И жили они долго и счастливо...

ЛФР || Угроза из-за горизонта

Глава 7. Сделка


Подвиги непременно нужно совершать по утрам. В другое время суток они неинтересные, да и вообще, никакого преодоления характера, собственного желания выспаться, понежиться в кроватке, насладиться от души нежностью белья, да и вообще! Что может быть лучше встать где-нибудь ближе к полудню, насладиться терпкостью первой чашечки кофе с лимоном, побаловать себя горячими круассанами прямиком из Парижа, не спеша выбрать…

Впрочем, нет. Это точно всё было не про Эми. Она не особо страдала от ранних утренних подъёмов, а в бытность работы на патруль так вообще именно утро любила особо, за возможность заявиться куда-нибудь неожиданным чёртиком из табакерки и что-нибудь испортить. Жизнь, карьеру или хотя бы день.

В этот раз нечаянной (или очень даже «чаянной») жертвой должен был стать Змей. Эми собиралась в русский патруль.

После своего увольнения она не была там ни разу и как-то было даже немного страшно от того, что вновь предстояло вернуться в место, где она провела столько замечательных дней и … не очень замечательных.

Можно было одеться так, чтобы с первого взгляда было понятно, что собой представляет Эммануэль Лонштейн. Но с другой стороны, в патруле было столько новеньких! Четыре человека. И хотелось, совсем немного, подразнить Змея, чуть-чуть, что называется.

В голове мелькнуло, что можно воспользоваться розовым, но Эми от него устала ещё в тот день, когда только появилась в Меко. Маленькая комнатная собачка, сидящая на комоде, казалось смотрела на хозяйку укоризненно. Хозяйка не вняла. Собачка могла смотреть как угодно укоризненно и расстроенно, действий никаких предпринимать не требовалось, настоящей она не была.

Нет, совсем не поветрие века, скорее, немного наоборот. Одна из военных игрушек, о которых нормальные люди даже не знали. Комнатный телохранитель с искусственным интеллектом. В обычное время «игрушка» в точности следовала поведению настоящего животного, во всех деталях и во всех мелочах. Попутно милое создание вело съёмку в нескольких направлениях, позволяя потом выстроить проекцию увиденного-просмотренного в секторе на двести семьдесят градусов. Не только графическое отображение, но и звуковое.

В случае введения в действие протокола «защиты», собачка могла стать неприятным сюрпризом даже для взвода мелких наёмников. Средних – уже вряд ли, качество против количества не всегда спасает.

Щенка всучил Эми Змей, причём возражения и попытки сообщить, что идея ехать в двенадцатый корпус с таким дополнением плохая, прошли мимо его ушей. Как обычно.

Сейчас щенок должен был стать дополнительным атрибутом к тому образу, который Эми рисовала. Милый невинный образ девочки-колокольчика. Хотя было желание повторить выходку с Гюрзой, но она хорошо помнила, чем закончилась та выходка… Так что, гусей лучше было не дразнить, самой же хуже будет.

Так что…

Платье было длинным, в пол, лёгким потоком василькового шифона струилось вокруг отличной фигурки. Заподозрить в юном и прекрасном чуде бывшую оперативницу русского патруля незнакомые с ней просто не смогли бы. И не то, что она именно такого эффекта и добивалась (это было бы говорить нечестно про Эми), всё было куда проще. Она хотела взглянуть на тех, кто в будущем составит костяк русского патруля.

И Карыч, и Русалка, и Танк, и Фея, и Мерцающий – все они пришли в патруль примерно в одно время, став его костяком. И все они через некоторое время должны были его покинуть. По выслуге лет.

И если Кайл о’Ларен (он же Мерцающий), например, собирался оставаться в патруле ещё очень долго, Фея уже несколько раз успела упомянуть всем желающим послушать (а точнее тем, кто не успел сбежать), что она станет скоро звездой криминальной хроники в информационных лентах.

Самым во всём этом показательным, что ли, было то, что да – Лена не просто могла, а «станет». И в самые кратчайшие сроки.

Русалка, например, тоже собиралась по выслуге лет уйти с работы. Потому что слишком нервно, да и не слишком-то безопасно. И её можно было тоже понять.

Танк-то останется точно, его присмотр за Антиком – Анютой обещал растянуться на долгие годы. А вот Крок после практики собирался уйти, ему хотелось строить карьеру, да и без карьеры в военных кругах Максу было чем заняться. И по-человечески это тоже было понятно.

Собственно, всех абсолютно можно было понять. Но именно поэтому Эммануэль было ещё интереснее, каким будет новый костяк будущего поколения русского патруля.

Насколько было Эми известно, а Змей не то, чтобы скрывал от неё информацию (ещё чего не хватало!), скорее, она сама была виновата в том, что всё прошло мимо неё… Так вот, о чём речь, Эми было известно сразу о четырёх новичках в патруле! И помимо Линдра, который таки осуществил свою угрозу и оказался на службе под присмотром Змея (и в напарниках у Феи, но это совсем другая история), в патруле должны были появиться трое новеньких.

Из них – один стажёр, вот только-только с пылу с жару, второй перешёл с военной службы, вместо того, чтобы отправляться на пенсию, решив послужить в отделе экономических преступлений. И, наконец, о ещё одном или одной (увы), Эми ничего не знала.

Так что можно было даже смело говорить, что это было не только тестом, но ещё и поводом аккуратно разведать обстановку.

Змей оставался Змеем, и как бы…

На проходной, как обычно, никого не было. Смысл ставить там людей, когда прибывающие прыгали, как хотели, мерцая в джампе в любое место, и возвращаясь таким же способом обратно? Это было, скорее, своеобразным перешейком, откуда можно было отстреливаться, когда патруль накрывался щитом, препятствующим любому перемещению.

Пройдя через «вертушку», Эми огляделась.

Никого!

Ну, так даже было неинтересно.

Ни тебе возмущённого «девушка, вам туда нельзя», ни тебе даже банального «девушка, а вы кто?!»

Сплошное, понимаешь ли, разочарование!

А вот кабинет Змея, напротив, привычной тишиной и запустеньем, не отличался. Эми, возникнув в распахнутых дверях, с искренним удивлением осмотрелась.

Совещание? Нет, не оно. Что-то вроде рабочей группы, устроившей свой разговор почему-то в его кабинете.

Незнакомые патрульщики (эту форму ни с чем не перепутать, а новенькие всегда до болезненности горды своим назначением), незнакомые военные.

И абсолютно определённо незнакомая для них всех девчонка, нарушившая их покой.

И Змею, с одной стороны, было даже собравшихся жалко, с другой стороны, было интересно посмотреть, как они себя поведут. Особенно с тем учётом, какое прекрасное видение возникло на пороге его кабинета.

Это он мог по едва заметной морщинке между бровями сказать, что она нормально не спит уже несколько ночей, что она уже устала и замучена.

Это он, глядя на её едва уловимую улыбку, мог сказать, что ей интересно, и что она не просто смотрит, она оценивает окружающих.

А для них…

Была лишь удивительно прекрасное, милое и наивное создание.

И мысли практически всех прошли по проторённой дороге. Взгляд на правую руку – кольца нет и быть там не могло. Соответственно, не жена, но точно чья-то любовница.

А раз так…

Они все, как один, начали оглядываться, пытаясь понять, к кому красавица явилась. Надо ли упоминать, что кандидатура хозяина кабинета при этом даже не рассматривалась?!

Одобрительно кивнув, Змей отметил, что женщина, пришедшая на смену Эми, соображает неплохо. Заметив переглядывания, пусть и исподтишка, она сделала единственно правильный вывод, гостья пришла точно не к тем, кто пытался выяснить, кто же из «соседей» счастливчик.

Она даже взглянула на Змея, но тут же нервно покачала головой. Нет. Такого быть не может.

- Костное мышление, - вздохнула Эми разочарованно, проходя в кабинет. – Это надо лечить. Вас зовут Лера, правильно?

Единственная женщина в компании вздрогнула. Ей лицо прибывшей ни о чём не говорило. И они точно не были знакомы!

А Эми, получив подтверждение своим мыслям, только кивнула.

Действительно, Лера. Если быть точнее, то Валерия Павловна, Литовская.

Очень интересный человек, и судьба интересная, и отметки оставила на её лице очень красочные.

Не красавица, откровенно говоря, лицо некоторые называли «лошадиным», вытянутое, длинное. Нос с горбинкой, губы тонкие, волосы чёрные, уже едва-едва тронутые сединой.

И тонкий длинный шрам на правой щеке.

Можно было свести, современные медицинские косметологические технологии это позволяли сделать ещё два века назад, как минимум.

Литовская сводить его не стала намеренно. И слухи ходили, что это для неё самой напоминание – пока жив её обидчик, шрам на её щеке останется. Даже если он останется до самого конца.

- Д… да. Валерия.

- Валерия Павловна, - улыбнулась понятливо Эми. – Приятно познакомиться. Я думала, кого возьмут на моё место, но уж точно не думала, что «Серую королеву» аналитического отдела.

- На Ваше место? – выделила голосом Литовская самое главное.

Эми только плечами пожала.

- Что ж, не будем раньше времени делать лёгкие и неправильные выводы. К тому же... Это просто любопытство, женское такое, милые дамские слабости.

А ещё такие же милые дамские шалости, и Змей мог бы воспрепятствовать им, но и ему было тоже интересно, что будет, если…

Восхитительное видение в васильковом наряде покружилось на одном месте. Потом Эми что-то решила и с удовольствием устроилась у «страшного» начальника русского патруля на коленях.

У кого-то хватило такта отвести взгляд в сторону, кто-то с трудом подавил желание вытащить фотоаппарат и сделать, немедленно сделать снимок!

- Занимаемся своими делами, - напомнил Змей.

От яростного раската в его голосе о том, что у них вообще-то тут дела, вспомнили все и засуетились, забегали, переглядываясь нервно и недоумённо.

- Итак? – спросила тихо Эми, даже не подумав менять удобного положения. – Что это здесь такое происходит?

- Это тебя, моя дорогая, надо спросить, что здесь такое происходит. Понимаешь ли, дома не ночует, на звонки не отвечает, появляется здесь сердитая, смотрит возмущённо и, - хмыкнув, мужчина провёл пальцами по нежной щеке, и лаская, и отдавая должное красоте появившейся девушки, - можно подумать, что что-то тебе не нравится!

- Мне не нравится толпа, которая без меня в твоём кабинете!

- Пока отличия в ситуации не бог весь какие, я здесь, в этом кабинете, но мне эта толпа тоже не очень нравится.

- Что они делают здесь?

Змей задумался:

- Тебе какую версию? Ту, что они выдали, ту, из-за которой их прислали на самом деле, или ту, на которую слабо надеялись?

- Это моя стратегия поведения! – возмутилась от души Эммануэль. – Ты в это время должен только молча смотреть и позволять мне додумывать всё остальное!

- Хм? – красноречивый взгляд так и полыхал насмешливым «а справишься?»

- То, что я больше не работаю в патруле, не значит, что мой мозг атрофировался! И вообще, я думала, тебя… Да, да, я снова наступила на те же грабли! Ну, тебя.

- Именно что «ну»?

- Можно и не ну, - Эми вздохнула и прижалась щекой к плечу своего мужчины. Какая ей была разница, что именно тут делают военные? Практически, никакой. Если только они тут не из-за Меко. – Двенадцатый корпус?

- Именно.

- Леда вернулась, подняла караул и хай, всё плохо, нужно срочно принимать меры? Военные решили, что, если эта вся толпа будет у тебя на глазах, они никуда особо не влезут. При этом если вдруг появлюсь я, то ты сможешь получить эксклюзивную информацию?

Одобрительное молчание над головой подсказало Эми, что она не ошиблась ни в едином своём предположении. Было даже немного обидно.

Впрочем, порефлексировать в своё удовольствие Эммануэль не дали.

- А теперь, - добавил Змей негромко, - хотелось бы узнать, что привело сегодня тебя в патруль.

Эми вздохнула, состроила умоляющий взгляд, но на начальника патруля, очевидно, это совершенно никакого впечатления не произвело. И его красноречивый взгляд был достаточно говорящим, чтобы ей не пришло в голову пытаться ему на уши вешать лапшу, высокопарно вещая о женском любопытстве или о том, что она, вообще-то, безумно соскучилась. Хотя и то, и то было верным.

Было кое-что делового характера, хотя это и не было корректным выражением. В конце концов, поспав пару часов и относительно придя в сознание, Эми вспомнила то, что просто потонуло в вихре информации, и это кое-что было серьёзной проблемой, ребром ставящий вопрос доверия.

Проще говоря, до Эммануэль дошло, что на выпускном вечере ассистента профессора Дашко, явившаяся «кошачья» группировка, искала как раз самого профессора. Не кого-то ещё, а именно его одного.

Большая часть дальнейших выводов была построена на логических причинно-следственных связях. Но что-то, возможно, всё та же пресловутая интуиция, подсказывала Эми, что она на правильном пути.

Если опустить всю цепочку рассуждений, получалось, что наёмники появились в двенадцатом корпуса по одной причине – они пришли сделать то, что делали уже десятки раз: прихватить учёного. Как в ту ночь они и сделали! Пропавшая Коллетт Шерьенс. Она пропала не «через день», она пропала в ту же самую ночь, что и явившаяся кошачья компания во главе с Рысью.

И пока с командиром напавших общались Эми и Леда, часть его ребят обеспечивала безопасность периметра, а вот ещё часть – искали (и успешно нашли!) Коллетт. И более того, они обустроили дело так, чтобы казалось, что женщина пропала значительно позднее!

- Есть человек, - просто сказала Эми, зная, что её просьба будет выполнена в точности и при этом никоим образом не будет использована против неё самой. – Хочу проверить, и даже не столько его биографию, сколько факт знакомства.

- Сатаны с кем? – спросил Змей, выводя на экран личного терминала личное дело самого главного преступника этого столетия.

- Как раз мой профессор. Есть у меня подозрение, что он был в списке тех, кого планировали похитить из Меко.

Мужчина, даже не притронувшись к клавиатуре, воззрился на Эми недоуменно:

- И о чём ещё я не знаю? – спросил он ровно.

- Что? А… Я,… Но! – под снисходительным взглядом Змея девушка только заюлила, тщетно пытаясь понять, где именно настолько ошиблась, что её восхитительно умный мужчина (так бы и прибила!), по одной фразе понял, кто именно этому похищению помешал. – Всё ты знаешь! Всё! Всё! Ты даже мои размеры лучше меня знаешь! – надула Эми губы. – Что уж говорить о текущей ситуации!

- В которую ты вляпалась. Ты понимаешь, что теперь ты не оперативник? И я могу задержать тебя на денёк в камере, чтобы ты не встряла ещё больше?

- О! – округлила девушка глаза, - ты хочешь поиграть в злого опера, а я буду твоей невинной жертвой?

Змей хмыкнул.

Эми развела руками и нежно поцеловала его в уголок плотно сжатых губ. Пробить его подобным образом было нельзя ещё лет так несколько назад. Но она же не могла не попытаться!

Зато мужчине её подколка сказала многое. Если в своих шуточках его женщина заходит на эту территорию, значит, всё далеко не так плохо, как могло бы показаться тандему его тревоги за неё и паранойе.

- Хорошо, - вернулся он к терминалу. – Сейчас у тебя будут результаты.

«Сейчас» растянулось на пятнадцать минут, которые ушли на то, чтобы заполнить массу авторизационных форм. Но из русского патруля Эми вышла с заверением в том, что в официальных документах такой гражданский не проходил и не значился.

На этом бывшая сотрудница патруля не успокоилась. Она убила весь остаток дня, чтобы получить такой же – отрицательный результат, со стороны хакеров-нелегалов, и даже её собственное мини-расследование не порадовало её паранойю.

Что там говорить! Эми даже дозвонилась до очень занятого деда, но результат был стабилен и неизменен. Эти люди никогда не пересекались.

Проблема была одна. Зачем, зачем бы Сатана посылал Эми письмо с завуалированным указанием, где именно надо быть?!

Слишком много неприятных вопросов без ответа. Нужно было обдумать то, что известно. А для этого нужно было отдохнуть и прийти в себя.

Именно поэтому возвращаться в Меко в этот вечер Эммануэль не собиралась.

Она хотела посидеть вечером со Змеем у камина в доме, подремать на его коленях. Послушать рассказ Рашель о том, как она провела первую часть своих каникул на детском острове со своими подругами из школы, посмотреть на фотографии и видео. Да и вообще, просто посмотреть на сверкающую улыбку младшей сестрёнки.

И, наверное, если бы Эми сразу отправилась домой, ничего того, что случилось дальше, не случилось бы. Но в Вишнёвый комплекс пересылалась вся корреспонденция, и накопиться сейчас там должна была целая гора! Так что Эммануэль отправилась на квартиру.

Писем таких, чтобы требовали немедленного ответа, было не слишком много. Большую часть так вообще можно было взять и проигнорировать. Несколько деловых писем, которые нужно было просто прочитать в ознакомительном порядке. Подставы со стороны аукционеров по наследию Рашель можно было не опасаться. Линдр решил, что лучше вкрутит компании мозги сам, чем «капитан Лонштейн» пойдёт вразнос.

Пара отчётов, письмо от адвокатской конторы, неожиданная посылка от родителей с парочкой редких томов по физике в бумажном оформлении и то, на что Эми слабо надеялась. Письмо от Сатаны, написанное даже от руки!

Архаичный привет из прошлого на пожелтевшей, будто от времени, бумаге.

Мастера-рукодельники использовали такую, чтобы в своих поделках добиться какой-то аутентичности.

Но получить такое вот письмо?! Впрочем, чего ещё можно ожидать от Сатаны?! Чего угодно, говоря откровенно.

«Здравствуй, ангелочек».

Стандартное обращение… Эми казалось, что ещё немного, и её визави начнёт просто-напросто рисовать смешные рожицы на полях. Впрочем… письмо и без того изобиловало эмоциями, зачастую такими же фальшивыми, как и сам Сатана. И редкие крупицы истины, которой встречались здесь, были из разряда кроваво-чёрных жемчужин в белоснежном кварцевом песке. Такие же неожиданные, такие же отвращающие и пугающие.

«Смешно, правда? То, что можно увидеть в наши дни, порой невероятно завораживает, порой мучает, а порой и смешит. Я думал, ангелочек, что ты сообразишь быстрее. Или ты давно уже обо всём догадалась? А вот внимание привлекать не хочешь? Кто тебя знает.

За то время, что мы работали в одном месте, я вступил в клуб твоих поклонников.

Знаешь, которые абсолютно определённо восхищаются тобой, но абсолютно не понимают, как работает твоя светлая чудесная голова.

Я тоже этого не понимал и не понимаю. А ведь у меня было намного больше возможностей! Там, где другие выпускали тебя из виду, я продолжал наблюдать за тобой. Можешь ли ты представить, сколько людей то и дело наблюдали за твоим продвижением? А сколько людей охраняло?...

Впрочем, неважно. Некоторая информация – такова, что лучше её иметь в единоличном пользовании, а вот некоторой можно и поделиться. Особенно, когда прекрасные принцессы в очередной раз наступают на те же грабли!»

Те же грабли и прекрасные принцессы? А чем у нас принцессы занимаются? Правильно, оказываются похищенными…

Если верить письму, то становилось понятно, как Змей нашёл место, где держали Эми! Сатана навёл! Вот так неожиданное заявление!

Заодно становилось очень даже понятно, почему Змей так ярился! Когда его, наконец-то, выпустили из больницы! Пусть не сразу, но он узнал, кто его информатор. Не почувствовал себя «обязанным», зато очень почувствовал себя «обведённым вокруг пальца».

Эммануэль засмеялась. Кто бы мог подумать!

Вот только полученная информация лишь усилила те недобрые подозрения, что её снедали будто заживо.

Окружение, все и всё вокруг утверждали, что профессор Дашко никогда не был знаком с Сатаной! Но почему-то же жизнь профессора для Сатаны важна! Почему? Или не он сам важен? А его знания? Исследования по временному джампу?

Могло ли это быть правдой?

Даже не так, неважно правда это, истина или выгодная для Сатаны фальшь, правильным вопросом было: «могло ли это послужить причиной?»

Слишком мелко.

Нет, для кого угодно, для любого другого человека – это мелко бы не было. Для Сатаны – это было мелко настолько, что даже не заслуживало бы отдельного упоминания. Нет. Нет. Неправильно.

«Скажи мне, прекрасный ангелочек, подозревала ли ты, что есть люди, которые специально нанимают посредников, чтобы присматривать за твоими действиями и держать тебя подальше от собственных дел?

Эти люди вздохнули с облегчением, когда ты подала заявление на отставку.

И они до сих пор присматривают за тобой. За каждым твоим действием. Лично, через других людей, даже через тех, кого ты порой, не зная, называешь своими близкими.

Твои номера, терминалы. Каждый день находятся под присмотром. Поэтому безопаснее, в наш просвещённый век, писать бумажные письма. Кто доверит важное бумаге?»

- Только Сатана, - пробормотала Эми задумчиво.

«У нормальных людей в этом месте должен возникнуть вопрос: «почему» или хотя бы «что делать»?! Но зная твой образ мышления, я предположу, и вряд ли ошибусь при этом, что тебя куда больше занимает вопрос, почему тебя до сих пор не убили.

Ничего личного, твой образ мышления куда интереснее, чем у десятков тысяч обывателей.

И знаешь, я тебе скажу. В этом нет особого секрета.

Большая часть обывателей преступного мира не натравили на тебя своих псов, потому что ты – их мерило, ты показатель того, что они не зашли далеко, что есть кто-то опаснее, проблемнее, кто-то, кому необходимо уделять больше внимания.

Но есть и те, кого нельзя назвать обывателем. Те, кто заинтересован в том, чтобы ты жила долго и счастливj. У некоторых изменились … принципы, то, как они действуют, то, как они себя называют, почему тебя защищают и что для этого используют.

Я расскажу тебе, почему ты до сих пор жива. Я буду называть поименно каждого, кто внёс свой вклад в то, чтобы ты оставалась целой и невредимой. Я расскажу тебе о том, что ими движет и двигало. Но давай договоримся. Не просто так.

Я тоже хочу получить… получить кое-что. Назовём это … «услугой», той, которую ты делаешь каждый раз для тех, кто набирает твой номер посреди ночи. Тот самый номер, который заканчивается на «три». Выбирать тебе, заключать ли это сделку. Выбирать тебе.

Но если ты хочешь, чтобы я дал тебе ответы на нужные вопросы, если ты хочешь, чтобы мы заключили сделку, значит… отправляйся немедленно и прямо сейчас».

Эми дёрнулась, откидывая загоревшееся письмо, зашипела и круто повернулась.

- Никого нет дома, - зазвучал её собственный голос в квартире. – Но ваш звонок для меня, скорее всего, очень важен. Попробуйте оставить такое сообщение, чтобы мне захотелось вам перезвонить.

- Эй, кошечка, - хриплый бархатный голос, знакомый, немного пугающий и завораживающий, полился из динамиков. – Ты не забыла? Наша прошлая встреча не состоялась, я так переживала, так волновалась. Но мы скоро увидимся. Мы уже выдвинулись в твою сторону, так что жди!

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2020