И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Невеста дракона

Глава 29. Похищение


Я была бы бесконечно благодарна, если бы кто-нибудь соизволил объяснить, какая лажа вокруг меня сейчас происходит! Условно говоря, я могу понять, что вокруг точно неправильное место. С другой стороны, что именно это за место – большой и страшный вопрос. И главное, где я! И с кем?!

Рядом не было ни Ружа, ни Квилла, ни Найтмера, ни Шейда. И мы, вне всяких сомнений, куда-то двигались. Мы? Я не одна?

Нет, с учётом того, что сама собой я никуда из лагеря деться бы не смогла, очевидно, что рядом кто-то должен быть. К тому же, даже если бы и могла, как бы я себя связывала? А ещё взгромождала на коня и накрывала сверху какой-то плотной, потной и воняющей гадостью! Аааа! Мне это не нравится!

Тут душно и меня мутит!

Желудок поселился где-то в горле, отравляя жизнь и наполняя рот кислотой. И даже не сплюнуть, во рту кляп.

Что за жизнь пошла?! Я думала, все неприятности закончились после того, как мы разобрались с сестрёнкой Шейда. А что в итоге?! Мало того, что мучали, издевались, пытались убить, так теперь ещё вот похитили! И не понять кто, не понять ради чего и что вообще с этим делать!

Новый накативший спазм был так силён, что от мыслей, любых мыслей, пришлось отказаться в пользу укачивания себя любимой и уговоров в духе: «всё хорошо, всё хорошо, всё спокойно, не тошнит, всё светло и спокойно».

Обычно такой аутотренинг я совмещала с наложением рук на больное место, но тут такой возможности не было. А я бы не отказалась немного себя пожалеть, раз другие не жалеют.

То, на чём мы ехали, остановилось резко. В голову ударила кровь, накатил новый резкий приступ тошноты.

Кляп из моего рта выдернули, я хватанула воздух, и… лучше бы я не дышала. В смысле вообще.

В воздухе царил запах гнили и разложения.

Меня не вывернуло, было просто нечем, я схватилась за горло, ощущая, что задыхаюсь. Тот, кто меня своровал, даже не подумал прийти на помощь, а спохватился, что это не игра на публику, только когда я начала синеть. И только когда воздух вокруг меня посветлел, причём не только в обонятельном смысле, я увидела, наконец, своего похитителя.

Возможно, этого стоило ждать, но для меня это стало очень большой неожиданностью. И всё, на что меня хватило, было изумлённое:

- Ты?!

Глайс, сверкнув зеленью глаз, осклабился:

- Удивлена, правда? Никто не ждал. Вы все были настолько выбиты из колеи, что убийцей оказался Шейд, что в Воздушном дворце под его видом училась женщина, его сестра, что дружно не ждали подвоха от меня.

- Леший, - пробормотала я. – Ты специально ждал в Лесу кошмаров, заблаговременно создав ловушку.

- Именно. Никаких намерений агрессий, чтобы не призвать кота. Они будут спать в безопасности, все эти… людишки, но они будут спать очень, очень долго. Часы. Дни. Пройдут года, века. А они все будут спать.

По коже прокатилась ледяная дрожь. Страхом обуяло от души. Глайс не угрожал, он говорил спокойно и расчётливо. Это было будущее, ещё пока не сбывшееся, но от того менее реальным не становящееся.

- Ты не берёшь в расчёт меня! Я могу кому-нибудь рассказать.

- Даже если допустить, что ты с кем-то познакомилась, пока бродила под плотным присмотром, под плотной опекой своего надзирателя. Даже если допустить, что у тебя есть способ связи с этим знакомым, то вынужден огорчить. Трупы не разговаривают. А в мои планы ты живая не входишь.

Вот так приплыли! А как же вся эта возня с невестами?!

Задав этот вопрос лешему, я получила куда более нежданный ответ, чем те, что пришли мне в голову, стоило только услышать о том, что меня собирается этот «милый» паренёк убить.

- Да я с самого начала не был в этой истории и в тебе заинтересован. Мне просто нужно было подобраться к иномирной крови. Не собирался я входить в число твоих женихов. Мне это было не интересно и совершенно не нужно. Я собирался подождать весь караван в лесу, а потом просто аккуратно изъять «невестушку». С самого начала всё пошло не так. Пришлая девчонка и дракон. Да такое рассказать даже никому нельзя, чтобы не засмеяли! А у меня на глазах разворачивался роман. Такая любовь, такая любовь! – он сплюнул. - Голубки, сердечки! Я своим глазам, своим ушам не мог поверить. Да что там ушам! Я задумался даже о том, чтобы оставить тебя в покое и подождать следующего шанса. Особенно, когда наш чешуйчатый наставник так зрелищно примчался тебя спасать и говорил такие громкие фразы!

- Это был ты, - поняла я, - это твоя ледяная ловушка чуть не угробила Квилла!

- Что ты, - Глайс захохотал, он не просто хохотал, он согнулся пополам, по его щекам текли слёзы, а он никак успокоиться не мог. Где-то краем сознания я отметила, что это больше похоже на откат адреналина. Он тоже психовал, он тоже нервничал. Могу ли я это использовать? Нет. Пока нет.

- А что я?

- Чтобы убить этого типа, нужно что-то куда более весомое, детка. Он бы просто оцепенел и не смог бы помешать тебя забрать. И не более того. Я не собирался его даже ранить. Я ещё не настолько хочу умереть. Этот тип своей смертью может доставить куда больше неприятностей, чем он же своей жизнью.

- Что изменилось? – спросила я тихо.

- Да ничего! Ничего не изменилось, - по глазам лешего я поняла, что сейчас он мои раны щедро присыплет солью. Попробовала удержать себя в руках. И не получилось. То, что он задумал сказать и о чём напомнить – было куда больнее. – Дракон ведь от тебя отказался! Я был рядом, я был рядом очень долго, и я хорошо ощутил, что он не захотел даже принимать твою любовь. Бедная, бедная малышка. Он так легко тебя выбросил! Это притом, что ты так долго старалась избежать этого! Даже самые глупые из «женишков» поняли, что свеженькая невеста дракона влюблена на самом деле в дракона! А он один всё никак не хотел замечать очевидного! Это было так смешно! И, конечно, было ещё немного, самую-самую малость, жаль тебя. Я тебя сейчас и пожалею. Ты умрёшь быстро, безболезненно.

- То, что хочешь ты, можно достичь только моей смертью и нельзя получить, даже если сделать меня своей женой? – смогла я из себя выдавить из последних сил.

- Точно! – обрадовался Глайс. – То, что я хочу, нельзя получить простым сбросом магии. Совсем нельзя. Ола, - в голосе безумца, а сейчас по-другому охарактеризовать Глайса я бы не смогла, зазвучали доверительно-соблазняющие нотки. Он уже не смеялся, говорил серьёзно, вдумчиво, обстоятельно. И от этого было только страшнее. – Я бы тоже предпочёл, чтобы ты осталась жива. Совершила пару выдающихся подвигов, вопреки всему получила бы дракона. Была бы рядом с ним. Да даже вышла бы за него замуж! Конечно, семейной жизни бы у вас не вышло. Но это было бы комично. А ещё я бы даже не отказался посмотреть на твои унижения во время учёбы в Воздушном городе. Но ты иномирная кровь. Я хочу именно её. Всю ДО последней капли. Потому что только с её помощью, я смогу снова стать живым. Лесницы – мёртвые девы. А вот дети, что у них рождаются, мёртвые только наполовину. В ночь совершеннолетия у нас есть возможность стать живыми целиком. Нужно только принести жертву. Раньше жертвы были другими. А сейчас наш стихийный дух-покровитель принимает только горячую иномирную кровь.

Я молча смотрела на Глайса. Я совсем не хотела умирать, но… Разве я могу что-то сделать? Кроме как не сдаваться, не сдаваться ни в коем случае и найти способ сбежать.

- Куда ты меня потащишь?

- В Очарованный лес, - голос Глайса прозвучал певучим раскатом. Он не говорил! Он пел! – Там, где белые лотосы парят в небе, там, где на стволах деревьев дома нашего народа. Там, где зелёное всё – даже воздух и небо, там, где не найти от него спасения. Там в круге золотых мухоморов от зари до зари танцуют мои сестры, звучит флейта, и им никуда не сбежать, не вырваться из этого танца. Рассвет озарит поляну, и из капель крови, которые останутся там, где они танцевали, прорастут новые лотосы. И всё повторится.

- Лотосы, - повторила я тихо, вспоминая самое начало, тот самый день, когда кто-то пытался вызнать моё истинное имя, а я назвала его дракону. – Это тоже был ты.

- Конечно! Видишь, ещё меньше тайн! – леший хохотнул. – Каково тебе ощущать, что всё, всё что с тобой случилось, лишь проявление чужих попыток на тебя повлиять, а, Ола?

- Не всё! – упёрлась я неожиданно даже для себя. – Дракон!

- Что дракон, Ола? Что? Дракон себе на уме, он вещь в себе. Сколько бы ты ни мечтала, сколько бы ты ни пыталась, ты ни за что не найдёшь к нему ключи. Потому что их нет! Он не случайно тот, кто стоит за всем этим. Он тот, из-за кого тебя привели на Рехант. И вне всяких сомнений, он истинная причина всех! Всех твоих бед. Это с его молчаливого разрешения тебя травили приворотными зельями. Тебя пытались убить с его молчаливого попустительства! Если бы он был немного умнее, если бы только он хотел тебя защитить, сколько бы боли ты избежала, а? Стоило только ему обратить внимание, что ты не такая, как все, что ты другая! Ничего бы этого не было! Ты была бы уже женой дракона!

Каждое слово Глайса вонзалось в моё сердце ржавым ножом и там проворачивалось. А леший не умолкал.

- Он испугался ответственности. Он испугался необходимости принимать решение. Быть за кого-то в ответе. Он испугался того, что полюбит хрупкого человечка, а через пару лет испытает всю горечь от твоей смерти. Он просто трус!

Не знаю, чего пытался Глайс добиться на самом деле. Что он своим прочувственным монологом пытался до меня донести. У него отлично получилось кое-что куда более важное, интересное и страшное немного тоже.

На последнем слово у меня снесло крышу.

И первое, что всплыло в моей голове – был родной мир, мир, в котором я родилась, и мама, с нежной улыбкой говорящая: «Милая, только не сердись! Держи себя в руках, девочка моя. Держи! Даже если больно и страшно! Иначе в следующий раз я не знаю, успею ли вовремя, чтобы свести ущерб к минимуму. Конечно, я всё исправлю. Конечно, я снова заблокирую твою память, но лучше до такого не доводить».

Там я оглядывалась по сторонам, а в зданиях вокруг не было ни одного целого окна.

Что?! Что это было?!

Понимание ушло, развеялось.

Глайс скалился мне в лицо.

И я осознала. Он даже не думал вызвать во мне какую-то реакцию. Он просто надо мной глумился. Просто потому что мог!

Кажется, я даже услышала хруст, с которым переломался хребет моего терпения. Леший разглагольствовал, размахивал руками, я его не слушала, просто смотрела на верёвки, которыми были опутаны мои руки. И когда те задымились, даже не стала удивляться. Возможно всё, особенно, в мире магии. Особенно, когда рядом такой бесячный тип, которому настолько нестерпимо хотелось врезать!

Верёвки упали в болотную жижу, я разняла руки. Верёвки на ногах упали сами. Глайс ещё не замечал, что я освободилась. Естественно, я не собиралась его бить, я благовоспитанная девушка. Но желание стереть эту похабную усмешку с его лица было чудовищно сильным.

Не знаю, что там за выражение было у меня самой, но когда Глайс, наконец, обнаружил, что я больше не связана, и увидел, что я совсем рядом, он даже не задумался! Он мгновенно спустил на меня какое-то проклятье.

Магическая волна прокатилась по мне стремительно, окрашивая мир вокруг в чёрный цвет. Болотная жижа под ногами, редкие кочки и чахлые деревца, что-то костяное, под нами, расчерченное на дольки-квадратики – всё стало чёрным.

Леший, поняв, что натворил, заполошно дёрнулся, от души ругаясь и проклиная уже кого-то. А я в бессилии смотрела на приближающуюся смерть. Мягко, исподволь.

«Что стоим?» - заметил в моей голове яростно-весёлый голос. – «Умирать будем или побарахтаемся ещё немного?»

«Живой клинок?!»

«Именно! Просто позови меня, и я приду! Позови истинным именем!»

Клинок мне не представлялся. Да и Найтмер, передавая его мне, ничего не говорил, ничего такого.

Но нужные слова на язык прыгнули сами, будто где-то на границе сна и яви я уже однажды слышала это имя.

«Откликнись на мой зов, Стальной ветер!» - шепнула я тихо, и он пришёл. Кинжал появился в моей руке за мгновение до того, как страшная тьма обрушилась уже на меня саму!

Сверкающий серебряный росчерк эту тьму прорезал, и неожиданно оказалось, что мы, как это ни странно, живы. Местами поцоканы, местами подпалены, но никаких серьёзных повреждений!

Даже заставляет порадоваться за собственную удачливость.

Глайс, обнаружив меня и клинок в моей руке, только присвистнул:

- Я уже успел поставить точку на своих милых мечтах, а ты, на тебе, живая! Ола, лапонька, да ты меня умиляешь и восхищаешь всё больше!

Всё. Если и есть то, чего я не переношу с детства, так это вот такие уменьшительно-ласкательные выверты языка и иже с ними.

На брудершафт с этой мразью я не пила. Разрешения меня так позорно именовать и подавно не давала. И вообще почему я торчу на болоте вместо того, чтобы заняться тем, что меня волнует куда больше?! Я бы может уже давно нашла бы этого двуликого стихийного духа! И уже успела бы… много чего успела!

Крак!

Глухой треск под ногами заставил Глайса дёрнуться и отступить.

Тот чёрный квадрат, на котором он стоял, раскололся, как переспевший арбуз.

Крак! Новый треск, и новый квадрат лишился своей целостности, и пока леший откровенно недоумевал, что происходит, неприятные чудеса только начинали набирать обороты.

Буль, буль, буль!

Носа коснулся запах тины, а вслед за этим вода в болоте вскипела огромными пузырями-нарывами, затянулась паром, словно простыней. Болото кипело! Я же, сжав кулаки, пыталась перестроиться и доказать себе, что всё мило и очень прекрасно, что я должна немедленно взять себя в руки, просто обязана!

И вокруг вообще ничего нет такого! Мне всё это грезится, чудится! Глючится, наконец!

- Ты! – полный безумия взгляд Глайса обратился на меня.

Я вот не поняла, этот зелёненький полудурок решил, что я буду спокойно ждать, пока он меня убьёт?! Может мне себя ещё и обратно связать, чтобы его одуревшему величеству было удобнее, а?!

- Кажетссссся, - сбилась я на шипение.

Мозг отметил, что я определённо переобщалась с драконом и алиском, чуйка грустно добавила, что нам же теперь их и спасать придётся. Только сначала нужно было что-то сделать с похитителем.

Пока я и к этому сирому и убогому не прониклась сочувствием! Там, тяжёлое детство, игрушки из тины, рыбья диета, недостаток внимания, без своей комнаты. Потом определённо его ещё и шпыняли во время обучения. Короче, всё плохо. Очень плохо. Может, его прибить тут, а? Заодно сделаю доброе дело…

- Так не бывает, - пробормотал Глайс. Отступать ему было некуда. Он смотрел на меня перепуганными расширенными глазами, а меня это только злило.

Почему все?! Все считают меня тихой милой малышкой, которая хладнокровная уже до той степени, с которой начинаются отклонения в психике и девиантное поведение! Ярость кружила голову.

- Я никогда не говорила, что у меня в рукаве не найдётссся пары козырей, - процедила я сквозь зубы. – Это вы невесссть сссс чего решили, что раззз невессста дракона, значит никакой магии. Я ведь ни разззу этого не подтвердила! Так что…

Я не управляла происходящим вокруг безумием, я просто была его центром. Болото бурлило, шипело, ветер крепчал, деревца уже не просто гнулись. Вырванные с корнем, они летали вокруг, покрываясь на глазах огненными всполохами.

- Ларчик с сюрпризом, - пробормотал Глайс.

Пригнуться он успел в последний момент, когда уже первое из деревьев пошло на таран. За ним второе, третье, четвёртое. Леший только и успевал вертеться. Не то, чтобы у него хорошо получалось, но вскоре он получил пару прорех в одежде, а затем ещё и пару проплешин в дивной шевелюре.

Жалко не было. Ни капельки, ни капелюшечки. В голове, скорее, мелькнуло совершенно мстительное, что так ему и надо. А потом случилось вполне ожидаемое. Ну, насколько это возможно в моей ситуации.

Я ведь не знала о магии ровным счётом ничего.

Глайс ей учился много лет.

Там, где меня несло на волнах истерики, он действовал собранно и абсолютно чётко. Он действовал так, словно не я, а магия вокруг меня была диким зверем, а он – её укротителем.

И магия поддалась. Покорилась. Свилась тонкой пружиной у его ног.

И я, понимая, к чему идёт дело, отпустила клинок, не желая отдавать своё единственное оружие в руки лешему.

Спрятать вовремя успела, а вот защититься – уже нет.

Это была магия. Она обрушилась болезненным покровом, лишившим меня возможность думать и дышать. Я видела всё со стороны, но была выбита из собственного тела. Я могла лишь бессильно наблюдать, как моё тело заваливается вперёд, как Глайс бережно подхватывает свой сосуд драгоценной кровью.

Я парила над телом и видела, как странный плот (это же не может быть мёртвая гигантская черепаха, да?!) двигался по болоту. Я не ощущала ни голода, ни холода, ни страха, ни злобы, ни раздражения, ни интереса. Я не ощущала ничего.

Мне было… Да никак мне было! Я покорно плыла вслед за телом, даже не помышляя о бегстве, даже не думая о том, что я могу что-то сделать.

В своё тело вернуться не могла, меня не пускало. Я не могла ни удалиться, ни приблизиться. Я была рядом, воздушным шариком на невидимой верёвочке. Но не настолько, чтобы попытаться на что-то воздействовать. Здесь и сейчас я была скорее привидением, и всё, что могла, это перебирать память, пытаясь вспомнить хоть что-то ещё. Ведь там, в том эпизоде с разбитыми стёклами, мама же сказала «опять».

Рот открылся у меня-призрачной сам собой. Э?! Это что я пропустила в своём пограничном состоянии? Опять?! Исправит?! Мама – маг???

Но тогда, тогда… что же это получается? Она действительно всё знала? Она действительно прощалась со мной! Просто не стала ничего заранее объяснять, поскольку знала, как я отношусь ко всему мистическому? Но почему? Почему? Как же так?!

Как же так могло получиться?!

Ответов на свои вопросы я не получила, некому было отвечать. Зато я услышала музыку. Флейту и барабаны. Они звали, манили, уговаривали, и защитная преграда на моём теле таяла, пока душа возвращалась обратно.

Мелькнул мимо взгляда один ведьмин круг – из поганок, за ним второй из мухоморов, третий, четвёртый…

Глайс шёл размеренно, держа меня на руках.

Обидевшаяся гигантская черепаха отплывала от берега.

Всё вокруг казалось бредом, фарсом. Но ощущение только усилилось, когда кто-то очень-очень знакомый звонко и насмешливо сказал:

- Доставил? Молодечик! А теперь можешь быть свободен.


↜ Предыдущая глава || Следующая глава ↝

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2020