённым углом! А потом осознала – ракушку. Ощущение было такое, что мы находимся внутри жемчужницы, вот эта гладкость, чередующаяся с выпуклостью, вот это аккуратное ложе, на котором лежит обычно жемчужина…

Оно было не занято.

Взглянув вопросительно на Шейда, я мысленно удивилась, что мы здесь делаем. Да, это была живая красота подводного мира, с чистейшей хрустальной водой, это была тишина, которая отрезала нас от всего, что было за её пределами.

Полагаю, в магическом отношении это тоже было что-то особенное. Но я то магом не была!

Так почему? И зачем? И…

Шейд спохватился, стукнул себя по лбу и шагнул ближе ко мне, протягивая руку. Предполагается, что я его коснусь? Я ему не верю, я вообще на Реханте никому не верю, даже себе, но выказывать своё недоверие в таком месте показалось мне кощунством. Мне открыли какую-то тайну?

Ладони у урсаила были даже под водой неожиданно ледяные-ледяные. Нет, он не полез в мою голову и мои мысли. Он лишь коснулся моей ладони. По его коже, сквозь воздушно-водяной барьер, проскочил маленький огонёк, мягкого коричного оттенка, скользнул вокруг меня. И в тёплой воздушной прослойке зазвучал голос Шейда.

- Задаёшься вопросом, где мы?

- Задаюсь! – радостно откликнулась я и задрала голову на звяканье. Пузырьки воздуха, родившиеся в воде от моего голоса, достали до потолка и разбились там, словно по дороге успели стать хрустальными… Так. Определённо это место имеет магический смысл!

- Сакральное что-то там, - легкомысленно отозвался урсаил, потом огляделся, устроился в стороне от меня прямо на полу этого грота. И немного подумав, я последовала его примеру. Камень был тёплым, и, определённо, это мне уже не показалось – он пульсировал! К счастью, в этом движении не было ничего ритмичного, сердцеподобного, но всё же – заставляло задуматься.

- Ты знаешь, что на Реханте шесть стихийных духов?

- Да, - согласилась я. – С духом дороги мы даже познакомились лично.

Шейд кивнул:

- Ещё есть четыре стихийных духа, воплощения базовых стихий, так скажем, они же – наши покровители. А ещё есть двуликий дух знаний и тайн.

- Покровители?

- Стихийный дух воды покровительствует, например, урсаилам. Людям – огненный, эльфам – воздушный.

От души посочувствовав Ружу, я уточнила:

- А дух земли?

- Лесницам.

Ага. Стало более-менее понятно. В общих чертах, по крайней мере…

- И это возвращает нас к тому, где мы находимся!

- Мы находимся… - Шейд вздохнул. – Нет, ещё немного теории. У каждого духа есть сокровенные места, особенные места, асуды. У кого-то больше, у кого-то меньше. Например, достоверно известно, что у духа дороги таких мест шестнадцать, но где конкретно они расположены, никто не знает. Общеизвестны только три таких места. Если прийти туда, то дорога, какой бы она не была сложной, закончится благополучно и приведёт туда, куда намеревался прийти просящий. Причём если на том конце дороги беда, то дорога сделает всё, чтобы свести просящего с теми жителями Реханта, кто может помочь ему выжить.

- Ого! – восхитилась я.

- Алтари удачной дорожной судьбы, – Шейд почему-то вдохновлённым не выглядел. – При этом никто не знает, что находится в других тринадцати местах. Такие же алтари или что-то ещё?

Мысленно сделав пометку, что мне бы не помешало посетить какой-нибудь алтарь, я приготовилась внимать дальше, мимолётно озадачившись. Шейд был дружелюбен настолько, что это уже даже немного пугало!

- Заповедные места - асуды, - как прилежная ученица повторила я и улыбнулась. – Мы в заповедном месте покровителя урсаилов – водного стихийного духа?

Шейд кивнул и улыбнулся в ответ.

Какая у него улыбка!!! Как преобразила она его лицо… Я хорошо помнила сухое злое выражение глаз, поджатые губы, я хорошо помнила ту презрительную мину, с которой он всегда на меня смотрел. А тут вдруг такая улыбка, ясная, открытая, мальчишеская…

- Да. Это грот доблести. Мы приходим сюда, когда впереди дело, которое нам одним не осилить. Когда нам нужна поддержка нашего покровителя. Когда мы отчаянно боимся сделать первый шаг, каким бы он ни был. Это грот, который позволяет нам заглянуть в себя и увидеть, по плечу ли нам дело, на которое мы замахнулись.

В любое другое время я бы восприняла более чем скептически такой вот пафосный и возвышенный монолог. А сейчас слушала и верила. Мой новый дом был полон волшебных загадок и тайн! Как же был Рехант прекрасен!

- Ты – не под покровительством духа воды, именно поэтому ты не получишь здесь поддержки от нашего покровителя в том плане, в котором получаем её мы. Ты не получишь силу, ты не получишь возможность быстрее восполнить потраченную магию… Магический план грота для тебя закрыт. Но есть кое-что ещё, что он может дать тебе.

Вот мы и подошли к тому, ради чего мы здесь?

- Я не смогу объяснить это, - серьёзно сказал Шейд. – Я понимаю, что тебе очень сложно мне довериться, и я даже понимаю почему. И это… - буркнул он себе под нос, - к лучшему даже. Не хватало ещё мне к человеку привязываться. Но просто закрой глаза. Здесь никто и ничто не может тебе навредить.

Над головой снова с тем же хрустальным звоном разбились шарики. Что ж, когда-то надо начинать доверять своей интуиции? А она шепчет, что надо послушаться. Что мне это не повредит, а только поможет.

Вот только, что именно объяснить Шейд мне не смог? Грот доблести. Возможность заглянуть в себя, чтобы понять, что дело, на которое замахнулся, тебе по плечу? Единственное, на что я замахнулась бы, да только это невозможно – это дракон…

Мир вокруг пропал, я рухнула в бездну своих воспоминаний! Они всплывали вокруг меня в пузырях разноцветной воды!

«Невеста дракона», - Квилл кланяется низко, и в груди опять болезненно дёрнуло, - «пока ты не выберешь себе мужа, это место станет твоим домом».

Снова Квилл, равнодушный, но отвечающий на вопросы:

«Потому что изначально таким образом невесту пытались призвать дракону».

Лёгкий водоворот стер Квилла, вместо них перед глазами мелькнула Реханта. Сидящая на кровати в спальне, с заговорщицким видом:

«Ты вольна выбирать. Важно только твоё желание. Важна только твоя воля».

Найтмер с щемящим выражением в глазах:

«Знаешь, Ола, некоторые… кто знает, как бесконечно страдает дракон, как он бесконечно одинок, отдали бы всё, чтобы появившаяся невеста действительно стала его невестой. Но вот смотрю я на тебя… И понимаю, что этому не бывать. Просто потому, что самому дракону ничего такого не нужно. Ни любви, ни тепла, ни заботы. Он уже просто за эти тысячелетия разучился любить…»

Разучился ли?! Он заботился обо мне, берёг меня, лелеял, холил. Он дал мне возможность взлететь, пусть даже это была его магия. Он защищал меня. Подставился под удар сам и… отказался от меня… Потому что хотел, чтобы я нашла своё счастье.

Земное – земным… Я не крылата, а у него нет человеческого облика.

Вот только какая мне разница?! Люблю то я… его…

Вода вокруг начала исчезать, просачивалась сквозь мои ладони, пока я не оказалась снова всё в том же гроте. В моих ладонях осталось немного воды, и я глянула в это маленькое хрустально-серое зерцало, уже зная, кого увижу.

Он и возник. Руж. Укоризненный и серьёзный одновременно:

«Дракона выбрать нельзя тому, кто не имеет истинного имени, а ты его – не имеешь».

…Но никто мне до сих пор не говорил, что истинного имени нельзя получить! И… если оно у меня будет, тогда я смогу выбрать дракона?!...


Глава 26. Стражи клятвы


Главная проблема, которую я видела на данный момент, была именно в этом истинном имени. Мне было не у кого спросить о том, что оно собой представляет, где его можно получить, если с начала его не имеешь. Реханта мне не сказала про это ни слова. Это должно что-то значить? Или это испытание для невесты дракона? В духе «хочешь дракона» – «проходи тридцати три круга ада»?

Нет, я не против испытаний, правда-правда, но можно мне сначала узнать, что я действительно могу хотя бы попробовать доказать одному несносному чешуйчатому, что он тоже имеет право на счастье? И я … нет. Вот что-то, а даже мысленно заявить, что я – его счастье, я не могла. Я могла попробовать сделать всё, чтобы он со мной был счастлив. Я могла сделать всё, чтобы он ни на минуту не пожалел о своём решении. И не своём немного тоже.

В конце концов, «невестой дракона», нарёк меня не он. Но для всего этого мне нужна была информация.

С одной стороны, из того, что я уже знаю, есть кое-что очевидное. Как сказал Найтмер? Истинные имена – это причуда древних рас. У людей их нет. Но вот у могущественных магов они появляются. Откуда? Где найти того крестителя, у кого можно этим именем разжиться? И как дорого за это надо заплатить?

И кому именно? И в какой валюте за это платят?

Ладно… Задавать вопрос кому-либо из женихов остерегусь. Зато должен вот-вот появиться Квилл, и не думаю, что этот «замечательный добрый человек» сможет от меня отбиться. Я страшна в гневе! И у меня есть подушка.

- Ола?

Взглянув на Шейда, я улыбнулась:

- Спасибо. Это было… познавательно.

- Ты нашла ответ, который искала?

- Нет, но я поняла, о чём именно мне придётся спросить, - предельно честно ответила я.

И к моему искреннему восхищению, Шейд больше ничего не спросил. Только кивнул и двинулся прочь из грота.

Как-то он странно себя ведёт, этот парень. Вроде бы себе на уме, но вот это неожиданное явление, пожалуй, шаг мне навстречу! Если немного подумать, то это выглядело так, словно он тоже желает, чтобы я была невестой дракона не только на словах!

Так. Всё. Стоп. А то я сейчас додумаюсь до чего-нибудь и провороню нападение. Ведь мы в достаточно безлюдном месте (храм находился на отшибе городка).

Вот накаркала! Вот определённо это я накликала неприятности на нашу голову!

Естественно, мы не ушли без проблем, точнее, мы вообще никуда не ушли.

Нет, выход нам таинственный убийца не завалил, но на этом хорошие новости и закончились.

Их и без того было не очень много, а так вообще не стало. Осторожно задвинув меня в храм обратно, Шейд напряжённо спросил:

- А что было в прошлые разы, когда тебя пытались убить?

Как быстро он мне поверил! Нет, я тоже бы поверила, глядя вот на эти вот комки водорослей и грязей, пасть которых по размеру была соразмерна с их туловищем!

На этот раз, что смеяться меня не тянуло, что выяснять, что вот это такое за фигня, зачем она нужна и что с ней вообще делать. За исключением того, что нам сейчас тут надо делать: а) бежать, б) защищаться.

- Этих тварей здесь сроду не водилось, - пробормотал Шейд, так и не дождавшись от меня ответа.

А я, вспомнив о том, что вообще-то вроде что-то должна сказать, взглянула на него задумчиво:

- В первый раз… Ну, в самый первый раз – это когда с платформы меня скинули.

- С платформы?...

- Да. Когда мы должны были спуститься вниз, в город, ещё до итогового выбора. Вы ещё в ловушку попали и висели в воздухе как мухи в янтаре. Если бы не то, что рядом был Квилл, я бы просто разбилась.

Сравнение Шейду не понравилось. У него даже щека дёрнулась! Но тем не менее, он кивнул:

- Потом?

- Во время бала. Меня попытались убить… несколько убийц. Разом в меня полетели сколько-то там атакующих заклинаний, вроде больше десятка. Спас дракон. Затем во время прогулки по городу меня снова попытались убить… Там спас другой знакомый. Потом пока мы расстались, меня пытались заморозить – спас дракон. Потом вот напал убийца, но спасли ты и Найтмер.

Шейд молчал. В глазах мужчины я видела не просто откровенное изумление и ошеломление, я видела там самый настоящий страх.

- Кому ты так перешла дорогу?! – наконец, справился он с эмоциями.

Вот тут я в равной степени озадачилась и обиделась.

- Почему я?! Ты! Найтмер, Глайс, Руж, наконец! Это вы! Я просто маленькая бела