И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Невеста дракона

Глава 9. Любовь в каждой капле


Поварской конкурс, поварской конкурс, что я могу сказать цензурного?

Пункт первый, это больно! Скулы и живот сводит так, что под конец – невозможно даже смотреть на окружающих. Пункт второй – это ещё и очень болезненно, особенно, когда в качестве судьи одна такая безголовая пришелица из другого мира, как я.

Но обо всём по порядку.

Кашеварить двадцати пяти моим потенциальным женихам… Кстати! Вот только сейчас в голову пришло, а чего это я должна выбирать кого-то одного? Раз не дают дракона, пусть будет гарем! Гарем – это куда интереснее, и вообще это так продвинуто! По-современному.

Руж, возвышающийся над моей головой, дёрнулся, опустил морду и накрыл её лапами. Сегодня дракон был в своём милом и домашнем обличье. Интересно, а он ещё меньше становиться может? Я бы тогда его с собой спать утащила, как плюшевую игрушку и никак иначе! И ничего более, и…

- Ола.

- Да? – взглянула я вопросительно на Квилла.

- Не отвлекайся.

- Ну, и не буду.

С трудом удержавшись от детского порыва показать этому холодному и доставучему типу язык, я воззрилась на поле.

На этот раз всё организовали правильно. Это было всё то же ристалище, для меня оборудовали что-то вроде небольшой башенки.

Поводов выходить на поле у меня не было и не будет, а сверху хорошо было видно двадцать пять оборудованных для готовки мест, где и кашеварили претенденты. Уже приступили, если честно.

А я хорошо сижу, далеко гляжу! Ой, отвлеклась. Так вот, видно было всех этих гавриков хорошо. Кто-то готовил быстро, кто-то над каждым ингредиентом медитировал, кто-то то замирал, то отчаянно начинал что-то делать. Наблюдать за этим было умилительно и уморительно, особенно когда Квилл своим непередаваемо холодным голосом комментировал происходящее. Бока болели в общем итоге.

Вот, стоит парень, растерянно смотрит на пучок лука, а этот хладнокровный прохиндей так спокойно:

- Это лук, его едят. Для особо одарённых спешу добавить, что это не тот лук из которого стреляют. Даже если названия и похожи, так что можно даже не пытаться. А то были тут… претенденты и прецеденты.

Как выяснялось, у моего надсмотрщика были и хорошие стороны. Количество плохих пополнилось после вчерашней игры.

Мы его вынесли. На последнем издыхании, совместив и мою стратегию, и стратегию Ружа, но вынесли!

Под конец вокруг нашей доски собрались все, кто ещё не покинул игровой плацдарм. Собравшиеся активно болели за Квилла, списав меня вообще со счетов.

Но мы напряглись, и сделали это!

В общем итоге, рассердился Квилл… так, что присел потом на наши с Ружем уши часа на три, и всё ругался, ругался, ругался.

Я так и не поняла на что именно. То ли на то, что мы его обыграли, то ли на то, что мы играли в паре (что подумают остальные женихи?!), то ли на то, что непозволительно себя вели (подумаешь, я опиралась на тёплый бок дракона). Ещё вариант был, что я посмела (женщина!) вообще играть… Но ни один из них не был похож на правду.

Руж прятал морду под лапами и только довольно ухмылялся.

Квилл в итоге махнул рукой и ушёл куда-то в ночь.

А сегодня вот сидит и бурчит.

Так бы и погладила.

Но возвращаясь к кулинарному конкурсу и иже с ним.

Условия были просты – всем конкурсантам был выдан один и тот же набор продуктов, позволяющий (каюсь, я бросила быстрый взгляд на корзину) приготовить и первое, и второе, и даже третье. Кто во что горазд.

Горазды они были на много чего хорошего и интересного. Например, торт приготовить не смог никто. Зато, вот фруктовое «желе» и «салаты», да, принесли.

К сожалению, мне некогда было присматриваться к тем, кто готовил. Я занималась тем, что дегустировала.

При этом, только краем глаза один раз заметив, что именно происходит, точнее, что перед тем, как подать еду мне, с ней что-то делают. Проверяли что ли? В общем и целом, среди «проверяющих» я углядела и знакомое лицо женского пола – жену Квилла, Джейрранну.

Увидела и забыла.

Потому что мне уже поднесли первое блюдо. Красиво оформленное. Салат из какой-то зелени (кажется, жених – эльф), был оформлен в виде миленького зелёного зайца. Такого чудесного, что мне было жутко жаль отламывать ему ножку. А в голове вертелся детский древний стишок: «Оторвали мишке лапку». Вот уж точно, только тут не оторвали, а что куда хуже – сразу отъели.

Ой! А ещё не выплюнули только чудом.

Красная карточка, красная карточка!

Вылет.

Ибо есть это невозможно аж до слёз!

Жених был немного шокирован, я ответила непонимающим взглядом из-под ресниц, откидывая красную карточку в приготовленную корзину. Уф. Один выбыл.

Собственно, система отбора была проста, как всё гениальное. Перед началом кулинарного конкурса (не хохотать, не хохотать!), мне была вручена корзина, в которой лежали десять белых карточек и пятнадцать красных.

Каждый подходящий получал свой вердикт с помощью этой карточки. Правила были просты, если первые десять все получали белые карточки, неважно, кто шёл дальше и какое вкусное блюдо было у него – автоматически всем засчитывалось техническое поражение.

Наоборот всё было точно так же, если все пятнадцать первых претендентов получали красные карточки – оставшиеся десять проходили в финал, на конкурс красоты.

Нет, не смеяться! Держись, Ола! Ты должна. Ты можешь!

Можно было бы сказать, что нечестно. Но порядок, в котором мне предоставляли блюда, определялся общим количеством некоторых «баллов», которые женихи успели получить к этому моменту. Кулинарный тур должен был закрепить их право на успех. Ну, или скинуть их с пьедестала.

О! Следующий.

Ути-пути, моя ты знакомая лапочка! Нет, не спотыкайся и не заворачивай, ко мне идёшь и иди! Ко мне шёл тот самый парнишка, который на первом этапе прошёл благодаря моему заскоку на боевое поле, а потом вмешательством в игру в «Волшебный замок». Похожий на лесниц лэр Глайс.

Имя парня звучало для моего уха слегка знакомо. Было что-то похожее в моём родном мире. И на английском, но куда более интересное значение было на французском языке! Glace – лёд или мороз, зеркальное стекло…

Это парнишка похож именно на последнее. Отразил, когда нужно, подстраиваясь под окружающих, мимикрируя под их ожидания, пожалуй. Когда не надо – абсолютно прозрачный, смотри, кто хочешь, ничего не увидишь всё равно. Очень опасное и потрясающее качество.

Так, а в готовке… мясо?! Жареное?! Со специями?!!!

Наколов на вилку кусочек мяса, от нежности буквально распавшееся на волокна, я осторожно прихватила его губами и зажмурилась от удовольствия. Я не знаю, сколько он туда специй засыпал, но это безумно вкусно. И да, я никогда не говорила, что я люблю поострее и погорячее, но люблю, очень. После полугода на тайской то кухне!

Облизнувшись, я приподнялась с места, осторожно вытащила из рук опешившего парнишки блюдо, не приведи Реханта уронит, мне же тогда не достанется! И переставила его к себе поближе. И тут же подняла белую карточку.

Ой! Он сейчас упадёт он сам! Нет, устоял! Увидимся в последнем туре, парень!

«Следующий!» – махнула я табличкой, алчно взирая на блюдо.

Квилл, проследив за моим взглядом, повторил мои манипуляции и… Ух ты! Ещё немного и он задышит огнём, как я, впервые отведав тайских острых куриных крылышек. Нет, сдержался! Первый стакан пошёл, второй стакан пошёл, третий стакан… успокоился! Отдышался…

- Как? - не прошептал, прошипел бедолага, бледнея. – Как, Ола?

- Вкусно! – ответила я, воззрившись на нечто размазанное, что поставил перед мной следующий претендент.

Э… Оно … Голубое… Розовое?! Оранжевое… И шевелится. Мамочки… а как-нибудь промяукать, что это очень страшно выглядит, можно?

Бросив взгляд на Ружа, я увидела отрицательное мотание головой, грустно вздохнула и отправила ложку принесённого «лакомства» в рот. Позыва выплюнуть не было, как и съесть ещё ложку. Ну… судя по тому, с каким пафосом этот тип стоит, на меня взирая, он искренне ожидает, что я сейчас завизжу от счастья и кинусь ему на шею, умоляя взять меня в жёны, не сходя с места.

Как же. Красная карточка!

И снова удивление со стороны претендента.

Я же, не обращая на него внимание, ждала следующего. Красная карточка. Красная. Красная. Красная. Красная. Тут вообще кто-нибудь готовить умеет?!

Так, следующий! И этого типа я тоже знаю. И тоже по самому первому дню. Красавчик лорд Шейд, мужчина – урсаил. Сейчас закутан в паранджу, как и полагается, но глаза узнаваемые, да и гибкий облик выделяет его даже из толпы. А толпы и не осталось, так, горстка претендентов.

Что приготовил лорд Шейд. Лепёшки? Больше всего напоминают неопознанный летающий объект круглой формы. Там толсто, там тонко, там явно будет хрустеть, а в самой пышной серединке будет мягко и пушисто. А на вкус?

Аккуратно взяв лепёшку, я откусила кусочек и расплылась в счастливой улыбке. Во рту осталась прохладная вязкость, спустя мгновение заменившаяся нежностью каких-то кисленьких и сладких фруктов. Ммм, не хватает только мороженого. А тут вообще оно есть?!

«Руж!», - повернулась я и застыла. Дракона в комнате не было. Зато был хладнокровный Квилл. Показав урсаилу белую карточку и вежливо поклонившись, это было что-то потрясающее, я воззрилась на своего надсмотрщика и тюремщика.

- О, нет…

- О, да! – улыбнулась я. – Квилл.

- Да, Ола?

- Скажи, пожалуйста, а у вас есть такое блюдо, как «мороженое»?

- Из чего делается?

- Молоко. Фрукты. Смешать, заморозить. Вкуснотень!

- Есть такое, - согласился мужчина со мной, чуть откинувшись на стуле и устало вытягивая ноги. – Урсаилы придумали. Если хочешь, я скажу, чтобы тебе приготовили.

- Спасибо!

Квилл не стал дожидаться, когда я рассыплюсь в потоке благодарности, он резко кивнул вперёд, и я повернулась к следующему претенденту.

Снова красная карточка, потом опять красная. Ещё немного, и у меня закончатся красные карточки! Так нечестно. Кажется. Наверное…

Возможно…

- Ола?

Я повернулась к Квиллу, потом снова повернулась к лагерю вынужденных кулинаров, чутко к чему-то прислушиваясь. Как странно. Почему мне кажется, что меня кто-то оттуда зовёт?!

- Ола!

Поднявшись с места, я шагнула вперёд и не успела.

Дёрнулась отчаянно и застыла.

Квилл стоял передо мной.

Без своей вечной паранджи.

Я ощутила, как расширяются мои глаза… ощутила, как слабеют колени, ощутила десятки чувств разом.

Он был…

Был…

…Сознание меня покинуло. А когда я в следующий раз открыла глаза, всё уже успело измениться.

Я лежала на небольшой кушетке. Вход в дегустационную комнату был закрыт плотными шторами. И, в кои-то веки, роли поменялись. Теперь Квилл что-то ожесточённо втолковывал Ружу, а мой дракон не менее ожесточённо ругался и не соглашался идти на компромисс.

О чём шёл разговор – я не поняла. В голове шумело. Опять?! Да сколько же можно! Теперь что?!

Ой… Как странно. Вот опять ощущение, что кто-то меня зовёт!

- Ола!

Квилл. Навис над душой. Чего так орать, спрашивается? Я ещё пока в себе. Но, кажется, очень даже относительно.

- Ола… Ты меня слышишь?

Повторять не надо. Слышу. А чего молчу, как воды в рот набрав?

- Ты меня понимаешь? Моргни два раза.

О, это легко. Тело меня ещё немного слушается. Раз… Два! Сделано.

- Отлично. Слушай меня внимательно…

Слушаю. Очень. Внимательно. Вот только не «отлично» воспринимаю происходящее. Что же я увидела, когда Квилл снял свою верхнюю тряпку?! Не помню. Совсем…

Да и обморок этот из-за чего? Не верить же, что я упала в обморок, испугавшись того, что прячется под паранджой Квилла?

- Ола! Не отвлекайся. Не позволяй себе ни о чём другом думать. Сосредоточься на мне. На Руже. На вчерашней игре. На чём угодно. Только на чём-то одном. А! Нет, не думай о Руже!

Ой, какой наивный… Сказать мне «не думать» о ком-то, тоже самое, что сказать «думай только о нём». Руж… А что Руж?! Ну, дракон… потрясающий дракон, надо заметить. Но ведь дракон же… и … и…

- Ола!

Что со мной? Почему…

- Это приворотное зелье, - Квилл, досадливо стянув перчатки, взял мои ладони в свои. – Ола, в тебя влили приворотное зелье. И не одно, два… три… Судя по всему, все красные карточки, которые ты отправила в корзину, были с приворотным. Если бы оно было одно, ты бы уже здесь не стояла. Ты бы уже убегала с тем, кто тебя опоил. Но после первого зелья, ты выпила сразу же один за другим ещё несколько. Не вторую-третью порцию одного и того же, а разные рецепты.

- Это… плохо? – губы было практически невозможно разлепить, язык пересох и почти не ворочался, ощущение было такое, словно язык просто во рту не помещается. Но я смогла заговорить, порядком удивив этим Квилла.

- Да. Это очень плохо, если бы было два зелья, они бы «передрались». В общем итоге, одно бы нейтрализовало другое, и позволило бы выиграть достаточно времени, чтобы подобрать противоядие к оставшемуся. Но ты – другой случай. Сейчас в твоём организме коктейль, который нейтрализовать готовым существующим противоядием попросту невозможно.

- Мне… нельзя… помочь? – я на мгновение закрыла глаза. Тошнота подкатила к горлу и ненадолго отступила.

- Можно.

Тихий голос Квилла вырвал меня из задумчивости. Заставил встряхнуться, вглядевшись в него.

- Как?

- По-разному. Средств много. Некоторые действуют сразу. Некоторые не действуют вообще. Не на всех, по крайней мере, - руки Квилла были ледяными-ледяными. – Можно воззвать к богине и принести ей жертву. Но ты не жительница этого мира, и тебе этот способ не поможет. Можно было бы собрать особые ингредиенты в особых местах, но на это нет времени. Когда зелий больше двух, они действуют быстрее, разрушают всё куда стремительнее.

- Ты бы не говорил… всего этого, если бы не было… способа… мне помочь.

- Он есть. Ты должна выпить крови дракона.

- Что? – опешила я.

- Нет! – яростно громыхнул Руж над моей головой.

- Замолчи! – прикрикнул на него Квилл.

По моему телу прошла сильнейшая дрожь. Дрогнув, я невольно вцепилась в пальцы Квилла, но он убрал свои руки, осторожно переложив мои ладони на колени.

- Руж. Людям – людское, драконье – драконам. Ты дракон, она человек, хрупкая, человеческая девушка. Вам никогда не быть вместе, в принципе. Это невозможно!

- Ты не понимаешь! – дракон попятился, начиная увеличиваться в размерах.

- Я всё понимаю. Всё. Но ты не можешь принять облик человека. А из человека никакой магией, даже божественной, не сделать дракона. Между вами гигантская стена, которую невозможно преодолеть. Никогда. Поэтому отпусти Олу! Видишь, до чего дошло? По твоей вине, в том числе.

Никогда не думала, что Квилл может так ругаться, да ещё и из-за меня…

Голова стала тяжёлой, затылок заныл. Как больно… Как тяжело. И хочется спать.

- Ола!

Завалиться мне не дал Квилл. У него были холодные, очень холодные руки, но он помог мне удержаться в сидячем положении.

Только всё же кричать так не нужно.

- Я хорошо тебя слышу. И даже почти могу говорить. Только не быстро. И не много. Почему Руж так недоволен?

- Тот, кто выпьет кровь дракона, навсегда забудет свои чувства к нему. Чтобы ты к нему ни испытывала сейчас: симпатию, интерес, заботу, дружбу – в тебе не останется ничего.

- Навсегда?

- Да… И этого не избежать.

Я сжала зубы, так сильно, что показалось они вот-вот треснут. Как на горках. Вверх. Вниз. Вверх. Вниз.

Только я поверила, что всё может быть хорошо…

Хотя, как будто я могла на что-то надеяться.

Я цеплялась за призрачный шанс. Я цеплялась за облако в виде дракона.

А оно всё же растаяло в моих руках, не дав мне даже … объясниться?

Нет, я лучше промолчу. Даже не подумаю…

- Что будет… если не снять всё это?

- Умрёшь.

Вот так просто. Одно слово. И всё, всё, что я выстроила внутри, развалилось как карточный домик. Я могла бы закричать, заплакать, разрыдаться в голос. Я могла бы бить кулаками об пол, у меня хватило бы сил. Я могла бы… и не могла одновременно.

- После того, как выпьешь кровь дракона, - продолжил Квилл спокойно, и каждое его следующее слово забивало следующий гвоздь в крышку моего гроба. – На тебя перестанут действовать любые привороты. В каких количествах ты бы их не пила. Даже можешь питаться только ими. Яды будут значительно ослаблены. Любые воздействия на твой разум, вроде тех… с пыльцой, они тоже перестанут работать. Всё то, что раньше могло бы … привести к неприятным последствиям, после крови дракона тебе никак не навредит. Руж, ты это сделаешь.

- Ты не посссссмеешшшш…

Я впервые слышала, как звучит шипение разъярённого дракона. Он уменьшился обратно, до размеров быка, но от его ярости всё вокруг вибрировало. Даже воздух, превратившись в марево, какое бывает в пустыне при жаре, колебался. Я невооружённым взглядом могла рассмотреть вот это… движение частиц.

Почему он так сердится?!

- Руж. Успокойся.

- Это моё.

«Моё»? Не «моя». Не «она»? Это?! Он назвал меня это?!

Кулаки сжались сами собой. Причастность меня перестала радовать мгновенно. Кровь раскалилась и вскипела прямо в жилах. Глаза, не знаю, могли стать и красными. Почему-то так получалось, что, если я достаточно серьёзно выходила из себя, у меня лопались в глазах мелкие сосудики.

Вот сейчас чешуйчатая ящерица назвала меня «это»?!

- Ола! – Квилл кинулся наперерез, схватил меня за плечи, дёрнул назад. А потом, видя, что эффекта нет, круто повернул, заставив уткнуться лицом ему в плечо, погладил меня по голове, как маленькую-маленькую девочку. – Ола, тебе нельзя выходить. Если ты выйдешь из шатра, выбор сделают за тебя!

Выбор? За меня? Он считает, что меня снова позвал кто-то с улицы?

Моя собственная злость стихла так же мгновенно, как и появилась. Нет, я могу держать себя в руках.

Да, кто там меня зовёт?! Надоел! Заткнись, собака! Подавись чем-нибудь, что ли!

- Руж. Если она сойдёт с ума, если она будет несчастлива – ты себе этого не простишь, - Квилл продолжал прижимать меня к себе. – Ты не сможешь сам себя отпустить. Будешь винить. Мы помним, чем закончилась прошлая история. Мы помним оба. Ты тогда девчонку видел от силы пару минут. А Ола для тебя стала уже другом.

- И ты хочешшшш у меня отобрать…

- Нет, нет, - Квилл покачал головой. – Я хочу спасти вас обоих. Я не представляю, что будет, если ты будешь её хоронить. Не упрямься, Руж. Не надо. Не стоит. К тому же, это будет честно. До этого всё делала, Ола. Твоя очередь.

- Она будет меня боятьсссся.

- Да.

Я вскинула глаза на Квилла. Кровь горела, билась набатом в груди. Душно. Жарко. Ощущение было такое, что внутри что-то ломается, что-то… что-то…

- Руж!

- Я понял… Ола… Просссссти…. Прощай…

Последнее слово звучало так болезненно, так горько и так отчаянно, что я потянулась к дракону, изо всех сил желая, чтобы не случилось того, о чём говорил он и Квилл, чтобы… чтобы…

Выпить крови дракона?!

Выпить крови?!

Эти идиоты не понимают слов?! Их значений?!

Этот идиот! Чешуйчатый! Крылатый птах! Он меня облил своей кровью с ног до головы!

И всё изменилось. Всё сломалось, разрушилось и собралось заново.

Я в дичайшем испуге металась по комнате, пытаясь сообразить, что происходит, откуда что льётся, что вот это вообще за чешуйчатое огромное страшное (кровь попала и в рот), это самое страшное куда-то смоталось.

Мой надсмотрщик стоял у выхода, не поворачиваясь ко мне, потом махнул рукой. И на этот раз вода пришла снизу. Не накрыла меня, просто поглотила, окружила, заперла в высоком водном столбе, поболталась вокруг, отмывая, и пропала, оставив меня сухой, злой и раздражённой.

Квилла я с дороги отстранила, сама. И пока этот чудик попытался что-то сказать, заткнула его рот рукой. Что-то меня заморочки их на «не прикасайся», начали крайне доставать. Кто там следующий? Пошли, женишки! У «невесты» закончилось терпение. Невеста ещё сможет помолчать немного, а потом пойдёт в разнос и в развал, и следующий, кто попадётся мне на глаза… в общем, не гарантирую, что он после этого уйдёт в живых.

Так что продолжаем кулинарный конкурс. Ола, держись. Зубы сцепить, кулаки сжать. Ты хорошая девочка. Ты хорррошая девочка!

Не сбивайся на шипение, как страшное чешуйчатое, или того хуже на рычание.

- Следующий, - пропела я, медово улыбаясь.

Ой, кажется, лучше не улыбаться. Квиллу почему-то плохо стало!

Красная карточка. Свободен! Красная карточка. Свободен!

Белая карточка.

Белая.

Красная!

Белая…

Красная!

Белая… Белая?! Белая!

Неужели, почти всё?! Остались ещё двое, и всё это жуткое действо закончится.

- Столь прекрасные глаза и почему-то в них такая отчаянная боль…

У этого претендента был очень тихий голос.

- Я не претендую на вашу руку, лэри Ола, - передо мной на стол опустилось горячее мясное блюдо, чем-то посыпанное, дивно пахнущее. На мгновение даже проснулся интерес, и к блюду, и к прибывшему. – Признаться, я очень честолюбив. И куда больше меня интересует ваше сердце.

- Вообще-то, - хрипло пробормотала я, - путь к сердцу мужчины лежит через желудок.

- От моей еды, - мужчина качнулся ко мне, опираясь на край стола. – Ещё никто, никогда не отказывался. Поэтому, лэри, пробуйте. Пробуйте.

- Это…

- Знаете, лэри, даже если я не пройду сейчас в другой тур – не страшно. Главное, что вы сейчас сможете спокойно поесть.

Честно, я ему не верила, этому спокойному типу. Но стоило мне попробовать… Ооо!!! Это было просто великолепно и восхитительно. Не остро, но пряно и душисто.

- Имя? – дожевав кусочек, я подняла глаза на претендента, вручая ему белую карточку. – Могу я узнать заодно ваше имя?

- Нет, лэри. Если завтра вдруг вы меня выберете, я представлюсь вам, как полагается. А сегодня я просто сделал пару шагов в сторону вашего сердца. Моё почтение…

И невозможный мужчина, чуть склонившись, просто вышел. А я смотрела ему вслед, заворожённая грацией и достоинством, с которым он себя вёл.

Последняя белая карточка ушла предпоследнему жениху, я, напоминая себе объевшуюся пиявку, валялась на мягком ковре и мучительно раздумывала, насколько правомочно будет попрошайничать взять меня на ручки. Словно кошка я нежилась в потоке яркого света и идти собственным ходом мне жутко не хотелось. Было лениво, было сонно, было так хорошо…

- Ола?

Открыв один глаз, я его тут же закрыла. Квилл – это не интересно, и это, я бы даже сказала, безопасно. Можно спокойно спать дальше.

- Ола, проснись. Я знаю, что тебя клонит в сон, но тебе нужно перебраться в замок. Эту башенку сейчас будут разбирать. Пойдём.

Открыв глаза, я кивнула и глаза снова закрыла. Я совсем не капризничаю, просто, просто… почему-то так в сон клонит!

- Ола! Ну, Ола, же.

- Кви-и-илл! А можешь для меня немного нарушить правила?

- Никаких нарушений! – рассердился мужчина, поднимая меня на ноги за шиворот. – Поспать ты можешь и в своей комнате. Пойдём.

- Иду, я, иду! Не обязательно так варварски меня переносить! Я же…

- Что ты же?

- Не знаю… - зевнула я, послушно двигаясь вслед за надсмотрщиком.

Башенка прекратит своё существование до следующего мероприятия на городском ристалище.

И эти лестницы, и эти комнаты. И эти столы, на которых ещё минуты назад готовили претенденты…

Я споткнулась в тот самый момент, когда мы вышли из башни на полянку. Споткнулась и застыла, ошеломлённо глядя на шоколадный торт с орешками, покрытый кофейной глазурью. Большой, размером с пару столов, поставленных друг на друга. Выглядящий изумительно вкусно. Вот только… почему я плачу?!

Горькие слёзы катились по щекам, не останавливаясь ни на миг.

Я не смогла успокоиться ни сразу, ни потом, я не смогла уснуть, после того, как увидела этот торт.

Я так и проплакала до утра, не зная почему, не зная отчего, понимая только, что мне больно настолько, что слёзы остановить невозможно… Словно сердце разбито в мелкое крошево, и каждая крупинка ранит сейчас вместе и по отдельности.


↜ Предыдущая глава || Следующая глава ↝

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2020