И жили они долго и счастливо...

Фэнтези || Лютый мир. Проброс

Глава 13. Власть огня


Она не успела ничего понять. Стало просто жарко, а потом… Слепящий рыжий свет, нестерпимый жар, рев пламени, треск…

Огонь. Опять огонь, опять он пожирает её. Беспомощность, неужели опять!? Неужели огонь заберет у нее и эту жизнь?!

От крика, раздавшегося из середины огненного столба, стало страшно даже Гериде, потеряно смотревшей на пламя то мгновение, что оно существовало.

В крике было всё. Страх, боль, отчаяние… и безудержная ярость вперемешку с ненавистью. На миг пропало ощущение связи с хозяйкой… а потом Гера бросилась прочь, выдергивая Май из толпы противников и укрывая под защитой своего сфинкса.

Причиной её поведению была темно-серая с багровыми всполохами молния, вылетевшая из пламени прямо на того, кто огненное заклятие наложил. От удара коленом в живот маг сложился пополам, и это предрешило его участь. Два клинка пробили позвоночник, а потом – вздернули бьющуюся жертву над головой убийцы… и разрезали.

На месте мгновенно уничтоженного мага-пироманта стояла гаргулья в «ночной» форме. Темно-серая кожа, длинная грива черных волос, роскошные кожистые крылья были воинственно распахнуты и подёргивались на их сгибах когти-захваты. Покачивался гневно хвост, а в глаза – двух алых провалах, не было и тени разума. Только ярость и ненависть, куда более жаркие, чем недавно бушевавший огонь. В опущенных руках, украшенных когтями, были два меча, средней длины, но широких, с ладонь, покрытых витиеватыми символами и узорами. Они буквально источали холодную жажду убийства, а несколько выступов-шипов словно чуть пульсировали, ожидая свою кровавую дань. Никакой гарды, лишь «украшенные» шипами полосы металла от эфеса вверх. Уникальное оружие, существующее на сервере по слухам только в двух парах. И вот вторая пара на беду напавшим нашлась…

Налюбоваться собой гаргулья не дала, бросилась в самую гущу врагов, даже не пытаясь защищаться, только стремясь добраться до своих жертв. От полученных ударов она словно бы становилась только сильнее… и совсем не проседала по здоровью.

Убийцы, поменявшиеся местами с жертвой, прянули в разные стороны, а потом сделали то немногое, что им ещё оставалось – призвали, из последних сил, одного из своих, того, кто мог их защитить. Сами же, отбиваясь, буквально по капле крови, отскочили, воссоздав на месте побоища уникальный щит. Пройти под него было невозможно несколько минут.

– Три минуты сорок шесть секунд, – сообщила Нимье Гере, рассматривая Матти. – В смысле, эта штука будет стоять ровно столько. Выживших там семеро… Потрясающий результат, если учесть, что сначала их было семнадцать. Они там восстанавливаются активно, соображают, что делать. И… тянут время. К твоей хозяйке подойти безопасно можно? Или своих-чужих не разбирает и порвёт?

– Сейчас нет. Они сделали худшее, что можно было придумать… и так не вовремя… – тихо проговорила Гера. Сейчас всё, что она должна была сделать – не пустить хозяйку к кошке. И наоборот. – Даже я не рискну, хотя у меня есть шанс, что узнает. В любой другой ситуации узнала бы.

А Матти… вернее обезумевшая гаргулья – обрушивала на щит бесконечный град ударов, словно надеясь его проломить.

– Ну, – кошка уселась там же, где они и стояли. – В принципе, среди школы гипноза есть парочка подходящих инструментов, чтобы вернуть ей… хотя бы тень сознания, но не думаю, что стоит этого делать. Огонь, да? – спросила она, не отводя взгляда от Маттайи.

– Да, – кивнула Гера, глядя туда же и невольно закусив губу. – Огонь… Она сгорела… там, откуда вы приходите. Периодически огонь возвращается. И это возвращение было четыре дня назад. Три дня восстановления, а теперь это. Боюсь представить, что будет, когда она придет в себя. Если придет.

– Она себя не поранит? – спросила Май серьёзно. – Если что, я могу её удержать. … Главное, надо придумать что делать с теми … уродами под куполом. Я не убью одна их всех.

– Падет щит, и она их изрубит в хлам. Удрать не смогут – сами заблокировали телепортацию. А поранить ее… Сложно. У неё есть живые цели, она будет рваться к ним. Себе не повредит. Когда целей не будет… их заменю я. Надеюсь, сумею ее успокоить. Если же нет – постарайся ее усыпить.

– А, – Нимье кивнула, – хорошо, усыпить я могу её в любой момент. Даже не навредив ей. Меня настораживает то, что они чего-то ждут. И смотри, готовят какую-то атаку. Определённо. Может, устроить им какую-нибудь гадость? Заставить спустить атаку в землю, например? Я могу…

– Можно. Но, главное, чтобы Матти не заметила. Бросится. Судя по её состоянию, сейчас для неё всё – угроза, которую нужно уничтожить.

– Я осторожно. Я боюсь, что если они атакуют, это будет что-то, что навредит даже гаргулье, с потрясающими статами сопротивления к урону!

Гера кивнула.

– Не стоит рисковать… даже при её текущих параметрах – могут и здорово навредить. Или, что куда хуже – убить. Вот тогда точно плохо будет.

– Нет. Нет… – Май покачала головой. – Нет. Те, кто в игре не играют, а кто живут – плохо переносят убийства. Особенно… после такого … возвращения в прошлое. Сейчас сниму. Заодно, – верде зло прищурилась, – они ещё и её внимание отвлекут от меня ненадолго!

Лич кивнула, следя за ситуацией.

А вот забившимся под купол ПКшникам было совсем не до смеха! Мало того, что их все больше давила озверевшая монстрятина за куполом… так щит вдруг мигнул раз, другой и… погас. Всего на долю секунды, но на этот миг чуть не пришлась череда инфарктов, настолько бывших хищников перепугала перспектива близкого знакомства с той, что бесновалась за щитом…

Май же распорядилась временем, что у неё было, более чем успешно. Магия егерская и магия гипноза могли в совокупности многое, например, попортить нервы и шкуру некоторым моральным уродам.

Светить свои способности она не собиралась. Точнее не так, высокоуровневые способности она не хотела демонстрировать, это было залогом её жизни и её безопасности, а вот те обыденные, что были – очень даже хотела и могла. И пусть до такого сочетания заклинаний из разных веток додумывался обычно только один игрок из тысячи, это Май уже не интересовало. Применить навык «приманка» из школы егерства, собрать маленьких милых кротов со всей округи.

Подтащить их под щит к уродам, подточить норы, с помощью гипноза «внушение», «отторжение» и «страха» повесить на кротов матрицу комплексного заклинания, вытаскивающего из памяти жертвы всё самое пугающее, и загнать всю эту прелесть разом под щит.

Как там завопили!

Перекрыли даже отчаянный крик Маттайи, когда она оказалась окруженная огнём…

А вот сама Маттайя никак не отреагировала на произошедшее. Она продолжала осыпать щит градом ударов, совершенно не ощущая усталости и даже не думая успокаиваться.

– А если их не станет? – спросила Май задумчиво у Геры. – Обидчиков, под щитом?

– Ближайшая добыча – мы, – пожала плечами Гера. – Так что, не станет их – я её отвлеку на себя. Авось насмерть не зарубит… если успеешь ее усыпить.

– Угу, поняла, усыплять, как можно быстрее, только это… давай на то, что сейчас произойдёт, мы из безопасного места посмотрим. Но бард-убийца, это как-то очень странная манера раскачки. Держись крепче, ага? В принципе, наверху, нас поддержит магией, но вот такая пружинная манера подбрасывания не всегда комфортна.

– Эм… что? – опешила Гера, не сразу поняв, о чём идёт речь. Да и… Бард-ассассин? Она знала только одного такого неадеквата, и ему здесь взяться было неоткуда. И незачем.

Матти же на миг сбилась с конвейера ударов, ощутив, что целей стало на одну больше… и заколотила клинками еще яростнее. Добыча была так близко!

Всё, что произошло дальше, можно было уложить в несколько секунд действий.

Ярость гаргульи оказалась куда более мощной, чем потенциальные убийцы рассчитывали. Их щит всё-таки лопнул.

Одновременно с этим, что-то буркнув, кошка уронила на землю какой-то медальончик. Мощная дымная пружина подбросила, что саму верде, что лича некромантки – в небо, туда, где уже кружил, пронзительно клекоча, огромный… птиц. В первый момент показалось, что это орёл, а во со второй попытки стало понятно, что это кто угодно, но точно не птица, имеющая земной прототип. Это было что-то куда более могущественное и огромное.

И уж точно не пригодное к транспортировке, особенно в когтях.

– Летать так неудобно, зато сваливать – очень даже хорошо, – сообщила Май, как ни в чём не бывало, обнимая когти левой лапы, обхватывающие её опасной удавкой. Снизу, это было хорошо видно птице, а через неё каким-то образом и тем, кого она удерживала, происходило убийство.

Появившийся буквально из ниоткуда очень, очень злой бард-ассассин, он же член стаи – Дэй, просто нарезал на мелкие кусочки тех, кто был под куполом, буквально в последние секунды уворачиваясь от атак гаргульи. А потом сделал самое мудрое что мог – свалил! Исчезнув вместе с нарубленными кусками мяса….

Рев разъяренной гаргульи донесся даже до предусмотрительно спрятавшихся дам.

– Ее надо вырубать. Ближайшая цель – кафе… представляешь, что она там натворит в таком состоянии? – напряженно проговорила нежить.

Нимье задумалась, разглядывая гаргулью.

– Она пешком или полетит?

– И то, и то. На бешеной скорости.

– Ясно, значит, придётся останавливать быстро и очень быстро… – Май вздохнула, грустно глядя на кончик своего хвоста, – а я так хотела…

Чего она хотела, узнать Гериде не довелось. Зато довелось узнать, как накладывают сон ненормальные верде! Просто звонят колокольчиком на кончике хвоста! Они рухнули все, одновременно: и уснувшая птица, что держала их в небе, и Гера, почувствовавшая приступ неудержимого сна, и Матти на земле.

Последнее, что услышала Гера, прежде чем её подхватило непонятной силой, был тихий и обиженный голос Май, определённо с кем-то спорящей:

– Да забыла я! Забыла! Что я уже и забыть не могу?!

Потом темнота… без сновидений, без видений, без кошмаров…


Дэй безумно не любил все намеки на то, что он, каким бы то ни было образом, везучий человек. Те, кто апеллировал к тому, что он «везунчик», видели только внешнюю часть и не знали, сколько труда там, за её фасадом. Сколько пота, крови, сколько боли. Но в тот раз ему пришлось пересмотреть своё собственное определение, потому что на рынке, куда он завернул за тем, чтобы докупить пару ингредиентов для ловчей сети, он встретил, совершенно неожиданно для себя, кошку.

Верде вела себя так, что складывалось ощущение, что её вокруг практически никто не видит. Один-двое и те, кому она разрешила. А потом до Дэя дошло. То, о чём было написано в кодексе стаи (да-да, до него бард добрался только после того, как с подачи Матти в их стае оказалась левая и лишняя там кошка), до него дошло только на практике.


«И нельзя скрыться друг от друга, если вы стоите в одной толпе. Сила неба будет помогать найти вам друг друга. И какой бы магией один не укрылся, второй увидит его сквозь все слои, ибо смотреть будет не глазами человека, а сердцем крылатого».


Получалось, что даже самые мощные заклинания, а на верде сейчас вообще висел добрый десяток чар из гипноза, из категории очень длительных, для члена стаи были абсолютно прозрачны.

И это было приятно и неприятно одновременно.

Приятно, что Матти не сможет сбежать. Неприятно от осознания собственной же глубины падения. В первый момент, Дэй всерьёз задумался о том, нельзя ли воспользоваться этим, чтобы слить кошку. Это была инерция, ничего кроме, наверное. Но всё же… всё же.

Сейчас так не то что поступать, думать было нельзя.

Разобравшись с идиотами, которые напали на Маттайю и Геру, Дэю пришлось исчезнуть до того, как ушедшая куда-то в прошлое гаргулья нашинкует и его самого. И теперь что?! Что он узнает?! Что чокнутая кошка куда-то утащила Матти! И теперь ни она сама, ни Гера не отзываются, а Нимье не готова сообщить, где Матти находится?!

И вот теперь сама кошка здесь!

Ну, разве это не удача?!

Удача! Самая что ни на есть удача!

Которой нужно было немедленно воспользоваться.

Пока не стало,… ну, допустим, слишком поздно. К тому же, мало ли, что смогла из событий позапрошлого дня понять эта вредная верде, и что запомнила Маттайя. А потом Дэй сотворил то, за что сам себя очень долго корил, ощущая, как капля за каплей (нет, не совесть) уязвленная гордость выдирает в его душе целые лакуны!

Отдавая себе отчёт в том, что вообще-то с самого начала охота велась за Май, он не нашёл ничего лучше, как подойти к кошке, так и разгуливающей под чарами сокрытия и отвода глаз, нацепить на лицо дурацкую усмешку и постучать по её плечу.

Бард даже подумал о том, что какая-то там обычная гипнотизерша ему точно ничего сделать не сможет. А следом ему под рёбра вошёл узкий трёхлепестковый клинок. Дэю, можно сказать, даже повезло! В последний момент в глазах кошки мелькнуло узнавание, и она не стала раскрывать клинок внутри тела «напавшего».

Глядя на то, как проседает сразу под тремя дебаффами линейка его здоровья, Дэй только и выдавил:

– Ничего себе.

– Прости! Прости! Прости, пожалуйста! – пробормотала бледнеющая на глазах кошка. – Что ты?! Как ты? Вот! Выпей!


Вы получили зелье универсального антидота на чешуе серой виверны. Выпить?


Желудок подкатил к горлу. Знал Дэй, хорошо знал, какие ещё входят в этот ядреный напиток ингредиенты. Зато снимали почти все яды. За исключением некоторых, которые были настояны на этой самой серой виверне.

Приняв зелье, бард даже смог вымучить из себя улыбку.

– Да, это было неожиданно. И найти тебя здесь, и получить такое приветствие. Я … чего хотел. К Матти проводишь? Я за неё волнуюсь. Хотел бы узнать, что с ней всё в порядке.

В любое другое время кошка бы послала Дэя (и была бы при этом по-своему права), но после такого приветствия, её саму ещё немного потрясывало от ужаса, что она чуть не натворила. Поэтому покивав, она согласилась торопливо.

– Да. Только там… заклинание действует специфическое… ненасения вреда.

– Ничего, меня не пугает. Мне бы только увидеть Матти…


Глаза открылись с трудом, так тяжело было выбраться из уютного и пустого сна…

Впрочем, когда она глаза открыла, то недоуменно хлопнула пушистыми ресницами. Вокруг было темно…хотя нет, из-под края крыла пробивался приглушенный свет. Стоп. Крыла!?

Матти от изумления даже села, осматриваясь… и поняла, что почему-то спала в форме гаргульи, свернувшись калачиком и укутавшись крыльями. Со стороны выглядело мило, но еще больше вызывало вопросов у некромантки.

– О, проснулась? – раздался рядом ласковый голос, и хозяйку обняла Гера. – Как ты?

– Я… где я?… и почему в этой форме?..

– Ты в убежище котенка. Когда ты вырубилась, тебя доставили сюда. Как себя чувствуешь?..

– Странно… ничего не помню… вспышка и дальше туман… – Матти потерла занывшую голову. – Всё получилось?

– Ну… более-менее. Выбрались. Как видишь, даже я не развоплотилась. Тебя ждала, засоня, – лич растрепала волосы хозяйке, а та вдруг подтянула колени к груди, обхватила их хвостом и накрылась крыльями, глядя на когти на левой руке.

– Сколько я спала?..

– Третий день пошел. Всё хорошо?

– Да… просто… задумалась… Что?! Как третий?! – Матти даже подскочила.

– Ну вот так ты разоспалась, Мастер, – усмехнулась нежить. – А ты не говорила, что во сне обнимаешь и иногда грызешь кончик хвоста…

– ЧТО!?!?!?!? – Маттайя… потемнела лицом, что у гаргульи заменяло краску смущения.

Посмущаться в своё удовольствие Матти не выдалось, потому что в странной пещере, где они находились, возник свет телепорта, а затем из него шагнула кошка, а вслед за ней Дэй…

– Ты пришла в себя! – Май, взвизгнув от радости, дёрнула ушком и кинулась на шею, так и не вернувшейся в человеческую форму Матти. Некромантка обняла кошку и слабо, несколько потеряно улыбнулась Дэю.

– Извините… я…

– Ура! Ура! Ты наконец-то открыла глаза! – длинный шершавый язык прошёлся по щеке гаргульи.

Дэй поморщился, глядя на это, потом резко кивнул:

– Кофе будешь? Я принёс. И пончики. Ванильные и шоколадные. Привет, Гера.

– Привет, бродяга, – усмехнулась нежить.

– Мне кто-нибудь расскажет, где я и что вообще произошло?.. – Матти улыбнулась и машинально погладила кошку, обняв ее крылом и даже хвостом. Дэю она только кивнула и протянула руку подманивая его к себе.

А вот Гера чуть нахмурилась, видя, как подрагивают пальцы хозяйки. То, что она ничего не помнит – это хорошо… вот только плохо будет, если вспомнит. И дело даже не в бойне, которую она устроила, это-то как раз вполне спокойно будет воспринято. Дело в ощущениях и огне.

Вздохнув, нежить кивком поторопила барда к некромантке, одними губами велев ее обнять и не стоять столбом.

С гневом покосившись на кошку, бард не стал возмущаться, вздохнул тоскливо и Матти обнял. Впрочем, кошка сама вывернулась из-под его руки и перебралась к Гере.

– Всё хорошо? – Дэй, обнимая Матти, смотрел на неё встревоженно. – Я волновался.

Маттайя прикрыла чуть глаза, обнимая мужчину.

– Хотела бы я знать…

Гера же в это время обняла кошку и негромко шепнула ей на ухо:

– Она ничего не помнит…

Нимье кивнула:

– Я уже поняла. Это очень плохо?

– И да, и нет. Хорошо, что не помнит… но плохо, если вспомнит не вовремя.

– Помочь вспомнить вовремя? Я, конечно, гипноз на разумных не применяла, но…

– Не стоит пока… ей надо немного восстановиться. Зная Матти, она сейчас загоняться начнет, что ничего не смогла сделать.

– Ни фига себе ничего не могла сделать! Да она их вынесла практически!!!

– В форме гаргульи – да. Если бы Матти изначально была в норме – к твоему приходу там были бы трупы. Но… её в этом не убедишь.

Гера вздохнула. Гаргульи очень отличались от прочих рас и это мало кто знал… вовремя. Формы не имели ничего общего, кроме уровня – всё равно что два разных персонажа. В форме человека Матти была темной целительницей. Первой её специализацией была некромантия, второй – целитель. Она не имела боевых способностей, как таковых, сражалась за нее Гера или сопартийцы. Зато вылечить она могла кого угодно, да и саму её убить было очень сложно. В форме гаргульи же… Маттайя была машиной смерти. Гладиатор, берсерк, некромант с уклоном в контактное похищение здоровье и… слугу-лича.

– Ну, значит, – пожала Май плечами, – надо это до неё донести. Нет?

Нежить улыбнулась, но как-то грустно.

– Не выйдет. Она пока этого не осознала сама, но, зная её… её здорово задела та девка. То, что мы ничего не можем сделать, если есть хоть кто-то подобного типа и достаточно помощников, чтобы не дать ей сменить ипостась. Я же, по сути, тоже некромант, так что у меня те же проблемы с теми, на кого не действуют мои чары… О, сейчас будет шоу, котёнок…

И действительно, затихшая было Маттайя вдруг подпрыгнула, чуть не влепив макушкой в нос Дэю, и широко распахнутыми глазами оглядела всех.

– То есть, как это, позавчера!? Это… как…. я же… время… – лицо у нее было настолько растеряно-ошалевшее, что Гера невольно хихикнула в макушку Май.

Кошка, мурлыкнув, подёргала ушками и провозгласила:

– Ты спала!

– Но… как же… у меня же… сроки горят! – Матти опять подпрыгнула на кровати.

– Сроки? – удивилась Май.

Дэй, все так же обнимая гаргулью, только вздохнул и пояснил:

– Работа.

– Да… Каракалы…

– И всего-то? – порядком изумилась Май, – а сколько нужно?

– Шесть половозрелых особей определенного диапазона параметров.

– Я думала всё будет плохо, а с такой мелочью мы и одни справимся. У меня по ветке приманки взята способность приманивать монстров по конкретному уровню и по конкретным статам. Она квестовая, как и добрая сотня других способностей, но я случайно взяла в кач эту линейку, даже не зная, какие результаты будут в конце. А получилось, что получилось. Так что я просто буду призывать тебе нужных каракалов сразу и шкурить тех, что не пойдут. Мне седло на мамонта заказали, каракалы с бронзой отлично идут на такой крафт!

– Вот. Так что не паникуй, – наставительно подытожила Гера. – Когда на дело?

Дэй вздохнул и с неохотой разжал руки:

– Я так понимаю, мои услуги тебе не пригодятся?

– Разве что работать магнитолой, – улыбнулась Матти, погладив его по щеке.

– Если, о прекрасная, ты выразишь такое желание, то я готов завсегда!

– Это было бы жестоко… давай лучше потом поужинаем?

– Эта идея мне тоже нравится, – легко-легко поцеловав Матти, Дэй пропал, как будто его и не было…

– Вот не мог не оставить за собой последнее слово… – хмыкнула Гера и почесала Май за ушком, пока хозяйка соизволила-таки менять форму.

– Ему идет, – пробормотала кошка, потом зевнула, потянулась, уселась, где стояла и начала лениво умывать мордочку.

Матти невольно умилилась, затем хлопнула себя по лбу и протянула кошке бурдюк.

– Вот! Спецом для тебя добывала, Майчик!

– Мяу? – заинтересованно уточнила кошка.

– Ага!

Взгляд верде стал только ещё более заинтересованным. Скрутив пробку, она вначале принюхалась, потом облизнулась и с горловым урчанием присосалась к горлышку.

Так как Матти не только приручала зверей, но еще и разводила, выкармливала и растила, если был таковой заказ, то она в какой-то момент озаботилась вопросом молока. Молоко ей давало… дерево! Плотоядное дерево, из которого можно было, вместо сока, доить молоко. И молоко это могло быть очень разным, в зависимости от того, чем покормить дерево. В данном случае некромантка покормила его особым кормом, чтобы получить один из видов волшебного молока. Конкретно это – очень хорошо работало на верде. Повышало все «ментальные» характеристики на два процента, ускоряло регенерацию и перезарядку способностей, а так же увеличивало эффект ото всех умений/

Интересно только, могла ли представить себе Маттайя, какие именно последствия вызовет её желание напоить верде особым молоком?

Кошка, абсолютно довольная, заурчала уже не просто тихонько, она замурчала громко, во весь голос, наблюдая, как меняются её характеристики.

А вместе с ними над самой Матти, над Герой (и даже на пете Геры!) появился на трое суток бафф.


«С вами пребудет рыжая удача пушистой верде! +15% шанс приручения, +24% шанс выпадение ресурсов».


– Ого… – оценила Гера, пока хозяйка ошалело хлопала ресницами. – Котенок, ты не перестаешь поражать…

– Мррраурррауррр! Уррр! – очень «осмысленно» отреагировала верде на это.

Гера просто рассмеялась, а Матти погладила и почесала Май за ушком.

Урчание стало совсем счастливым, кошка, скрутилась клубочком вокруг ног Геры и Матти, и… уснула. Мгновенно и, судя по всему, очень крепко…

Лич усмехнулась и пошла заниматься вопросом еды. Все же Матти не ела несколько дней… Сама целительница устроилась рядом с кошкой, легко её поглаживала.

Гера даже не успела вернуться обратно, когда Нимье открыла глаза, урча уже очень даже осмысленно и по-вердевски.

– Было вкусно, – промурлыкала она благодарно. – Было очень-очень-очень вкусно!

– Я рада, – улыбнулась ей целительница. – Какие у нас планы тогда?

– Покормить тебя едой, потом вкусностями, потом тебя переодеть, отмокнуть тебя в горячих источниках, а потом выдвинуться на охоту за каракалами!

– Ох ты, как много!

– Нет! Это мало! Мы не будем тебя спать! И не будем тебя обнимать… хотя нет, это будем, просто между едой и ванной!

– Хм… Ну, хорошо, на правах пациента не буду спорить!

– Правильно! – мурлыкнула Май, потом подёргала носом. – Я чую, что из духовки только что вытащили горшочек с грибами и утятиной. Идём? Вкусная горячая еда – это то, что я с высоты собственного знания тебе прописываю в обязательном порядке!

Маттайя только негромко рассмеялась, когда урчание в ее животе полностью подтвердило «лечение», прописанное кошкой…


⇱ Предыдущая глава || Следующая глава ⇲

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2020