И жили они долго и счастливо...

ЛФР || Угроза из-за горизонта

Глава 6. Оружие последнего шанса.


Каждое поколение оставляет что-то после себя, когда добрую славу, когда не очень, когда проблемы, которые приходится с кровью и потом решать потомкам. Когда что-то хорошее: новые технологии, как, например, разработанный джамп, новые материалы, новые знания – множество всего.

Но поколение XXI века было особенным. Нет, не потому что там были действительно умные люди, хотя и такие тоже наличествовали. Поколение XXI века отличилось тем, что остановило войны. Любые войны. Историки терялись в догадках, что именно послужило точкой отсчёта, что именно привело к тому, что было создано совершенно уникальное устройство под российско-китайской эгидой.

Это всё началось в середине XXI века. Разгул терроризма достиг невиданных ранее высот, миграционные проблемы, перенаселение, начало голода, проблемы с запасами чистой воды, возможное глобальное потепление, вместе с тем и глобальное похолодание. Люди просто не знали, за что хвататься. Нужно было что-то делать, и на фоне этого возможность третьей мировой войны уже никого особо не пугала. Вполне возможно, что она могла разразиться в тот самый момент, когда воевать в ней было бы некому.

Как-то так получилось, что элита учёных, хорошо известных, скорее, в военных кругах, чем в мирных, на некоторое время выпала из поле зрения. Возможно, этому поспособствовало что-то «до», возможно, этому помогли. Историки не смогли потом разобраться. Они могли только подытожить факты. А факты были таковы.

На тройной встрече, где были представители трёх величайших держав на конец XXI века, должен был быть подписан мирный договор. Америка, Китай и Россия обсуждали как именно им жить в мире, где столько всего. Столько проблем, столько достижений, столько технологий, столько планов. И опять же – столько бед, которые никто не хотел решать, и до которых очень многим не было абсолютно никакого дела.

Именно на той встрече Америка начала диктовать свои условия. Зачем ей, величайшей державе, с величайшим экономическим и военным потенциалами иметь какие-то дела с ненормальными русскими и с узкоглазыми китайцами?! Как бы ни звучало это не дипломатично, не политично, не толерантно. Американцы были уверены в том, что они всё могут лучше, и вообще только они имеют право быть величайшей мировой державой. Они собирались устанавливать свои правила на всей Земле и хотели заставить остальных играть именно по ним.

Та встреча закончилась ничем, не были подписаны ни договора, ни соглашения – ничего! Представители просто разъехались в разные стороны.

Но так получилось, что та встреча имела ещё одно последствие. Террористы, которым не понравилась идея американского превосходства, решили, что анархия их более чем устраивает, а вот американское правительство, вышедшее из околовоенных кругов, как раз-таки не очень. Это должно было стать величайшей трагедией в истории человечества, самым страшным терактом.

Практически пятьдесят тысяч заложников в торговом центре.

Естественно, туда были стянуты лучшие войска, спецслужбы, спецподразделения. Но террористов было слишком много, а площадь минирования была такова, что вся столица могла взлететь на воздух. Естественно, жертвы десятками тысяч там уже просто бы не исчислялись. Бомбы, которые использовали террористы, относились к так называемым «грязным» - радиологическое оружие.

Сотни тысяч, возможно, миллионы жертв! Эвакуировать такое большое количество людей было бы просто нереально.

А ещё паника среди мирного населения, мародёры и всё сопутствующее…

Террористы требовали отставки правительства. По их задумке, используемое на теракте оружие должно было стать тем самым страшным козырем, после которого правительство артачиться и не подумает.

Как именно были для него собраны части – уже другой вопрос, но опять-таки отличилась американская сторона. Наверное, в этом даже было что-то честное, что американцы пострадали бы от оружия, которое было разработано и создано на их же территории.

Впрочем, беды не случилось. Правительство отказалось подать в отставку, террористы пообещали, что будут расстреливать по паре сотен людей каждые полчаса и демонстрировать это в интернете и по телевидению. А если правительство всё же не пойдёт на сделку – то они взорвут свои бомбы. Буквально, через несколько минут.

Конец света, что называется. Не переключайтесь!

О чём не знали террористы, о чём не знали в Америке простые жители, да и правительство тоже, - так это о том, что с недавних пор у Земли появился ангел-хранитель. Несколько… взлётов с космодромов России и Китая, санкционированных, естественно, которые просто выводили «новые спутники», отвозили на международную космическую станцию какие-то «детали» и всё тому подобное, были не совсем тем, за что их выдавали.

На орбиту была отправлена уникальная дезинтегрально-аннигиляционная система, поскольку за название отвечали русские, то оно было замечательное. «Дашенька». Дашенька и Дашенька…

Бомба была всё-таки запущена. Не грязная, о которой распевалось в теракте, нет. Террористы с удовольствием, цинизмом и садизмом запустили бомбу всего одну. Ядерную.

Взрыв должен был оставить на месте Вашингтона огромный котлован, над которым парил бы «прекрасный» ядерный гриб, – не состоялся. Гром прозвучал, но не на земле – в небесах.

Луч света, который впоследствии очевидцы пытались описать, и описывали буквально десятками самых разных описаний, расколол небеса.

Ядерная бомба была аннигилирована, а взрыва не произошло.

Россия и Китай предъявили свои условия миру: всё ядерное оружие будет уничтожено, а в небесах отныне останется милая прекрасная «Дашенька» - как раз этот самый комплекс, который покрывает триста шестьдесят градусов земной сферы. От неё невозможно скрыться ни на земле, ни под землёй, ни на воде, ни под водой, ни, уж тем более, в воздухе.

И даже в космосе было спрятаться от неё просто невозможно, да и на тот момент среди найденных звёздных систем не было ни одной, которая бы подходила для жизни в космосе.

Ситуация относилась к разделу «шах и мат», среди всего, что случилось в XXI веке, угроза исчезновения третьей мировой войны была одним из величайших достижений человечества.

Конечно, долго этот результат не продержался, люди убивали себе подобных десятками других способов, но хотя бы они не вовлекали в свои смертельные игры сотни тысяч невинных людей.

А ещё, главным было то, что какими бы ни были причины, поводы, используемые инструменты, в числе последствий не значилась планета абсолютно непригодная для жизни.

То, что было создано в XXI веке, и то, что дошло до века, где жила Эми со своими друзьями, близкими, любимыми, получило название «оружия последнего шанса». Впоследствии в эту же категорию стали вносить и космический щит от астероидов, который защищал поверхность Земли от нежеланных каменных гостей.

Можно себе представить настоящий ужас Эми и Леды, когда в числе тех документов, что открылись в терминале покойного директора двенадцатого корпуса, оказались документы, как раз по оружию последнего шанса.

Возможно, если бы всё было в порядке, с ЭТИМ оружием, ситуация бы не была такой патовой, такой критической.

Но как оказалось, последние десятилетия населению Земли врали.

Астероидная защита была разрушена.

Слишком крупный астероид не был расколот до конца, и для того, чтобы не допустить повторения трагедии с Тунгусским метеоритом, дроны-защитники были выстроены в «живую» цепь.

Но тем не менее, этих мероприятий было недостаточно. Именно падение этих метеоритов на Землю спровоцировало чудовищный глобальный катаклизм. Именно падение этих метеоритов привело к смещению магнитного поля и возможности появления джампа.

Но это было ещё не всё.

Оружие последнего шанса – та самая Дашенька управлялась с помощью нескольких ключей. Чтобы система работала в штатном режиме, достаточно было использовать один ключ. Для массовой атаки, которой воспользовались, чтобы уничтожить одномоментно всё ядерное оружие, нужно были два ключа одновременно: России и Китая.

В случае непредвиденных обстоятельств был ещё один мастер-ключ, которым можно было управлять Дашенькой по своему желанию. В случае неприятностей можно было создать дубликаты российского или китайского ключа, используя именно мастер-ключ.

И вот здесь крылась одна очень большая проблема. Расследование, которое проводил некто неизвестный, было очень полным, включало в себя массу деталей. В том числе освещало эти самые чемоданчики.

И если этот некто был прав, то можно было сказать абсолютно определённо, что один чемоданчик, китайский, был уничтожен. Второй находился в безопасном месте и являлся одной из самых охраняемых тайн русских. А вот мастер-ключ, самый главный, самый страшный, самый важный – пропал в неизвестном направлении.

И в небесах летает огромный комплекс, управляемый искусственным интеллектом, который никто не сможет остановить, который никто не сможет уничтожить, если в чужие злые руки попадёт мастер-ключ. И что самое приятное, если этот ключ до сих пор существовал, если до сих пор можно было им воспользоваться, то можно было сотворить всё, что угодно, с помощью Дашеньки. Например, уничтожить Луну или Землю, если кому-то придёт в голову, что им давно пора перестать существовать.

Когда до Леды это дошло, с небольшим запозданием, Варга осела на стул, на самом деле хватаясь за сердце. Это было определённо не то, что она хотела найти!

- Почему? – спросила она.

Голос хладнокровной «Леди Дракулы» дрожал.

Когда Эми на неё взглянула, Варга даже пояснила свой вопрос:

- Почему он не выдал эту информацию?! Она лежала здесь абсолютно не запароленная! Но почему она не вышла наружу?!

- Два варианта, - отозвалась Эми, нетерпеливо барабаня пальцами по столу, - вариант первый, он собирался найти покупателя подороже. А вариант второй, он её уже продал.

- Подожди! Нет, слушай, это невозможно! Если бы он её продал, то… это бы уже все знали!

- Каким бы образом? – уточнила Эммануэль.

- Ты думаешь, что поиски этого чемоданчика были бы тихими?

- Огласка и какой-либо шум категорически не в интересах тех, кто, возможно, обо всём знает. Поиски могут и будут вестись очень тихо и очень тщательно, не пропуская ни одной детали, ни одной мелочи, но очень тихо. Так чтобы никто и не понял, что именно в интересах тех, кто задаёт вопросы.

- И? Что ты предлагаешь?

- Убираться отсюда. По меньшей мере, тебе. Ты возьмёшь документы на щит, чтобы тебе было чем отвлечь от себя внимание. А вот документы на чемоданчик от Дашеньки я предлагаю уничтожить. Вместе с терминалом.

- Вообще-то это улики, - заметила Варга.

Эми пожала плечами. Она больше не была оперативницей русского патруля, и то, что это улики, её волновало в последнюю очередь.

У неё была младшая сестра, пусть названная, но всё же у неё была девочка, о которой она собиралась заботиться. У неё был любимый мужчина. У неё был дед, родители, друзья. И Эми хотела, чтобы все эти люди – жили долго и счастливо.

А вероятность того, что какой-то тип с этим чемоданчиком будет как неуправляемая обезьяна бегать, да не просто с гранатой с выдернутой чекой, а сразу с качественной ядерной бомбой… Нет. Это девушку категорически не устраивало.

- Ты хочешь разобраться со всем сама?

- Скажем так… у меня есть подозрения, что тот, кто знает об этом чемоданчике, скоро выйдет со мной на связь. И это он хотел, чтобы я разобралась с ситуацией…

Правда, Леда из этой фразы не услышала ни слова, Эми прошептала это так тихо, словно сама боялась своего предположения.

- Ну, хорошо, - так и не дождалась от подруги громкого и внятного ответа Леда, - а что делать с теми, кто отсюда пропадает?

- Продолжим изучать этот терминал. Возможно, здесь есть что-то ещё, что-то, что стоит найти. Но не менее важно, чтобы ты эту информацию о щите передала своему начальству.

- И что оно сможет сделать?

- Им ничего не надо делать.

- Подожди, - Леда нервно провела по волосам, - оно же не поднимет шумиху!

- Верно. Оно обеспечит сохранность этой информации. Именно то, что нам надо. Нам надо, чтобы эта информация ни в коем случае не вышла наружу. Нам нужно, чтобы никто не устроил панику. Проще говоря, нам нужно, чтобы ввели в действие протокол защиты. В идеале было бы выяснить, делается ли с этим что-то. Есть ли информация о том, что был уничтожен корпус антиастероидного щита. Есть ли какие-то разработки, хоть что-то, что позволит человечеству остаться в живых, если очередной астероид подойдёт слишком близко?

- Я не буду спрашивать, в кого ты такая наивная, но вполне возможно, что ты не права.

- Вполне возможно, я даже спорить не буду, - ухмыльнулась Эми, - просто, Леда, у нас нет на это времени.

- Скажи проще, что ты хочешь по какой-то причине, чтобы я убралась из корпуса.

- Хочу! – согласилась Эммануэль мгновенно, - естественно, я хочу, чтобы ты была в безопасности. Меня не оставляет ощущение, что я что-то упускаю. Что-то, что случилось в ту ночь… когда нас держали в заложниках. У меня есть такое ощущение, что, если я подумаю, я обязательно это пойму. Но…

- Как всегда нет времени? – спросила тихо Леда.

- Что-то вроде. К тому же, я слишком беспокоюсь о том, что здесь ты, что ты можешь попасть в беду, что …

- У тебя связаны руки, - мгновенно перебила Варга подругу. – Поэтому ты хочешь, чтобы я отсюда убралась, чтобы они у тебя были развязаны.

- Ну… н… не совсем так, но ты очень близка к правде в своих предположениях.

- Что у тебя за мания увиливать?!

- Это не мания! Это осторожность.

- Ты же знаешь, что я не скажу твоему чешуйчатому ни слова!

- Знаю, - согласилась Эми, - но это не значит, что он не узнает это сам. Более того, я сама ему всё расскажу.

- Ну, хорошо… - недоверчиво взглянула Леда на неё, вот это лёгкое «сама всё расскажу», да от Эми?! Нет, точно такого не могло быть! Она определённо ослышалась. Чтобы подруга добровольно пошла к «чешуйчатому гаду»?! – Оставим в покое этот вопрос, что ещё есть на этом терминале? Ведь если мы его сейчас уничтожим, нам надо узнать, всё ли полезное мы с него забрали.

- Ну, во-первых, я сделаю с него полную копию и, наверное, даже не одну. Я хочу глянуть, что здесь есть ещё. Переписка, история сёрфинга в поисковых облаках, может быть, ключи доступа к другим хранилищам. Во-вторых, возможно, здесь будут документы по пропавшим людям. Особенно надеяться на это я бы не стала. Но если всё это происходило так явно, так открыто, то бывший начальник должен был быть в курсе. Да и не стоит забывать о том, что те, кто пытался убить тебя, заинтересованы были в этом терминале. Значит они были уверены в том, что здесь есть какие-то записи, которые могут их скомпрометировать, поэтому нужно их найти.

- Боюсь ты будешь искать одна, - заметила Леда негромко, - у меня есть задание, мне надо донести информацию о том, что антиастероидная защита была не просто разрушена, но и информация об этом была намерена скрыта. И мне нужно передать все эти документы своему начальству.

- То есть ты?

- Да. Я сделаю то, что ты хочешь, я покину Меко, я расскажу своему начальству о том, что мы узнали по поводу этого оружия последнего шанса.

- Спасибо.

Леда только хмыкнула. Возможно, она бы не стала так поступать, возможно, она бы предпочла остаться с подругой. Возможно, она предпочла бы быть рядом, как-то помочь, что-то сказать, наконец, просто поделиться своим спокойствием и своей уверенностью в том, что всё будет хорошо.

Но Варга понимала и кое-что ещё. Эммануэль была слишком выбита из колеи. Эти её «спасибо», эти её объятия на ровном месте, это абсолютно не было похоже на ту капитан Лонштейн, которую Варга знала. В конце концов, «капитан»?! Нет, та никогда бы не сделала такого, не сказала бы такого. Она не отличалась сентиментальностью.

И то, что сейчас происходило, значило только одно – Эми была уверена в том, что Леде что-то грозит, что ей что-то грозит настолько серьёзное, что как можно быстрее подругу нужно эвакуировать из корпуса. Отправить как можно дальше!

Можно было даже посопротивляться. Можно было бы сделать всё, чтобы Эми знала, что она не одна. Но лучшее, что сейчас могла сделать Леда, действительно лучшее, - это отправиться из корпуса прочь.

Просто развязать подруге руки.

А ещё Леда собиралась навестить Змея. Рассказать ему о том, что здесь происходит, передать ему копию документов и попросить… не то чтобы присмотреть за его девушкой, в конце концов, даже у него такое никогда не получалось, но хотя бы не терять её из вида! Хотя бы, хотя бы…

Варга не смогла довести свои мысли до конца. Почему-то стало зябко, почему-то стало страшно, показалось, что, если она додумает, случится что-то непоправимое. Случится что-то такое, чего она никогда не сможет себе простить.

И она уступила. Она не стала говорить Эми о том, что у них вообще-то были совместные плана, не стала напоминать о том, что у Леды есть свои планы и вообще-то аудиторское расследование, что в Меко происходят не только похищения людей, но и есть растраты, есть убийства, да много чего есть! Но для Леды всё-таки была важнее сейчас многолетняя дружба и то доверие, которое у них было.

Данные с инфотерминала мёртвого директора были скопированы на облачные носители. Пусть для этого и потребовалось провозиться до утра. Копии документов, заверенные особым образом цифровой подписью, было отправлены по нескольким десятков адресов. Кусочками.

У кого-то была одна часть головоломки, у кого-то другая, Эми не стеснялась просить о помощи. Не в этот раз. Десятки вопросов, сотни примечаний, сотни писем полетели в разные стороны. Разным людям. Они жили в разных странах, говорили на разных языках, были разного возраста.

Но все они могли ответить на вопрос, сколько информации вышло на свободу. Сколько информации уже было найдено и сколько информации ещё предстояло найти.

Вопросы, запросы… Леда уехала перед рассветом, а бывшая сотрудница русского патруля закрылась в лаборатории и продолжила заниматься тем, что делала всегда. Вот только на той работе, которая ей подходила.

Нет, расследование она оставила тем, кто должен был им заниматься. От Змея, которому леди Дракула уже передала пакет информации, пришло короткое сообщение:

«Понял. Сделаю».

И Эммануэль была уверена, что да – он понял, что происходит, он понял, чего она боится, и сделает это. А её самой предстояло ответить на один-единственный вопрос, который она боялась даже озвучить вслух.

Случайно ли Сатана написал ей именно в таком ключе?

Случайно ли она сама оказалась в Меко, в двенадцатом корпусе? Именно тогда, когда … надо?

И чем больше ответов приходило в ответ на её письма, чем больше информации она собирала воедино, тем очевиднее становился ответ.

Нет. Эммануэль Борисова-Лонштейн, капитан русского патруля, которые, как известно, «бывшими» не бывает, находится в том месте, где должна быть. Рядом с тем человеком, которого должна защитить.

Потому что совершенно неожиданно человек, которого она заочно ненавидела и боялась, посчитал, что нужно защитить от его новых покровителей этого человека.

Звучало бредово. Звучало настолько бредово, что за голову хотелось схватиться. Но нужно было выяснять. И Эми это делала. Спрашивала. Она спрашивала.

А потом пришла к профессору Дашко.

- А! Эммануэль, - поприветствовал её мужчина, - удивлён видеть вас в лаборатории. Думал, вы уже и забыли о том, что не просто отдыхаете в Меко, но ещё и являетесь моей помощницей.

- Вам не нужна помощь на текущем этапе, - сообщила Эми ровно, усаживаясь за соседний стол и раскладывая перед собой электронные блокноты. – Более того, сейчас любое предложение о помощи, рассматривается вами как вмешательство в отлаженный процесс исследования и встречается в штыки.

Профессор негодующе фыркнул и предпочёл промолчать, чтобы не выставлять себя дураком. Эта девчонка! Проще было просто смириться с её странностями, чем пытаться её над чем-то подловить.

Вот опять, он, действительно, был на той стадии проекта, где предпочитал полное невмешательство кого-либо. Это узнал, выучил точнее, его любимый ученик. Они столько времени провели вместе! Но откуда эта пришлая девчонка могла знать такие тонкости?

- Итак, - Эми нервно потёрла кончик носа. – Я собиралась подождать определённое количество времени, чтобы вы могли присмотреться ко мне. И, не буду скрывать, чтобы я сама могла присмотреться к вам. В зависимости от результатов, мы могли бы поговорить о том, что меня волновало. Или не говорить. Просто встретились бы потом на соседних кафедрах, вели бы хорошие добрососедские отношения. И всё было бы… как есть. Но, увы, нашлись те, кто вмешался в мои планы, и их пришлось менять на ходу.

- Значит, вы здесь всё-таки с умыслом. Злым? Или не очень?

- Спасение вашей жизни по какому пункту проходит? – спросила Эми ровно, потом спохватилась. – Нет, пожалуйста, не спешите пугаться. На данный момент вашей жизни ничего не угрожает. Вы нужны… уж не знаю кому и по какой причине, живым и здоровым. Проблема в том, что чтобы не пытались сделать … люди, которые стоят за вашими похитителями, вряд ли это то, на что вы пойдёте добровольно. А значит – психологическая ломка.

- Коллега, вы…

- Не перебивайте меня, Роман Андреевич. Чем быстрее я скажу, что происходит, тем больше у нас шансов покинуть двенадцатый корпус живыми. И здоровыми.

- Вы пытаетесь меня напугать?

- Довожу до вашего состояния текущую ситуацию. Мне выгодна ваша жизнь, Роман Андреевич. Мне нужны ваши исследования и ваши ответы на вопросы. Мне нужен ваш опыт. Ваши изыскания. Мне нужна ваша тайна, но только если вы поделитесь ей добровольно. Потому что это лишь полшага к тому, что я ищу на самом деле. Но я знаю тысячу способов сломать психику человека и ни одного способа вернуть ему адекватность. Поэтому … не думаю, что вы верите в человечество. Зато думаю, что вы очень даже поверите в выгоду и честолюбие. Мне нужна ваша голова, здоровой, нетронутой, неповреждённой. Поэтому я буду защищать вас.

- Вы же говорили, что больше не работаете.

- На патруль? А я и не работаю. Я не соврала вам ни единым словом. Я здесь действительно именно по той причине, которую озвучила. Познакомиться, попробовать подружиться. В зависимости от результата задать вам пару вопросов. Но, к сожалению, мне придётся задать совсем другой вопрос сейчас. И в зависимости от ответа на него, вам придётся покинуть Меко или мы сможем задержаться здесь. Пока я буду искать пропавших людей.

- Пропавших? – порядком удивился профессор Дашко. – Коллега, о чём вы…

- Вы не в курсе. Уже хорошо. Но… пока неважно. Роман Андреевич, от того, насколько честны вы будете в ответе на этот вопрос, зависит очень многое. Вы можете мне не верить, но скажите честно.

- Хватит этих вступлений, Эммануэль, что у вас за вопрос?

- Вы знали Артамонова Валентина Алексеевича?

Профессор удивлённо вскинул бровь.

- Кто это, Эммануэль?

- Вы не знаете?

- Мне ни о чём не говорит эта фамилия. Может быть, описание? Или … не знаю, например, что-то ещё? Где он работал? Где я мог с ним встретиться? Общая сфера?

- Нет, - Эми медленно покачала головой. - Нет. Возможно как-нибудь в другой раз. Спасибо… профессор. Пока это всё, что я хотела.

Девушка покинула кабинет как-то очень незаметно, оставив профессора Дашко в недоумении, а уже на следующий день Эммануэль вела себя так, как будто ничего абсолютно не случилось… И виртуозно избегала его собственных вопросов.

Профессор Борисова вела свою игру, и в этой игре дилетантам места не было.


<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2020