И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Невеста дракона

Глава 20. Ткаческий путь


Конечно, это для Ружа всё было очень плохо и вообще так просто кошмар, а по мне, как ни прозвучит эгоистично, до этого никакого дела не было. Ладно, за Квилла я немного беспокоилась, как ни крути, а нервов бедному надзирателю моё появление стоило многих. Так что, я могла позволить себе задуматься, всё ли там у него в порядке.

Остальные женихи с моей лёгкой руки могли смело отправляться лесом. Да, конечно, я очень добрая. Прямо от собственной доброты скулы сводит!

В остальном после определённых танцев на ровном месте было единогласно принято решение, навязанное богиней. Назовём вещи своими именами, она нам это именно что навязала.

Несчастный Найтмер улетел к остальным, а я укомплектованная в полной мере деньгами, артефактами, амулетами, отправилась к Ткаческому пути в одиночестве. Пешком.

Вариант «не пешком» был из списка возможных убран. Одна пешая девушка не привлечёт такого внимания, как одна девушка без полагающегося сопровождения, да ещё и верхом на породистом скакуне (других в конюшне Найтмера просто не водилось).

Руж, бурчащий себе что-то под нос, я предпочла не вслушиваться, выдыхал в особо экспрессивные моменты облачка пара. Да и вообще, я старалась на происходящем внимания не заострять. Во избежание обострений, так сказать.

Мало ли, какие слова для него будут «стоп-словами», а какие наоборот только доведут моего чешуйчатого вообще до белого каления.

- Хорошо, - наконец, пыхнул Руж. – Я успокоился.

Отлично, чудесно. А потискать его в честь этого события можно? Я немножечко, честное слово, самую-самую малость!

- Итак, - звонко провозгласила я, с трудом сдерживаясь, чтобы не начать рукой разгонять от себя неправильные мысли, - что у нас теперь то в планах? Сколько пешком до этого Ткаческого пути и сколько по нему идти?

- Боюсь, на несколько дней точно нужно рассчитывать, - упал Руж духом. – Конечно, у тебя есть палатка, но это не повод…

- Руж, - перебила я, не дослушав до конца. – Ты же не думаешь, что я никогда не спала в палатке?

- Когда дело касается тебя, я уже просто не знаю, что думать, - сердито буркнул дракон. – Я пытаюсь, пытаюсь предположить, а ты находишь, чем изумить, когда, казалось бы, все секреты до одного раскрыты!

- Могу тебе ответить тем же самым, - усмехнулась я. – Вроде бы сделала вывод, а потом оказывается, что в моих знаниях бесконечные пробелы. Не слишком, знаешь ли, приятное ощущение.

- Ола!

- Да? – невинно улыбнулась я.

Дракон, изогнув длинную шею, воззрился на меня сердито.

- Нехорошо такой быть! Нехорошо!

- Если бы я была не «такой», ты бы просто не обратил на меня внимания! К тому же, если бы я была тихой, милой и спокойной, разве не было бы тебе скучно?

- Так! – снова рассердился Руж, в раскатистом голосе зазвучали рычащие нотки. – Это ты что, таким образом заботишься о моем досуге?!

Я прикусила губу, чтобы не рассмеяться в голос. Только мордаха у милахи была карикатурно-обиженная! Не выдержав, я звонко чмокнула дракона в нос, отчего он не только опешил, но ещё и совершенно потерял дар речи.

Собственно, этого я не планировала добиваться, но пока дракон пытался снова встретиться с мыслями и словами, весело двинулась по дороге. Конечно, нельзя сказать, что я очень любила пешеходные прогулки, но не видела в них ничего совсем уж страшного. Голову не припекало, шляпу с огромными полями мне создал Руж из охапки ярко-зелёных листьев, которые я собрала под деревьями, где мы проходили. Это чудо чешуйчатое хотело мне сделать зонтик, но тут уже возмутилась я. Как представила, что мне придётся это тащить, так сразу же мне и поплохело. Так что самым решительным образом я потребовала шляпу, что в итоге и получила.

Правда, Руж этому не обрадовался. Шляпу я хотела нормальную! Не дамское нечто, держащееся на причёске на шпильках, а с большими полями, чтобы заодно не поджарить носик.

- Ола, ты как чары массового поражения, ты знаешь это?!

- Догадываюсь, - вежливо кивнула я.

С чарами меня не сравнивали, да и, надо сказать, с оружием особо тоже. Какое из меня оружие то?!

Озвучивать свои выводы и свои возмущения я не стала, наоборот, предпочла присмотреться. Руж как-то уж больно подозрительно сверкал глазами. И подсказала мне интуиция, что этот милый чешуйчатый на деле та ещё заноза! Особенно, когда под боком нет Квилла, который был тормозом для дракона.

- Ладно, сворачивай, - велел мне тем временем «разогнавшаяся заноза».

Осмотревшись, я воззрилась на дорогу, ведущую вперёд, взглянула налево, где определённо было только бескрайнее поле сорной травы.

И сошла с нахоженной дороги, по которой нас то и дело обгоняли путники, как идущие в город, так и из него уже возвращающиеся.

И только когда оказалась на поле, сообразила осторожно намекнуть:

- Дороги нет, мы не заблудимся?

Путники же проводили меня недоумёнными взглядами и шепотками, кто-то даже крикнул вслед:

- Девушка, там же репей!

Я не ответила. Ну, репей и репей, подумаешь, и благодарно помахав рукой, я двинулась вперёд.

Дракон покачивал хвостом, но ничего не пояснял. Я шла, перебирая ногами, а трава за моей спиной смыкалась и словно стирала мои следы.

Там и дорога осталась позади, и город остался лишь точкой на горизонте.

И только тут Руж сказал:

- Останавливайся.

Я и остановилась посреди поля. Высокая трава доходила мне по грудь. Кое-где была низкой, а кое-где щекотала даже влажные пряди на шее.

- А дальше что, Ру-у-уж?

Руж, буркнув что-то про ненормальных девчонок, распахнул крылья, взмахнул ими раз, второй… Осмотрелся, чихнул от травинок, которые щекотали ему нос.

- Подпрыгни, – велел он мне неожиданно. – Только осторожно!

Странные приказы веселили меня всё больше и больше. Подпрыгнув, легонько, как и было велено, результат я получила настолько дикий, что ойкнула непроизвольно и вцепилась в высокие макушки серебристой полыни, чтобы не улететь. Моё тело стало настолько лёгким, что его больше не прижимало к земле силой притяжения!!! Я не обрела крылья, но неожиданно оказалось, что они и не нужны!

- Что это?!

- Малое гравитационное заклинание, сообщил Руж, и в его спокойном обычно голосе я отчётливо услышала улыбку. – Тебе же нравится летать, вот и лети!

На то, чтобы разобраться с «управлением» не ушло много времени, а потом, это было больше всего похоже даже не на сон, а на сказку.

Никого вокруг, ни единой живой души. Только душистые дурманные травы, настоящее море серебристых волн, перекатывающееся вместе со мной, подо мной и небо.

Небо.

Бесконечное небо, прямо над головой. Я плавала в этом бескрайнем небе, наслаждаясь каждой минутой, каждой секундой отмеренного мне чуда.

Руж почему-то молчал. И только когда в мои глаза вернулась тень осмысления, он тихо спросил:

- Ола?

- Д… да?

- О чем ты мечтала? Когда жила в своём мире, откуда пришла к нам?

- Летать, - не задумалась я с ответом ни на секунду, а потом невесело усмехнулась. – А дальше ты будешь смеяться, Руж. Такие желания у нас не в чести, оторванные от реальности, ненастоящие, причудливые, чудные. У нас не любят тех, кто не такой, как все. И мне пришлось придумать себе совсем другую мечту. Я и придумала. Выйти замуж.

Дракон от неожиданности икнул, потряс головой, словно посчитал, что ослышался, а может, попытался вытрясти залетевшие в его уши слова.

- Что ты хотела?!

- Выйти замуж. И уехать куда-нибудь далеко-далеко. Это… в норме вещей, такие желания. Скорее даже, девушку не поймут, если она не мечтает о замужестве, а смеет мечтать о чём-то ещё. Правильно и должно именно это: мечтать о свадьбе, белом платье, деньгах, своём доме. Или, как в моём случае, делать вид, что мечтаешь об этом.

Руж подавленно молчал. Странно, что это он вдруг заговорил о желаниях? Спросить, что ли? Нет… или да? Страшно немного, почему-то, хотя и ответ тоже услышать хочется. Ладно, пойдём на компромисс и спросим!

- Почему ты спросил?

- Подумал вдруг, что может быть, я могу выполнить твоё желание. Если оно… реально. Но то, что ты говоришь…

- Ты его и выполнил, - не дала я Ружу развить тему. Нет уж, мы так хорошо гуляем! И вокруг небо. Не стоит его омрачать дурным настроением. К тому же, кто знает, не станет ли явление «дракон в плохом настроении» поводом для того, чтобы поменялась погода?! Как-никак он – один из шести духов Реханта. И тогда моё блаженство закончится. - К тому же есть кое-что ещё. Понимаешь, в определённом смысле… Нет, не с того начала. В этом мире есть границы, которые чужаки со стороны… такие как я, просто не понимают. Но это не значит, что я их не нужно соблюдать. Как раз наоборот, нужно. Но они очень душные. Они мучают меня, пережав горло бесконечной удавкой. Ты даёшь мне возможность хоть иногда выйти за пределы этих границ. Найти хотя бы ещё один осколок себя, кусочек своего места… - осознав, что что-то слишком разоткровенничалась, я подавленно замолчала. Руж смотрел на меня, не отводя взгляда.

Я бы хотела снова раствориться в этих глазах, упасть в эту алую бездну и на глубине её найти себя. Если бы я позволила себе помечтать, я бы мечтала о том, чтобы счастливый конец в моей сказке был с драконом. Вот только… Это было уже невозможно.

Да, из-за всех этих историй с отворотным, приворотным, с кровью дракона, вначале в меня влитую, потом которой меня от души полили, я забыла свои чувства, помнила о том, что влюбилась в Ружа, но утратила именно эту влюблённость. Да и влюбилась не столько в «чешуйчатую громадину», сколько в гордую и свободную душу.

Я думала, что мне это поможет, что я смогу полюбить кого-то из своих женихов. Хоть одного! Я думала…

Но, как оказалось, это было всего лишь тайм-аутом, и теперь я влюблялась в Ружа снова и снова, бесконечно и абсолютно беззащитно. В его ненавязчивую заботу, в его юмор, в его рассказы, в его присутствие, в его голос, в его смех, в его рычащие нотки, в его мимику.

Я не думала бежать от этих чувств. У меня мысли такой не возникло ни разу. Да, даже понимая, что они обречены, я предпочла наслаждаться каждым днём и каждой минутой. И даже если я была не права, даже если этим я перечёркивала себе возможность счастливой жизни с кем-то их женихов впоследствии, я не возражала. Я была готова заплатить такую цену. Пусть даже… пусть даже это и было так больно.

К тому же, вокруг было столько всего прекрасного! И этот мир медленно входил в мою плоть и кровь, в мою душу, заменяя всё, что там успело появиться до этого.

…Давно скрылась позади дорога, по которой словно букашки ещё ползли куда-то люди, повозки, запряжённые лошадьми, мчались всадники.

Тишина, нарушалась стрёкотом кузнечиков. Крупные мохнатые шмели перелетали с цветка на цветок, взмахивая прозрачными крыльями. В высокой траве пробегали мелкие птички, возмущённо чирикая.

Я плыла по воздуху, жалея о том, что ветер едва-едва ощущается, что я не могу улететь отсюда, далеко-далеко. Туда, где…

Сердце дёрнуло вниз неподъёмным грузом. И неожиданное желание заставило меня застыть на одном месте. А затем, сдёрнув лёгкие походные сапожки, я встала босыми ногами на землю. Словно бы вдруг захотелось любой ценой заземлиться. Пока…

Ощущение того, что я делаю что-то, смысла чего не понимаю, вспыхнуло и прошло, не оставив мне на память совершенно ничего.

- Ола?

- Да? – взглянула я на Ружа с долей недоумения, поднимаясь обратно в воздух. Сапожки были отправлены в пакет и в безразмерную сумку, а я босоногая (ноги придётся мыть), снова летела по воздуху вслед за драконом. Отставить дурные мысли! Для журавлиного клина всё равно не хватает Квилла и женихов.

- Я подумаю, что можно сделать.

- С чем? – опешила я. Он же сейчас не может говорить о женихах и всей этой историей с путешествием к Венчальному озеру богини? Вроде бы сейчас мы говорили вообще о другом!

Но дракон всё-таки меня удивил:

- С этой свадьбой, на которую ты обречена. Я подумаю, как сделать так, чтобы тебе не пришлось выбирать.

- Женихов совсем не останется? – мрачно пошутила я, потом махнула рукой. – Не думай об этом, Руж. Реханта говорила, что менять что-то уже поздно. Время, когда надо было прыгать, прошло. Всё, что теперь осталось мне, это плыть по течению.

- Можно поменять течение, - возразил Руж.

- Ты, могущественный дракон, может и смог бы это сделать. А я… мне бы в живых остаться!

- До тебя никто не доберётся. Я никого к тебе не подпущу!

Я не стала говорить, что как бы Руж за мной ни присматривал, добраться до меня убийца сможет без особого труда. Даже ничего сложного не нужно делать. Ни строить планов, ни творить ловушек. Достаточно, чтобы один из трёх женихов утратил бдительность, а за этим дело не станет. Один слишком самовлюблённый, второй меня практически не терпит, третий заинтересован в чём угодно, но не в невесте. Вот только что будет, когда до Шейда дойдёт, что кратчайшее расстояние между двумя точками – это прямая? И чем мечтать о несбыточном, проще добиться невесты и с её помощью заполучить всё и немного больше. А с этого парня станется мечтать и о мировом господстве! С другой стороны, он может мечтать и о том, чтобы его все оставили в покое, и он смог бы сидеть в маленьком домике и делать плюшевых мишек.

В общем, я бы предпочла, чтобы все три жениха подумали бы, потянули время ещё немного. А там глядишь, меня убьют, и выбирать не придётся. Никого и ничего.

Так. А теперь и эти мысли из головы кыш-кыш, а то Руж заподозрит ненужное. К тому же… раз мы оба крылатые…

- В догонялки! – велела я, коснувшись крыла парящего рядом дракона. – И ты – водишь!

Через пару часов выяснилось, что:

А. Летать куда быстрее, чем идти, особенно когда один дракон с удовольствием делится магией.

Б. Рыжий дух дороги разделил вообще всех «женихов» и Квилла. И сейчас Квилл верхом на драконе-обманке едет нам наперерез, но будет не раньше завтрашнего дня.

В. Руж хорошо знает места, по которым мы двигались, и дракон с удовольствием выступил в качестве добровольного экскурсовода.

Г. Мы дошли до Ткаческого пути.

Признаюсь честно, была неправа, но по аналогии с тем, что мне было известно, что не раз читала, я закономерно решила, что название появилось от того, что по тракту возили ткани и вокруг селились ткачи.

Ну, что сказать. Частично я угадала, а вот частично не очень. Ткачи действительно селились рядом с трактом, но это было не причиной, а следствием, да и ткани возили другими дорогами.

Главное же было в том, что вокруг пути были высеяны в изобилии те растения, которые были базой для тканей.

После того, как земли обеднели, угодья перенесли. Что-то вывели под корень, а что-то не получилось, что-то рассеялось. И сейчас вокруг Ткаческого пути наряду с зарослями сорняков, были и заросли одичавших культурных растений.

Руж просвещал меня то про один, то про второй цветок. Например, знакомые мне васильки здесь назывались разильки – и были нежно-розового цвета. А ещё они были одним из пяти компонентов шелка принцесс. Поле медуницы было нужно для медовичного шелка. Это меня безумно удивило. Я не представляю себе в деталях процесс изготовления шёлка в родном мире, но всё же знаю, что цвет они получают от красителей, сырье одно и то же. А здесь цвет зависел от изначального сырья и его состава. Он менялся! И да, шёлк был исключительно растительного происхождения.

Чудно!

Сам Ткаческий тракт был уже позаброшенным, заросшим.

Я летела по нему, а вокруг меня, на сколько хватало взгляда, бушевало бесконечное разнотравье. В зелёном море трав всполохи алого, рыжего, синего, розового, белого, чёрного, золотого, сиреневого – всех цветов и не перечислить. Были представлены почти все шелковичные культуры.

Я настолько залипла на некоторых цветах что Руж, не выдержав моего умоляющего взгляда, слетал за ними, нарвал мне целую охапку и вернулся, пообещав, что если выдастся возможность, он научит меня делать драконий шёлк.

Любая девушка, думаю, не смогла бы устоять перед таким предложением.

С Ткаческого пути мы свернули ещё до сумерек. Пролетели пару километров до небольшой избушки, где жил смотритель шелковичных полей, и, не сбавляя скорости, полетели дальше, до начала пологих холмов. Руж больше молчал, чем рассказывал, но, как я поняла, в один из них нам и нужно было.

То есть, нам предстояла ночёвка в холме! Ну, что может быть экзотичнее?! Нет, навскидку могу предложить иглу во льдах, на дереве в джунглях и в расщелине в горах (Судьба миловала на все три пункта), но в холме?! Я же не уважающий себя гном и даже не кобольд! И вообще, у меня может быть клаустрофобия, а тут столько замкнутого пространства… И такой узкий лаз, я почти застрева…. Застря… А! Уф.

Пролезла!

Так, теперь надо отсюда выбраться… Поставить руку вот туда, там плоское место, поднять голову, и…

Я застыла на пороге подземного зала, как была, не распрямляясь, оставшись на четвереньках. Спину больно царапал какой-то камень на потолке, бедро горело, кажется, я где-то зацепилась.

Но ничего из этого до моей головы не доходило.

Потому что пещера оказалась не простой! Прямо мод моими ладонями лежало чёрное спокойное зерцало подземного озера. Его спокойствия ничто не нарушало. Даже моё дыхание не вызывало рябь в этой чёрной глади. Я не видела дна озера. Не видела уже ничего у края.

Да что говорить! Даже стены пещеры я не увидела бы, не будь они в таком изобилии разукрашены разноцветными кристаллами, внутри которых позвякивали крупные снежинки.

Спохватившись, что за мной вообще-то дракон, я выбралась на пол, чуть-чуть прошла и уселась там же, где и была. А потом только оглядывалась по сторонам, искренне боясь дышать. Это было, было…

У меня не хватало слов, чтобы описать эту гармонию приглушенных цветов, эту бархатную красоту тьмы, смешанной с искрами радужных вспышек.

У меня не хватало слов, чтобы передать атмосферу бесконечного покоя, в которой хотелось раствориться. Закрыть глаза и отдаться этой тишине и пустоте.

- Ты можешь войти в воду, - сообщил мне Руж, устроившись в лазу, хвостом ко мне. – Я не буду подглядывать.

- Подглядывать?

- В это озеро не входят в одежде, Ола, - отозвался дракон, и его голос теперь звучал трубно, немного искажённо. Насмешливое эхо скользнуло по тоннелю, и растаяло. Я смотрела на воду.

- Она что-то даёт? Вода этого озера?

- Ничего. В ней нет никакой мистической силы.

- Тогда зачем?

Дракон не ответил.

Я смотрела на воду.

Чёрное-чёрное, абсолютно спокойное озеро. Не понять, что там на дне, и стен не видно. И свет от кристаллов не дотягивается. И… входить туда обнажённой? Нет, не то, чтобы я была очень уж стеснительная, но просто… не знаю даже, как и сказать, если честно. Просто понимать, что даже если дракон на меня не смотрит, даже если я его в принципе не интересую в каком-то романтическом плане… ну, хорошо-хорошо, конкретизирую, не в платоническом смысле, а в сексуальном.

Но всё же…

Я элементарно смущалась. Да, бред, да отдаю себе в этом отчёт, безусловно.

Но…

…Ремень звякнул пряжкой-драконом о камень. Зашелестела ткань. Первыми упали на пол чёрные штаны, следом за ними серая тёплая жилетка с массой карманов и тонкая белая рубашка. Последним на пол отправилось белье. Здесь не было привычных мне бюстгальтеров, верх был чем-то похож на классическое бюстье, разве что корсет под чашечками был отнюдь не короткий. Белье же – никаких шортиков, заниженной талии, танга, тонга и прочего, здесь в ходу были кружевные панталончики. Совершенно очаровательные и не слишком пышные, но как же первое время было дискомфортно их надевать!

Взглянув на кучку собственной одежды, на вещи в углу (тащил сюда их дракон), на яркие шелковичные цветы, которые почему-то оказались в другом углу от вещей…я снова взглянула на воду. Сквозняка не было. Неприятных ощущений не было.

Была вода, в которую… мне стоило зайти по причине, которую мне не озвучили. Блин горелый! Да во что я опять ввязываюсь?! Да ещё с такой радостной ухмылкой?! Ну, Руж, ну, гадость чешуйчатая! Я же тебе это припомню!

«И тебе», - ткнула я пальцем в собственное отражение в тёмной воде, - «тоже припомню, идиотка влюблённая!»

Вода была … никакой. Ни холодной, ни тёплой, вроде бы и ощущалась как вода, но при этом была … Вот даже не знаю. Неправильной, что ли.

Под ногами обнаружилась ступенька, потом вторая, потом третья. Почему-то показалось, что окликать Ружа, чтобы уточнить, как далеко заходить, показалось не слишком разумно.

Я сделала ещё шаг, вода поднялась до бёдер, потом до талии, скользнула по груди, обняла дружески за плечи.

Судя по тому, как растёт уровень воды, раз за разом, то следующий шаг будет мне по шею.

На последней ступеньке я помялась.

Подумала. Помялась ещё немного.

Руку сжал предупреждающе браслет.

Ну, сжал и сжал. Я уже и забыла про этот гадостный наручник. Поэтому на предупреждение, к которому нужно было прислушаться, прислушиваться и не подумала. Сделала ещё один шаг, и оказалась под водой с головой!

Какое там «странная вода»! Здесь, на глубине она раскрылась в полной мере. Нечто по консистенции похожее даже не на масло, а на нефть, потопило меня, поволокло куда-то вниз, в глубокий омут.

Я умела плавать, умела нырять. Прежде чем я открыла для себя полёты, я успела и дайвингом позаниматься, так что в принципе растеряться и не успела. Только не помогло мне это.

Вода потянула ниже, ниже, ниже…

…И затянула меня в свои объятия совсем…


↜ Предыдущая глава || Следующая глава ↝

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2020