И жили они долго и счастливо...

Фэнтези || Светоч жизни

Глава 22. Серый мир.

В этом месте не было ничего: ни дна, ни потолка, ни стен, ни обозримой дали. В этом месте Арина привыкла бывать. Во время путешествий тонкого тела, когда она погружалась в нечто… особое, это всегда было отправной точкой. Нечто между чем-то и чем-то. Ринго не старалась отыскать для этого серого пространства названия, не задавала вопросы. Почему-то казалось, что куда благоразумнее будет этого не делать.

Но ещё никогда в этом месте не было так темно и так бесприютно.

Вместо ровной и успокаивающей тишины пришло гулкое беззвучие. Даже попытка Арины заговорить, услышать хотя бы свой собственный голос, не принесла результата. Слова не дошли, слова потерялись где-то на границе рождающегося звука и звука слышимого.

Вместо серого рассеянного света, из-за которого место казалось обычно безграничным, сейчас был густой чёрный клубящийся туман. Естественно, не было видно ничего дальше собственного носа.

И единственное, что пришло Арине в голову, была мысль о том, что кого-то от неё прячут. Что-то, что она не должна увидеть, не должна услышать. Кого-то, кто обитает в этой серой пустоте, кого она не должна, ни в коем случае, встретить.

Конечно, если бы все было как обычно, девушке и в голову бы не пришло уйти далеко от того места, где она оказалась. Ей же ещё хотелось вернуться в мир живых. Хотя бы, чтобы ещё немного подействовать на нервы Ливию и Антону. Но такие тайны на пустом месте не возникали. И очевидно, что Ринго решила, что надо разобраться в ситуации. А сделать это можно было одним-единственным способом – применить её дар. Не тот, что ей даровала светлая половина, не тот, что ей даровала половина тёмная, а тем, что лежал на стыках двух сущностей. Тем, который делал из неприметной и неинтересной девочки Арины – Ринго, ученицу Анклава и пятую по силе в России…

Обычно познавать этот мир Арина не пыталась. Что-то подсказывало ей, возможно, та часть, которая была её самой умнее, та часть, которую не сковывали никакие границы и условности, шептала, что не стоит этого делать.

Но ученица Анклава даже не догадывалась, насколько всё плохо. Насколько то место, где она была – страшное и опасное. В конце концов, когда оказываешься в каком пространстве, пытаешься понять, частью «чего» оно является, и уж точно в голову не приходит, что это часть «кого-то». Серое пространство было именно что частью кого-то живого, могущественного настолько, что Арина очень чётко осознала одну вещь: если она сейчас познает хотя бы крупицу этого самого живого «кого-то», то обратно вернётся уже совсем другая Ринго. Не хуже, не лучше, просто совсем другая. Одна лишь частица могла полностью перевернуть мир Арины, её мысли и образ мышления, её решения, планы, желания, планы, поменять будущее и даже прошлое. Сила этого места была безгранична.

Девушка отступила от своей задумки сразу же, как только осознала, что она – лишь гостья в частице этого живого, можно было сказать, что довольно желанная гостья, как и десятки, сотни магов и нелюдей, что проходили здесь раз за разом. Но она была такой же прохожей, никто не собирался выдавать ей секреты и её попытка подсмотреть их без разрешения, могла закончиться очень и очень негативно.

Просить о помощи здесь было некого.

И в то же время уходить сдавшись… Нет, сейчас Арина этого не хотела. Сколько раз уже она отступала от задуманного, позволяя инстинкту самосохранения уговорить себя отложить какое-то дело. Сколько раз она уже сдавалась на полпути, не доводя до конца рискованное предприятие? Возможно, это берегло её саму от собственной силы, возможно, тормозило развитие Арины.

Но…

Нужно было двигаться вперёд. Нужно было понять, кто и что скрыл от Арины в этом пространстве тёмного тумана, где не было слышно ни единого звука, где не было видно ни единого проблеска света…

Безмолвие. Мрачное безмолвие, в котором всё было едино, всё было однородно. Непонятно было, куда идти. Положиться на удачу? Но удача не очень-то заглядывала в гости. Если только очень странная удача…Сведшая в своё время и с вампиром, и с некромантом.

Как посмеялись бы они над положением Арины.

- Ты же всё знаешь, - словно бы прозвучал над ухом голос Некроса. – Что это ты вдруг не можешь справиться с такой простой задачкой?

- Маленьким мальчикам не понять.

- Конечно, конечно, - ехидно усмехнулся паразит, - такую фигню могут творить только безголовые бестолковые взрослые.

- Ливий!

- О, имена в ход пошли. Ну, же, признавайся, что ты была не права, и так и быть, я снизойду до того, чтобы поделиться с тобой великой мудростью разбиения большого на малое. С малым же ты справишься или и над малым надорвешься?

- Не глумись!

- Я?! Я ещё не начинал, бестолковая Ринго! Если начну, то поверь, ты об этом узнаешь первой. Потому что к тебе прибегут жаловаться: «ах, ах, спасай, нас обижают».

- Не паясничай. Тебе не идёт.

- А меня это не волнует. Я такой, какой есть, а если это кого-то не устраивает, могу помочь самым правильным для некроманта способом. Отправлю в могилу!

Арина хмыкнула, потерла лицо. Действительно. Великая мудрость, которую чаще всего страшные и умные взрослые забывают и упускают из вида. Разделить большое на малое. Нельзя познавать хозяина этого места, нельзя познавать место. Но ведь можно познать те изменения, которые здесь произошли! Это – чужое, а значит, на это нет ограничений, нет запретов, нет ничего такого, что помешало бы Арине выполнить задуманное.

Серый мир послушно шагнул навстречу, поманил близостью знакомой и пугающей магии и тут же отхлынул, открывая зеркало и клетку, отражающееся в нём.

Арина потянулась к зеркалу не телом – мыслью, став на долю секунды чистой энергией. снова бы её вывести из мира ирреальной пустоты. Она забыла о том, что случилось ещё недавно. Она просто хотела разбудить ту, что спала внутри зеркала.

- Ксения. Ксения!

Звука не раздалось. Естественно. На зеркало действовали все те же законы. Не сработал и стук в зеркальную поверхность. Не сработала попытка добраться до зеркала магически, передать сообщение или хотя бы привлечь внимание.

Всё было бесполезно…В таком окружении привлечь внимание Ксении не было вообще никакой возможности. Здесь могло помочь только одно – свет. Но откуда ему взяться, если все способности Арины были очень надежно заблокированы?!

А потом стало обидно. Не потому, что на Арину подготовили такую ловушку (и подготовил её кто-то очень, очень знающий), а потому, что когда нужно – ни один из этих «напарничков» не был рядом!

Боль пронзила грудь практически мгновенно. Раскатилась обжигающей волной по всему телу, обожгла и согрела. Боль была знакомой, а вторя ей, словно биение чужого сердца, на груди расцветал ярко-зелёный узор.

Некрос прибыл.

И сейчас было неважно, куда он прибыл (и собственно, где находится сама Арина), важно было только то, что свет был ярким, свет был жутким, мистическим, потусторонним. Нездешним. И его увидели.

Взгляд пленницы был алым. Не сонным, но немного расфокусированным.

Арина хотела кинуться к ней, но магия уже начала утаскивать её обратно.

И Ксения легко поняла, что происходит.

Она была прикована своими цепями, не могла шевельнуться, не могла, казалось бы, ничего сделать. Но капли её крови, оторвавшись от немного подживших ссадин и царапин, собрались в несколько слов, отпечатавшись где-то на подкорке.

«Берегись. Он рядом».

И тут возможны были только два варианта. Или, самый маловероятный, что Ксения, заточенная в своей темнице, знала больше, чем Арина, разгуливающая на свободе. Или, что куда вероятнее, все следы вели к Светлому роду…

Дыхание на мгновение скрутило, возникло болезненное ощущение сдавленности, заломило рёбра, и, словно вынырнув из глубины на поверхности, Арина открыла глаза.

В комнате был только Ливий. Парень сидел на подоконнике, с усталой безнадежностью глядя за окно. Шёл серый промозглый дождь, сливался с сумерками, кажущимися картонными. Фонари через один не горели. Кусты словно поникли всеми ветвями, и голуби прятались под скамейками.

Над головой был белый потолок. Едва-едва покалывало противное колючее одеяло. Над ухом пищал монитор. Пищал очень знакомо. Пусть вся та история с гулем, посланником Светлого рода, осталась далеко позади, этот писк до сих пор тревожил сны Арины, до сих пор забирался в её душу, запугивая. И вот снова воплотился в реальности.

Арина была в больнице.

Вечер? … Да, где-то вечер. Значит, с того момента, как она столкнулась с Анклавом, прошло не меньше пяти часов. … Нет, больше. Летом темнеет поздно, а судя по сумеркам, даже со скидкой на дождливую погоду, уже часов семь-восемь. Временной лимит, по которому Ринго могла бы отыскать пропажу, по «горячим-живым» следам, уже вышли. Минутой больше – уже человека найти сложно, а что уж говорить про могущественный Анклав, который категорически не желает быть найденным?

Сердце не болело.

Сила Пятого… Арина хорошо ощутила, что это не его настоящая сила. Да, он был очень могущественный, настолько, что становилось страшно. Но сила была не его. Проблема была в другом, выдавать себя девушка не могла, не должна была, поэтому и не могла познать силу Пятого. Определенно она лежала в ментальной сфере, сфере влияния на души людей. Анклав…

Видеть Анклав марионетками было очень больно. Хотя, пожалуй, страха Арина не испытывала. Да, Пятый был мощнее. Мощнее этих четверых и уж тем более, мощнее самой Ринго. И он был рядом, а она ничего не знала.

Даже самого простого – почему он неожиданно сбежал, кто ему помог. Почему он не просто убил членов Анклава, а переподчинил их себе. Что-то скрывает? Но почему так неожиданно?

И кое-что ещё очень, очень смущало девушку.

Там, на кладбище, когда Варя встретилась со своим рыцарем-могильщиком, во многом с которого все началось, это точно был не Пятый! И даже если брать очень грубое округление по времени, становилось непонятно, причем здесь конкретно эта представительница полуночного мира. Почему её не просто вытащили из тюрьмы, почему она тоже получила новый дар? И куда делся старый? Он же куда-то делся.

Еще было по-прежнему непонятно, почему такое количество людей было вытащено из тюрьмы. Отвлечение внимания? Но сбежавшие заключенные… просто заняли некоторые ключевые точки и просто там ждали. Знака? Сигнала? Они часть какого-то ритуала? Это нужно было понять, а значит – нужно было найти хоть кого-то. Найти и познать.

Но для начала следовало сделать кое-что не менее важное. Убрать из зоны поражения Ливия и Антона. Арине нужен был Олесь Русланович.

Познание стыдливо качнулось навстречу и мгновенно спряталось, сметенное силой предвидения. Мягкий вывод из сна – был силой Некроса. Раз он уже здесь, значит уже и начальник в курсе, что его подопечная в больнице. И это было лишь вопросом времени, когда именно он появится. Десять минут? Нет, меньше. Олесь Русланович был в больнице и… на нём тоже был отпечаток силы Пятого!

Неудачное воздействие? Удачное воздействие?! Мысли метнулись вспуганными зайцами. Силы к Арине возвращались неохотно, Ливия не было рядом. Куда-то вышел, несколько минут назад. А начальник двигался к палате, спокойно…

Кремень-мужик.

В реальности Арина дёрнулась, попыталась встать и …провал, мгновенный и полнейший провал! Над кроватью был установлен полог Некроса. Ни выйти, ни войти – ни физическому проявлению, ни магическому.

- … после того, как я просил беречь, - укоряюще закончил свою фразу Олесь Русланович, открывая дверь. Вслед за ним протиснулись Ливий и Антон, оба напарничка выглядели порядком пришибленными.

У начальника их маленькой группы захвата хорошо получалось именно такое – разговаривать на мягких тонах (какой голос!) и стыдить так, что даже взрослые мужики, заматеревшие, закаленные в десятках боев, краснели как детсадовцы и не могли найти слов, чтобы возразить.

До румянца некромант и вампир пока ещё доведены не были, но неуютно обоим было точно. И Арина бы предпочла поговорить с Олесем Руслановичем наедине.

- Арина… - начальник увидел, что девушка очнулась, быстрее всех. Реакция у этого человека была всё-таки запредельной. – Ты пришла в себя.

- Здравствуйте, Олесь Русланович. Ругаетесь на моих мальчиков, что они не уследили?

- Да знаю я, что у них и шанса не было. Ты же когда решишь что, тебя на моей памяти только трое остановить и смогли. Марат. Кондратий Степанович и твоя подруга Таша. И что-то рядом с тобой никого из них я не вижу. Так что и не удивлен даже. Хотя такое человеческое ранение, ни следа магии, … даже удивительно, что случилось…

- Пятый, - перебила Арина мгновенно. – Олесь Русланович, извините, пожалуйста. Очень мало времени. Я не вижу будущее. Кто-то … я знаю кто, стирает ключевые моменты… ключевых людей из настоящего, уничтожает их прошлое и стирает их будущее. И то, что я могла бы увидеть в предвидении, становится только прахом планов. Сливается с тоннами пепла, от сгоревших мостов, от невыполненных планов… и его невозможно отыскать.

Ещё одним неоспоримым достоинством начальника было его умение мгновенно перестраиваться. И колдовать. Он не был магом, он был человеком-полуночником, но его колдовство было исключительно мощным.

За одно мгновение комната оказалась накрыта мощнейшим щитом, который нельзя было покинуть и в который нельзя было войти, не имея на то допуска или разрешения.

- Кто стирает прошлое, Арина?

- Кондратий Степанович. И… на этот раз, Олесь Русланович, всё очень плохо. Я не знаю, кто дал Пятому такую силу. Я вообще плохо себе представляю, чья она, откуда взялась, но это что-то невероятное. Анклав… Пятый действительно мощнее Анклава. Я не знаю насколько. Но когда я их встретила, только Сова ещё была не под его воздействием. Сновидец собирал вещи. Гробовщик стирал информацию. Титания контролировала магические потоки. Они не перешли на его сторону добровольно. Но в том, что грядет, они будут не на нашей стороне. Они, все четверо, будут нашими противниками. Да, скорее всего, тот, кто их подчинил, не сможет удержать их в полном подчинении, если даст полный доступ к силе. Но и того, что им оставлено, нам хватит с головой.

Антон и Ливий, уже уяснившие, что в такие моменты нельзя вмешиваться, даже если Арина говорит очень ярую чушь, только яростно переглядывались, не веря, не желая верить в слова напарницы.

Олесь Русланович молчал.

- Арина… ты понимаешь, что…

- Да. Олесь Русланович, я знаю всё, что вы можете сказать. Я знаю каждое ваше слово. Неужели вы думаете, что я бы не сказала, если бы был шанс на то, что это лишь игра? Не игра. Возможно, кто-то из Анклава пошел на … подчинение добровольно, возможно, кто-то излишне верил в свои силы. Возможно! … Они проиграли. На тот момент, когда я их видела, они проиграли. И свою душу, и свои силы. Я не знаю, насколько это было в соответствии с их планом, был ли кризисный план. Но нападение на дом Кондратия Степановича, на его крепость, было очень красочным показателем. Пятый сильнее.

- Пятый, Пятый, - не выдержал Антон, - да о чём вы вообще говорите?!

- О человеке, - мягко сказала Арина. – Ради которого на свет появились вы двое. Вы… ваша кровь, особые частицы в ней… вы уникальные дети, связанные одним обещанием, данным очень давно. Вы двое – должны убить Пятого. По крайней мере, так говорил Маэстро. На самом деле, всё, что должны были бы вы сделать – это его сдержать. Пока не придет Анклав, очень долгое время изучавший вопрос того, можно ли всё-таки его убить. Но даже Маэстро не нашёл способа это сделать. Олесь Русланович… - девушка начала говорить и подавленно замолчала. Ближнее будущее поманило близость удачного исхода и тут же раскрыло насколько оно маловероятно. Вывести Ливия и Антона из-под удара было невозможно.

- Арина?

- … Извините. Я уже знаю ваш отрицательный ответ.

- Не хочу даже знать, что ты собиралась спросить, раз я ответил отрицательно.

Девушка грустно хмыкнула:

- Вам очень не понравилось моя просьба, Олесь Русланович.

Мужчина молча посмотрел на Арину, обернулся, смерил взглядом двух оболтусов, подпирающих собой стену. Силы, которые могли сделать Ринго пятой по силе, в наличие были, только все из Анклава, как один, говорили, что они ещё толком не проснулись. Что есть что-то такое в этой девушке, что их всех пугает. Даже не её способность видеть прошлое, а временами – будущее. Нет, это как раз было не самым неприятным козырем в её рукаве. Было что-то ещё, скрываемое даже от них.

Возможно, если бы они знали, они бы могли помочь девушке раскрыться. Но она скрывала. Она не желала ни с кем делиться тем, что было в ней.

А ещё Олесь Русланович хорошо помнил то, что когда-то сказал Маэстро.

- То, что было дадено, может быть возвращено обратно. Да, возможно, всё обойдётся и минует, к тому же мы не знаем, от кого у неё такая кровь, пробудившая её. Но есть немалая вероятность того, что частицы чего-то, до сих пор не растворились внутри Ринго, не стали её частью. И в этом случае есть возможность их вернуть обратно спасителю девочки или просто передать другому. Главное, чтобы векторы сил совпадали.

- Ринго.

- Да?

- Ты в курсе, что то, что сделало тебя частью полуночного мира, может быть забрано.

- Да. Вернуться обратно спасителю. Или быть передано кому-то ещё.

- Именно.

- Проблема только одна, Олесь Русланович. Нужно, чтобы совпадали вектора сил, - Ринго чуть сжалась. – Я… мониторю ситуацию время от времени. Та… кто дала мне эту кровь, имеет вектор не совпадающий с моим более чем на пятьдесят процентов. Сейчас на Земле, включая и Полуночный материк, есть только шестеро, у кого совпадают вектора сил, чуть более чем на тридцать процентов. Это Маэстро, члены Анклава и Пятый.

Некрос, отлипнув от стенки, уселся на стул рядом с кроватью Ринго. У него базис обучения был намного лучше (какая всё-таки разница во времени):

- То есть, - вступил он в разговор просто и естественно: - на том уровне, где вероятность благоприятной передачи составляет меньше сотой доли одного процента, даже при добровольной передаче?

- Да, - кивнула Арина. – Но я не знаю, можно ли как-то изменить вектора сил?

- Невозможно, - помотал головой Олесь Русланович.

- Я о таком не слышал, - Некрос столь категоричен не был.

Антон, что-то прошипев себе под нос про очень проблемных напарников, рухнул на третий стул:

- Есть. Это ритуалы не местного мира, а того, прежнего, так что хранятся, как правило, в очень чистых родах и семьях. Идиотов сливать этот ритуал на сторону – нет, потому что если поймают, карают кровью и огнём вплоть до седьмого колена. И если что, ни у одного из Анклава подобного ритуала быть не может. Зато очень может быть у Маэстро. Его жена была выходцем из среды чистокровных вампиров. Так что… А кто Пятый, о котором ты толкуешь, - взглянул он на Арину недовольно, - я не знаю.

- Одним вопросом меньше. Ливий?

- Что-то есть. Дед говорил. Но не могу вспомнить. Словно бы… мне помогли это забыть.

- В этом тоже что-то есть. Особенно с потрясающими умениями твоего деда.

- Ты можешь восстановить?

- Не просто могу. Обязательно это сделаю. Правда, немного позднее. После того, как расскажу то, что знаю сама. А знаю я… не очень много. Так что мы даже в некотором смысле, в равном положении.

- Арина, - Олесь Русланович мягко покачал головой. – Я полагаю…

- Да. Вам не стоит этого знать. А ещё… нам нужно перейти на подпольное положение… Никаких звонков. Писем. Никакой связи. Нас не должны видеть в офисе, это ловушка. Мы не будем появляться в домах, о которых всем хорошо известно.

- Эй-эй! – возмутился Антон. – Так мы не договаривались!

- В противном случае, нас просто убьют. Ты ещё не понял, Антон? Анклав нам не будет противостоять. Игры закончились. Анклав придёт убивать! И если я не более чем досадная заноза, то вы двое – прямая угроза, которая подлежит немедленному устранению!

Некрос и Каст переглянулись, Ринго повернулась к начальнику:

- Они не придут, Олесь Русланович. У вас… выдастся не слишком легкие дни. Будет замечательно, если вы спрячете семью в безопасное место. Но Анклав к вам лично не придет. И мы не придем. Чтобы не изменить этого фактора.

- Будете защищать ещё и меня?

- У нас, - Ринго попыталась усмехнуться, только в уголках глаз предательски блеснула слезинка. – Мало кого получится защитить. У нас хорошо получается только захватывать и препровождать. А теперь придется научиться ещё и убивать. И делать это ничуть не хуже.

Олесь Русланович ушёл всего через несколько минут, сказав только, что договорится, чтобы Арину отпустили по её требованию. У самой девушки ушло же намного больше, почти час, пока не закончилась капельница, чтобы рассказать, чему она стала свидетельницей и о чём умудрилась узнать за всё это время.

Её напарники и верили, и не верили сказанному. Верить не хотелось, верить было чертовски страшно! Потому что это означало полный конец, полное изменение жизни. Всё, всё могло пойти под откос. И всё из-за «Пятого»…

И вытащил же кто-то эту мразь из темницы!

- На данный момент, - Арина оперлась на подушки. – Это самый главный вопрос. Кто и зачем вытащил Пятого. Что планировал – вопрос. Почему так много было не сбежавших, а выпущенных вместе с Пятым из темницы – тоже вопрос. Почему сейчас Кондратий Степанович стирает будущее именно этих освобожденных. Почему… Извините, я могу только спрашивать. А с ответами это уже не ко мне.

- Ринго, - Ливий наклонился, смахнул прядь волос с лица Арины. – Что … ты хочешь от нас? Что мы будем делать?

- Искать ответы. И выживать. Вы двое… ваша сила... нет, не так. Опасность сейчас грозит всем, но сила вас двоих – наиболее подходящая для Пятого. Она для него, на текущий момент, слишком велика. Ему надо добрать силы через других. Подходящих. … И тут два варианта. Если он будет добирать просто тупую силу через других, значит он придёт за вами. Если же вдруг разрыв между векторами его и моей силой начнёт уменьшаться, значит он придёт за мной. И… я не хочу, чтобы он попробовал воспользоваться кем-то ещё, чтобы добраться до моей шкуры.

- Что ты … собираешься сделать?

- Я проведу ночь в больнице. За эту ночь вы двое – должны собрать свои вещи и экипироваться так, чтобы даже война не застала вас врасплох. Завтра утром я увезу Ташу. Она, Кондратий Степанович, Анклав и вы двое – те немногие люди, ради которых я могла бы натворить глупостей. Так что она должна быть не только в безопасности, но и как можно дальше отсюда.

- Что мы будем делать завтра? – спросил тихо Антон.

- Перейдем в подполье. И будем учиться выживать.

- На горизонте «гроза»? – усмехнулся криво вампир, и поежился, когда бездонные серые глаза Ринго обратились на него с нешуточной тоской:

- Нет, Каст. На горизонте уже давно не гроза, там уже бушует торнадо…

⇜ Предыдущая глава ||

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018