И жили они долго и счастливо...

Фэнтези || Лютый мир. Проброс

Глава 10. Ключ Лазурной девы


Было бы очень странно, если бы кошка, которая, как известно, гуляет сама по себе, надолго задержалась в доме Яна.

Поблагодарив за гостеприимство и роскошную корзину с ядовитыми птичками, Нимье поспешила откланяться. Да и за то время, что она ждала, пока с неё сползут все дебаффы, она больше обнималась с драконом. Правда, ответила Яну на интересующие его вопросы. И по мере рассказа ощущение складывалось такое, что верде выучила эту самую легенду, как минимум, наизусть.

Самым интересным во всём этом было то, что Лазурная дева не была богиней верде, в прямом понимании этого слова. Кошаки её почитали, поклонялись ей, возносили дары, но боги у них были другие – Небесный кошачий прайд, именами которых славили свои прайды живущие на Люми кошки.

Лазурная дева появилась немногим позднее, примерно на этапе второго катаклизма. Для неё никто не возводил храм, лес, в котором она поселилась, верде обходили стороной. Храм появился, повинуясь воле и желанию Девы.

Несколько веков она жила в стороне. А потом континент охватила страшная война, и Дева вмешалась. На стороне верде. Она создавала страшные заклинания массового поражения и использовала их. Её амулеты и артефакты были чем-то чудовищным. Но работали. Верде, поставленные на грань отчаяния, не хотели становиться убийцами такого количества врагов, но становились. Времени миндальничать не было.

Война катилась, катилась, катилась… горели города, горели деревушки и сёла, горела земля и воздух. Последняя битва… бойня происходила аккурат около того леса, где поселилась Дева. И ей очень не понравилось, что кто-то осмелился пересечь границы её владений.

Кошки, пришедшие с дарами и поклонами, в той битве не принимали участие. Могущественная сила вышвырнула их прочь с поля битвы. Остальные три народа, дошедшие до этой битвы, остались на поле … Лазурная дева не отпустила никого из них.

Напитавшись кровью и прахом павших дождевые леса стали болотом и поглотили храм девы, опустив его глубоко-глубоко под землю. О самой деве – некоторое время было ничего не слышно.

Через пару веков после этого на место бывшего храма пришли люди. Они быстро забывают о том, что случилось в недавнем времени, для них это уже было даже не столько историей, сколько бессмысленной страшилкой. Земля была укреплена магией, был возведён городок, за ним – целый лабиринт, браконьеры, контрабандисты и пираты, выбравшие городок своей опорной точкой, считали, что поверхность хорошо, а подземелье всё же намного лучше.

Они и дошли до храма девы…

Спящей девы.

Может быть, их боги были благосклонны, но представители мира крови и грязи не стали будить деву. Они возвели защитные барьеры, вокруг её ложа, принесли дивные цветы и украшения, украсили её колыбель нежными мехами и укрепили её сон.

Шли годы. Шли десятилетия. Дева спала, а потом, когда проснулась, начала питаться мясом живых. Эта информация была спрятана по квестам. Причем, ещё в старой игре.

Собственно, Люми запускалась дважды. Вначале этот игровой мир был взят (одним кусочком) не для MMORPG игры для массы игроков, а для обычной, компьютерной, для одного игрока. Какой-то деятель решил, что было бы неплохо просто спокойно поиграть в этом огромном мире, изучая его со всех сторон. Разработчики (неизвестно, кто именно отвечал за сюжетную составляющую Лютого мира) не подкачали и выдали такое количество контента, что ни один игрок за четыре с половиной года не смог пройти игру больше чем на семнадцать процентов! Даром, что можно было играть за каждую расу.

Потом Люми перешла в онлайн игру, и данные о соло-квестах приходилось собирать желающим по внутриигровым книгам.

– В общем, у меня есть, немножечко, по деве, в книжном варианте, сотни три или четыре, – пожала плечами Май, – если хотите, Янкель, потом поделюсь. А пока, простите, мой информатор настаивает на немедленной встрече.

И исчезла.

Ян же… просто вернулся к своим делам. Ему было что обдумать, но куда больше было того, что нужно было сделать.

Например, позаниматься с драконом, поговорить с Матти, которая напросилась на встречу, потом ещё и принять Дэя. Злющий, как стая ос, бард, был в том самом состоянии, про которое метко говорили «тело есть, признаки жизни отсутствуют». Упаханный донельзя, злой настолько же и при этом измученный.

– Я всё понимаю, – пробормотал он, бессильно опускаясь в кресло и сжимая в руках двухлитровую бутыль чего-то крепкого. Ну, если судить по внутреннему подсказчику, который радостно сдал, что в руках барда итем всего-лишь с двадцатью шестью градусами крепости. – Но, когда через тебя проходит список запланированных убийств гильдии, это всё же вымораживает донельзя. Слушать будешь? На тему того, есть ли в списке КОСа кто из знакомых? Или на этот раз ты чем-то озадачен и стандартная еженедельная процедура будет опущена, пропущена и отправлена лесом?

– Слушать буду, – протянул Ян, наблюдая, как подошедшая Аира забирает у Дэя спиртное и вкладывает в руки рожок мороженого и двухлитровую кружку с каким-то травяным сбором. Причем, судя по лицу, в этот раз темная не шутила и даже не делала гадостей.

– В этот раз в списке четверо. Двух мы с тобой знаем лично. Ренгель и Анко – те двое, что развлекались убийствами и грабежом. Они задели кого-то очень крупного. Заказ отдан сразу в целевую гильдию, думаю, в этот раз я сам приму участие. Они довели девочку шестнадцати лет до комы. Имя третьего игрока мне лично ни о чем не говорит, кто-то из эльфов. Подозревается в куче хищений и краж, то есть очень удачливая воровка. Главная проблема – что воровала она данные реала. Кто-то посчитал её опасной для жизни внутри… Люми, так сказать. Четвёртый, – бард на мгновение споткнулся, выпил залпом добрую половину кружки, прокашлялся и спешно закусил горечь нежно вишнево-шоколадным мороженым. – Четвертая. Верде. Из-за которой Матти попала в беду. И будь моя воля, я бы не сказал ни слова. Но КОС это серьезно, а Матти может вмешаться опять, и эта идея, и подобный вариант развития событий, мне категорически не нравится.

– Ренгелю и Анко, если возьмешься, и от меня в печень пропиши… – протянул Ян, и на его губах зазмеилась очень нехорошая ухмылка. – А кошка… ее перевели в головной состав?

– Именно. Последний состав малой гильдии раскрыл где она пряталась, они выдвинулись туда несколькими группами. Четырнадцать! … – бард проглотил порцию отборного ругательства и снова присосался к отвару, – четырнадцать магов и лучших убийц, Ян. Они её нашли, они спустили её здоровье в алый сектор, там жизнь невесть на чём держалась! И что ты думаешь?! Они передали сообщение, что приступают к зачистке и окончательному уничтожению, а через несколько минут после этого все они погасли! Убитые. Естественно, заказ передан в головной офис.

– Хреновые же там «лучшие». У меня даже таймер не успел истечь, – хмыкнул Ян. – Головная – это хорошо… это просто великолепно.

– Таймер? У тебя? Что ты забыл там, где убивали кошку?! … Стоп. Ты… Зачем ты вмешивался?!

– У меня там были свои дела, но так уж совпало, что по плану не пошло. Хотя даже к лучшему… и Дэй, я разве говорил, что не буду вмешиваться? – усмехнулся Янкель. – Даже когда Матти встряла – их я вытаскивал, потому что Май позвала. Ты тут единственный, кто что-то имеет против кошки, и тебя никто не заставляет ее любить, но я могу тебе сразу сообщить – увижу, что кто-то на нее нападает – без разговоров крылья нарисую.

– Ян, гром и молнии! Ну, что ж тебе так неймется?! Что ТЫ за эту девку так вступаешься?!

Ян хмыкнул, отвернулся задумчиво к окну. И правда, почему? Хотя… чего себя обманывать?

– Напоминает она мне кое-кого… – негромко отозвался мужчина.

– Напоминает… – повторил Дэй, потом растрепал нервно волосы, – то есть, ты берешь её под защиту… что называется официально, верно?

– Официально… позже. Когда пообщаюсь с Ивором. Думаю, он сам всем объявит.

– Не буду спрашивать, зачем это тебе. Думаю, ты-то знаешь, что делаешь… – бард покосился на браслет на своей руке, – пришли данные. Я тебя покину, передай Аире мое «спасибо». Не был бы влюблен в Маттайю, женился бы!

– Кто ж тебе позволил бы увести у меня Аиру? – усмехнулся Ян. – Привет Матти

– Ты увидишь её быстрее, а я на охоту.

– Успехов.

– Спс, – пробормотал бард, исчезая прямо из кресла, где сидел. Правда, спокойствия Яну никто не обещал…

– И кого же тебе напомнил этот котенок, хозяин? – Аира, как всегда, появилась неслышно, застыв за его правым плечом и глядя в окно, как и мужчина.

– Это было давно, – негромко произнес Ян после недолгого молчания. Ни Дэю, ни Матти он бы этого не сказал… Но Аира была здесь частью его семьи, и ей он доверял куда больше личного, чем прочим. – В…прошлой жизни, пожалуй. Там, откуда я прибыл в Люми… Когда я был еще мальчишкой, у меня была младшая сестренка. Такой же непосредственный, шебутной котенок, который вечно находил неприятности там, где их не было, но мог запросто обниматься с самым злобным созданием в округе без каких-либо последствий.

– Что-то случилось?

– Да. Она заболела. А всё, что мог я, это быть рядом, до конца. Я и учиться на врача пошел только, чтобы больше не ощущать такой беспомощности. Не смотреть, как гаснут в глазах таких котят последние искры. Тогда я думал, что смогу что-то сделать…

– Вот почему здесь, в Лютом мире ты – смерть… Ты разочаровался… – Аира провела едва-едва ощутимо пальцами по локтю Яна, чуть сжала. – Ты со всем справишься, хозяин. А на ужин у нас эксперимент из той поваренной книги, что ты мне притащил. Кажется, это гаргульевская кухня. Пахнет – закачаешься, – молниеносно сменив тему, тёмная эльфийка направилась прочь, но у самой двери обернулась, внимательно посмотрев на Янкеля, чуть покачала головой. Уж у него – точно получится, даже если он пока и не знает, как, что и зачем. Иначе и быть не может!


Часы словно застряли в одном положении, ни влево, ни вправо, время тянулось как резиновое, даром, что на Люми резины не было.

Глава гильдии ПК, Ивор де Барен не любил, когда время вело себя вот так, как сегодня, это значило, что впереди неприятности, которых и избежать не получится, и лучше так вообще таких попыток было бы не делать. То ещё, признаться, ощущение.

Он отменил все встречи, отказался от двух крупных покупок, приказал дважды перепроверить три новеньких заказа, но мерзкий и противный зуд не утихал.

Осведомители говорили, что всё в норме, но спокойствия не было.

Именно поэтому, оставив продуманные планы на будущее, Ивор сцапал свою любовницу и двинулся в небольшое и очень очаровательное казино темных эльфов. Ставки там порой были жутковатые, стычки происходили кровавые, но в общем и целом – стильное место в подземелье, облицованное камнем, серебром и сталью.

Зуд предчувствия неприятностей стал нестерпимым, когда Ивор, чуть полапав очаровательное создание, их встречающее, прошёл в Медовый кабинет, который вот уже некоторое время считал только своим и остановился на пороге, словно получил удар под дых.

Кабинет был занят.

Прямо напротив входа, лицом к двери, сидел мужчина, перед которым стояла тарелка с чем-то мясным и бокал вина. Мужчина неторопливо ел, но, когда открылась дверь – поднял на вошедших глаза.

– Здравствуй, Ивор.

– Янкель… – мужчина, поймав за талию свою девушку остановил её на полушаге, потом чуть подтолкнул к дверям, похлопав по симпатичным вторым девяносто, обтянутым коротенькой кожаной юбочкой. – Иди погуляй, детка.

– Но, Котик…

– Погуляй, – повторил настойчиво Ивор, и на этот раз ослушаться девушка его не посмела. Бросила на Яна зазывный взгляд и вышла прочь. – Чем обязан, Янкель?

– Дело у меня к тебе. Да ты присаживайся, в ногах правды нет.

– Так, смотря у кого. У сороконожек, я так полагаю, она только там и водится… – впрочем, несмотря на свои слова, глава главной гильдии убийц-ПК, опустился на стул напротив.

Ян же перебросил Ивору изображение Май… вернее, «бланк» на котором обычно оформляла принятые заказы гильдия Ивора… и продолжил есть.

Вначале мужчина нахмурился, потом откинулся на стуле, задумчиво разглядывая верде.

– Хорошенькая, – сообщил он. – Но не могу понять, с чего бы ты, … именно ты, решил, что именно наша гильдия должна принять заказ на эту малышку?

– Не принять. Бросить.

– Бросить? Не припомню, чтобы моя гильдия брала подобный заказ.

– Ну, проверь, чего спорить-то нам?

– Проверить? … – Ивор резко поднялся, – две минуты.

– Не вопрос… Тебе заказать чего-нибудь?

– Мяса, и побольше… – за дверь глава гильдии буквально выскочил. Гильдия была его вотчиной, его местом, где он сам устанавливал правила, и вот такое вот нарушение его распоряжений, его прямых указаний, чрезвычайно Ивора разозлило. В гильдии он был царем и богом, он единственный имел право брать в работу такие «убийственные» заказы, на полный слив оцифрованного, и то, что кто-то взял мимо него дело… Что ж, давненько он значит не устраивал чистку внутри своего царства. Пора усечь пару-тройку очень глупых голов. Если только информация Яна подтвердится…

К сожалению для Ивора, да, она подтвердилась.

Мужчина вернулся в кабинет, где его уже ждала горячая еда, спокойный, словно ледяная глыба.

– Чего хочешь ты?

– Чтобы заказ исчез так, чтобы ни у кого и мысли не возникло его брать, – пожал плечами Янкель.

– Кто она тебе?

– Мне? Да, по сути никто. Просто мне надоела охота за ней. Если хочешь, считай, что она под моей защитой… тем более, что я итак ее защищаю от твоих мальков.

– Никто… – повторил Ивор задумчиво. – Когда она стала оцифрованной, знаешь? И… второй вопрос, как далеко ты готов зайти, ее защищая?

– Знаю, с точностью до пары дней. А, как далеко… кто рискнет сунуться – попрошу друзей-знакомых повносить их в гильдейские КОС-листы. Особо непонятливых же ждет судьба Ирис.

– До реала не дотянешься, а хвост ее проблем – именно там… В общем… я уберу ее из списка, мог бы не говорить об этом. Если бы я знал, она бы там и не появилась…

– Не дотянусь… Увы, – не стал отрицать Янкель. – Поведаешь, почему?

– Закономерный в принципе вопрос… Ну, да ладно, такую информацию во вред пустить нельзя…. Она моя сестра. Младшая.

– Будь у меня интерес вне Люми, обернуть во вред можно было бы даже то, в какой руке ты держишь вилку, – чуть усмехнулся Ян. – Лихо… Что-то ее хвост вообще отовсюду торчит. Бедовый, однако, котенок.

– Её ли? – усмехнулся неожиданно Ивор.

Ян негромко рассмеялся, поднимая руки.

– Подловил. Ладно, Ивор, пойду я, твоя девушка явно заждалась… а, забыл. Передай своим, чтоб не совались к тем, у кого увидят такую метку, пожалуйста. И пригляди чтоб не додумались принимать на ребят заказы.

На стол перед Ивором легла металлическая копия знака стаи Яна.

Мужчина только в изумлении выгнул бровь, разглядывая такой же знак над самим Яном:

– Ты новый ивент что ли взял в прохождение?

– В изучение, скажем так. Стая заинтересовала. И новые локи…

– Ты с ними поаккуратнее, – глава гильдии смахнул знак в свой инвентарь, потом пояснил негромко: – игроки, которые в них заходят, не всегда возвращаются обратно. Мне уже донесли, что некоторые уходят на перерождение после встречи с чем-то, а с чем именно в их голове не остаётся. Дебафф исчезнувшей памяти.

– Хм… спасибо, что предупредил… но я ж теперь не удержусь и посмотрю… как только кому-то надоест, и он начнет искать, кто за звонкую монету сунется в пекло, – усмехнулся Ян.

– Право твое, – пожал плечами Ивор, потом, не иначе как настроение у него было хорошее, добавил: – только имей в виду, оцифрованные, ушедшие туда, не вернулись вообще. Знаю точно о двух таких, если решишься сунуться, маякни? Чтобы я свою статистику пополнил.

– Маякну… только, уж извини, я тебе её испорчу. Ладно, пойду всё же. Приятного вечера, – усмехнулся Ян и дисциплинированно вышел за дверь, сразу же прислав официанта убрать свои приборы и подать Ивору меню.

Глава гильдии смотрел ему вслед, и взгляд Ивора был очень тяжеловесным и недобрым. Прибывший официант был отправлен восвояси с приятными чаевыми, ну, а сам мужчина, оставив «детку» развлекаться в ресторане, отправился в свою гильдию. Наводить порядок.


Очаровательная кофейня, запрятанная в сердцевине города Медина, была местом, куда невозможно было попасть без приглашения – маленькой визитки в виде очаровательной когтистой кошачьей лапы.

Говорили, что этим местом управляет верде (недаром же такое приглашение), говорили, что хозяйку или хозяина никто и никогда не видел и не увидит, поговаривали, что бармены здесь меняются буквально каждые игровые сутки, говорили, что таких десертов и коктейлей как здесь, попробовать, где-то ещё не удастся.

А ещё говорили, что над этой кофейней есть ещё один этаж, где живёт кошка, очаровательная и непосредственная, лучший мастер упряжи, которого можно только себе представить. Если только о ней знать.

Имя «Май» заводчики редких петов передавали из уст в уста. Чтобы она взяла заказ в работу, необходимо было не меньше двух рекомендаций от очень проверенных людей, и – толстый кошелек. Упряжь от этого мастера стоило столько, что можно было купить три-четыре полновесных сета на аукционе. Правда, и служила до упора, превосходя порой на голову те самые аукционные, даже если те были на пять уровней выше.

Мастер знала своё дело, не доверяя ни единой его частицы в чужие руки. Начиная от самой базовой и самой грязной работы, заканчивая ювелирной отделкой – всё проходило через руки самой Май.

Это было её кредо, её политикой, её правилами и её правом. Ещё до того, как кошка стала оцифрованной, ей безумно нравилась каждая частица той работы, что она делала. Теперь всё было немного проще и немного сложнее. С одной стороны, грязная работа теперь действительно была грязной. С другой стороны, она была настоящей – кожа и мех пахли, толченые ингредиенты приятно поскрипывали под пестиком в ступке, драгоценные камни играли отблесками от ярких ламп. Это было настоящим, таким, которым сложно кому-то другому описать, передать. Да Май и не пыталась.

Она не брала учеников, не писала мануалы, она просто создавала настоящие чудеса.

Текущий заказ на полный сет упряжи для дракона был ничем не хуже и не лучше других, так же, как и все, для Нимье он был особенным, а значит заслуживал самых лучших ингредиентов. Именно поэтому кошка выдвинулась к храму Лазурной девы. Водящиеся там змеи («всего-то» сотого уровня, оставляли выползки длиной в пару десятков метров, в чешуе которых можно было найти уникальные чешуйки, которые нужны были Май для того, чтобы скрепить чешую другую, более грубую и базовую).

Чего кошка не хотела, не ждала, так это того, что вновь вернутся воспоминания. О том дне, когда она оказалась здесь впервые. Какого уровня она была тогда? Хорошо если двадцатого, прошла очередную веху, открыв доступ к действительно серьёзным и могущественным заклинаниям ветки гипнотизёра, а потому была бесконечно горда собой. Догордилась до того, что чуть не попалась людям своего мужа. Они периодически появлялись рядом, в её поисках, а тут, расслабившись, Май чуть не упустила чары сокрытия внешности и ника. Удирать пришлось со всех лап, активно руля хвостом. Перекрытая территория города привела к тому, что прятаться пришлось в подземельях. Достаточно закрытых. Достаточно необитаемых.

Достаточно интересных.

Первая сцена, девы, стоящей в окружении толстых ветвей девственного леса, привлекла внимание Май на первом этаже подземного лабиринта. Вторую она нашла через два этажа и шестьсот метров. Третью – ещё парой этажей ниже.

Этого было достаточно, чтобы забыть обо всём и спускаться всё ниже, ниже, ниже – к настоящему храму и самому странному знакомству в жизни Май.

Чары гипноза порой сбоили, порой кошку закрывало буквально чудо от неприятностей, но она шла. Вопреки собственной интуиции, повторяя себе под нос, что у кошки девять жизней, мимо пауков (пару раз кошка останавливалась, плюнув на всё и считала количество их лап, и никак не сходилось!), мимо змей, мимо чешуйниц, мимо костяниц, мимо, мимо, мимо.

По скатам, по стенам, по узким вентиляционным шахтам.

К храму Лазурной девы, к началу поисков длиной в те годы, что Май провела в Лютом мире. Поискам, кто такая эта дева, и что она в Люми делала. Частично получилось успешно, частично не очень.

Но тогда, в ту ночь, Май дошла до храма, спряталась на крыше от трёхголовой змеи и свалилась внутрь, аккурат на алтарь в виде круглого блюда. Оставалось добавить огромный нож и не менее огромную вилку, и добавить: «кушать подано».

Кушать подавать было определённо некому, под этим самым алтарём нашёлся небольшой сундучок с сетом «драгоценностей Лазурной девы», оформленных в очень змеиной тематике. Именно его Май нацепила на себя, испуганно взвизгнула, когда появилась гидра, самая настоящая гидра, а потом испуганно взвизгнула уже сама гидра на все девять голосов, когда чокнутая верде начала обнимать каждую!

История на этом не закончилась.

Май крутилась с восхищением около зеркала (гидра на своем змеином мате объяснялась друг с другом на тему неадекватности новой хозяйки), когда из зеркала ступила тень старой.

Она действительно была вся лазурная: и волосы, и глаза, и тени, и помада, и лак, и платье. На ком угодно смотреть бы отвратительно и безвкусно, на Лазурной Деве было естественно и чуждо, но красиво.

– Не скажу, что очень рада, что меня пробудили, но ты ничуть не хуже других. Даже лучше. Никто из них не смог найти общего языка с моим любимым и драгоценным дитя. Ты – мне кажешься достойной, но только века покажут так ли это. Я дам тебе что-то… Тебе самой придётся разобраться с тем, что именно это такое, для чего нужно и для чего не нужно. Но я верю в тебя, ты справишься.

Так Май оказалась осчастливлена странным предметом, уровень которого не позволял его увидеть. Предмет невозможно было передать, невозможно было его открыть, распознать. Верде терялась в догадках, чем это может быть, а потому и полезла в легенды и историю. Она собирала по крупицам прошлое Лазурной девы, но увы… чем мог быть этот самый странный предмет – отыскать не смогла.

В конце концов, история с её… перемещением в Люми закончилась тем, что гидру пришлось вытащить из храма. Тот самый предмет Май прихватила с собой, подумав, что без него, Харррашшшшааанга вытащить из храма не получится. Но получилось.

И решив, что раз так случилось, итем можно спрятать обратно в хранилище, Май внезапно получила системное сообщение, на которое пялилась, как баран на новые ворота, вот уже минут десять.


Вы получили возможность открыть предмет. Принять квест «Путь ключника»?


Предмет, который начинает квест, сулил неприятности, и далеко не всегда выгода и награда были сопоставимы с теми проблемами, которые квест сулил. Особенно, если вспомнить, кто именно этот предмет подкинул, можно было легко понять, что всё может быть совсем плохо, очень плохо и очень-очень плохо.

Но… В конце концов, какая разница? Здесь, в Люми, у кошек действительно было девять жизней! А потом – жизнь овоща и полное забвение.

Но Май это уже не очень интересовало!


Да.


Выбрала она, и в подставленные ладони верде упал новый предмет.


Вы получили ключ Лазурной девы. Ожидайте сообщения с хрустальным соколом с дальнейшими инструкциями…


⇱ Предыдущая глава || Следующая глава ⇲

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2020