И жили они долго и счастливо...

Фэнтези || Светоч жизни

Глава 26. Связной Маэстро.


Рыжий вечер красил старый деревянный настил пирса, потерянного где-то на краю не то огромного озера, не то речной заводи. Журчала вода, сбегающая по старому колесу, уже подгнившему, покрытому тиной.

Арина двигалась от берега в сторону того самого места, где она всего… какое-то время назад подслушала кусочек будущего. За спиной были какие-то здания, давно брошенные, уже более полувека как забытые… Ринго бы обернулась даже, но внутренняя сила гнала её вперёд. У того места позади было очень страшное прошлое, и даже простое знание о нём могло её сломать.

Арина шла медленно и как ни старалась, не могла сообразить, что она здесь делает, почему видение будущего снова распахнулось перед ней, особо даже не спросив ни её желания, ни, тем более, разрешения. Что Ринго делает в будущем, когда именно она в него вывалилась? Вопрос оставался без ответа…

Кажется, в реальности случилось что-то важное, страшное и непоправимое, но девушка не могла вспомнить что именно. Она просто брела по нагретым доскам, не думая ни о том, что под ногами может очередная доска расколоться, ни о том, что эти доски чреваты занозами, если ходить по ним босиком.

Арина просто шла.

Она уже ведь видела это место, только там - предпочла прятаться. Не трусливо, благоразумно. И следовало сейчас сделать также, но в крови бродил азарт, подбивая на глупости. Когда Ринго погружалась в видения, её никогда и никто не видел, так почему сейчас всё должно быть иначе?!

И она, понимая, что делает что-то не то, по-прежнему шла по пирсу.

- Ты не хочешь им помочь, - надрывался внутренний голос, - не хочешь их спасти! В таком ракурсе все закончится очень плохо! Ты ничего не узнаешь!

Но Арина и его пропускала мимо ушей…

Она же! Она?

Ринго.

Резко остановившись, Ринго повернулась, чтобы оказаться с кем-то нос к носу, кто-то незнакомый смотрел на неё насмешливо и снисходительно. Весьма мелодично пропев:

- Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, - этот некто укоризненно покачал головой, - твоя сила не должна была развиваться так быстро. И делать тебе здесь нечего, ну-ка марш отсюда!

Арина не успела даже выставить простейший защитный блок. Волна чужой силы, не щадя, ударила в грудь, и Арина вынырнула на поверхность уже в мире реальном. Наслоение видений и реальности, безумный коктейль из прошлого и будущего сыграл с девушкой плохую шутку. За окном было темно, и старенький автобус-пазик мчался сквозь темноту, и показалось неожиданно, что вокруг нет ни одного живого.

Отблеск зелёного цвета ударил в глаза со стороны водителя, воздух наполнился сладковатым запахом разложения…

Отчаянно вскрикнув, Арина кинулась прочь. Точнее, постаралась, потому что чужая рука запечатала ей рот, и кто-то добродушный незнакомый удержал девушку на месте.

- Арьишка-муравьишка, всё хорошо, не бойся, это я…

- Па… Пашка?! - спросонок всё казалось неправильным и плывущим, отчасти даже гнетущим.

Но не узнать парня, который так много для неё сделал - Арина не могла. И просто смотрела. в недоумении, в растерянности, в испуге даже, пожалуй! Как же так?! он был человеком! Он даже отдаленно не представлял себе, что есть какой-то другой мир. И когда его убивали - он тоже был человеком! Ринго знала. Просто потому, что когда лечила Пашку - выложилась не на сто, а на двести процентов! И вместе с тем познала его внутренний мир так, как не познавала ничей другой. Даже свой.

А сейчас вот он - сидит рядом, как ни в чём не бывало.

И в его глазах был оттенок знания и тень самой страшной печати - печати Полуночного мира.

- Как? - тихо спросила Арина. - Почему? Ты же…

Пашка равнодушно пожал плечами. За те годы, что они не виделись, он практически не изменился. Все тот же богатырский размах плеч, всё та же полуулыбка, все та же привычка смотреть на собеседника немного прищурившись и прятать роскошные волосы под черно-белой банданой с черепами.

Вот только взгляд стал не добродушного и огромного пса, который и мухи не обидит, а волчий.

Павел в свою очередь нашёл Арину в отражении автобусного стекла. Да, в полутьме можно было разглядеть только очертания. Но он видел её каждый день на протяжении последних уже… скольких месяцев?

- Я твоя тень, Арин. После того, как по ряду причин сменился твой прежний телохранитель, заботится о тебе стал я.

… Бах!

Бутылочка с водой, которую мужчина осторожно девушке вручил парой минут раньше, вылетела из ослабевшей руки и покатилась по полу.

Павел покачал головой, наклонился, чтобы достать своевольную ёмкость, но она была слишком далеко.

- Прости! - спохватилась Арина, прищелкивая пальцами. Бутылка плавно покатилась в обратную сторону, возвращаясь к ноге, как нашкодивший щенок. - Только, я… я ничего не понимаю. Если честно я…

- В растерянности? - подсказал Павел, откидываясь в кресле и скрещивая на груди руки. - Ну, было бы странно, если бы это было не так. Ты… узнаешь сама? Или мне рассказать?

- Са...ма?!

- Маэстро рассказал мне о том, что твоя сила - это считывает информационных слоев, что позволяет заглянуть в прошлое конкретного человека или предмета. Ну, и умение в вибрациях этих самых тонких информационных слоев увидеть будущее. Я не полуночник, так что никаких проблем с тем, чтобы что-то увидеть, у тебя не будет. Так… как предпочтешь?

Арина предпочла бы никак, не узнавать, не думать, не слышать. Не задавать вопросы и вообще оказаться далеко-далеко отсюда! Но нужно было сцепить зубы. Нужно было заставить себя вернуться в здесь и сейчас, не давая дару возвращать её обратно в прошлое. В её собственное, в ту ночь, когда всё изменилось, в ту ночь, когда из обычной девочки Арины родилась Ринго.

И понимая, что нет, удержаться своими силами у неё получается только на самой кромке собственного дара, девушка кивнула:

- Расскажи, пожалуйста, ты… Потому что я … могу увидеть прошлое. Но это требует сил, да и… не здесь. Не в таких обстоятельствах, прости.

- Значит это правда.

- Прав..да?

- Да. Что ты когда-то была обычным человеком. Что с самого начала … ты была обычным, мать его, человеком! – Пашка с яростью стукнул по сидению впереди и затих. – Извини. Я должен был понять, что в этом он не обманул. Просто… Знаешь, когда мир… Хотя нет, ты ещё …

- Я не ребёнок, - резко возразила Арина, понимая, в какую сторону сдвинулся разговор. – Не смотри на меня так! То, что я так выгляжу – лишь последствие… одной страшной ночи.

- Которая началась в автобусе.

- Да.

Павел опустил голову. Арина сжалась на сидении, прижимая к груди, как последнюю защиту бутылку:

- Было так же темно, - прошептала она. – А потом… я поняла, что мне нельзя смотреть… нельзя этого делать. И до сих пор я думаю, что было бы, если бы я не выглянула? Если бы я не посмотрела за окно? Может быть, весь автобус остался бы в живых? А я умерла бы немного позднее… Чуть в стороне. Можно увидеть прошлое… ту страшную ночь. Я знаю, что смогу. Заплачу за это дорогую цену, - новая ложь скользнула с языка так же легко, как дыхание. – Но смогу. Но я не осмеливаюсь. Прости… Мне тяжело даже сейчас сидеть с тобой рядом, не то что думать о применении дара…

- Прости и ты… - Павел притянул Арину к себе, прижал к своему плечу. – Прости, Арьишка-муравьишка.

- Не называй меня так… я уже выросла…

- Выросла? Вот когда в зеркале вырастешь, - добродушно усмехнулся мужчина, - тогда и скажешь. А пока ты такая малышка, муравьишкой и будешь.

И без перехода, без какого-то отступления, спокойно продолжил:

- В ту ночь… я сам этого не помню и не знаю, мне потом рассказал Маэстро…. Меня убивала Варя. У неё почти получилось. Помешала ты. Я знаю с его слов, что ты защитила меня. Я знаю с его слов, что именно ты не дала мне перешагнуть через порог смерти. Частично я тебе даже благодарен. В этой жизни оставалось ещё много того, что я не успел увидеть, узнать. Я не знал, что в ту ночь ты выложилась настолько, что чуть не сгорела. Дар юной полуночницы, только-только раскрывающийся, мог спалить тебя саму. Ты сама об этом не знала. Ты готова была на всё, чтобы не дать мне умереть. И у тебя получилось. И ты заплатила тем, что в твоей жизни стало на одного человека меньше. Я знаю… мне рассказывали на лекциях по Полуночному миру наставники, что когда кто-то лечит, даже не столько лечит, сколько вытаскивает из-за порога смерти, то расплата за это – полное забвение. Иначе… я бы в тебя влюбился.

Арина виновато прикусила губу. Да. Конечно, сейчас, зная то, что она знала, пройдя обучение у лучшей целительницы … Полуночного мира, она могла бы избежать этого. Но тогда все что она могла – это вкладывать всю себя без остатка. Надеясь, непонятно на что, а в итоге выиграв битву у Смерти лишь чудом.

- Прости. Я…

- У меня было два года, Арин. Два года. Я ничего не знал, ничего не помнил. Жил своей жизнью. А потом всё покатилось под откос. Работа. Друзья. От меня ушла невеста. Всё сыпалось из рук. Я начал пить. Вначале по выходным. Потом когда лишился работы, постоянно. И в пьяном угаре я увидел человека. Не рассмотрел его лица, не запомнил его внешности, даже голос не сразу смог расслышать. Только имя. Маэстро. Этот незваный гость напомнил мне Воланда. Что-то такое роскошное, элегантное, ностальгичное и феерично опасное. Он был таким же. Он сказал, что устал. Что давным-давно бы меня надо было оставить меня в покое, но есть правила, устои, уложения. Если бы я продержался еще пару месяцев, было бы снято наблюдение. Но я не продержался. Я шёл к смерти, а это повлияло бы на тебя.

Ринго дёрнулась.

- Правило трёх семерок.

- Да, обратная взаимосвязь. Если бы я умер, то твой дар, твоя душа, твоё здоровье, твоё тело, твоя память, твои эмоции и твой разум – все они в той или иной мере пострадали бы. И кто-то должен был вмешаться. По идее за этим должен был следить Анклав. Но Маэстро первым получил моё дело. И пришёл ко мне лично. Он снял с меня твое заклинание. Целиком. Подождал, когда я окажусь по ту сторону смерти и вытащил меня обратно. Отмеченным полуночным миром. Я стал… ха… ха… ханъё ?

- Японский термин, - кивнула Арина. – Полукровка… дитя человеческого мира и дитя полуночного мира. Кто-то из тех, кто первым его пустил, был заядлым отаку. А название взяло и прижилось, заменив прежнее исключительно полуночное. Ханъё стали называть тех, кто пришёл в полуночный мир, будучи человеком, стал видящим, слышащим или знающим, но не имеет никаких магических или мистических способностей.

- В точности про меня. Я слышу магию. Вижу магию. Ощущаю её. Знаю про её существование, нам читали курс в течение полутора лет, пока ты заканчивала обучение… Но, - Пашка покачал головой. – Арин, этот мир…

- Грязный, отвратительный, - девушка смотрела в окно, избегая ищущего взгляда. – Пугающий. Страшный. Это мир переполнен кошмарами. Он не прощает ошибок. Не даёт второго шанса. Если выдастся возможность, он скинет с горы. Растопчет. Убьёт. Если смотреть снизу… становится понятно, что не бояться за свою жизнь и за себя можно только в одном случае. Если подняться достаточно высоко. Так высоко, чтобы те, кто пытается тебя убить, нарывались на тех, кому выгоднее твоя жизнь.

- Арин… ты…

- Видишь, - девушка перевела на Пашку совершенно мёртвый, ничего не выражающий взгляд, - я больше не ребёнок. Мой мир, в котором я живу, именно такой. Возможно, если бы на хвосте у меня… - Ринго неожиданно замялась, не зная, стоит ли продолжать, можно ли это делать.

- Светлый род, - как ни в чём не бывало добавил Павел.

- Да. Светлый род. Если бы они оставили меня в покое, возможно, было бы проще. Но пока я могу только думать о том, смогу ли я встретить следующий день, увижу ли новый восход, провожу ли очередной закат. Или их новая попытка будет удачной. Или в следующий раз они найдут убийцу выше классом… У меня ведь нет друзей. По сути нет никого, к кому я могла бы прийти за защитой, просто потому, что я это я.

Павел передернулся.

- Ты…

- Видишь? Ты общаешься со мной пару минут, а у тебя уже ощущение, что ты не видел и десятой доли того, что выпало на мою участь, Ты считаешь, что был неправ, когда считал, что твою жизнь разрушили. Сравниваешь… Не нужно сравнивать. Все… всё, что происходит со мной – это лишь цепь событий, в которую не нужно влезать. Поэтому… ответь мне только одно. Зачем ты здесь?

- Я связной Маэстро, - развернувшись в узком пространстве между креслами, Пашка склонил голову. – Я твой телохранитель. И сейчас, когда ты осталась одна, у меня только две задачи. Во-первых, не дать тебе умереть. Во-вторых, привезти тебя туда, где ты можешь найти то, что ищешь. Ответы на вопросы, кто предатель, а кто предан, кто жертва, а кто – охотник.

Арина прищурилась.

Павел усмехнулся:

- Ты не сможешь меня прогнать, Арьишка-муравьишка. Сейчас, когда твои напарники попали под пресс происходящего и выбыли из этой гонки за жизнь, я тот, кто сделает всё, чтобы тебя защитить. Даже если это потребует от меня отдать свою жизнь. За тебя. Ради тебя – я сделаю это не задумываюсь.

Хлоп!

Пощечина была очень лёгкой, едва уловимой. Но глаза Арины во тьме автобуса вспыхнули яростным алым огнём.

- Никогда, - почти прошипела она. – Никогда не смей такого говорить! Никогда не смей так легко отказываться от своей жизни!

На каменном лице Павла не дрогнула ни одна мышца.

- Знаешь, даже смешно, - пробормотал он. – Я думал о том, как мы встретимся, как я тебе расскажу… что случилось, услышу от тебя… что-то. А сейчас смотрю на тебя… Ты такая хрупкая, такая маленькая… тебя бы обнять, спрятать ото всего мира. А вместо этого я везу тебя туда, где только кровь. Очень много крови. Арин.

- Д… да? – спросила тихо девушка.

- Ложись спать. Мы сделаем пересадку утром. Потом ещё одну вечером. Проведём ночь в отеле и поедем дальше на арендованной машине. А тебе надо поспать.

- Я не усну. Не здесь. Не в автобусе. Не когда он… - Арина сбилась со слов. – Не здесь… Что было дальше? Ты полтора года учился. Что случилось в твоей жизни за это время? Когда ты стал моим телохранителем? И почему именно ты? И… вообще, с каких пор у меня есть телохранители?!

Спрашивать, почему это она была не в курсе, Арина не стала. В полуночном мире… нет, даже не так, у неё лично, у её силы была одна очень интересная особенность. Чем опаснее и сильнее был полуночник, о котором она пыталась увидеть прошлое или будущее, тем хуже это получилось. Анклав до недавнего времени «пятая по силе» не видела в принципе. И сама «Ринго» оставалась для неё терра инкогнито.

О покушениях девушка узнала всегда через других, через мир, через напарников. Да даже через тех, кто страдал, оказавшись нечаянном рядом. А телохранители, значит, тоже попали в зону непрогляда.

- И, кстати, - добавила задумчиво Арина. – А собственно, где сам Маэстро?!

- Скрылся… Сразу же, как только стало понятно, что Анклав в полном составе перешёл на сторону Пятого. Ты ещё не поняла? Нет никакого подчинения, Арин. Есть только игра, - Пашка сгорбился. – Всё это время они просто затаились и ждали. Возможности расплатиться за свои грехи перед Пятым. Они… ни один из них не выбрал «сражаться», они выбрали «сбежать». И теперь, как только выдастся шанс, они все – нападут на Маэстро. С самого начала это было лишь способом от него избавиться.

- Нет, - быстрый ответ сорвался с губ быстрее, чем Арина успела остановить себя. – Нет. Дело далеко не в этом.

- Не в этом?

- Не только и не столько… Не только и не столько… - повторила Ринго, распробывая свои слова на вкус. В них что-то было, какое-то зерно не правды, но истины. Что-то было вокруг неправильное, чуждое. То будущее, что она видела. Что это было? Анклав мёртв… Пятый. С кем он разговаривал? Кто именно не сможет убить Светоча? … Кто-то из Светлого рода? - Хорошо. Дальше, пожалуйста. Маэстро скрылся, чтобы его не убили.

- Нет. Чтобы накопить сил и выбрать время и место для нападения, - поправил Павел её деликатно. – Он отправил меня к тебе, сорвав из отпуска. И вот теперь я здесь. А телохранители у тебя со второго курса. С того самого момента, как Анклав в полном составе признал тебя своей ученицей. Телохранители были разные… Живые. И нет. Полуночники и такие как я, ханъё. Ты ни одного дня не оставалась одна. Конечно, у каждого из телохранителей были свои ограничения, когда можно вмешиваться, а когда категорически запрещено. И как именно нужно проявлять себя. И когда ни в коем случае нельзя. Но за пару дней до того, как … из своего заточения бежал Пятый, все твои телохранители кроме посланника Маэстро – были отозваны.

Что-то тихо треснуло.

Ругнулся водитель, и автобус начал снижать скорость. Арина низко опустила голову, чтобы не показать злых слёз.

- Арина.

- Иди, - не своим голосом пробормотала девушка. – Это всего лишь пробитое колесо.

- И рядом?

- Никого. Совершенно. Нас никто не преследует. Меня никто не взял в расчёт…

- Так это же хорошо! – удивился Павел, не понимая, почему его юная подопечная так бледна и так испугана.

- Отнюдь. Это значит только то, что для меня подготовлено то, что спишет меня со счетов сразу же и мгновенно. Я уже мертва, для них всех. И то, что я ещё дышу, двигаюсь, думаю, пытаюсь что-то сделать – ничего не значит.

Павел попытался что-то сказать, подобрать слова, но они не пошли на язык. Он ничего не знал о настоящем полуночном мире. Для всех, для Маэстро в первую очередь, он был всего лишь «связным», способом передать важное сообщение. И не более того.

Резко кивнув, Павел двинулся к водителю, Арина сжалась на сидении. В ушах звучал низкочастотный гул, а потом сквозь него прорвалось прошлое. Достаточно давнее, ещё ранящее, ещё болезненное…

- Эй, - Ливий повернулся на стук упавшей и разбившейся чашки. – Рин-Рин?! С тобой всё в порядке? Обычно косорукостью ты не страдаешь… Арина!!!

- Эй, - взгляд тогда ещё юной получноницы отразился алым огнём. – Ливий. Ты вращаешься в этом мире с самого рождения, ты знаешь то, что мне никогда не расскажут, потому что я чужачка, потому что я пришла со стороны. Но если спросить тебя, у меня есть шанс получить ответ. В книгах пишется, что в средневековье ведьм сжигали… А как… на самом деле убивали раньше? Ведьм? И как их убивают сейчас?

- Если ты намекаешь на себя, - Ливий наклонился, руками собирая осколки, - то я тебя огорчу, ты не ведьма. Ты ей никогда не будешь. Если, конечно, сама этого не захочешь. Но у других множество способов тебя убить. Но чем … страшнее ты будешь, чем больше времени ты будешь проводить, изучая свои способности… Ты станешь однажды достаточно опасной для того, чтобы против тебя выдвинули первый легион. Легион убийц. Легион демонов. Легион тех, о ком нормальные люди, обычные полуночники боятся даже думать, боятся даже называть их вслух. И никто кроме них не сможет тебя убить.

- Легион … кого?

- Их называют «древними». Они не люди, не получноники, они не ханъё, не монстры. Они те, кто не принадлежат ни одному миру, отверженные однажды, они готовы на всё, чтобы этого не допустить ещё раз. Они убьют любого, кто может помешать им. Они убьют любого, на кого им укажут.

- Как с ними справиться?

- Никак, - Ливий равнодушно пожал плечами, поднимаясь, чтобы выбросить осколки в ведро. – С ними не может справиться никто из ныне живущих. Можно убежать, а потом убегать так долго, как получится.

- Как … их убить?

- Никак. Они бессмертны.

- Как их распознать? – продолжила Арина тихо, обхватив себя за плечи в тщетной попытки найти хоть крупицу тепла.

- Никак, - юный некромант посмотрел на девочку пожалуй даже что с насмешкой. На тот момент он почти даже терпеть её не мог, за то, что внимание Анклава она забрала на себя чуть больше чем полностью. – Ты никогда не распознаешь их. Даже когда кто-то из них придёт тебя убить. О! Но есть хорошая новость. Хотя, может и не слишком. Я слышал, я подслушал разговор деда и Сновидца. Ты демонстрируешь отличные задатки. Конечно, тебе есть куда развиваться, но к концу твоего человеческого обучения ты станешь достаточно сильна и достаточно опасна для того, чтобы никто другой, кроме легиона древних с тобой не справился. Я смог тебя успокоить?

- Условно, - Арина жалобно улыбнулась.

Ливий шагнул ближе, качнув витой сосулькой на цепочке:

- Ну, и чудненько! Раз уж ты получила ответы, теперь моя очередь получить свою награду. Мне нужно немного крови, не дёргайся.

Девочка болезненно ойкнула, и некромант даже соизволил подуть на место, откуда сосулька жадно тянула кровь. А потом, забрав свою магическую пиявку, двинулся из кухни, практически пританцовывая.

Ринго смотрела ему вслед:

- Древний легион, - шепнула она, скривившись.

Где-то впереди грохотнул гром. Первые капли дождя застучали по стеклу, автобус тронулся раз, второй и… поехал. Павел, стряхивая с волос капли мороси, уселся рядом. Взглянул на Арину и… резким рывком притянул её к себе снова.

- Спи, - грубовато сказал он. – Арьишка-муравьишка, нам ещё долго ехать. И пусть я совсем не знаю, что случилось в твоём прошлом – это не тот день, не та ночь, не тот автобус. И рядом с тобой я. Твой телохранитель. Так что просто спи.

Довериться, расслабиться, поверить? Нет, это всё было выше Арины. Но было то, что она могла сделать только в мире нереальном. Её списали со счётов? Что ж, да, «пятая по силе» была слаба. Но у неё была сила, которую она могла призвать, сила, с которой было лучше не связываться! И опустив ресницы, девушка позволила себе расслабиться, закрыть глаза и окунуться в сон…

⇜ Предыдущая глава || Следующая глава ⇝

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2020